Управленческие идеи в трудах М.Вебера - файл n1.doc

Управленческие идеи в трудах М.Вебера
Скачать все файлы (210.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc211kb.31.03.2014 18:09скачать

n1.doc



СОДЕРЖАНИЕ


Содержание 2
Введение 3

1. Биография и основные периоды творчества М.Вебера 4


1.1Основные труды 5 1.2Особенности трудов 7

2.Управленческие идеи в трудах М.Вебера 8

2.1Политика и государство 8

2.2Экономика(капитализм) 12 2.3Бюрократическая система 16 2.4Бюрократия и эффективность управления 19

Заключение 25
Список использованной литературы 26

ВВЕДЕНИЕ
Тема моей курсовой работы: “Управленческие идеи в трудах М.Вебера”.

Управление - это функция биологических, социальных, технических, организационных систем, которая обеспечивает сохранение их структуры, поддерживает определенный режим деятельности. В самом общем виде управление предстает как целенаправленный, планируемый, координируемый и сознательно организованный процесс, способствующий достижению максимального эффекта при минимальных затратах ресурсов, усилий и времени. То есть управление - это упорядочение соответствующей структуры и обеспечение эффективного ее функционирования в полном соответствии с закономерностями существования и развития данной системы.

Управление как исторический процесс развивалось с того момента, когда появилась необходимость регулировать совместную деятельность коллективов людей. История насчитывает немало примеров рационального управления не только отдельными коллективами, но и целыми государствами и империями.

Максимилиан Карл Эмиль Вебер – немецкий социолог, историк и экономист. В истории менеджмента Вебер известен как создатель классической теории управления: бюрократической теории организации. Она вошла практически во все учебники по социологии, политологии, управлению, ее анализу посвящены сотни научных исследований, книг и статей.

Немецкий учёный создал основы и разработал парадигму современных организационно-управленческих концепций. Его заслуга заключается в научном обосновании теоретико-прикладной концепции бюрократии как формы проявления рационализации управления и общественной власти. Веберовская теоретико-прикладная концепция бюрократии явилась продуктивной, базовой моделью для возникновения новых концепций и теорий управления и организаций. В то время Макс Вебер так точно разрабатывал концепции, что даже в настоящее время их используют.

Целью данной курсовой работы является изучение управленческих идей в работах Макса Вебера. Для этого необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить работы М.Вебера по данной теме.

2. Рассмотреть управленческие идеи в этих работах.

Объектом исследования являются работы М. Вебера.

Предмет данной курсовой работы - идеи М.Вебера.
1.биография и основные периоды творчества м.вебера

Макса Вебера (1864-1920) трудно назвать просто «социологом» - его интересы и идеи охватывают многие дисциплины. Он родился в Германии, там прошла вся его академическая карьера. Вебер был подвержен депрессиям и не мог посвятить себя классической карьере университетского преподавателя, однако он располагал некоторыми личными средствами, что дало ему возможность посвятить себя научной работе. Он был человеком широчайшей образованности. Труды Вебера охватывают различные области не только социологии, но также экономики, права, философии и сравнительной истории, и значительная часть его работ посвящена развитию современного капитализма.

1882 год потупил в Гейдельбергский университет. Вебер принят на факультет права. Также он изучает историю, экономику и философию. Принимает участие в жизни студенческой корпорации.

1883 год после трёх семестров в университете в течение года находился на военной службе в Страсбурге, сначала в качестве простого солдата, а затем офицера имперской армии, чем всегда будет очень гордиться.

1884 год возобновление учёбы в Берлинском университете.

1886 год сдача первых университетских экзаменов по юриспруденции.

1887-1888 года. Принимает участие в военных манёврах в Эльзасе и Восточной Пруссии. Вступает в союз социологической политики, куда входит группа представителей университетской интеллигенции самых разных убеждений, интересующихся социальными проблемами.

1889 год защита в Берлине диссертации на тему «К истории торговых обществ в средние века». Изучает итальянский и испанский языки. Вступает в адвокатский корпус Берлина.

1890 год сдает очередные экзамены по праву.

1891 год пишет диссертацию «Римская аграрная история и её значение для государственного и частного права». Собеседование во время её защиты с профессором Моммзеном послужило поводом для приглашения Вебера на должность профессора кафедры факультета права Берлинского университета.

1892 год завершает работу над положением сельскохозяйственных рабочих восточных областей Германии.

1893 год женитьба на Марианне Шнитгер.

1894 год выходит работа «Тенденции к изменению положения сельско-

хозяйственных рабочих Восточной Германии».

1895год поездка в Шотландию и Ирландию.

1896год Вебер принимает у ушедшего в отставку Книса кафедру в университете Гейдельберга. Работа «Социальные причины падения античной цивилизации».

1897год тяжелое нервное расстройство Вебера заставляет прервать на четыре года всякие работы. Он путешествует по Италии, едет на Корсику, чтобы обрести душевный покой.

1899год по собственной воле выходит из Пангерманской лиги.

1902год возобновляет преподавательскую деятельность в Гейдельбергском университете, но не в состоянии полностью восстановить былую активность своей университетской жизни.

1904 год публикация первой части «Протестантская этика и дух капитализма» и очерка «Объективность социально-научного и социально-политического познания».

1905год публикация второй части «Протестантская этика и дух капитализма».

1907год получение наследства позволяет Веберу полностью посвятить себя науке.

1908год организует немецкую ассоциацию социологов и издает серию наук по социальным наукам.

1909год начало работа над «Хозяйством и обществом».

1914год с началом войны поступает на службу.

1915год публикация «Хозяйственной этики мировых религий».

1916-1917года публикация глав работы «Социология религий» под названием «индуизм и буддизм» и «Античный иудаизм».

1918год апрель. Поездка в Вену для чтения лекций на летних курсах университета, в которых он раскрывает свое понимание социологии политики и религии в виде «Позитивной критики материалистической концепции истории».

Зимой читает два доклада в Мюнхенском университете: «Наука как призвание и профессия». После капитуляции становиться экспертом германской делегации в Версале. Публикует очерк «Смысл свободы от оценки в социальной и экономической науки».

1919год принимает кафедру в Мюнхенском университете.

1919-1920года читает курс лекций под названием «История хозяйства», который будет опубликован в 1924 году. Без особого энтузиазма признает Республику, становиться свидетелем революционной диктатуры Курта Эйнснера в Мюнхене, входит в состав комиссии по подготовке проекта Веймарской конституции. Продолжает работу над книгой «Хозяйство и общество», первые части которой отпечатаны к осени 1919года. Книга остается незавершенной.

1920год 14 июля Макс Вебер скончался в Мюнхене.

1922год публикация его женой, вдовой Марианной Вебер, книги, «Хозяйство и общество»; Новые издания этого труда, появляются в 1925 и 1956 годах.
1.1ОСНОВНЫЕ ТРУДЫ
Творчество Макса Вебера значительно и разнообразно. В целом труды Макса Вебера можно разделить на три категории:

  1. В рамках экономической истории Вебер занимался проблемой идентификации экономических явлений прошлого, теоретическое осмысление которых велось на основе анализа современного капиталистического общества. В своих исследованиях Вебер широко использовал понятие идеального типа, сопоставление с которым позволяло выявить соответствующие явления в неразвитых экономических формах исторического прошлого. В ряде работ («Объективность ученого-обществоведа и социально-политическое познание», 1904) Вебер подверг это понятие анализу с позиций общеметодологического подхода, рассматривая его в качестве важнейшего в социологии («О категориях понимающей социологии», 1913).

  2. В ходе методологического переосмысления первоначальной функции экономических понятий историческая политэкономия превращалась у Вебера в историческую социологию, в рамках которой он пытался выявить роль протестантской хозяйственной этики в генезисе западноевропейского капитализма, а также связь хозяйственной жизни общества, материальных и идеальных интересов различных социальных групп с религиозным сознанием. Его работы сыграли значительную роль в становлении и развитии социологии религии как специальной области знания. В то же время идеи Вебера были подвергнуты критике в одних случаях за преувеличение хозяйственной роли религии вообще, в других за преувеличение роли протестантской хозяйственной этики в становлении западноевропейского капитализма.

  3. Социальная философия, лежащая в основе исторической социологии Вебера, наиболее отчетливое воплощение получила в работе «Протестантская этика и дух капитализма» (1904-1905). Главной идеей веберовской социальной философии является идея экономической рациональности, нашедшей свое последовательное выражение в современном капиталистическом обществе с его рациональной религией (протестантизм), рациональным правом и управлением (рациональная бюрократия), рациональным денежным обращением и обеспечивающими возможность максимально рационального поведения в хозяйственной сфере и позволяющими добиться предельной экономической эффективности. Эта тенденция, по Веберу, проникает во все сферы межчеловеческих взаимоотношений и культуры. Дальнейшую разработку веберовская идея рациональности получает в связи с его концепцией рациональной бюрократии, представляющей собой, по его мнению, высшее воплощение капиталистической рациональности («Хозяйство и общество», 1921). Мысль Вебера о прогрессирующей рационализации как неизбежной «судьбы Запада», социальным носителем которой является рациональная бюрократия, вступает в противоречие с его представлением о социально-экономических категориях как идеально-типических конструкциях, играющих исключительно эвристическую роль в социальном познании и не претендующих на роль категориального выражения объективных обществ, тенденций и закономерностей.


1.2особенности трудов
В социологии власти Вебер следует своему методу. В соответствии с ним выделяется три типа легитимации власти (господства): 1) рациональный, основанный на вере в законность существующих порядков и законное право властвующих на отдачу приказаний; 2) традиционный, основанный на вере в святость традиций и право властвовать тех, кто получил власть в соответствии с этой традицией; 3) харизматический, основанный на веру в сверхъестественную святость, героизм или какое-то иное достоинство властителя и его власти. В этом контексте формулируется веберовская теория рациональной бюрократии, связанной с первым типом власти.

В социологии экономики Вебер выделяет две идеально-типические организации экономического поведения традиционную и целерациональную. Первая существует с древности, вторая развивается в Новое время. Преодоление традиционализма связано с развитием современной рациональной капиталистической экономики, которая предполагает наличие определённых типов социальных отношений и определённых форм социального порядка.

Анализируя эти формы, Вебер приходит к двум выводам: идеальный тип капитализма описывается им как торжество рациональности во всех сферах хозяйственной жизни, причём подобное развитие не может быть объяснено исключительно экономическими причинами. В последнем случае Вебер полемизирует с марксизмом. В своей работе «Протестантская этика и дух капитализма» Вебер пытается объяснить генезы современного капитализма. Он усматривает связь между этическим кодексом протестантских вероисповеданий и  духом капиталистической экономики. В протестантизме в противоположность католичеству упор делается не на изучении догматики, но на моральной практике, выражающейся в мирском служении человека, в выполнении своего мирского долга. Это то, что Вебер назвал «мирским аскетизмом». Параллели между протестантским акцентом на мирском служении и идеалом капиталистической рациональности позволили Веберу связать Реформацию и возникновение капитализма: протестантизм стимулировал возникновение специфических для капитализма форм поведения в быту и хозяйственной жизни.


2.управленческие идеи в трудах м.вебера
2.1 политика и государство
На протяжении всей своей жизни Макс Вебер активно интересовался государством и политикой и не только с социологической точки зрения, но и с практической. В последние годы своей жизни Макс Вебер находился на государственной службе, участвовал в важнейших политических событиях, а после Первой мировой войны даже стал официальным государственным советником. Он хоть и не на прямую, но все же сам участвовал в управлении государством и знал о политике не понаслышке.

От разговора о политике как призвание непроизвольно можно ожидать высказываний и оценок по злободневным вопросам. Из данной работы я бы хотела исключить все вопросы, относящиеся к тому, какую политику следует проводить, какое , таким образом содержание следует придавать своей политической деятельности. Они не имеют никакого отношения к общему вопросу: какие были управленческие идеи. Далее, я бы хотела рассмотреть как смотрел на этот вопрос Макс Вебер.

Итак, что он понимал под политикой? Это понятие имеет чрезвычайно широкий смысл и охватывает все виды деятельности по самостоятельному руководству. Говорят о валютной политики банков, о дисконтной политике Имперского банка, о политике профсоюза во время забастовки, можно говорить о политике правления, руководящего корпорацией, наконец, даже о политике умной женщины, которая стремиться управлять своим мужем. Конечно, сейчас я не буду рассматривать это понятие столь широко. Итак, политика, судя по всему, означает стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает. В сущности, такое понимание соответствует и словоупотреблению. Кто занимается политикой, тот стремиться к власти: либо к власти как средству, подчиненному другим целям, либо к власти ради нее самой, чтобы наслаждаться чувством престижа, которое она дает.

Способность организации эффективно функционировать зависит от структуры власти. Сообразная духу времени власть дает менеджеру рычаги контроля, необходимые для того, чтобы придать организационной работе рационально-бюрократическую форму.

По мнению М. Вебера, именно легитимная/правовая и рациональная власть обладает приоритетом над другими видами контроля (например, взятками или фаворитизмом) как основа внутриорганизационной деятельности и принятия решений. Применительно к обществу в целом Вебер выделил 3 типа власти, которые объясняют само создание и контроль крупных организаций:

1. Рационально-правовая / легальная основа власти - власть основана на вере сотрудников в легальность правил, в право власть предержащих отдавать команды; данный тип власти - основа создания и контроля большинства государственных учреждений, а также наиболее распространенная повсеместно основа власти.

2. Традиционная власть основана на вере в традиции и правовой статус стоящих у руля власти и применяющих власть (на основе этих традиций). Этот тип власти - основа контроля в монархиях, религиозных институтах, а также - в некоторых организациях стран Латинской Америки и Персидского Залива.

3. Харизматическая власть основана на верности избранному индивидууму, обладающему исключительными личными характеристиками или героизмом, и на его приказах и распоряжениях. На таких харизматических лидерах держится большинство революционных военизированных организаций, равно как и гражданских.

В современных организациях могут сосуществовать все 3 типа власти, но их основой остается рационально-правовая модель, определяющая внутриорганизационные процессы и процесс принятия решений.

Правовое государство Вебер предпочитает называть нетрадиционным: оно выступает у него как легальное господство. Прежде чем выяснить, почему это так, посмотрим внимательнее, что представляет собой этот тип господства. Вебер, кладет в основу легального господства целерациональные действия, то есть соображение интереса. В своем чистом виде, стало быть, легальное господство ценностного фундамента не имеет. Не случайно и осуществляющая этот тип господства бюрократическая машина должна служить исключительно интересам дела. Важно отметить, что отношения господства в «рациональном» государстве рассматриваются Вебером по аналогии с отношением в сфере частного предпринимательства.

Политическая позиция Вебера так же как и его теория господства, представляла собой существенный отход от позиций классического либерализма, теоретически представленного в Германии, в частности, неокантианцами. Теоретически это отход, как нам представляется, наиболее ярко выявился в рассмотрение им правового буржуазного государства как образования чисто функционального, нуждающегося в легитимировании со стороны внешних по отношению к нему «ценностей».

С одной стороны, Вебер выступает как представитель рационалистической традиции. Это сказывается как на его методологии, ориентирующийся на сознательное, субъективно мотивированное индивидуальное действие, так и на его политических взглядах: политические статьи и выступления Вебера с 90-х годов прошлого века направленный против аграрного консерватизма и идеологии немецкого юнкерства, которой Вебер противопоставляет буржуазно- либеральную позицию.

Сам Вебер не двусмысленно указал на связь понятия рациональности с важнейшей для него ценностью, свободой, в своей полемике. Человек тем свободнее, чем рациональнее его действие, т.е. чем яснее он сознает преследуемую цель и чем сознательнее избирает адекватные ей средства.

В политическом плане это сказывается в отходе немецкого социолога от классического либерализма. Этот своей отход Вебер наметил прежде всего при рассмотрении проблем политической экономии. Политэкономия, по его мнению, не может ориентироваться ни на этические, ни на производственно-технические идеалы, она может и должна ориентироваться на идеалы национальные. Нация выступает у Вебера как важнейшая политическая ценность. Правда, нужно сказать, что его «национализм» не носил такого характера, как у немецких консерваторов. Его идеалом было сочетание политической свободы и национального могущества. Кстати, соединение политического либерализма с националистическими мотивами вообще характерно для Германии, и здесь Вебер, пожалуй, не составляет исключения; однако он дает идеям «национализма» несколько иное обоснование, чем немецкий либерализм XIX в.

Государство, равно как и политические союзы, исторически ему предшествующие, есть отношение господства людей над людьми, опирающееся на легитимное насилие как средство. Таким образом, чтобы оно существовало, люди, находящиеся по господством, должны подчиняться авторитету, на который претендуют те, кто теперь господствует. Какие внутренние основания для оправдания господства и какие внешние средства служат ему опорой?

В принципе имеется три вида внутренних оправданий, т.е. оснований легитимности. Во-первых, это авторитет «вечно вчерашнего»: авторитет нравов, освещенных значимостью и привычной ориентацией на их соблюдение. Далее, авторитет необыденного личного дара, полная личная преданность и личное доверие, вызываемое наличием качеств вождя у какого то человека. Наконец, господство в силу «легальности», в силу веры в обязательность легального установления и деловой компетентности, обоснованной рационально созданными правилами. Правда, чистые типы редко встречаются в действительности.

В данном случае я бы хотела рассмотреть прежде всего второй из них: господство, основанное на преданности тех, кто подчиняется чисто личной харизме вождя, так как здесь корениться мысль о призвании в его высшем выражении. Преданность харизме пророка или вождя на войне, или выдающегося демагога в народном собрании, или о парламенте как раз и означает, что человек подобного типа считается внутренне призванным руководителем людей, что последние подчиняются ему не в силу обычая или установления, но и потому что верят в него. Правда сам вождь живет своим делом.

Конечно, главными фигурами в механизме политической борьбы не были одни только политики в силу их «призвания» в собственном смысле этого слова. Но решающую роль здесь играет тот род вспомогательных средств, которые находятся в их распоряжении. Как политически господствующие силы начинают утверждаться в своем государстве? Данный вопрос относится ко всякого роду господства во всех его формах: к традиционному, равно как и к легальному, и к харизматическому.

Штаб управления, представляющий во внешнем проявление предприятие политического господства, как и всякое другое предприятие, прикован к властелину, конечно, не одним лишь представлением о легитимности. Его подчинение связано двумя средствами, апеллирующими к личному интересу: материальным вознаграждением и социальным почетом. Политический союз, в котором материальные средства управления полностью или частично подчинены произволу зависимого штаба управления, мы будем называть расчлененным союзом.

Можно заниматься политикой - то есть стремиться влиять на распределение власти между политическими образованьями и внутри них - как в качестве политика «по случаю», так и в качестве политика для которого эта побочная или основная профессия, точно так же, и при экономическом ремесле. Политиками «по случаю» являемся все мы, когда отпускаем свой избирательный бюллетень и т.д. У многих людей подобными действиями и ограничивается их отношение к политике. Политиками «по совместительству» являются в наши дни, например, все те доверенные лица и правления партийно-политических союзов, которые - по общему правилу - занимаются этой деятельностью лишь в случае необходимости, и она не становится для них первоочередным «делом жизни» ни в материальном, ни в идеальном отношение. Точно так же занимаются политикой члены государственных советов и подобных совещательных органов, начинающих функционировать лишь по требованию.

Есть два способа сделать из политики свою профессию: либо жить для политики, либо жить за счет политики и политикой. Кто живет для политики, в каком-то внутреннем смысле творит свою жизнь из этого - либо он открыто наслаждается обладанием властью, которую осуществляет, либо черпает свое внутреннее равновесие и чувство собственного достоинства из сознания того, что служит делу, и тем самым придает смысл своей жизни. Именно в таком смысле всякий серьезный человек, живущий для какого то дела, живет также и этим делом. За счет политики как профессии живет тот, кто стремиться сделать из нее постоянный источник дохода; для политики - тот, у кого иная цель.

Если государством или партией руководят люди, которые живут исключительно для политики, а не за счет политики, то это означает «плутократическое» рекрутирование политических руководящих слоев. Несомненно, профессиональные политики непосредственно не вынуждены искать вознаграждения за свою политическую деятельность, на что должен претендовать всякий неимущий политик.

Руководить политикой можно либо в порядке «почетной деятельности» и тогда ее занимаются «независимые», то есть состоятельные люди. Или же к политическому руководству допускаются неимущие и тогда они должны иметь вознаграждение. Профессиональный политик, живущий за счет политики, может быть чистым чиновником на жалованье. Подлинной профессией настоящего чиновника - это имеет решающее значение для оценки нашего прежнего режима - не должна быть политика. Он должен управлять прежде всего беспристрастно - данное требование применимо даже к так называемым политическим управленческим чиновникам, по меньшей мере официально, пока под вопрос не поставлены государственные интересы господствующего порядка.

Так какие же внутренние радости может предложить карьера политика и какие личные предпосылки она предполагает в том, кто ступает на данный путь? Этот вопрос задает себе Вебер и вот, что он считает по данному поводу. Прежде всего, она дает чувство власти. Даже на формально скромных должностях сознание влияния на людей, участия во власти над ними, но в первую очередь - чувство того, что и ты держишь в руках нерв исторически важного процесса. Также необходимо отметить, что в основном три качества являются для политика решающими: страсть, чувство ответственности, глазомер.

И закончить данный пункт своей работы я бы хотела словами Вебера: «Лишь тот, кто уверен что он не дрогнет, если, с его точки зрения, мир окажется слишком глуп или слишком подл для того, что он хочет ему предложить; лишь тот, кто вопреки всему способен сказать « и все- таки!»,-лишь тот имеет профессиональное призвание к политике».[4]

2.2 экономика (капитализм)

Основным предметом веберовских исследований является капитализм, а самым известным трудом «Протестантская этика и дух капитализма». Причем капитализм, взятый не в одном измерении, а в его культурно-исторической целостности, воплощающей в себе все многообразие его измерений. Впервые данное произведение было опубликовано в 1905 г. в Германии и с тех пор является одной из лучших работ по анализу причин возникновения современного капитализма.

«Капитализм, по Веберу, определяется наличием предприятий, цель которых получение максимальной прибыли, а средство достижения этой цели - рациональная организация труда и производства. Сочетание стремления к прибыли с рациональной дисциплиной - вот исторически индивидуальная черта западного капитализма. Индивиды, жаждущие денег, имелись во всех известных обществах, но редкая и, возможно, уникальная особенность капитализма состоит в том, что желание наживы удовлетворяется не путем завоевания, спекуляций или других авантюр, а с помощью дисциплины и науки».[6]

В начале своей знаменитой книги  Вебер проводит детальный анализ статистических данных, отражающих распределение протестантов и католиков в различных социальных слоях. На основании данных, собранных в Германии, Австрии и Голландии он приходит к выводу, что протестанты преобладают среди владельцев капитала, предпринимателей и высших квалифицированных слоев рабочих.

Кроме того, совершенно очевидны различия в образовании. Так, если среди католиков преобладают люди с гуманитарным образованием, то среди протестантов, готовящихся, по мнению Вебера, к «буржуазному» образу жизни больше людей с техническим образованием. Он объясняет это своеобразным складом психики, складывающийся в процессе начального воспитания.

Так же Вебер замечает, что католики, не занимая ключевых постов в политике и коммерции, опровергают тенденцию о том, что национальные и религиозные меньшинства, противостоящие в качестве подчиненных какой-либо другой «господствующей» группе концентрируют свои усилия в области предпринимательства и торговле. Так было с поляками в России и Пруссии, с гугенотами во Франции, квакерами в Англии, но не католиками в Германии.

Он задается вопросом, с чем связано столь четкое определение социального статуса во взаимосвязи с религией. И, не смотря на то, что действительно существуют объективно-исторические причины преобладания протестантов среди наиболее обеспеченных слоев населения, он все же склоняется к тому, что причину различного поведения следует искать в «устойчивом внутреннем своеобразии», а не только в историко-политическом положении.

Далее следует попытка дать определение так называемого «духа капитализма», вынесенного в заглавие книги. Под духом капитализма Вебер понимает следующие: «комплекс связей, существующих в исторической действительности, которые мы в понятии объединяем в одно целое под углом зрения их культурного значения.

Автор приводит целый ряд цитат Бенджамина Франклина, который является неким пропагандистом философии скупости. В его понимании идеальный человек - «кредитоспособный, добропорядочный, долг которого рассматривать приумножение своего капитала как самоцель». На первый взгляд речь идет о чисто эгоистичной, утилитарной модели мира, когда «честность полезна только потому, что дает кредит». Но высшее благо этой этики в наживе, при полном отказе от наслаждения. И, таким образом, нажива мыслится как самоцель. В данном случае речь идет не просто о житейских советах, а о некой своеобразной этике. Так же можно сказать, что такая позиция является прекрасным этическим основанием теории рационального выбора. Вебер считает, что честность, если она приносит кредит столь же ценна, как и истинная честность.

Вебер замечает такую характерную особенность, что если рассматривать капитализм с точки зрения марксизма, то все его характерные черты можно обнаружить в Древнем Китае, Индии, Вавилоне, но всем этим эпохам не хватало именно духа современного капитализма. Там всегда была жажда к наживе, деление на классы, но не было нацеленности на рациональную организованность труда.

Так, южные штаты Америки были созданы крупными промышленниками для извлечения наживы, но там дух капитализма был менее развит, нежели в позднее образованных проповедниками северных штатах.

Исходя из этого, Вебер разделяет капитализм на «традиционный» и «современный», по способу организации предприятия. Он пишет, что современный капитализм повсюду натыкаясь на традиционный, боролся с его проявлениями. Автор приводит пример с введением сдельной оплаты труда на сельскохозяйственном предприятии в Германии. Так как сельхозработы носят сезонный характер, и во время уборки урожая необходима наибольшая интенсивность труда, то была проведена попытка стимулировать производительность труда за счет введения сдельной заработной платы, и соответственно, перспективы ее повышения. Но увеличение заработанной платы привлекало человека, порожденного «традиционным» капитализмом, гораздо менее чем облегчение работы. В этом сказывалось докапиталистическое отношение к труду.

Вебер считал, что для развития капитализма, необходим некоторый избыток населения, обеспечивающий наличие на рынке дешевой рабочей силы. Но низкая заработанная плата отнюдь не тождественна дешевому труду. Даже чисто в количественном отношении производительность труда падает в тех случаях, когда не обеспечивает потребностей физического существования. Но низкая заработная плата не оправдывает себя и дает обратный результат в тех случаях, когда речь идет о квалифицированном труде, о высокотехнологичном оборудовании. Т.е. там, где необходимо и развитое чувство ответственности, и такой строй мышления, при котором труд становился бы самоцелью. Такое отношение к труду не свойственно человеку, а может сложиться лишь в результате длительного воспитания.

Таким образом, радикальное различие между традиционным и современным капитализмом не в технике, а в человеческих ресурсах, точнее, отношении человека к труду. Эти различия приведены в таблице:


Традиционный человек

Современный протестант

Работает, чтобы жить

Живет, чтобы работать

Профессия — бремя

Профессия — форма существования

Простое производство

Расширенное производство

Не обманешь — не продашь

Честность — лучшая гарантия

Основной вид деятельности — торговля

Основной вид деятельности — производство


Идеальный тип капиталиста, к которому приближаются некоторые немецкие промышленники того времени, Вебер обозначал так: «ему чужды показная роскошь и расточительство, упоение властью, ему присущ аскетический образ жизни, сдержанность и скромность». Богатство дает ему иррациональное ощущение хорошо исполненного долга. Поэтому этот тип поведения так часто осуждался в традиционных обществах, «неужели нужно всю жизнь напряженно работать, чтобы потом все свое богатство унести в могилу?».[8]

Далее Вебер анализирует современное общество и приходит к выводу о том, что капиталистическое хозяйство не нуждается больше в санкции того или иного религиозного учения и видит в любом влиянии церкви на хозяйственную жизнь такую же помеху, как и регламентация экономики со стороны государства. Мировоззрение теперь определяется интересами торговли и социальной политики. Все эти явления той эпохи, когда капитализм, одержав победу, отбрасывает ненужную ему опору. Подобно тому, как он в свое время сумел разрушить старые средневековые формы регламентирования хозяйства только в союзе со складывающейся государственной властью, он, может быть, использовал и религиозные убеждения. Ибо едва ли требует доказательство то, что концепция наживы противоречит нравственным воззрениям целых эпох.

Отношение носителей новых веяний и церкви складывались достаточно сложно. К торговцам и крупным промышленникам церковь относилась достаточно сдержано, считая то, что они делают в лучшем случае только терпимым. Торговцы же, в свою очередь, опасаясь грядущего после смерти, старались задобрить Бога, посредством церкви, подарками в виде крупных сумм денег, передаваемых как при жизни, так и после смерти.

Вебер проводит глубокий анализ эволюции взглядов на занятие мирской деятельностью предреформенной церкви. Он сразу же оговаривается, что программа этических реформы никогда не стояла в центре внимания кого-либо из реформаторов. Спасение души, и только оно, было основной целью их жизни и деятельности. Этические воздействия их учений были лишь следствием религиозных мотивов. Вебер считает, что культурные влияния реформ в значительной своей части были непредвиденными и даже нежелательными для самих реформаторов.

Вебер проводит морфологический разбор слова призвание в немецком и английском языках. Это слово впервые появилось в Библии и далее оно обрело свое значение во всех светских языках народов, исповедующих протестантизм. Новое в этом понятии то, что выполнение долга в рамках мирской профессии рассматривается как наивысшая нравственная задача человека. В этом утверждении находит подтверждение центральный догмат протестантской этики в противу католицизму, отвергающий пренебрежение мирской нравственностью с высот монашеской аскезы, а предлагает выполнение мирских обязанностей так, как они определены для каждого человека его местом в жизни. Тем самым обязанность становится его призванием. Т.е. декларируется равенство всех профессий перед Богом.

Основные значимые догматы протестантизма:

Протестантская церковь отменила выкуп грехов. Взаимоотношения Бога и человека были определены предельно жестко - есть избранные и есть неизбранные, изменить ничего нельзя, но можно почувствовать себя избранным. Для этого необходимо, во-первых, тщательно исполнять свой профессиональный долг, а во-вторых, избегать наслаждений - и в совокупности это должно обеспечить рост богатства. Так появился веберовский предприниматель: трудолюбивый, инициативный, скромный в потребностях, любящий деньги ради самих денег.
2.3бюрократическая система
Большую роль в становлении менеджмента сыграли труды Макса Вебера, посвященные анализу бюрократических систем.

Интерес к бюрократической организации у Вебера не был случайным. Конец XIX-начало XX века - это эпоха зарождения крупномасштабных организаций. Если в США они возникали главным образом в частном секторе экономики, то в отсталой в то время Германии - преимущественно в государственном. Специфика развития капитализма в Германии состояла в том, что она до конца так и не освободилась от феодально-бюрократической системы. Как государство бюрократическое с остатками феодального уклада, Германия была похожа скорее на Францию, нежели на Англию или Соединенные Штаты.

Не только социальные институты, но и образ жизни немцев свидетельствовал об историческом своеобразии Германии. Немцы никогда до конца не разделяли принципов индивидуализма, присущих американцам, в большей мере они склонны к службе и в меньшей - к рискованному предпринимательству. Идеалы бюрократической государственной машины - гарантированная занятость, продвижение по службе, аккуратность и педантизм в исполнении своих обязанностей - как нельзя лучше подходили немецкой ментальности.

Термин «бюрократия» имеет множество значений. В XIX веке «бюрократия» обычно употреблялась для обозначения особого типа политической системы. Она обозначала систему, в которой министерские посты занимались профессиональными чиновниками, как правило, ответственными перед наследственным монархом. Бюрократии при этом противопоставлялась система представительного правления, то есть правление выборных политиков, подотчетных законодательному собранию или парламенту.

Один из вариантов использования этого понятия относится к социологии организаций и ведет свое происхождение из работ Макса Вебера. Основным источником, в котором она представлена, служит фундаментальный труд «Хозяйство и общество». Концепция бюрократии («власть канцелярии» - франц.) как успешный путь реализации функции управления - «организовывания» - была разработана Вебером на основе изучения работы государственных учреждений Европы. Вебер разработал систему административно-управленческих параметров, которые давали бы возможность крупным организациям оставаться эффективными и рациональными. Вебер стремился разъяснить, как именно следует спроектировать организацию, чтобы она сыграла свою позитивную роль в развитии общества в целом.

Сущность бюрократии, по Веберу, заключается в том, что она способна оказать реальную помощь в развитии организации. Вебер ввел систему организационных характеристик, обеспечивающих эффективность функционирования - причем как государственных, так и частных коммерческих организаций. Эти характеристики приведены в таблице:


Бюрократия

Легитимные основы власти

(1) правила и процедуры

(1) рационально-правовая // легальная основа

(2) специализация, разделение труда

(2) традиционная основа

(3) иерархия власти

(3) харизматическая основа

(4) технически грамотный / квалифицированный персонал

 

(5) отделение должности от власти

 

(6) письменные коммуникации

 


Правила и стандартные процедуры способствуют тому, чтобы организационная деятельность протекала предсказуемо и рутинно, то есть была стабильной. Специализация производственных обязанностей означает, что у каждого сотрудника есть своя, четко сформулированная задача. Иерархия власти обеспечивает реальный механизм воздействия на персонал и управления им, а также - контроля. Техническая компетентность представляет собой ту основу, на которой человека берут на работу (вместо дружеских отношений, семейных связей или личной симпатии). Отделение самой должности от личности человека, ее занимающего, означает, что должность - «кресло» не является личной собственностью, что ее нельзя получить / передать по наследству. Документализация и протоколизация организационных процессов и организационной деятельности способствует сохранению важных данных и обеспечению перманентности процессов. И хотя сегодня бюрократическая концепция все больше критикуется, система рационального контроля, предложенная Вебером, остается актуальной в свете рационализации организационной формы и структуры. Логически-рациональная модель организации Вебера позволяет ей быть эффективной с точки зрения руководства и служить интересам всего общества.

Он построил систему так называемой идеальной бюрократии, в рамках которой сформулировал основные принципы работы жестко регламентированной иерархической структуры.

Этими принципами являются:

вся деятельность организации расчленяется на простейшие элементарные операции, выполнение которых формально закрепляется за отдельными звеньями;

каждый руководитель наделяется формально закрепленной властью, которая действует только внутри организации. В построении организации следует четко придерживаться принципа иерархичности;

чтобы исключить влияние индивидуальных особенностей работников на деятельность организации, разрабатываются четкие правила, инструкции и стандарты, которые определяют порядок работы и ответственность каждого члена организации;

любой руководитель должен сохранять дистанцию между подчиненными и им, а также быть беспристрастным по отношению к своим клиентам и подчиненным, быть ко всем справедливым;

каждый член организации должен занимать должность в соответствии с его квалификацией и быть огражденным от произвольного увольнения. Система продвижения по работе может быть построена по принципу продолжительности работы, успешности деятельности или с учетом обоих факторов.

Необходимость разделения труда и его формального закрепления безусловно было положительным фактором, однако при анализе организации Вебер ограничивался рассмотрением функционирования лишь немногих ее элементов. Принципы создания идеальной (бюрократической) организации внесли определенный вклад в развитие формальных систем.

Он придавал огромное значение компетентности, соблюдению правил и процедур, информированности руководителя. Бюрократия  характеризуется Вебером чисто теоретически - как идеальный тип,  имеющий характер «модели», с которой должна затем сравниваться действительность.

Макс Вебер писал: «Приближается диктатура чиновника».[10]Причиной этого служила, как он утверждал, уникальная способность бюрократии справляться со сложными управленческими задачами в массовом индустриальном обществе. Очевидно, что бюрократия парадоксальным образом является необходимой, но неизменно порождает проблемы.

Для Вебера бюрократия означает систему администрации, осуществляемой на постоянной основе специально подготовленными профессионалами в соответствии с предписанными правилами. Вебер указывает, что этот тип управления, хотя он возник в таких бюрократических государствах, как Пруссия, становился все более преобладающим во всех политических системах и, более того, во всех организациях, в которых управление осуществлялось в крупном масштабе: на промышленных предприятиях, в профсоюзах, в политических партиях и т.д. Это очень широкое понятие бюрократии как профессионального управления заключает в себе двойной контраст: во-первых, между управлением и выработкой политического курса, являющейся прерогативой той ассоциации, которая использует бюрократию и которой последняя подчинена в правовом отношении; во-вторых, между современными методами управления и традиционными, которые не являлись специализированными.

2.4БЮРОКРАТИЯ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ
Макс Вебер один из первых кто выдвинул общую теорию организации, применимую ко всем сторонам жизни современного общества.

  В своем определении бюрократии Вебер стремится выделить черты, общие для всех современных административных систем. Он указывает десять таких черт, но для удобства они могут быть сведены к четырем главным признакам. Бюрократическое управление, согласно Веберу, отличают: 1) иерархия - каждый чиновник имеет четко определенную сферу полномочий в иерархической структуре и подотчетен в своих действиях вышестоящему начальству; 2) последовательность - должность является основным видом деятельности, дающим жалованье и перспективу регулярного повышения по службе; 3) безличность - работа производится в соответствии с правилами, которые исключают произвол или фаворитизм, а обо всех действиях дается письменный отчет; 4) специальные знания - чиновники отбираются на основе способностей, получают необходимую подготовку и контролируют доступ к служебной информации. В совокупности все эти черты образуют критерии, которым должна отвечать система управления, чтобы ее можно было назвать «бюрократической».

Управление представляет собой координацию действий по достижению какой-либо цели, а система управления включает в себя набор должностей, служащих для передачи распоряжений руководства организации непосредственным исполнителям. Тем самым не каждый, кто работает в бюрократической организации, является бюрократом. В качестве управленцев бюрократов следует отличать от руководства наверху и от непосредственных исполнителей.

  В своем анализе бюрократии Вебер проводил четкую границу между управленческим персоналом и той ассоциацией или корпоративной группой, которая его использует. Корпоративная группа представляет собой добровольное или принудительное объединение людей (от государства до профсоюза, фирмы, политической партии, университета), которое избирает руководящий орган для управления его делами. Руководящий орган в свою очередь использует управленческий персонал, чтобы проводить в жизнь свои решения. Если аппарат управления отвечает такому критерию, он будет называться бюрократией. Поэтому важно проводить различие между бюрократией и руководящим органом, который ее использует. Представители обеих структур существенно отличаются по характеру своих должностей, функций и ответственности. Члены руководящего органа, как правило, избираются и могут работать не на постоянной основе; их функцией выступает выработка наиболее общей программы действий и правил организации, а также решение вопросов финансирования; они несут ответственность перед всей организацией (избирателями, акционерами, членами). Напротив, бюрократы всегда назначаются вышестоящей инстанцией, перед которой они и отвечают за осуществление политики и использование финансовых средств. Хотя такое разграничение на практике может оказаться размытым.

Если в верхних эшелонах организации различие между бюрократами и «начальниками» или «лидерами» довольно-таки явное, то проведение нижней границы бюрократии более проблематично. Согласно Веберу, существенной характеристикой бюрократа является осуществление власти в канцелярии. Промышленные рабочие не обладают властью и не работают в канцелярии. Секретари и машинистки заняты канцелярской работой, которая имеет важное значение для деятельности бюрократической организации. Но они не осуществляют власть; они являются «канцелярскими служащими», а не «чиновниками». С другой стороны, многие служащие правительственных агентств, стоящие на низших ступенях иерархии, обладают властью над своими клиентами (работники службы социального обеспечения, таможенные чиновники). Исключение их из рядов бюрократии носило бы парадоксальный характер. Тем самым граница бюрократии не может быть просто проведена над непосредственными исполнителями, как предлагалось сделать ранее. Эта граница зависит от природы организации. В частной промышленности бюрократия будет совпадать с управленческим персоналом; в правительственном учреждении она может охватывать более широкий круг лиц.

Мое мнение, что проведение границ является проблемой для любого понятия. Но тогда получается, что бюрократы, по определению, подчинены высшей власти и сами осуществляют власть, следовательно, можно называть бюрократическими те организации, которые действуют в соответствии с принципами веберовской модели, даже если не каждый их сотрудник, как на вершине иерархии, так и на ее нижних этажах, может считаться бюрократом.

До сих пор мы рассматривали веберовскую модель бюрократии и те критерии, которым должна отвечать система управления, чтобы считаться бюрократической. Многие социологи, изучающие организации, приняли веберовское определение. Но Вебер утверждал также, что чем более организация приближалась к его модели, тем большей эффективностью она должна была отличаться, и что именно наивысшая эффективность бюрократической администрации являлась причиной ее распространения в современном обществе. Другими словами, Вебер полагал, что определяющие характеристики бюрократии выступали необходимым условием организационной эффективности; в результате его модель оказывалась также и нормативной. Он писал: «Как показывает опыт, чисто бюрократический тип управленческой организации способен, с чисто технической точки зрения, достичь наивысшей степени эффективности ... и превосходит любую иную форму по своей точности, стабильности, дисциплине, и надежности». А в другом месте он утверждал: «Полностью развитый бюрократический механизм находится в таком же отношении к другим формам организации, как машина к немеханическим способам производства». [10]

Что лежало в основе этого утверждения Вебера? Сразу же нужно отметить два обстоятельства. Во-первых, когда он настаивал на превосходстве бюрократии, то сопоставлял ее не с каким-то абсолютным идеалом, а с формами управления, существовавшими в прошлом - с управлением неоплачиваемых должностных лиц или коллегиальных органов, аристократии или семейных кланов. Во-вторых, под эффективностью Вебер понимал не одну единственную характеристику, а их совокупность, включавшую производительность, расширение масштабов и снижение затрат. Такие свойства требовались, по его мнению, от административной системы, которая должна была соответствовать сложным задачам по управлению массовым индустриальным обществом, а не локальной экономикой, приспособленной к природным циклам и политическим нуждам немногочисленных элит.

Если мы рассмотрим различные элементы веберовской модели бюрократии, то можем увидеть, чем каждый из них соответствует этому критерию эффективности. Основным признаком бюрократии является систематическое разделение труда, при помощи которого административные проблемы разбиваются на ряд поддающихся решению задач, относящихся к сфере деятельности различных должностных лиц и координируемых в рамках централизованной иерархии. Механическая аналогия является здесь довольно точной - разложение сложного движения на ряд элементов и превращение их в управляемый процесс позволяет добиться громадного расширения масштабов, точности и эффективности действия. Другие признаки бюрократии служат той же цели. Ее безличный характер гарантирует отсутствие фаворитизма в подборе персонала, который назначается в соответствии с индивидуальными достижениями, а также в самой управленческой деятельности, свободной от непредсказуемости личных связей. Подчиненность правилам позволяет бюрократии вести большое число дел единообразно, тогда как наличие процедур для изменения этих правил освобождает от ограничений традиции. Для Вебера контраст с традиционными формами управления служил не только средством сравнения, но также и выделения тех черт бюрократии, которые в противном случае считались бы само собой разумеющимися. Так, отделение чиновника от собственности на средства управления позволяло снять финансовые ограничения частного хозяйства и вело к тому, что получение индивидом средств к существованию зависело от организации, тем самым, подчиняя его организационной дисциплине. Эти факторы обеспечивали значительное расширение административных возможностей по сравнению с небюрократическими системами прошлого.

Утверждение Вебера о том, что определяющие критерии бюрократии образуют также модель административной эффективности, неоднократно подвергалось сомнению другими социологами. Их исследования реальной работы организаций говорят о том, что следование бюрократическим нормам может не только способствовать, но и препятствовать эффективности. Это происходит потому, что, как утверждают, принципы бюрократической организации являются более двусмысленными, чем считал Вебер, и им сопутствуют существенные «дисфункциональные» эффекты, которые тем более выражены, чем более последовательно применяются эти принципы. Каждый из таких принципов характеризуется определенным патологическим проявлением. Следование правилам может привести к отсутствию гибкости. Безличный характер отношений порождает бюрократическое безразличие и бесчувственность. Иерархия препятствует проявлению индивидуальной ответственности и инициативы. Считается также, что Вебер не сознавал противоречивого характера бюрократии отчасти потому, что исследования организаций лишь только начинались в первые десятилетия ХХ века. Кроме того, как утверждалось, на его взгляды слишком сильно повлияли примеры прусской армии и системы научной организации труда Тейлора. Модель машинообразной дисциплины, которая была для них характерна, не позволяла понять некоторые аспекты организации, необходимые для ее эффективной работы.

 Что же это за аспекты? Они могут быть поняты в результате противопоставления преимущественно механистической веберовской модели и альтернативных концепций, выдвинутых впоследствии социологами. Одна из альтернатив предлагает идею организации как социальной системы или сети межличностных отношений. Веберовская модель организационной эффективности предусматривает, что все личностные характеристики, не имеющие отношения к исполнению служебных обязанностей, устраняются из организационной деятельности. Если бы это было так, то полное описание организации можно было бы дать, определив обязанности каждого должностного лица и взаимоотношения между ними; эффективность в таком случае достигалась бы в результате рационального распределения обязанностей на каждом уровне иерархии. На практике, однако, люди никогда не подчиняют полностью свои личностные качества ролевым требованиям. Они вступают в организацию как личности с индивидуальными потребностями и ожиданиями, которые они стремятся удовлетворить. А способ их социального взаимодействия в процессе работы может иметь решающее значение для эффективности их деятельности. Игнорирование этих фактов может вызвать сопротивление с их стороны. Людей можно заставить работать по приказу, но не работать эффективно и с самоотдачей. Для этого требуется их активное сотрудничество, которое достигается не только распоряжениями, но и неформальным общением.

 В рамках другого подхода организации рассматриваются как коммуникативные системы, в которых для принятия решений необходимы эффективная передача и обработка информации. Предполагается, что веберовская концепция управления делает основной акцент на осуществлении политики, не уделяя должного внимания ее формулированию и оценке, которые требуют наличия в организации эффективных механизмов сбора и обработки информации. Есть основания полагать, что строго иерархическая структура не является наиболее приспособленной для решения таких задач. Одна из причин этого заключается в том, что основное значение в ней придается передаче распоряжений сверху вниз, тогда как информация должна передаваться и в противоположном направлении. Те, кто находятся на вершине иерархии, могут создать отдельную структуру контроля за осуществлением решений. Но это ведет к расточительному расширению аппарата управления и в любом случае адекватность принимаемых решений лучше всего могут оценить те, кто реально заняты их исполнением. Другим недостатком иерархий является их пирамидальное строение. Хотя такая структура может быть эффективной при распределении задач и передаче инструкций сверху вниз, поток информации в противоположном направлении может вызвать перегрузку и блокирование каналов коммуникации. Иерархические системы страдают как от избытка информации, так и от ее недостатка, а для того, чтобы информация оказалась востребованной, требуются сложные механизмы ее передачи. Все это служит аргументом в пользу децентрализованного типа организации, в которой ответственность за принятие решений передается на нижний уровень, где необходимая информация является доступной.

 К сходному выводу можно прийти на основе еще одной концепции организации, в которой подчеркивается роль специальных знаний. В данной концепции обычно проводится разграничение двух форм власти, которые, как утверждают, Вебер не разделил. Во-первых, это полномочия, соответствующие положению в бюрократической иерархии. Во-вторых, это власть, основанная на специальных знаниях и не связанная с занимаемой должностью. Вебер ответил бы, что эти две формы во многом совпадают и что обладатели бюрократической должности обычно приобретают свои собственные знания и опыт. Однако при этом не принимается во внимание тот факт, что во многих случаях управленцы должны контролировать специалистов в тех сферах, в которых сами они не имеют необходимых знаний - финансовых, технических или профессиональных. Такие подчиненные специалисты могут столкнуться с противоречием между распоряжениями начальства или организационными правилами, с одной стороны, и профессиональными требованиями - с другой. Из этого делается вывод, что наиболее эффективной формой организации для специалистов является не бюрократическая иерархия, а горизонтальная структура, дисциплина в которой поддерживается благодаря преданности организации в целом, а не узко очерченным должностным обязанностям.

Каждая из этих трех альтернативных концепций соответствует различным этапам изучения организаций: переходу от «научного управления» к школе «человеческих отношений»; от механической к кибернетической или информационной модели; от организации как иерархии к организации как ассоциации специалистов. Каждая концепция дает свои собственные рекомендации по достижению организационной эффективности. Из веберовской модели бюрократии следует, что эффективность может быть достигнута благодаря рациональному разделению труда и четкому определению сфер компетенции. Для тех, кто рассматривает организации как системы межличностных отношений, эффективность становится вопросом мотивации подчиненных в условиях, предполагающих взаимный обмен. С точки зрения тех, кто характеризует организации как коммуникативные системы, эффективность достигается в результате отсеивания и передачи информации, а также принятия решений на тех уровнях, где эта информация наиболее доступна. Наконец, для тех, кто придает наибольшее значение применению специальных знаний к решению преимущественно технических проблем, эффективность означает создание такой организационной структуры, в которой специалисты могут наилучшим образом использовать свои профессиональные качества. 

Каждая из этих концепций преподносилась в свое время в качестве окончательной истины. Более приемлемым, однако, было бы рассматривать их не как взаимоисключающие альтернативы, а как взаимодополняющие модели, каждая из которых подчеркивает какой-либо существенный аспект организационной деятельности. Общим для них является признание того, что власть не может заключаться только в официальной иерархии должностей, поскольку подчиненные обладают своими собственными источниками власти, связанными с неформальными социальными отношениями, контролем над информацией и специальными знаниями. Если власть вышестоящих должностных лиц позволяет им выдвигать какие-либо инициативы, то власть подчиненных может быть использована для того, чтобы видоизменить эти инициативы, задержать их осуществление либо воспрепятствовать ему. Реальное управление организацией состоит в способности использовать все эти источники власти в организационных целях, а не в чьих-либо личных интересах. С точки зрения социологии, достижение этого является не вопросом личных качеств, но вопросом организационной структуры. Монолитная иерархия порождает тенденцию к безусловному следованию правилам, а децентрализованная структура, в которой отсутствуют средства контроля, ведет к злоупотреблениям.

Сделаем вывод, что организации сочетают в себе формальные и неформальные отношения, которые следует сбалансировать, представляется совершенно банальным. В действительности именно потому, что общие выводы относительно организационной эффективности выглядят банальностью, многие социологи выступают против каких-либо обобщений, в котором действуют организации. По их мнению, не существует универсально применимых принципов организационной эффективности. Это не означает, что можно поступать совершенно произвольно или основываться лишь на интуиции; но критерии эффективной деятельности будут изменяться в зависимости от ее целей, технических средств и той среды, в которой действует организация. С этой точки зрения, задача теории состоит не в том, чтобы выработать набор абстрактных обобщений, пригодных на все случаи жизни, а в решении вопроса о том, организации какого типа наиболее приемлемы в тех или иных условиях.


заключение
Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод, что основные направления деятельности Вебера - это социология политики, социология религии и социология экономической жизни. Он одним из первых разработал концепцию бюрократии, выделил три типа господства, написал такие работы как «Протестантская этика и дух капитализма», «Хозяйство и общество».

Что же касается его идей в области политики, то здесь можно отметить, что нация выступает у Вебера как важнейшая политическая ценность. Его идеалом было сочетание политической свободы и национального могущества. Государство, равно как и политические союзы, исторически ему предшествующие, есть отношение господства людей над людьми, опирающееся на легитимное насилие как средство. Таким образом, чтобы оно существовало, люди, находящиеся по господством, должны подчиняться авторитету, на который претендуют те, кто теперь господствует. Правовое государство Вебер предпочитал называть нетрадиционным: оно выступает у него как легальное господство. Вебер, кладет в основу легального господства целерациональные действия, то есть соображение интереса. В своем чистом виде, стало быть, легальное господство ценностного фундамента не имеет. Не случайно и осуществляющая этот тип господства бюрократическая машина должна служить исключительно интересам дела. Вебер высоко оценивал возможности бюрократии и считал развитие бюрократии положительной перспективой исторического процесса. По Веберу, идеальный тип бюрократической организации применительно к органам государственного управления включает следующие свойства: управленческая деятельность осуществляется постепенно; установлена сфера власти и компетенции каждого уровня и индивида в аппарате управления; иерархия образует основной принцип контроля за чиновниками; чиновники отделены от собственности на средства производства; управленческая деятельность считается особой профессией; управленческие функции документируются; в управлении господствует принцип безличности.
Список использованной литературы


  1. Арон Р, «Этапы развития социологической мысли», издательство/Универс/, Москва, 1993г., С.488-572.

  2. Вебер М, «Избранные произведения», Москва, 1990г., С.272.

  3. Вебер М, О буржуазной демократии в России/ СоцИС № , 1992г., С.130-134.

  4. Вебер М, Социализм / Политические работы (1895-1919). Москва: Праксис, 2003г., С.300-342.

  5. Гайденко П.П, Давыдов Ю.Н. Проблема бюрократии у Макса Вебера/ Вопросы философии №3, 1991г.

  6. Давыдов Ю.Н, Веберовская социология капитализма/СоцИС №8-10, 1994г., С.32.

  7. Давыдов Ю.Н, Гайденко П.П, «История и рациональность: Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс». Москва, 1991г., С.24.

  8. Давыдов Ю.Н, Гайденко П.П, перевод с немецкого Макс Вебер «Протестантская этика и дух капитализма»/ Избранные произведения, Москва, 1990г.

  9. Кравченко А.И, «Социология Макса Вебера», Москва, 1997г., С.736.

  10. масловский М.В, перевод с английского. Социологический журнал, 1997г.,4



Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации