Вестник гражданского права 2011 №03 - файл n1.doc

Вестник гражданского права 2011 №03
Скачать все файлы (2361.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc2362kb.30.03.2014 09:25скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37
ФАКУЛЬТАТИВНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
В.А. БЕЛОВ
Белов В.А., доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.
Действующий Гражданский кодекс РФ не содержит общих правил о факультативных обязательствах. Из недавно опубликованного на официальном сайте ВАС РФ проекта новой редакции части первой ГК РФ ясно, что ее разработчики находят нужным этот пробел восполнить. Соответствуют ли предпринятые в этом направлении усилия установившемуся в науке представлению о факультативных обязательствах, каковы сами эти представления и какими они должны были бы быть?
Ключевые слова: факультативные обязательства, facultas alternativa, замена исполнения.
The Civil Code of the Russian Federation doesn't contain general rules on optional (facultative) obligations. Recently published at the official - website of the Supreme Commercial Court the draft of the New edition of Part One of the Civil Code makes it clear that the developers find it necessary to fill this gap. Whether there correspond the efforts, undertaken in this direction, with science concept of optional (facultative) obligation, what kind of representations are they and what they should be?
Key words: optional (facultative) obligation, facultas alternativa, changing performance.
1. Факультативные обязательства в памятниках римского права и работах германских юристов.

Понятие факультативного обязательства пришло в русскую науку гражданского права, как и большинство других ее конструкций, от германских пандектистов, которые, в свою очередь, заимствовали свои построения в этой области у средневековых глоссаторов материала римских источников.

В Дигестах Юстиниана (§ 1 п. 12 титула VI кн. XX) читаем: "1. Qui pignoris iure rem persequuntur, a vindicatione rei eos removeri solere, si qualiscumque possessor offerre vellet: neque enim debet quaeri de iure possessoris, cum ius petitoris removeatur soluto pignore" ["§ 1. Те (кредиторы), которые истребуют вещь в силу залогового права, обычно устраняются от виндикации вещи, если владелец, кем бы он ни был, пожелает предложить (этим кредиторам причитающиеся им платежи), и не следует производить разбирательство относительно прав владельца, так как право истца устраняется погашением залога"] <1>. Цитированное место надо понимать так: всякий залогодержатель, будучи управомоченным на владение предметом залога, имеет право потребовать выдачи заложенной вещи от всякого лица, у кого бы она ни находилась (по современному праву - не исключая и ее собственника). Долг владельца заложенной вещи состоит, следовательно, в ее выдаче (передаче, вручении) залогодержателю. Но должник вправе своим односторонним волеизъявлением прекратить данное обязательство предоставлением не самого исполнения, а его замены, в качестве которой в данном случае выступает исполнение основного обязательства, обеспеченного залогом спорной вещи.

--------------------------------

<1> Цит. по: Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.; Отв. ред. Л.Л. Кофанов. Т. IV. Кн. XX - XXVII. М., 2004. С. 90, 91.
В Институциях Юстиниана (pr. et § 3 титула XX кн. IV): "Ex maleficiis servorum, veluti si furtum fecerint aut bona repuerint aut damnum deberint aut iniuriam commiserint, noxales actiones proditae sunt, quibus domino damnato permittitur, aut litis aestimationem suffere aut hominem noxae dedere" ["На случай преступления рабов - если они, например, совершили кражу, разграбили имущество, причинили убыток или нанесли обиду - даны ноксальные иски, по которым господину виновного предоставляется или уплатить цену тяжбы, или выдать раба головою для наказания"] <1>. Кажется, речь идет о типичном альтернативном обязательстве с правом выбора на стороне должника. Но нет! Читаем далее: "Dominus noxali iudicio servi sui nomine conventus servum actori noxae dedendo liberatur. Nec minus perpetuum eius dominium a domino transfertur..." ["Господин, против которого возбужден ноксальный иск по поводу его раба, освобождается от возмещения убытков в случае выдачи истцу раба, и господин теряет собственность в рабе навсегда..."]. Обязательство ответчика по ноксальному иску было, выходит, отнюдь не альтернативным, а вполне определенным - оно состояло в возмещении убытка; исполнения этого обязательства можно было избежать, предоставив его замену - выдав причинившего убыток раба <2>.

--------------------------------

<1> Цит. по: Институции Императора Юстиниана / Пер. Д. Расснера. Кн. I - IV. СПб., 1888 - 1890. С. 349.

<2> Впрочем, из дальнейшего текста (§ 5 цитированного титула) следует, что ноксальный иск преследовал только того, кто имел личную власть над причинившим убыток; прекращение этой личной власти прекращало и ноксальный иск. Это обстоятельство может дать повод к заключению, что содержанием обязательства ответчика по ноксальному иску была все-таки выдача подвластного лица, причинившего убыток, потерпевшему, а возмещение причиненного подвластным лицом убытка представляло собой замену исполнения этого обязательства.
Руководствуясь этими, а также некоторыми другими местами римских памятников, германские пандектисты и романисты взяли за правило при рассмотрении альтернативных обязательств делать оговорку в том смысле, что "...существенно отличен от альтернативного обязательства тот случай, когда должник, будучи обязан к действию, имеет право заменить оное другим действием (так называется facultas alternativa). Здесь второе действие не есть никоим образом in obligatione, а лишь solutione" <1>. Или: "...налицо нет выбора, когда должник только управомочен расплатиться путем другого исполнения (напр., выдать вместо вещи деньги). В этом случае другое исполнение только in solutione (оно достаточно для исчерпания долга), а не в предмете долгового обязательства (налицо не obligatio alternativa, а просто facultas alternativa): поэтому должник в случае наступления не по его вине невозможности совершить главное действие (напр., при случайной гибели вещи) освобождается" <2>.

--------------------------------

<1> Виндшейд Б. Об обязательствах по римскому праву / Пер. с нем. СПб., 1875. С. 12 (сн. 5).

<2> Зом Р. Институции. Учебник истории и системы римского гражданского права. Вып. II: Система / Пер. с 13-го нем. изд. СПб., 1910. С. 244.
2. Факультативные обязательства в интерпретации русских романистов.

Германским предшественникам вторит дружный хор отечественных романистов начиная с В.И. Голевинского (1872), противопоставляющего обязательства "сложные разделительные" (альтернативные) обязательствам "сложным заменительным" (факультативным), в которых "...из двух удовлетворений... одно только составляет главный предмет обязательства, другое же назначается с тою целью, чтобы облегчить уплату, in facultate solutionis; вследствие чего главный предмет обязательства может быть заменен другим, и потому такое обязательство называется заменительным, obligatio facultativa" <1> (выделено мной. - В.Б.). Он же впервые в нашей литературе положительно обозначил необходимо вытекающие из такого понимания факультативного обязательства следствия:

--------------------------------

<1> Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. Варшава, 1872. С. 204, 210.
1) "...недействительность главного предмета влечет за собою недействительность (факультативного. - В.Б.) обязательства";

2) "...род же (факультативного. - В.Б.) обязательства всегда определяется по свойству главного удовлетворения. Так, напр., если главное удовлетворение неделимо, то и (факультативное. - В.Б.) обязательство тоже будет неделимо, несмотря на свойство дополнительного удовлетворения...";

3) "в заменительном обязательстве выбор между главным и дополнительным удовлетворением принадлежит всегда и исключительно должнику; веритель, требуя исполнение... должен поименовать только главное удовлетворение...";

4) "...гибель главного удовлетворения влечет за собою прекращение обязательства, хотя бы дополнительное и не перестало существовать. Если эта гибель последовала по вине должника, то он отвечает за цену погибшей вещи, если только он сам не предпочтет доставить верителю дополнительное удовлетворение" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 210.
Последующие русские романисты дополняют позицию Владислава Ивановича, рассматривая некоторые из ситуаций, в его сочинении не описанных (о возможности существования факультативности на стороне кредитора, о последствиях случайной гибели предмета обязательства и др.), а также уточняют ее главным образом в том смысле, что обязательства факультативные характеризуются единством и определенностью своего предмета, а значит, и исполнения. То, что у В.И. Голевинского называется главным удовлетворением, в позднейшей интерпретации русских ученых становится удовлетворением не просто главным, но и единственным; пресловутое же дополнительное удовлетворение удовлетворением (исполнением) ими вовсе не признается.

Так, Д.И. Азаревич, в частности, пишет (1888), что под заменительными "...разумеются такие обязательства, которые имеют своим предметом одно действие, относятся к одной вещи, но с правом должника погасить их уплатой другой вещи. Такое же право, в смысле требования, может быть предоставлено и кредитору. В этих случаях имеется una res in obligatione, et altera in facultate solutionis... т.е. в обязательстве состоит одна определенная вещь, но погашено оно может быть предоставлением другой вещи. Последняя не составляет предмета обязательства, а поэтому если случайно погибнет действительный предмет обязательства, то должник не обязуется уже ничем перед кредитором" <1> (выделено мной. - В.Б.). В том же смысле высказываются В.В. Ефимов (1894), полагающий, что facultas alternativa "...бывает тогда, когда должник обязан совершить одно какое-либо действие, но он вместе с тем может заменить одно действие или один предмет другим действием или предметом" <2> (выделено мной. - В.Б.), и Н. Макшеев (1895), который считает, что признак множественности вариантов удовлетворения в альтернативных обязательствах был в свое время введен в их определение германскими романистами как раз "...для отличия разделительных обязательств от альтернативной возможности (facultas alternativa, ius alternativum), при которой должник обязан только к одному исполнению..." <3>. Л.Н. Загурский (1898), продолжая уточнять представление о факультативном обязательстве, указывает на неточность самого терминологического его обозначения, ибо из описанного совершенно очевидно, что "...не обязательство есть факультативно, а дача в уплату иной вещи, чем та, которая составляет главный предмет обязательства" <4> (выделено мной. - В.Б.). Наконец, в курсе римского права К.А. Митюкова впервые прямо отмечается, что "...facultas alternativa есть субъективное, личное только преимущество должника" <5> (выделено мной. - В.Б.) - качество, утрачивающееся с переменой должника в порядке правопреемства.

--------------------------------

<1> Азаревич Д.И. Система римского права: Университетский курс. Т. II. Ч. 1. Варшава, 1888. С. 63.

<2> Ефимов В.В. Догма римского права: Лекции. Особенная часть. СПб., 1894. С. 162.

<3> Макшеев Н. Учение о разделительных или двойственных обязательствах (de disiunctivis sive alternativis obligationibus) по римскому праву: Догматическое изложение и интерпретации. Пенза, 1895. С. 9.

Далее, на с. 12, помещена сн. 8, сделанная автором к цитированному месту, в которой он, между прочим, возводит первенство в разграничении альтернативных и факультативных обязательств к имени Ф.К. фон Савиньи, ссылаясь на § 38 его "Обязательственного права", где основоположник современной цивилистики предостерегает от смешения данных понятий, предупреждая, что сопоставление их "...бесполезно, как основанное на общем выражении, а не на внутренней связи". Любопытно, что в русском переводе "Обязательственного права" (М., 1876) этого места нет - видимо, переводчики (В. Фукс и Н. Мандро) посчитали возможным его "сократить".

<4> Загурский Л.Н. Элементарный учебник римского права: Особенная часть. Книга вторая: Обязательственное право. Вып. 1. 2-е изд. Харьков, 1898. С. 38.

<5> Митюков К.А. Курс римского права. 2-е изд. Киев, 1902. С. 185 (окончание сноски с предыдущей страницы).
3. Факультативные обязательства в трудах дореволюционных цивилистов.

В литературу по собственно русскому гражданскому праву представление о факультативных обязательствах проникает сравнительно поздно; так, ничего об обязательствах этого рода мы не находим ни у Д.И. Мейера, ни у К.Д. Кавелина, ни у К.П. Победоносцева. Первым общим курсом гражданского права, в котором встречается упоминание о факультативных или заменительных обязательствах, являются, судя по всему, лекции по обязательственному праву Н.О. Нерсесова, относящиеся, по-видимому, к 1886 - 1887 академическому году и примечательные первым в нашей литературе конкретным современным примером факультативного обязательства: "типичной формой" такового проф. Нерсесов называет... обязательство, обеспеченное неустойкой! В самом деле, "...по такому обязательству обязавшееся лицо может или исполнить свое обязательство, или отказаться от его исполнения, но в таком случае оно обязано уплатить условленную неустойку" <1>. Ноксальные иски, почившие, к слову сказать, еще в самом Риме, наконец-то были оставлены в покое.

--------------------------------

<1> Нерсесов Н.О. Обязательственное право. Б.м., б.г. С. 25.

При этом констатированное им центральное различие альтернативных и факультативных обязательств, состоящее "...в том, что в обязательстве альтернативном существует несколько самостоятельных предметов, в факультативных же обязательствах имеется только один предмет, но должнику предоставляется освободиться от обязательства исполнением дополнительного удовлетворения" (Там же. С. 24) выглядело на фоне цитированных выше романистов вполне традиционно; то же можно сказать про те необходимые следствия, которые были им из этого различия выведены.
Далее (по времени публикации) следует указать на конспект лекций по обязательственному праву, читанных киевским профессором П.П. Цитовичем (1894). С самобытностью, отмечавшейся еще современниками, он пишет: "От альтернативности (aut-aut) нужно отличать другое - facultas solvendi: предмет обязательства один, только на этот предмет могут быть направлены actio и exactio; но должник может, если желает, заменить предмет обязательства чем-то другим (напр., ст. 1586 (т. X ч. 1 Свода законов Российской империи. - В.Б.)): "платежом неустойки... прекращается"; сделки на разность и проч. Такая facultas не теряется и после судебного решения; она может быть осуществлена и при исполнении решения" <1> (выделено мной. - В.Б.).

--------------------------------

<1> Цитович П.П. Обязательства: Конспект лекций по русскому гражданскому праву. Киев, 1894. С. 17.
По аналогичной "модели" выстроены все описания факультативных обязательств, предложенные позднейшими русскими цивилистами: все они составлялись из указаний на (1) внешнюю близость к альтернативным, не уничтожающую, однако, необходимости различать те и другие, + (2) определенность и единственность содержания (предмета) обязательства + (3) его осложнение правом должника предоставить замену исполнения + (4) различную судьбу альтернативных и факультативных обязательств при случайной гибели их предметов (альтернативные сохраняются - факультативные прекращаются). Отличаются в этих описаниях, пожалуй, только примеры факультативных обязательств, сделавшиеся почему-то довольно казуистическими. К примеру, в учебнике гражданского права Г.Ф. Шершеневича (начиная с изд. 1896 г.) приводится пример с обязательством из завещательного отказа, по условиям которого наследник обязуется "...передать пароход "Петр I"... с тем, однако, что ему предоставляется заменить передачу парохода платежом равной по ценности суммы денег" <1>. Тем же примером (даже со ссылкой на Шершеневича) пользуется и К.Н. Анненков (1901) <2>. Аналогичный пример, т.е. с обязательством из завещательного отказа, в котором вместо парохода фигурирует лошадь, а в качестве замены исполнения 200 руб., встречаем у В.И. Синайского (1918) <3>. Напротив, никакой конкретики - просто абстрактные "вещь" и "деньги" - мы не встречаем у В.А. Рязановского (1924) <4>. Самое подробное изложение интересующего нас вопроса находится, конечно, в книге И.Н. Трепицына (1914) <5>, но и в ней к двум уже знакомым нам примерам с завещательным отказом и обязательством, обеспеченным неустойкой, прибавляется всего один новый (ничуть не менее казуистический и, позволим себе заметить, необыкновенный) случай: "...я обещаю предоставить квартиру, но сохраняю за собою право заменить это уплатой такой-то суммы денег" <6>. Конечно, с точки зрения давшего это "обещание" оно выглядит довольно умно, но вот вопрос: а о чем же, спрашивается, думал тот, кто такое обещание принимал? Более реалистичны примеры С.А. Беляцкина (1928): "...а) кредитор получает иностранную валюту или ее стоимость в деньгах страны, либо б) указано в завещании, что легатарий имеет право на пожизненное содержание или денежный эквивалент, в) либо кто-нибудь обяжется выстроить другому новый дом или отдать свой собственный старый..." <7>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. 10-е изд. М., 1912. С. 461.

<2> См.: Анненков К.Н. Система русского гражданского права. Т. III: Права обязательственные. 2-е изд. СПб., 1901. С. 35 - 36. Интересно, что именно к проф. Шершеневичу почтенный Константин Никанорович приурочивает начало внимания русской юридической науки к факультативным обязательствам. Выше мы показали, что это точно не так: при всем нашем уважении к Габриэлю Феликсовичу в этом вопросе у него было достаточно именитых предшественников.

<3> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. Вып. II: Обязательственное, семейное и наследственное право. 2-е изд. Киев, 1918. С. 8 - 9.

<4> См.: Рязановский В.А. Лекции по гражданскому праву. Вып. IV: Права обязательственные. 2-е изд. Харбин, 1924. С. 20 - 21.

<5> См.: Трепицын И.Н. Гражданское право губерний царства Польского и русское в связи с проектом Гражданского уложения. Общая часть обязательственного права. Варшава, 1914. С. 52 - 54.

<6> Там же. С. 53.

<7> Беляцкин С.А. Частное право в основных принципах (курс гражданского права). Каунас, 1928. С. 329.
4. Постановка М.М. Агарковым вопроса о факультативных обязательствах как институте, сходном с заменой и предоставлением с целью исполнения.

Установленное "старорежимными" цивилистами понятие факультативных обязательств в полной мере и со всеми своими особенностями перешло в советскую литературу. Вот что писал в первом советском вузовском учебнике гражданского права М.М. Агарков (1938): "От альтернативного обязательства нужно отличать факультативное обязательство. В факультативном обязательстве лишь одно действие составляет содержание обязательства, но должник имеет право заменить это действие каким-либо другим, предусмотренным законом или договором. В факультативном обязательстве кредитор всегда имеет право требовать исполнения лишь того действия, которое составляет содержание обязательства. Должник же может освободить себя от обязательства совершением другого действия. Например, завещатель обязал одного из наследников предоставить другому наследнику пожизненное пользование площадью в переходящем по наследству жилом строении, оговорив при этом, что должник может вместо предоставления площади уплатить кредитору... определенную сумму денег. Так как содержание обязательства в этом примере составляет лишь предоставление площади, то в случае невозможности исполнения (например, дом уничтожен пожаром не по вине должника) обязательство прекращается, а не сосредоточивается на другом действии (уплата денег)" <1>.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учебник. Ч. 2 / Под общ. рук-вом Я.Ф. Миколенко. М., 1938. С. 18.
Идентичное описание существа факультативного обязательства, принадлежащее опять же перу проф. Агаркова, мы встречаем и в следующем двухтомнике ВИЮН (1944 г.) <1> - с той лишь новацией, что к нему присоединяются два абзаца об отличиях факультативного обязательства от институтов
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации