Контрольная работа. Политические партии России в 3 революциях.Проблемы этногенеза и роль миграций в становлении народов - файл n1.doc

Контрольная работа. Политические партии России в 3 революциях.Проблемы этногенеза и роль миграций в становлении народов
Скачать все файлы (99.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc100kb.01.04.2014 04:10скачать

n1.doc



Содержание

1 Задание 1. Политические партии России в трех российских революциях 3

2 Задание 2. Проблемы этногенеза и роль миграций в становлении народов 11

3 Список использованных источников 19

Задание 1. Политические партии России в трех российских революциях

В России произошло три великих революции:

А) Первая русская революция 1905-1907

Б) Февральская революция - 2 март 1917 год

В) Великая Октябрьская революция - 25 октября (7 ноября) 1917 году

Рассмотрим каждую из них по порядку.

Первая русская революция 1905-1907.

Революция создала в России совершенно новую политическую атмосферу. Ослабление цензуры, появление сотен новых газет и журналов, созыв весной 1906 г. Государственной думы, публичное обсуждение самых острых политических вопросов – все это «способствовало стремительной политизации российского общества и готовило благодатную почву для образования все новых и новых политических партий» [1, с.78]. Манифест 17 октября 1905 г. обещал даровать россиянам “незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов”. Последнее обещание можно было истолковать как завуалированное разрешение на создание не только разного рода профессиональных и профессионально-политических союзов, которые стихийно стали возникать после начала революции, но и политических партий как таковых, хотя никакого специального закона о них ни тогда, ни позже в России принято не было.

Что касается партий революционно-социалистической ориентации, то они теперь могли хотя бы временно перейти на полулегальное положение и даже открыто выступать в 1906–1907 гг. с трибуны I и II Государственной думы. Либералов же и консерваторов к созданию партийных объединений подтолкнула именно революция. Либералы хотели объединиться, чтобы противопоставить себя самодержавному режиму и отделиться от революционеров, а консерваторы - чтобы защитить самодержавие и православие. Исходной посылкой в программах либералов была идея «постепенного реформирования старой государственной власти и эволюционного развития общества» [2, с.42].

Общим для консерваторов была поддержка формулы “православие, самодержавие, народность!” [2, с.42]. Революционеры главную цель революции видели в «подрыве основ буржуазного строя путем “социализации” земли, т.е. отмены частной собственности на землю, изъятии ее из торгового оборота и уравнительного распределения между всеми, кто хочет ее обрабатывать» [2, с.43]. Залогом успеха революции они считали союз крестьянства, пролетариата и интеллигенции. Однако в партии революционеров не было единства, поэтому вскоре партия раскололась.

В последние месяцы 1905-го и в 1906 г. процессы партийного строительства проходили в России очень бурно. «В октябре 1905 г. родились Конституционно-демократическая партия (кадеты) и Партия правового порядка, в ноябре – Союз русского народа и Торгово-промышленная партия, в декабре – Партия демократических реформ, в феврале 1906 г. прошел I съезд Союза 17 октября (октябристов) и т. д» [1, с.78]. Происходили определенные организационные подвижки и в уже существующих партиях. Так, весной 1906 г. объединились большевики, меньшевики, польские, литовские и латышские социал-демократы, а несколько позже к ним присоединился также Бунд. У эсеров отделился в 1906 г. левацкий Союз эсеров-максималистов, и возникла более умеренная Народно-социалистическая партия реформистского толка (энесы).

Однако, вновь создаваемые партии не должны были проходить официальной регистрации и создавались, по существу, «явочным порядкам, удовлетворяя личные амбиции своих лидеров и тягу тех или иных социальных слоев и национальных групп к самоидентификации и самовыражению» [1, с.79]. Именно поэтому процесс партийного строительства принял в России в 1905–1907 гг. такие необычные формы. «По данным энциклопедии “Политические партии России” (1996), в период первой российской революции в стране действовало не менее 100 партий и 25 союзов, организаций и течений консервативной, либеральной и социалистической ориентации, что намного превосходило соответствующие показатели по другим странам» [1, с.79].

Эти цифры можно объяснить следующим:

1. Россия была многонациональной империей. Поэтому большая часть партий и союзов имела ярко выраженную национальную окраску: так, «в Царстве Польском и на Украине было по 12 партий, в Литве – 11, Латвии – 9, Финляндии – 8, Эстонии – 5 и т.д.» [1, с.79]. Существовало также около десятка еврейских партий и союзов, что являлось доказательством активности евреев в сопротивлении самодержавному режиму, которое ставило их в особо унизительное положение по сравнению с другими национальными меньшинствами (“черта оседлости”, процентная норма при приеме в учебные заведения и т.д.).

2. Многие партии и союзы носили мимолетный характер и исчезали так же быстро, как и возникали.

3. Сложная социальная структура населения России и роль, которую играла в общественно-политической жизни России интеллигенция, доминировавшая во всех без исключения политических партиях.

4. Специфику обстановки, которая сложилась в России в 1905–1907 гг. и была связана с резким переходом от полного отсутствия политической свободы к некой полусвободе, когда у многих возникало вполне объяснимое желание как-то обозначить себя в политическом пространстве, найти свою нишу, завербовать сторонников, завести печатный орган и т.д. Причем если раньше путь от скромного политического кружка или группы до оформления партии растягивался на многие годы, то в обстановке революции он занимал часто месяцы, а то и недели.

Самыми крупными, массовыми политическими партиями в период первой российской революции были следующие пять:

А) Союз русского народа

Б) Союз 17 октября (октябристы)

В) Конституционно-демократическая партия (кадеты)

Г) Партия социалистов-революционеров (эсеры)

Д) Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП). В РСДРП были две фракции – большевики и меньшевики.

Во всем этом, на первый взгляд, хаотичном создании различных партий была своя система, внутренняя логика, поскольку все существовавшие партии можно было разделить в зависимости от критерия.

Можно выделить следующие виды партий:

  1. по масштабу действия:

    1. общероссийские

1.2 региональные

1.3 национальные

  1. по программным установкам:

2.1 консервативные

2.2 либеральные

2.3 социалистические

  1. по тактике:

3.1 правых и левых радикалов

3.2 умеренные

Некоторые партии обладали социальной ориентацией. Так, «социал-демократы открыто называли себя рабочей партией; эсеры, выступавшие от имени всего “трудового народа”, постепенно превращались преимущественно в крестьянскую партию. Само за себя говорит и название Совета объединенного дворянства. Связи же кадетов и октябристов с буржуазией носили уже более сложный, во многом опосредованный характер, так же как и связи Союза русского народа с помещиками» [1, с.80].

До 1917 г. ни одна политическая партия в России не прошла испытания властью и не имела опыта конструктивной государственной деятельности. Все партии, даже самые консервативные, занимались в основном критикой правительства. С декабря 1905 г. действовала инструкция, запрещавшая государственным чиновникам вступать в какие бы то ни было партии, а в 1908 г. Сенат официально отказал кадетам в легализации их партийной деятельности.

По экспертным оценкам, «в 1906–1907 гг. совокупная численность всех российских политических партий не превышала 0,5% населения страны (в 1917 г. она возросла примерно до 1,5%). Крестьянская Россия и российская “глубинка” были охвачены партиями очень слабо» [1, с.80].

Таким образом, в начале XX в. и особенно в 1905–1907 гг. политическая жизнь России вступила в совершенно новую фазу, одной из главных примет которой была оживленная деятельность и бешеная конкуренция различных партий, союзов и организаций, т.е. характерной чертой России 1905-1907 гг. является многопартийность.

Февральская революция - 2 март 1917 год

В феврале 1917 года впереди шел самый передовой класс современного общества – пролетариат, которыми руководила партия большевиков. Из всех нелегальных, революционных партий она к февралю 1917 г. была самой организованной и самой многочисленной, несмотря на то, что больше всех подверглась гонениям.

Большевики имели Центральный Комитет за границей во главе с В.И. Лениным, Русское бюро ЦК РСДРП в Петрограде, крупные партийные центры: «Московское областное бюро ЦК, Кавказское бюро РСДРП, Бюро Северо-Балтийских организаций, крупные партийные комитеты регионального значения в Самаре, Екатеринбурге, значительное число городских партийных комитетов и организаций, самой крупной и активной из которых являлся Петербургский комитет РСДРП» [3].

В начале 1917 г. из мелкобуржуазных партий были меньшевики (Петроградская инициативная группа), трудовики, межрайонцы, отдельные группы эсеров, анархистов, представителей национальных партий. Мелкобуржуазные партии, продолжая борьбу с царизмом, занимали неустойчивую позицию, колебались между партиями либеральной буржуазии и партией рабочего класса, не звали народ к решительному штурму самодержавия. Были и такие, которые колебались между мелкобуржуазными и пролетарской партиями. К ним принадлежала левоцентристская организация межрайонцев, возникшая в Петрограде в 1913 г. (в нее вошли часть бывших большевиков-примиренцев, меньшевики-интернационалисты), с которыми большевики по ряду вопросов шли вместе, но не переставали критиковать за примиренчество. Группы мелкобуржуазных партий и отдельные представители их существовали в Москве и ряде других крупных городов.

Из буржуазных партий на арене политической борьбы действовали «кадеты, октябристы, прогрессисты, в национальных районах – Украинская радикально-демократическая партия, Демократическая партия Литвы, Эстонская народная партия, Латышская народная партия, Мусульманская демократическая партия «Мусават» и др.» .

Продолжали свою охранную деятельность помещичье-монархические партии и организации: Союз русского народа, Русский народный союз имени Михаила Архангела, Русский монархический союз, Всероссийский союз земельных собственников, Всероссийский национальный союз, часть которого, под названием прогрессивных националистов, встала в оппозицию к правительству.

Непримиримую борьбу против правительственных сил вел революционно-демократический лагерь.

Продолжал действовать и блок левых партий («левый блок»), но в измененном виде. Если в годы первой российской революции в него наряду с большевиками входили мелкобуржуазные партии, то теперь – только левые, интернациональные отряды этих партий.

Таким образом, после Февральской революции в России действовали основные политические партии: кадеты, октябристы, эсеры, меньшевики и большевики. Политику Временного правительства определяли кадеты. Их поддерживали октябристы, меньшевики и правые эсеры. Большевики на своей VII (Апрельской 1917г.) конференции утвердили курс на подготовку социалистической революции. Характерная черта Февральской революции – двоевластие.
Великая Октябрьская революция - 25 октября (7 ноября) 1917 году

В результате победы Октябрьской революции произошли изменения в положении всех социально-политических сил страны. Пролетариат стал господствующим классом. Изменился характер деятельности партии большевиков. Она стала правящей партией. Противостояние новой власти составили свергнутые классы и выразители их интересов - монархические, буржуазные и мелкобуржуазные партии.

Революция поставила политические партии перед необходимостью четко определить свои позиции.

Весь спектр политических сил, противостоящих большевикам, разделялся на три лагеря:

1. откровенно антисоветский, его составляли монархические и буржуазные партии.

2. еще более жесткую позицию заняла партия либеральной буржуазии - конституционные демократы.

3. партия кадетов уже 26 октября 1917 г., собравшись на экстренное заседание ЦК, приняла решение объявить войну большевикам.

В различных регионах страны создавались антисоветские политические коалиции ("Национальный центр", "Союз возрождения России" и др.), активно сотрудничавшие с белым движением.

Вооруженные выступления против Советов вынудили Советское правительство принять в конце ноября 1917 г. "Декрет об аресте вождей гражданской войны против революции".

Лишенные возможности выступать открыто, кадеты все больше стали проводить подпольную деятельность, направленную против Советской власти.

Серьезный лагерь представляли партии правых эсеров и меньшевиков, которые делали ставку на крестьянство, средние слои рабочих и другие группы населения.

Отчетливо проявилась позиция партии правых эсеров. Ее линией стала подготовка вооруженного восстания с целью свержения Советской власти и замены ее Учредительным собранием.

Роль основных центров борьбы против Советской власти правые эсеры отводили Поволжью и Сибири, где у них были довольно многочисленные организации и значительное влияние среди основной крестьянской массы населения и части рабочих. Именно там, а также на Севере, в Закаспийской области и Туркестане эсеры совместно с меньшевиками возглавили движение против Советской власти.

С осени 1918 г. в меньшевистской партии усиливается кризис. Пересматривается тактика. Руководители меньшевиков заявили, что их партия, не отказываясь от парламентской республики, отвергает приемы насильственного свержения Советской власти. Учитывая перемены в меньшевистской политике, а также в поведении других мелкобуржуазных партий, «ВЦИК Советской республики в ноябре 1918 г. отменил свое решение от 14 июня, которым меньшевики и эсеры были исключены из Советов. Это решение не распространялось на тех, кто продолжал вести антисоветскую политику» [4, с.437].

Следующий политический лагерь составляли те, кто вместе с большевиками принимали участие в Октябрьском восстании. Это - левые эсеры, и анархисты.

Партия левых эсеров прошла сложную, противоречивую эволюцию от поддержки Советской власти к борьбе с ней.

Кроме левых эсеров, вступивших в политическую коалицию с большевиками, к этому лагерю относились и анархисты. Под этим флагом действовали как искренние последователи М.А. Бакунина и П.А. Кропоткина, противники любого "государства", так и разнообразные объединения, выступающие под анархистскими лозунгами.

Таким образом, изменился характер деятельности партии большевиков. Она стала правящей партией. Противостояние новой власти составили свергнутые классы и выразители их интересов - монархические, буржуазные и мелкобуржуазные партии.
Задание 2. Проблемы этногенеза и роль миграций в становлении народов

Проблемы этногенеза.

Проблема этногенеза, которая является одной из значимых в отечественной этнологии и которая до сих пор не решена окончательно, неразрывно связана с пониманием природы этноса (этнического). В современной этнологической науке не выработано единого общепринятого взгляда на природу этнического, сопряженного с понятиями «этнос» и «этничность».

Можно выделить три подхода к пониманию природы этноса и этничности, а именно [5, с.314]:

1. примордиалистский

2. конструктивистский

3. инструментальный.

Согласно примордиалистскому подходу, этнос и этничность являются «объективно и первозданно существующими» [5, с.314] — человек в силу своего происхождения относится к определенному этносу. Конструктивистский подход рассматривает этнос как некое концептуальное построение, интеллектуальный конструкт, который может быть использован для мобилизации людей на коллективные действия для достижения социальных, экономических, политических и других целей. Т.е., этнос не существует в качестве объективной реальности, в действительности существует культурное многообразие. Инструментальный подход представляет собой «попытку синтеза примордиалистского и конструктивистского подходов: с одной стороны, признается основной тезис конструктивизма об искусственном, сконструированном методами социальной инженерии идеях этноса и этничности, которые овладевают умами людей и приводят их в движение, с другой — тезис примордиализма о наличии некоей природной объективной основы этноса и этничности, благодаря чему и возможен феномен «разбуженной этничности» [5, с.315].

Вполне вероятно, что инструментальный подход к этносу и этничности является наиболее адекватным действительному положению вещей. Однако здесь возникает зафиксированная в этнологической науке и до сих пор не решенная основная проблема: что выступает объективной основой для формирования этничности как ядра самосознания. Современная этнология не имеет общепринятой методологии анализа и интерпретации этнического, трудно выделить четкий универсальный критерий для выделения этноса. В объективистских, примордиалистских интерпретациях, которые на материалистической основе пытаются в качестве критерия использовать язык, культуру, общую территорию, формирование этнического самосознания по принципу «мы» и «они», фактически речь идет о социуме, о любой социальной общности. Ни язык, ни общая территория, ни культура и даже ни стереотип поведения (на чем настаивал Л.Н. Гумилев) не являются универсальными критериями этноса и формируемой на его основе этничности, так как теряется специфика этнического. Субъективистские, конструктивистские концепции обладают существенным недостатком — они не могут объяснить, почему люди принимают сконструированную идею этничности и на этой основе образуют этническую общность. Существенным является то, что все эти интерпретации и концепции не могут объяснить результаты эмпирических исследований, которые показывают как устойчивость этнической идентичности, ее способность транслироваться от поколения к поколению, так и ее вариабельность, способность находиться в латентном состоянии, актуализироваться в определенных социальных ситуациях. Инструментализм стремится преодолеть ограниченности примордиалистского и конструктивистского подходов к этносу и этничности, однако сам не в состоянии решить основную проблему природы этнического и связанного с ним ряда вопросов. В случае примордиализма возникает проблема определения этничности приемных детей, детей от смешанных браков и пр.

Конструктивизм же считает, что «этничность может быть «навязана» извне путем манипуляции сознанием, но тогда нет ответа на вопрос о том, почему одним индивидам можно навязать этничность, а в отношении других это невозможно сделать» [5, с.315]. Существует еще и такая интересная проблема этничности, как яркая эмоциональная окраска этнического самосознания, болезненная реакция представителей этноса на негативные оценки их народа. Почему в эпохи развала социума на первый план выступает этническое, то есть почему люди начинают идентифицироваться по этническому признаку?

Гипотеза, исходящая из выработанной Э.А. Орловой с сотрудниками модели культуры, включающей в себя фундаментальный обыденный пласт и специализированные сферы культуры — религия, искусство, наука, философия и др., — заключается в следующем. Этнос — «это не политическая, не экономическая и даже не общность людей, разделяющих набор ценностей и идеалов современной культуры. Это общность, сформированная на основе обыденного пласта культуры, фундаментом которого служат ее древние, архаические слои, связанные с генезисом этнических культур, когда шел процесс активной адаптации человеческих сообществ к разным условиям природной и социальной среды. Поэтому в разных культурах наряду с инвариантными характеристиками (культурными универсалиями) этим архаистическим слоям присущи некоторые различия, которые проявляются в специфичности этносов» [5, с.316]. Эти дифференциальные различия сохраняются на уровне обыденной культуры, они осваиваются в ходе первичной социализации индивида — в малой родственной группе, каковой выступает семья. В последней доминирующую роль в воспитании ребенка с первых дней жизни играет мать, когда на эмоциональном и довербальном уровне в ходе освоения и усвоения ребенком предметного мира культуры и способов общения происходит передача стереотипов и ценностей этнического. Этничность в метафорическом ключе — это образ матери, дремлющий в человеке, она не находится ни в генах, ни в разуме, она хранится в глубинных структурах бессознательного и актуализируется в экстремальных ситуациях, когда у индивида возникает потребность в надежной и прочной опоре, что и объясняет консолидацию людей по этническому признаку в деста билизированном обществе. Необычайная стойкость этнических стереотипов, архетипов объясняется тем, что происходит их закрепление в сознании индивида на довербальном и эмоциональном уровне, субстратом которых являются самые древние слои палеокортекса. Для психики человека, носящей многослойный характер, существенной является закономерность: из нее в первую очередь вытесняется все, связанное с неокортексом, и в последнюю — закрепленное в палеокортексе. Обыденный пласт современной культуры, связанный по своему генезису с традиционной культурой, модифицируется под влиянием динамического развития и усложнения общества техногенной цивилизации, тогда происходит изменение признаков ее наиболее консервативных архаических слоев, что объясняет концепцию Л.Н. Гумилева о дискретном характере этногенеза. Изменяется общество и культура как его «свое иное». Однако сам этнос менее подвержен этим изменениям, так как его базой является самая консервативная составляющая культуры. Предложенная гипотеза природы этнического позволяет в определенном смысле решить сложную проблему этногенеза, укладывающуюся в рамки накопленного современной наукой материала. Действительно, сама природа этнического связана с миром культуры, присущим только человеку как деятельному существу. Именно мир культуры обусловливает различные поведенческие стратегии человека, ибо последний не обладает генетически заложенной жесткой системой поведения. Специфичность человека состоит в том, что он является универсальным существом в отличие от животных с присущей им специализацией. Это дает ему возможность освоить различные поведенческие стратегии, что позволяет ему выжить в изменяющихся условиях и адаптироваться к динамичному миру.

Возникает вопрос, каким образом человек на заре антропосоциогенеза осваивал стратегии поведения, необходимые для его жизнедеятельности? Известно, что на ранних этапах становления человека и общества социокультурная эволюция как бы совпадает с биологическими закономерностями, присущими миру животных. У животных имеется исследовательский рефлекс, человек же представляет собой в определенном аспекте тоже животное и на раннем этапе становления общества он подражал животным. Поведение животных формировалось и шлифовалось в ходе эволюции, то есть оно является адаптивным; человек осваивал адаптивные формы поведения, подражая прежде всего животным (и растениям), что помогало ему выжить. Возникает тотем — «учитель жизни» (животное или растение), чьей поведенческой стратегии подражали индивиды («люди леопарда», «люди муравья» и т. д.). Не исключено, тотемическое мышление может объяснить генезис изобразительной деятельности и абстрактного мышления человека. В данном случае трудовая теория проявляет свою слабость: простейшие трудовые операции, связанные с изготовлением примитивных орудий, не требовали такого избыточного развития мозга человека. Для адаптации и выживания на уровне охотничьей деятельности достаточно было иметь остро отточенные камни — имитаторы когтей и клыков хищников. Первоначально люди, вероятно, старались внешне копировать тех животных, чьи качества казались им привлекательными, на которых они хотели походить (достаточно вспомнить «людей леопарда» наших дней). История первобытной культуры показывает факты социально-психологической ассоциации и до сих пор наблюдающиеся у народов, которые находятся на сравнительно невысокой ступени экономического развития. Так, первобытный человек украшал себя когтями и шкурой убитого им свирепого медведя, поскольку когти и шкура животного ассоциировались у него с представлением о ловкости, храбрости и силе добывшего их охотника и служили как бы символом этих качеств. Затем они стали изготавливать тотемы — предметы, обозначающие не только конкретных животных, но и, самое главное, те качества, те поведенческие характеристики животного, которыми оно обладает и которые значимы для адаптации и выживания человеческого сообщества. Ведь важную роль в формировании этнической психологии играют законы подражания. Свойственное человеку стремление к подражанию накладывает несомненный отпечаток на его психику, о чем писали в своих трудах Г. Тард, Г. Плеханов, В. Бехтерев и др. Можно утверждать, что тотем является первым многозначным символом, «духовным», а не физическим предком той или иной человеческой общности. Тотем как учитель жизни выступает культовой фигурой. Видимо, так он и воспринимался в архаическую эпоху, о чем свидетельствует ритуал поедания тотема во время инициации. Тотемом могло быть любое животное или растение (сосна, дуб, волк, заяц и пр.), «поведению» которого подражали. Животные дают образцы как агрессивного, так и альтруистического поведения. Люди, избравшие стратегию поведения зайца или муравья, сделавшие их своим тотемом, естественно, станут более миролюбивыми, нежели те, которые изберут своим тотемом хищника. Первые этнические общности — сообщества людей, поклоняющихся одному тотему и «делающих жизнь» с него, что дает их членам чувство единства «мы», тогда как те, у кого другие тотемы, воспринимаются как «чужие» («они»). Первые элементы этнического характера, представляющие собой построенные на подражании тотему стереотипы поведения, являются моральными — из запрета убийства тотемного животного следует запрет убивать «своего». На высоком уровне развития общества и соответственно абстрактного мышления перед нами этические ценности, кодексы этического поведения, присущие той или иной этнической культуре. В данном случае можно объяснить первые этические кодексы как системы табу, когда добро — это то, что способствует выживанию той или иной общности («мы»), зло — то, что вредит жизнедеятельности этого сообщества. На основе принципа «полезно — вредно», приобретенного этнической группой в результате подражания тотему и передаваемого не генетически, как у животного, а в знаково-символических формах культуры, вырастают адаптивно-преобразовательные стратегии поведения, абстрактное мышление, изобразительная деятельность и моральные категории.

Нейтральные раздражители могут становиться ценностями в процессах расширения «информационного горизонта» человека, что ведет к усложнению символизма, активизирует способность к символотворчеству. Благодаря этому одновременно развивается человеческий мозг и этническая культура. Человеку на ранней стадии становления общества пришлось в превращенных формах культуры обозначать элементы адаптивного поведения животных для закрепления их в «социальной памяти», которая дополняет ему генетическую память. Приобщение к тотему в ходе инициации тождественно приобщению к знаниям, полезным для выживания и способствующим сплочению человеческой общности, имеющей этнический характер.

Таким образом, процесс этногенеза дает возможность понимания сущности этнических процессов как в исторической ретроспективе, так и в перспективе.

Роль миграций в становлении народов

Всемирная история представляет собой не что иное, как «совокупность историй народов, составляющих человечество» [6]. Историческая наука наиболее развита у народов, сумевших создать и сохранить свою государственность. Исторические знания представляют собой один из важнейших элементов общественного самосознания, менталитета, единого коллективного «мы». В значительной степени историческая наука возникла в процессе этногенеза, возникновения и консолидации того или иного народа. В основе данного термина греческое слово ethnos – племя, народ. Этногенез включает не только начальные этапы возникновения какого-либо народа, но и дальнейшее формирование его этнографических, лингвистических и антропологических особенностей. Для многих народов начальный этап этногенеза окутан дымкой преданий, легенд. Мифология у любого народа предшествует историографии.

Важную роль в становлении народов сыграли миграционные процессы. «Миграция (лат. migration, от migro – перехожу, переселяюсь) представляет собой процесс перемещения людей, связанный, как правило, со сменой места жительства» [6].

Сторонники теории моноцентризма считают, что Хомо сапиенс сформировался в одном каком-то месте, например, на северо-востоке Африки, а затем расселился по всему земному шару. Многие сторонники полицентризма считают, что предки человека жили уже 2-3 млн. лет в Африке, Азии и Европе, а Америка, Австралия и Океания были заселены людьми менее 100 тыс. лет назад.

Важную роль в истории сыграли передвижения «народов моря», финикийцев, создание многочисленных колоний древними греками, мощные перемещения номадов (кочевых племен гуннов, тюрков, монголов), викингов и других. В XX-XXI вв. миграционные процессы продолжались.
Список использованных источников:

1 Тютюкин С.В. Политическое пробуждение России на рубеже XIX–XX веков.

Политические партии России: история и современность. – М.: “Российская политическая энциклопедия” (РОССПЭН), 2000.

2 Илларионова Е. В., Фомина А.С., Гуськов История Отечества./Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права. - М.: 2002. – с. 107

3. Спирин Л.М. Россия 1917 год: Из истории борьбы политических партий. – М.: Мысль, 1987. – 333 с. [Электронный ресурс]: http://scepsis.ru/library/id_3068.html

4 Декреты Советской власти. Т. 4. М., 1968.

5 Концепции современного естествознания. Самыгин С.И., общ. ред. 4-е изд., перераб. и доп. — Ростов н/Д: «Феникс», 2003. — 448 с.

6 Проблемы этногенеза и роль миграций в становлении народов. Фортунатов В.В. [Электронный ресурс]: http://kemkadri.ru
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации