Идея народности в воспитании К.Д.Ушинского - файл n1.doc

Идея народности в воспитании К.Д.Ушинского
Скачать все файлы (89 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc89kb.01.02.2014 04:09скачать

n1.doc



План.

1. Идея народности и воспитания центральная идея педагогической теории К.Д.Ушинского.

2. Проблема общечеловеческого и национального в воспитании по Ушинскому.

3. Роль родного языка в воспитании.

4. Учебный план начальной школы в свете разработанной К.Д.Ушинским теории народности в воспитании.

5. Идея народности в учебных книгах К.Д.Ушинского для начальной школы.
1. Идея народности и воспитания центральная идея педагогической теории К.Д.Ушинского.

В основе педагогической системы Ушинского лежит идея народности. «Есть одна только общая для всех прирожденная наклонность, на которую всегда может рассчитывать воспитание: это то, что мы называем народностью... воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных на абстрактных идеях или заимствованных у другого народа... Всякая живая историческая народность есть самое прекрасное создание божие на земле, и воспитанию остается только черпать из этого богатого и чистого источника», — писал Ушинский в статье «О народности в общественном воспитании» (1857).

Под народностью Ушинский понимал своеобразие каждого народа, обусловленное его историческим развитием, географическими, природными условиями.

Создавая русскую педагогику, Ушинский считал невозможным подражать или механически переносить в нее принципы воспитания других народов. Каждый народ создает свою собственную систему обучения и воспитания со своими национальными чертами и творческими проявлениями. При этом педагог не отрицал возможности использовать достижения в области педагогики других народов, разумно преломляя их к своим национальным особенностям.

Народность воспитания в трактовке Ушинского раскрывается как принцип преобразования всей системы образования на основе связи с жизнью народа.

Отсюда и требования:

- воспитание должно быть самобытным, национальным;

- дело народного образования должно находиться в руках самого народа, который бы занимался его организацией, руководил и управлял школой;

- народ определяет содержание и характер воспитания;

- все население должно быть охвачено просвещением, общественным воспитанием;

- воспитание женщин наравне с мужчинами;

- подлинная народность выражается, прежде всего в родном языке. Гимном родному языку является статья Ушинского "Родное слово", написанная вдохновенно, эмоционально. В ней он сравнивает язык народа с распускающимся цветом всей духовной жизни нации, утверждая, что в языке одухотворен народ и его родина, что язык - самая живая связь, соединяющая отжившее, живущее и будущее. Родной язык является лучшим средством воспитания, который учит естественно и успешно, откуда идет духовное, нравственное и умственное развитие.

- принцип народности связан и с задачами формирования личности, и с воспитанием у детей любви к родине, своему отечеству, гуманности, правдивости, трудолюбия, ответственности, чувства долга, воли, чувства самолюбия в его правильном понимании, эстетического отношения к жизни. Все эти качества исходят от народа и соотносятся с его характером и традициями, помогают формировать национальное самосознание народа.

- принцип народности должен быть реализован через преподавание в школе отечествоведения: истории своей страны, географии, изучение русских писателей и поэтов (литература), природы России и др.

Идея народности воспитания, всесторонне обоснованная Ушинским и получившая в 60-х годах большой общественный резонанс, была одним из ярких проявлений роста национального самосознания. «Общественное воспитание, - писал педагог, - которое укрепляет и развивает в человеке народность, могущественно содействует развитию народного самосознания». Оно оказывает «сильное и благодетельное влияние на развитие общества, его языка, его литературы, его законов, словом, на всю его историю» (II, 162).

Народность в воспитании - это педагогическое преломление ведущего социального лозунга эпохи падения крепостного права - идеи служения народу.

Требование народности воспитания, народности школы выступало у Ушинского как требование демократизации образовании, приведения его в соответствие с интересами и потребностями народа. Школа, по глубокому убеждению педагога, должна быть не только доступна народу, народ сам должен ею управлять.

«Народная школа, - писал Ушинский, - может широко и беспрепятственно развиваться только тогда, когда о развитии ее будет заботиться тот самый народ, которому она нужна...» (III, 611).

К. Д. Ушинский подчеркивает, что одной из характерных черт воспитания русского народа является развитие у детей патриотизма, глубокой любви к родине. Поскольку лучшим выражением народности, по его мнению, является родной язык, в основу обучения русских детей должен быть положен русский язык; обучение в начальной школе должно также хорошо ознакомить детей с русской историей, географией России, с ее природой.

К. Д. Ушинский указывал, что русский народ проявлял и проявляет большую любовь к родине, доказав ее подвигами в борьбе с польскими интервентами в начале XVII века, в Отечественной войне 1812 года, в Крымской кампании 1853—1855 годов. Однако это чувство, «пробуждающееся по временам с истинно львиной силой», по мнению Ушинского, вспыхивает у некоторых людей лишь порывами, когда родине угрожает опасность. Основанное на народности воспитание должно приучить проявлять этот патриотизм всегда, повседневно, при исполнении гражданами своего общественного долга.

Это воспитание призвано развить у детей чувство национальной гордости, чуждое, однако, шовинизму и сочетающееся с уважением к другим народам. Оно должно воспитать у детей чувство долга перед родиной, приучить их всегда ставить общие интересы выше личных.

Ушинскому была свойственна неиссякаемая вера в творческие силы русского народа. Благодаря своей мощи, отваге, стойкости русский народ выдержал монголо-татарское иго и избавил от нашествия монголо-татарских полчищ Западную Европу; неоднократно спасал он независимость родины от посягательств иноземных врагов. Ушинский писал, что сам народ создал «тот глубокий язык, глубины которого мы и до сих пор еще не могли измерить; что этот простой народ создал ту поэзию, которая спасла нас от забавного детского лепета, на котором мы подражали иностранцам; что именно из народных источников мы обновили всю нашу литературу и сделали ее достойной этого имени».

Будучи глубоко уверен в могучих творческих силах русского народа, Ушинский выдвинул требование, чтобы дело народного образования было предоставлено самому народу, и оно было освобождено от тягостной и тормозящей его развитие правительственной опеки. «Кто хорошо знаком с историей России, тот ни на минуту не задумается вручить народное образование самому же народу», — писал Ушинский.

Итоговый вывод Ушинского по проблеме народности воспитания был четко сформулирован в следующих словах: «Воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных на абстрактных идеях или заимствованных у другого народа». «Только народное воспитание является живым органом в историческом процессе народного развития». «Воспитание, если оно не хочет быть бессильным, должно быть народным» (II, 160—161).

2. Проблема общечеловеческого и национального в воспитании по Ушинскому.

В статье «О народности в общественном воспитании» он начинает, поэтому анализ воспитания в духе народности с характеристики тех черт, которые исторически сложились у различных народов. Ушинский дает меткую характеристику и глубокий анализ французского, английского, немецкого и американского воспитания. Особенно подробно он останавливается на критике реакционной немецкой педагогики того времени, на которую ориентировался царизм. Ушинский доказывал крайнюю нецелесообразность механического перенесения этой педагогики на русскую почву.

В методологическом плане принцип народности воспитания выступал как коренная закономерность развития образования - школа и воспитание должны строиться прежде всего в полном соответствии с особенностями и потребностями своей страны. Резко критикуя сторонников механического заимствования зарубежного опыта, К. Д. Ушинский писал: «Мы... усваиваем те и другие воспитательные начала Запада и под влиянием их хотим преобразовывать и устраивать наше народное образование. Редко мы даем себе отчет, из какой общей идеи вытекают эти разнообразные правила», и наивно удивляемся, когда, прилагая их у себя, находим, что они друг другу противоречат. Между тем если дать себе труд извлечь эту основную, общую идею, то вывод, по мнению Ушинского, будет вполне определенным.

«Воспитательные идеи каждого народа, - формулировал он этот вывод, - проникнуты национальностью более, чем что-либо другое, проникнуты до того, что невозможно и подумать перенести их на чужую почву». Заимствуя безоглядно эти идеи, «мы переносим только их мертвую форму, их безжизненный труп, а не их живое и оживляющее содержание» (III, 32-33). «Вникнув в воспитательные идеи западных народностей, - замечал Ушинский, - мы увидим еще, что часто хотим привить к нам то, что не есть собственно даже идея, а только оставшийся иногда бессознательно след истории того или другого западного народа» (III, 33).

Требуя создания национальной школы и направляя усилия педагогов к раскрытию национальных «воспитательных идей», Ушинский не отгораживал русскую школу и русскую педагогическую науку от зарубежной педагогической мысли. Наоборот, он всемерно стремился научно осмыслить реальные пути и возможности обогащения русской педагогики и школы достоянием мирового педагогического опыта. Но поиски источников и средств этого обогащения были подчинены ведущей, генеральной идее: потребности русского образования, русской школы, русской науки становились фильтром в сложном процессе ассимиляции педагогических идей.
3. Роль родного языка в воспитании.

В тесной связи с народностью как основой воспитания в педагогической системе Ушинского стоит вопрос о воспитательном и образовательном значении родного языка.

Обучение детей родному языку, по мысли Ушинского, имеет три цели: развитие той «врожденной душевной способности, которую называют даром слова»; введение детей в сознательное обладание сокровищами родного языка и объяснение им «логики этого языка, т. е. грамматических законов в их логической системе». Эти три цели, замечал Ушинский, «достигаются не одна после другой, но совместно» (V, 333). Чтобы вполне уяснить способы и средства их достижения, педагог должен «прежде понять, хорошо, что такое язык народа, которому мы хотим учить» (V, 344).

В замечательной статье «Родное слово» Ушинский писал: «Язык народа — лучший, никогда не увядающий и вечно вновь распускающийся цвет всей его духовной жизни, начинающейся далеко за границами истории. В языке одухотворяется весь народ и вся его родина; в нем претворяется творческой силой народного духа в мысль, в картину и звук небо отчизны, ее воздух, ее физические явления, ее климат, ее поля, горы и долины, ее леса и реки, ее бури и грозы — весь тот глубокий, полный мысли и чувства голос родной природы, который говорит так громко о любви человека к его иногда суровой родине, который высказывается так ясно в родной песне и родных напевах, в устах народных поэтов. Но в светлых, прозрачных глубинах народного языка отражается не одна природа родной страны, но и вся история духовной жизни народа... Язык есть самая живая, самая обильная и прочная связь, соединяющая отжившие, живущие и будущие поколения народа в одно великое, историческое живое целое. Он не только выражает собою жизненность народа, но есть именно самая эта жизнь. Когда исчезает народный язык,— народа нет более!» Родной язык, как указывал Ушинский,— это не только лучший выразитель духовных свойств народа, но и лучший народный наставник, учивший народ еще тогда, когда не было ни книг, ни школ. Усваивая родной язык, ребенок воспринимает не одни только звуки, их сочетания и видоизменения, но и бесконечное множество понятий, воззрений, чувств, художественных образов.

«В постройке миросозерцания» учащихся, отмечал Ушинский, преподавание родного языка имеет особое значение. «Родное слово есть именно та духовная одежда, в которую должно облечься всякое знание, чтобы сделаться истинной собственностью человеческого сознания» (V, 356). Вводя ребенка в мир народного языка, педагог вводит его «в мир народной мысли, народного чувства, народной жизни, народного духа» (V, 345), и «чем глубже вошли мы в язык народа, тем глубже вошли в его характер» (II, 561).

К. Д. Ушинский подчеркивал, что изучение родного языка должно являться одной из основных задач школы, если эта школа служит интересам народа. Он решительно выступал в защиту языка национальных меньшинств, изгоняемого самодержавием из национальных школ, и требовал, чтобы обучение осуществлялось на родном языке учащихся. «Нет насилия более невыносимого, - заявлял Ушинский, - как то, которое желает отнять у народа наследство, созданное бесчисленными поколениями его отживших предков» (II, 557). Мысли

Ушинского о родном языке еще при его жизни приобрели действенную общественную силу, найдя свое выражение в широком национальном движении за народную школу с обучением на родном языке, в движении, которое охватило все народы России.
4. Учебный план начальной школы в свете разработанной К.Д.Ушинским теории народности в воспитании.

К. Д. Ушинский выдвинул ряд положений о построении обучения в определенной методической последовательности, основой которых были незыблемые педагогические формулы: «от конкретного — к отвлеченному», «от знакомого — к незнакомому», «от простого — к сложному», «от частного — к общему, и наоборот» и т. д. Отметив, что «самый логический ход развития ведет нас к тому, чтобы начинать с конкретных явлений и потом уже переходить к отвлеченностям» (II, 225), Ушинский писал: «Истинная педагогика... дает ученикам прежде материал и по мере накопления этого материала приводит его в систему. Чем более и разнообразнее накопляется материал, тем выше становится система и, наконец, достигает до отвлеченности логических и философских положений» (V, 355).

Осуществление последовательности в обучении не может быть достигнуто в отрыве не только от принципа сознательности и активности, но и от принципов наглядности и прочности усвоения знаний и навыков.

Наглядное обучение, по мнению Ушинского,— «это такое ученье, которое строится не на отвлеченных представлениях и словах, а на конкретных образах, непосредственно воспринятых ребенком: будут ли эти образы восприняты при самом ученье под руководством наставника, или прежде самостоятельным наблюдением ребенка, так что наставник находит в душе дитяти уже готовый образ и на нем строит ученье. Этот ход ученья от конкретного к отвлеченному, от представления к мысли так естественен и основывается на таких ясных психических законах, что отвергать его необходимость может только тот, кто вообще отвергает необходимость сообразоваться в обучении с требованием человеческой природы вообще и детской в особенности» (VI, 265—266).

Ушинский много внимания уделил в своей педагогической системе уроку. Необходимыми условиями успешной организации учебных занятий в школе, характерными чертами классно-урочной системы он считал класс с твердым составом учащихся как основное звено школы, твердое расписание классных занятий, фронтальные занятия со всеми учащимися данного класса в сочетании с индивидуальными занятиями при ведущей роли учителя.

Виды учебных занятий на уроках могут быть различны: сообщение новых знаний, упражнения, повторение пройденного, учет знаний, письменные и графические работы учащихся. Каждый урок должен иметь целевую установку, быть законченным и носить воспитательный характер. Учитывая сравнительно быструю утомляемость внимания детей (особенно младшего возраста), Ушинский рекомендовал перемену занятий и разнообразие методов.

Придавая большое значение развитию у детей умения самостоятельно работать, Ушинский советовал, чтобы с самого начала школьных занятий учитель приучал детей на уроках к правильным приемам самостоятельной работы. Для этого, по его мнению, на первых порах не следует давать детям домашних заданий, пока они не овладеют правильным навыком самостоятельной работы.

В начальной школе Ушинский рекомендует давать элементарные сведения по истории, географии, природоведению на уроках родного языка путем объяснительного чтения. В процессе объяснительного чтения делаются разъяснения непонятных слов и выражений, нравственные выводы и т. п. Однако требуется при этом, чтобы своими объяснениями учитель не уводил детей в сторону от читаемой статьи или стихотворения, чтобы основной материал чтения всегда стоял в центре внимания.

В замечательной статье «О первоначальном преподавании русского языка» (1864) Ушинский дал ценные методические указания. Это преподавание, по его мнению, имеет три задачи: 1) развить речь ребенка, 2) ввести детей в сознательное обладание сокровищами родного языка и 3) усвоить логику языка (его грамматику). Все три задачи выполняются одновременно, совместно.

Для развития речи Ушинский рекомендует систематические упражнения — сначала устные, затем письменные, которые должны постепенно усложняться. Большое значение придается правильной речи учителя. Вторая задача достигается посредством изучения народной поэзии и лучших образцов художественной литературы.

Ушинский уделяет большое внимание тщательному выбору произведений для детского чтения. Они должны быть высокохудожественными, доступными детскому пониманию, будить в детях энергию, жизнерадостность.

Большое значение Ушинский придавал ознакомлению детей со сказками, былинами, народными песнями, пословицами, загадками. Из произведений русских писателей он рекомендовал доступные для детей избранные сочинения Пушкина, Крылова, Лермонтова, Кольцова и других.

Придавая большое значение грамматике как логике языка, Ушинский предостерегает от двух крайностей: от сухого грамматизма — чрезмерного увлечения грамматикой, с одной стороны, и от пренебрежения грамматикой, недооценки ее — с другой. Каждое грамматическое правило должно быть выводом из употребления форм языка, уже известных детям. К пониманию грамматических правил детей следует подводить постепенными упражнениями.

Ушинскому принадлежит большая заслуга введения и широкого распространения в России звукового метода обучения чтению. Из различных разновидностей этого метода Ушинский рекомендовал аналитико-синтетический звуковой метод письма—чтения и построил по этому методу первые уроки своего «Родного слова».

Методы устного изложения он подразделял на: «1) Прием догматический, или предлагающий. 2) Прием сократический, или спрашивающий. 3) Прием эвристический, или дающий задачи.

4) Прием акроаматический, или излагающий» (X, 42). Наряду с этими приемами Ушинский особо важное значение придавал таким методам, как лабораторно- практическая работа, устные и письменные упражнения, работа над книгой и т. д.

Сократический метод К. Д. Ушинский считал «лучшим способом перевода механических комбинаций в рассудочные для всех возрастов и в особенности для детского». Однако он подчеркивал, что этот метод служит не для передачи нового, как это ошибочно полагали некоторые педагоги, но только для «более яркого разъяснения, толкования уже объясненного». «При сократическом методе, собственно говоря, не дается никаких новых рядов и групп представлений, но уже существующие ряды и группы приводятся в новую рассудочную систему»,— писал Ушинский (X, 421). Эффективность этого метода зависит от того, насколько правильно формулирует педагог вопросы, в какой последовательности он задает их ученикам, в какой степени участвует весь класс в этой работе, и, наконец, от того, как реагирует педагог на ответы учащихся.

Из всех методов устного изложения акроаматического типа К. Д. Ушинский исключительно большое значение придавал методу рассказа. Путем рассказа, этого сплошного монологического изложения материала, учитель передает учащимся главным образом новые знания.

Правильное применение этого метода и, следовательно, его эффективность, прежде всего, обусловливаются содержанием рассказа, языком, формой изложения, соответствием изложения уровню развития учащихся и правильным чередованием его с другими методами. «Мастерски веденный рассказ, где главная идея выдается далеко вперед, а побочная естественно к ней привязывается, где есть моменты отдыха для ребенка,— такой рассказ врезывается легко в душу дитяти и так же легко ею воспроизводится»,— писал Ушинский.

Домашнюю учебную работу учащихся К. Д. Ушинский считал одной из основных форм самостоятельной работы. «Без домашних уроков,— говорил он,— ученье может подвигаться вперед лишь очень медленно» (III, 156). «...Я думаю, что детей десятилетнего возраста должно уже приучать к серьезному труду, соразмерному, конечно, с их силами и с их пониманием» (V, 26).

Особое внимание К. Д. Ушинский уделял правильной дозировке домашнего задания в соответствии со спецификой содержания учебного материала и с уровнем развития детей. Критикуя старую школу, применявшую домашние задания без учета этих особенностей и превращавшую задания в средство бессмысленной зубрежки, Ушинский требовал, чтобы домашние задания основывались на полном понимании учащимися в школе того, что они должны выучить и освоить, а не зазубрить дома. Одновременно он требовал, чтобы домашние «уроки» давались детям лишь после того, как они уже получили некоторые навыки самостоятельной работы под непосредственным руководством учителя в условиях классных занятий.

5. Идея народности в учебных книгах К.Д.Ушинского для начальной школы.

Ушинский составил две учебные книги для начального обучения: «Родное слово» предназначалось для первоначального обучения, начиная с букваря, в котором главное внимание обращено на русский язык в связи с развитием мышления детей и расширением запаса их представлений об окружающей жизни; «Детский мир» — для учащихся несколько более старших (примерно третий и четвертый годы обучения), в нем центр тяжести лежит на сообщении детям первоначальных сведений по естествознанию и географии.

Обе эти учебные книги являются образцом богатства содержания, совершенства языка и методики. Они пользовались заслуженным успехом и широко распространялись в дореволюционной России (первая часть «Родного слова» выдержала около 150 изданий). На этих книгах воспитывались многие поколения русских учащихся. Книги послужили примером, по которому составлялись учебные книги для детей других народов России; например, учебные книги на грузинском языке — известным грузинским педагогом Я. С. Гогебашвили (последователем Ушинского) и другими, а также в ряде славянских стран (например, в Болгарии).

В эти книги он включил обширный материал из естественной истории (природы), а также, связанные с изучением Родины жизненные факты и явления, способствующие воспитанию любви к простому народу; подобрал материал для умственных упражнений и развития дара речи; ввел поговорки, пословицы, загадки, прибаутки, русские сказки, чтобы развивать чуткость к звуковой красоте языка.

В учебниках К. Д. Ушинского получили практическое выражение основополагающие требования его дидактики, такие, как связь обучения с жизнью, соединение задач материального и формального образования, принципы воспитывающего обучения, учет психологических особенностей детей и т. д.

«Родное слово» и «Детский мир» служили источником первоначальных знаний учащихся о природе и человеке, о роли и значении труда, источником их знакомства с различными видами трудовой деятельности. Учебники воспитывали у детей любовь к труду и труженикам, пробуждали стремление к труду.

В «Родном слове» и «Детском мире» последовательно и с большим мастерством воплощены также ведущие дидактические принципы К. Д. Ушинского.

Материал учебников подобран и расположен таким образом, чтобы побуждать учащихся самостоятельно решать трудные, но посильные задачи, чтобы «дитя постепенно переходило от явлений простых к явлениям сложным» (VII, 252), чтобы учение было основательным и в то же время сообразным возрасту ребенка.

С такой же полнотой К. Д. Ушинский реализовал в своих учебниках идею звукового аналитико-синтетического метода обучения грамоте, который явился настоящим переворотом в системе начального обучения.

Существовавшая до Ушинского схоластическая система преподавания грамоты по буквослагательному методу не только затрудняла приобретение навыков чтения и письма, но являлась, по мнению Ушинского, системой отгораживания, изоляции широких масс народа от культуры, препятствием на пути их образования. Звуковой метод способствовал демократизации образования, давая возможность каждому ребенку без особого напряжения, быстро, сознательно и основательно овладевать навыками чтения и письма.

Важнейшее значение звукового метода, говоря словами Ушинского, заключалось и в том, что он способствовал «умственному развитию дитяти, тогда как прежняя [метода] останавливала и замедляла это развитие» (VI, 270).

Простота, образность и эмоциональность изложения, разнообразие и богатство материала (из художественной литературы, географии, истории, естествознания), прекрасный язык, умение заинтересовать ребенка, сочетание образовательного и воспитательного элементов, разнообразие и богатство упражнений — таковы достоинства «Детского мира» и «Родного слова» в педагогическом отношении. В них Ушинский впервые использовал произведения Жуковского, Пушкина, Кольцова, Никитина и других русских писателей.

Высокий научно-методический уровень учебных книг К. Д. Ушинского, их светско-реалистическое направление сделали их лучшими учебниками своего времени, заслужившими всенародное признание. В полной мере сбылись слова Ю.С. Рехневского, известного публициста и друга К. Д. Ушинского, писавшего в 1871 г., что «Родное слово» и «Детский мир» займут в истории образования такое же место, как «Мир в картинках» Я. А. Коменского. «Родное слово» свыше 50 лет было незаменимым учебником русской начальной школы и издавалось почти 140 раз многотысячными тиражами.

Высокую оценку «Родному слову» давали представители прогрессивной педагогики нерусских народов, входящих в Российскую империю. Классик грузинской педагогики, последователь Ушинского — Яков Гогебашвили считал

«Родное слово» «талантливейшим творением», непревзойденным учебником родного языка для начальной школы.

Совершенно иным было отношение к «Родному слову» и «Детскому миру» представителей официальной педагогики и руководителей ведомства просвещения. Члены Особого отдела Ученого комитета министерства народного просвещения А. Филонов, А. Радонежский и другие резко выступали против учебных книг Ушинского, обвиняя автора в атеизме и неблагонадежности. После смерти Ушинского реакционерам при прямой поддержке министра народного просвещения И. Д. Делянова удалось добиться в 1885 г. изъятия «Родного слова» из употребления в гимназиях и уездных училищах. Еще раньше, в 1867 г., такая же судьба постигла «Детский мир», который был исключен министерством из списков пособий, рекомендуемых для учебных заведений.

Однако, несмотря на запрещения, и всякого рода препятствия, учебные книги К. Д. Ушинского уверенно пробивали себе дорогу в народную школу. И одна из основных причин их успеха заключалась в реалистическом направлении и демократическом содержании этих книг.
Список литературы

  1. Гончаров Н.К. Педагогическая система К.Д. Ушинского.- М., 1974.

  2. Егоров С.Ф. К.Д. Ушинский.- М.,1977.

  3. К.Д. Ушинский и русская школа: Беседа о великом педагоге/ Под ред. Е.П. Белозерцева.- М., 1994.

  4. Осоков А.В. Начальное образование в дореволюционной России (1861-1917).- М., 1982.

  5. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в.- М.,1994.

  6. Ушинский К.Д. О народности в общественном воспитании. Избранные педагогические сочинения. В 2-х т.-М.,1974.-Т.1.-С. 51-124.

  7. Ушинский К.Д. Родное слово . Хрестоматия по истории школы и педагогики в России / сост. С.Ф.Егоров. - М.,1986.
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации