Чем занимаются психологи? - файл n1.doc

Чем занимаются психологи?
Скачать все файлы (231 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc231kb.30.03.2014 04:44скачать

n1.doc

  1   2




Глава 2. Чем занимаются психологи?

Введение

Название «психология» все еще окутано завесой тайны для тех, кому не приходилось соприкасаться с этой наукой. Однако число студентов, впервые приступающих к изучению психологии с целью приподнять эту завесу, достаточно велико. Они надеются таким образом глубже познать себя, а главное - овладеть методами, позволяющими лучше понимать других людей и в конечном итоге воздействовать на них.

В главе 1 мы показали, по каким направлениям развивалась психоло­гия в XX веке, и обрисовали трудности, с которыми приходится сталкиваться при попытках понять природу человека и происхождение различных форм его поведения. Кроме того, мы старались устранить или, по крайней мере, сгладить представление о психологе как о врачевателе души, умеющем глубоко проникать в мысли и чувства людей, способном ясно понять их тайные замыслы, а прежде всего-помочь им изменить свою судьбу.

Этот портрет очень мало соответствует действительности. Несом­ненно, есть люди, как женщины, так и мужчины, изначально обладаю­щие особым «даром» контактности и непринужденного общения, что позволяет им выслушивать других и оказывать им известную мораль­ную поддержку или подводить их ближе к ответам на те или иные вопросы. Но как объективно установить, можно ли считать удовлетворе­ние, получаемое «клиентом» от такого общения, показателем какого-то реального, а не воображаемого успеха? Сколько приходится на одного психолога, достойного этого звания, шарлатанов в этом деле, чья «профессия» находится под защитой закона лишь в немногих странах?

Психология, как мы видели, может продвигаться вперед только при условии методичного исследования механизмов, лежащих в основе поведения; только применение научного метода позволяет получить такие сведения и объективно оценить результаты того или иного воздействия. А единственную гарантию серьезного проведения такой работы дает солидная подготовка психолога. Эта подготовка может, однако, осуществляться разнообразными способами, подчас весьма далекими от того, каким они должны быть по представлениям широкой публики.

Психологи, как и представители других наук, делятся на две катего­рии: одни заняты поисками новых знаний, а другие -их приложением. Первых интересуют теоретические аспекты; они наблюдают изучаемые явления в естественной обстановке или в лаборатории, стараются интерпретировать полученные результаты и систематизировать Их, с тем чтобы создать схемы, объясняющие поведение. Именно к ним относится главным образом все то, что говорилось до сих пор.

Психологи второй категории более многочисленны. Это к ним непосредственно обращаются люди, которые с трудом приноравлива­ются к различным сторонам повседневной жизни, как интеллектуаль­ным, так и эмоциональным. Некоторые из этих психологов, кроме того, призваны помогать своими советами при организации управления раз­личными видами человеческой деятельности. В своих действиях они опираются на накопленные теоретические знания и в своей повседневной практике проверяют обоснованность этих знаний и выявляют в них слабые места.

Психология и ее разделы. Прежде чем приступить к рассмотрению теоретической психологии и используемых в ней методов исследования, мы остановимся на той категории психологов, с которой чаще всего можно встретиться в повседневной жизни, т.е. на психологах-практиках.

Прикладные области. Среди психологов, непосредственно обслуживающих своих ближних, одни занимаются проблемами отдельных людей в случаях эмоциональ­ных или социальных кризисов, другие стремятся помочь решению проблем, возникающих в области образования или производственной деятельности, третьи создают программы для привлечения внимания людей к различным общественным мероприятиям или непосредственно участвуют в таких мероприятиях.

Некоторые работают в собственных частных кабинетах, а другие - в школьных управлениях, в общественных, правительственных или част­ных учреждениях. Кроме того, нельзя забывать о всех тех, кто преподает психологию в средних специальных учебных заведениях, институтах и университетах, иногда совмещая это с научно-исследовательской рабо­той или с помощью обществу.

Мы вкратце опишем функции некоторых из этих профессиональных психологов.
Клинический психолог. Его роль не следует путать с ролью психиатра. Клинические психоло­ги работают главным образом в больницах и центрах психического здоровья или в консультационных кабинетах. Чаще всего они имеют дело с людьми, которые жалуются на состояние тревоги, выражающееся в функциональных расстройствах эмоционального или сексуального плана, или же на трудности в преодолении неурядиц повседневной жизни. Психолог должен уяснить себе проблему путем бесед с пациен­том или психологического обследования, с тем чтобы выбрать и в конечном счете применить наиболее подходящую терапию (см. доку­мент 2.1).
Психолог-консультант. Главная задача психолога-консультанта состоит в том, чтобы по­мочь людям, не нуждающимся в психотерапии; к нему в основном обращаются с проблемами, касающимися отношений между людьми, чаще всего супружеских или семейных. В таких случаях он должен облегчить налаживание конструктивного диалога между супругами или между родителями и детьми, с тем чтобы они могли разрешить свои проблемы (см. документ 2.2).

Сексолог пытается оказать помощь людям, озабоченным сексуальны­ми проблемами. В зависимости от серьезности этих проблем он может либо просто помочь клиенту осознать какие-то психологические барье­ры, либо -в случае более сложных дисфункций психологического про­исхождения - предложить соответствующее лечение.

Большую работу проводят и психологи-консультанты, участвующие в работе различных центров по предупреждению самоубийств и разного рода организаций по борьбе с наркоманией или преступлениями против личности, жертвами которых чаще всего оказываются женщины и дети. Роль такого психолога состоит в том, чтобы помочь обществу осознать возникшие проблемы, нацелиться на них и постараться решить.
Школьный и промышленный психолог. Эти психологи-консультанты, работающие в двух разных областях, выполняют в сущности довольно сходные функции: помогают учащимся или служащим выбрать специальность или работу, наиболее соответст­вующую их интересам и способностям. Чаще всего их рекомендаций бывают основаны на результатах собеседований или психологических тестов.

Школьному психологу иногда приходится оказывать психологичес­кую поддержку учащимся, у которых возникают трудности, связанные с процессом адаптации; психолог либо помогает учащемуся разрешить свои проблемы, либо рекомендует соответствующую психотерапию.

Что же касается промышленного психолога, то ему иногда поручают организацию программ обучения, направленных на повышение произво­дительности труда и чувства сопричастности к делу предприятия у служащих и рабочих. Он может выступать также в роли консультанта как рабочих, так и предпринимателей и играть важную роль в разреше­нии конфликтов между ними.

В будущем его все чаще и чаще будут привлекать к пробуждению Добросердечия у людей при распределении работы и разделении времени, связанных с реорганизацией деятельности предприятий.

С другой стороны, накопление знаний о мотивациях потребителей приводит к тому, что управляющие предприятиями по производству и торговле потребительскими товарами обращаются к психологам за помощью в стремлении создать оптимальные условия для продвижения товаров на рынок, для рекламы и наилучшего использования торговых площадей.
Педагогический психолог и психолог – эргономист. Если роль школьного или промышленного психолога состоит глав­ным образом в том, чтобы помочь индивидууму приспособиться к школьной или производственной среде, то в функции педагогического психолога и психолога -эргономиста, напротив, входит улучшение усло­вий обучения или труда, с тем чтобы они как можно лучше соответство­вали потребностям и способностям учащихся или рабочих.

Педагогический психолог занимается разработкой наиболее эффек­тивных методов обучения; в частности, он использует при этом откры­тия когнитивных психологов и теоретиков, занимающихся исследова­нием процессов обучения.

В последнее время некоторые педагогические психологи стали спе­циализироваться в области «управления классом», помогая преподавате­лям выработать в себе такие психологические и социальные навыки, которые позволяют создать в школе приятную и продуктивную атмос­феру.

Со своей стороны психологи -эргономисты на основе накопленных знаний о поведении людей дают рекомендации конструкторам машин и иных устройств, с которыми будут иметь дело рабочие. В этом смысле психолог -эргономист должен одинаково хорошо судить о наилучшем расположении как рычагов управления ротационной машиной, так и кнопок и циферблатов на приборной доске в кабине пилота или же уметь оценивать интенсивность шума и освещенность, приемлемые для челове­ка в данных условиях.
Другие разделы практической психологии. В различные области человеческой деятельности все больше и боль­ше проникают и психологи других специальностей.

Психология рекламы занимается оценкой нужд или ожиданий потре­бителей, создавая, если представится случай, спрос на подлежащий сбыту продукт, будь то зубная паста или избирательная программа политического деятеля.

Юридическая психология стремится гуманизировать взаимоотноше­ния между исправительными учреждениями и заключенными или между последними и их семьями. Знания о поведении человека, которыми владеют специалисты, дают им возможность помогать судам назначать преступникам такие меры наказания, которые способствовали бы их возврату в общество.

Военная психология разрабатывает главным образом способы совер­шенствования методов командования или укрепления связей между разными группами. Она занимается также изучением методов, применяемых партизанами, и способов внедрения в войска агентов противни­ка.

Психология религии пытается понять и объяснить поведение верую­щих в целом или представителей различных сект.

Экологическая психология занимается изучением наиболее эффектив­ных способов улучшения условий в населенных пунктах и различных местах, где протекает деятельность человека. Особое внимание она уделяет проблемам шума, загрязнения среды токсичными веществами и накопления отбросов, характерного для нашего общества потребления.

Существуют также специалисты по психологии творчества, стремя­щиеся понять опыт художника и его формирование у индивидуума.

Во всех этих областях трудно отделить теоретиков от практиков; нередко одни и те же люди изменяют и свои взгляды на данную проблему, и используемые методы в зависимости от получаемых резуль­татов.
Область научных поисков. Каждый день выявляются новые факты, применяются новые методы, создаются и испытываются новые способы оценки результатов. Из них лишь немногие сразу находят себе применение, тогда как другие оста­ются в тени или же вообще забываются в зависимости от моды или потребностей общества. Назначение науки -накапливать факты незави­симо от того, как их можно будет использовать. Пути познания неисповедимы.

Психологические исследования могут проводиться в рамках ряда типичных тем: психическое развитие индивидуума, базовые свойства личности и ее эволюция, социальные и межличностные взаимодействия. Все это вполне четко очерченные разделы, знание которых будет обогащаться данными исследований, проводимых по большей части «в естественной обстановке».

Проводятся также фундаментальные исследования, не относящиеся к какой-либо конкретной области психологии. Их проводят чаще всего в лаборатории, используя обычно экспериментальный метод, на котором мы остановимся в конце этой главы. Разнообразие изучаемых тем и новизна гипотез определяются при этом любознательностью, воображе­нием и изобретательностью исследователей, а также свободой, которую предоставляет руководитель своим сотрудникам.
Генетическая психология. Ученые, занимающиеся генетической психологией, пытаются понять, как происходит психическое развитие человека с первых часов его жизни и до смерти.

До недавнего времени главное внимание уделялось детству и отрочеству, которые казались основными этапами в развитии человека. Однако постепенно центр тяжести все больше перемещался на аспекты жизни, связанные со зрелостью, старостью и приближением смерти -этапами, которые в неменьшей мере порождают кризисы и напряженность людей соответствующих возрастов. Вскоре появился также целый ряд исследований, показавших, что девять месяцев внутриутроб­ной жизни - очень важный этап психологического развития; значительная часть восприятии младенца и его связей с миром зарождается еще в утробе матери.
Психология личности. Представители этой области психологии чаще всего относят себя к тому или иному из направлений, рассмотренных в предыдущей главе. В зависимо­сти от того, будет ли это бихевиоризм, психоанализ или гуманистичес­кое направление, роль каждого конкретного фактора в становление различных свойств личности оценивается по-разному.

Так, например, развитие жестокости у ребенка одни считают резуль­татом подражания «моделям» - взрослым людям или персонажам теле­визионных передач, тогда как по мнению других это «разрядка» накап­ливаемых напряжений или же синдром «трудного» ребенка, психическое развитие которого тормозится средой.

Число таких примеров, касающихся принятия мужских или женских ролей, сексуальных ориентации, отклоняющихся форм поведения или любых других аспектов личности, можно умножить. К ним мы будем не однажды возвращаться в других главах.
Социальная психология. Область социальной психологии уже была нами ранее очерчена. Чтобы дать представление о сложности взаимоотношений, складываю­щихся между людьми, достаточно добавить, что социальная психология выработала целый ряд своих собственных методов, для применения которых нередко требуется немалая изобретательность. В этом можно убедиться на примере эксперимента, проведенного Милгрэмом.
Фундаментальные исследования. Узнав о психологах, занятых фундаментальными исследованиями, люди, озабоченные проблемой рентабельности, всегда задают себе вопрос: зачем это нужно?

Наиболее многочисленные исследования касаются главным образом таких явлений, как научение и его законы, действие мотивационных факторов, развитие таких когнитивных процессов, как восприятие, память, мышление, речь или решение задач. Некоторая доля (5-10%) исследований проводится исключительно с целью углубить наши знания о поведении.

Для некоторых исследований необходимо применение особых мето­дов или высокая квалификация, и поэтому ими занимаются более узкие специалисты.

Так, психофизиология изучает физиологические и биохимические изменения, происходящие в нервной системе. Она пытается установить связь между ними и различными аспектами человеческой активности:

функционированием памяти, регуляцией эмоций, сном и сновидениями. Методы исследований здесь весьма разнообразны - от вживления элект­родов в головной мозг до использования приборов, измеряющих часто­ту сердечных сокращений, регистрирующих электрическую активность головного мозга или кожные реакции и т. п.

Психофармакология призвана испытывать лекарственные вещества и активные факторы, синтезируемые в фармакологических лабораториях, с тем чтобы описать их воздействия на поведение подопытных животных. Лишь после проведения бесчисленных испытаний и анализа полученных Результатов то или иное вещество может быть передано для испытаний на людях и только затем выпущено в продажу (см. документ 2.3).

Зоопсихология использует методы, принятые в психологии, чтобы дополнить данные этологов о поведении различных видов животных. Она старается лучше понять то, что составляет специфику человеческой природы, устанавливая родственные связи человека с животным миром.

Что касается парапсихологии, то здесь исследователь слишком часто бывает вынужден работать на самой границе официально признаваемой науки. Цель его состоит в том, чтобы проверить, существуют ли в действительности те психологические явления, которые невозможно объяснить на современном уровне наших знаний. Если есть возмож­ность, он пытается выявить элементы, позволяющие найти место этих проявлений в рамках нормальной жизнедеятельности организма, и установить условия, в которых они возникают. При проведении экспери­ментов в области парапсихологии следует тщательнейшим образом выверять методологию и проявлять крайнюю осторожность в интерпре­тации результатов .

В этих специализированных разделах фундаментальных исследова­ний все чаще и чаще можно встретить психологов, занятых проблемой искусственного интеллекта. Они пытаются методом моделирования на вычислительной машине лучше понять, как происходит процесс мышле­ния у человека, а также использовать машину для развития у работаю­щих на ней детей новых навыков мышления и исследования задач.
Методы психологии. Как мы убедились, психологию можно считать наукой, поскольку она использует научные методы, чтобы описывать и объяснять поведе­ние. Чаще всего используются описательные методы, с одной стороны, и экспериментальный метод-с другой.
Описательные методы. Как показывает их название, описательные методы отводят исследо­вателю роль наблюдателя. Он" никогда не вмешивается в наблюдаемое явление, а ограничивается тем, что описывает его как можно более объективно.

Наблюдение в естественных условиях. Наблюдение в естественных условиях- самый простой, но и самый скучный метод. Наблюдатель должен держаться в стороне, чтобы оставаться незамеченным, или же так хорошо смешаться с группой, чтобы не привлекать к себе внимания. При этом он должен замечать и оценивать все события, имеющие отношение к явлению, подлежащему описанию.

Самая большая трудность связана с тем, что можно легко смешать существенное с второстепенным или же интерпретировать некоторые события, исходя из того, что ожидает увидеть наблюдатель, а не из того, что происходит на самом деле. Один из способов избежать этого состоит в том, чтобы вооружиться магнитофоном, фотоаппаратом или видеокамерой, что позволит регистрировать поведение и в случае необходимости многократно демонстрировать записи разным наблюда­телям.

Систематическое наблюдение. При систематическом наблюдении внимание должно быть сосредо­точено на одном определенном аспекте поведения, с тем чтобы как можно точнее описать именно те его характеристики, изучению которых посвящено данное исследование.

Для этого часто используют опросники или карты наблюдения, в которые включены различные элементы, требующие внимания: частота данной формы поведения (сколько раз она возникает в определенный промежуток времени), его интенсивность (с учетом условий, в которых она проявляется), как она возникает и как исчезает и т. п. Такого рода наблюдения позволяют сконцентрировать внимание исследователя на существенных моментах, не отвлекая его на второстепенные детали.
Анкеты и тесты. Более структурированный способ решения той или иной проблемы связан с использованием, если это возможно, средств, выбираемых в зависимости от изучаемого явления.

Анкеты дают возможность получить информацию о больших груп­пах людей путем опроса какой-то части этих людей, составляющих репрезентативную (представительную) выборку. Конечно, анкеты дают достоверные результаты только при тщательной разработке предлагае­мых вопросов и при условии, что выборка достаточно точно отражает популяцию в целом. Крупные фирмы, занимающиеся зондированием общественного мнения, получают обычно результаты, отклоняющиеся от результатов опроса всей популяции не более чем на 3-4% в обе стороны (см. документ 3.4).

Что касается тестов, то это стандартизованный метод, используе­мый для измерения различных характеристик отдельных лиц, служащих объектами наблюдения. Предполагается, что они позволяют оценивать интеллектуальные или перцептивные способности, двигательные функ­ции или личностные особенности, порог возникновения тревоги или досады в определенной ситуации или интерес, проявляемый к тому или иному виду активности.

Тем не менее при использовании тестов возникает много проблем. Одна из них, и немаловажная, связана со способом нормализации теста. Несомненно, результаты, полученные для одного испытуемого или для одной популяции, можно интерпрети­ровать лишь при сопоставлении их с результатами, полученными для выборки людей, прошедших проверку с помощью тех же тестов, и адекватно представляющими данного индивидуума или популяцию. Мы увидим, однако, что это требование выполняется не всегда. В самом деле, метод тестов, оказывающийся иногда очень эффективным, нередко используют для подтверждения идей, относящихся скорее к области политики, чем науки.

Корреляционный анализ. Использование описанных выше методов позволяет провести более глубокий анализ данных, если есть возможность сопоставить друг с другом результаты по двум или нескольким из наблюдавшихся характе­ристик. Это позволит ответить на вопросы вроде «можно ли считать, что 13-14-летние девочки более общительны, чем мальчики того же возраста?» или «наделены ли высокоинтеллигентные люди одновремен­но и большими творческими способностями?»

Для того чтобы ответить на эти вопросы, достаточно установить зависимость между различными данными, полученными в результате наблюдения или с помощью анкеты, или же подвергнуть испытуемых тестам. В первом случае надо сравнить, например, оценки общитель­ности девочек с соответствующими оценками для мальчиков; во вто­ром - сопоставить оценки, полученные в тестах на уровень интеллекта, с оценками творческих способностей.

Подобные зависимости оцениваются главным образом с помощью статистических методов. Чаще всего при этом вычисляют коэффициент корреляции .

Преимущества корреляционного анализа очевидны: он позволяет по­лучить за очень короткое время множество данных для значительного числа испытуемых. Кроме того, этот метод можно применять в ряде особых случаев, в которых экспериментальный подход сопряжен с трудностями или даже невозможен (главным образом по этическим соображениям); примерами служит сбор данных о самоубийствах, о наркомании или о воспитании детей в неблагоприятных условиях. И наконец, корреляционный анализ позволяет получать информацию, основанную на более разнообразных выборках и более близкую к существующей в обществе реальности -в отличие от результатов экспе­риментов, проводимых в лаборатории, где часто используют одну и ту же популяцию студентов.

Этот метод, однако, не позволяет решить одну проблему, связанную с возможной интерпретацией зависимости, существующей между переменными. Например, при изучении агрессивности у детей оказалось, что жестокие дети чаще других смотрят телевизи­онные фильмы со сценами жестокости. Означает ли это, что такое зрелище порождает в них агрессивность или, наоборот, жестокие зрели­ща привлекают самых агрессивных детей? Как определить, какая из этих двух переменных служит причиной, а какая- следствием ? Корреляцион­ный анализ не дает ответа на подобные вопросы.

Случается также, что два фактора сходным образом варьируют и при отсутствии между ними причинно-следственной связи, а их вариации зависят от какой-то третьей переменной. Рассмотрим, например, утверждение, что чем больше человек потребляет марихуаны, тем выше вероятность, что он окажется пьяницей. Возможно, однако, что на самом деле причинной связи между этими двумя параметрами нет -просто существует зависимость между потреблением наркотиков во-

обще и личностью некоторых молодых людей, которые прибегают к наркотикам, чтобы забыть о своих проблемах.

Интерпретация связи между двумя переменными очень часто зависит также от смысла, который вкладывают в используемые термины. Это безусловно относится к понятию «ума». Можно ли, например, утвер­ждать, что «чем данный школьник умнее, тем больше у него шансов достичь блестящих успехов в учении»? Это верно лишь в том случае, если под «умом» имеется в виду совокупность качеств, которых требует школа, где особое значение имеет дисциплинированность . Прекрасным примером, противоречащим приведенному утвержде­нию, служит Эйнштейн, который подростком с трудом адаптировался к школьной системе.

В некоторых классических исследованиях, например в работе Трайона (см. документ 2.5), методы описанного выше типа уже использовались для выяснения зависимости между наследственностью, умственными способностями и приобретением новых навыков или знаний.

Экспериментальный метод. Недостатки корреляционного анализа связаны с тем, что он позволя­ет лишь констатировать наличие какой-то связи между теми или иными параметрами, но не может доказать, что эта связь представляет собой причинно-следственную зависимость.

Наиболее эффективный способ выявления такой зависимости -вмешательство с целью установить, как наличие или отсутствие одного из факторов влияет на другой фактор. Именно такого рода вмешательство и составляет суть экспериментального метода.

Для того чтобы лучше понять, как производится такое вмешательст­во, проследим шаг за шагом действия экспериментатора, изучающего влияние наркотика на поведение.

Допустим, вы прочитали сообщение, в котором утверждается, что вдыхание марихуаны оказывает в зависимости от дозы различное воздействие на организм (вызывает учащение пульса, повышает арте­риальное давление, нарушает координацию движений и перцептивные функции). Вы решаете проверить в лаборатории воздействие наркотика на координацию движений у испытуемых, впервые пробую­щих марихуану. При этом вы исходите из простой гипотезы: у тех, кто никогда не курил марихуану, после вдыхания дозы Х время реакции будет более продолжительным, а движения менее точными.

В вашем распоряжении имеется вычислительная машина, на которой запрограммирована «электронная» игра; цель игры состоит в уничтожении ракет, появляющихся в разных участках экрана с нерегулярными интервалами. Это в сущности испытание точности движений, требующее очень быстрой реакции. Для того чтобы полученные данные были максимально объективными, машина сама считывает и закладывает в память различные промежутки времени между появлением на экране ракеты и «выстрелом» испытуемого; она же регистрирует попадания и промахи, а также выдает окончательную оценку, вычисленную исходя из всех этих элементов.

Прежде всего, следует набрать достаточное число добровольцев, которые курят табак, но никогда не пробовали марихуану, и оценить их успехи «натощак», проведя, скажем, сеанс из 50 попыток. Полученная оценка служит базовой мерой, с которой будут сравниваться оценки, получаемые в эксперименте.

Для проверки гипотезы достаточно подвергнуть наших добровольцев аналогичному испытанию через 30 минут после вдыхания марихуаны и сравнить полученные результаты с результатами первого сеанса. Но как интерпретировать различия между результатами?

Если оценки во втором сеансе ниже, чем в первом, то это можно объяснить действием наркотика, но в равной мере и усталостью или невниманием некоторых испытуемых, участвующих в игре во второй раз. Если же, напротив, вторые оценки выше, то этот результат, противоречащий гипотезе, можно тоже приписать действию наркотика, однако можно объяснить его и освоением игры, т. е. тренировкой, поскольку все сводится лишь к повторению того же испытания.

Таким образом, мы почти не продвинулись вперед по сравнению с тем, что дает корреляционный анализ. Как же сделать выбор между всеми этими интерпретациями? Проще всего было бы попросить наших испытуемых прийти в третий раз и снова провести испытание «нато­щак». Тогда удалось бы проверить, не проявляется ли эффект усталости или тренировки, усиливаясь от сеанса к сеансу. Это весьма эффективный способ, но он может показаться скучным испытуемым, которые не захотят приходить в лабораторию три дня подряд (особенно если они это делают добровольно).

Экспериментальная группа и контрольная группа. Другой, более надежный метод состоит в том, что исходную группу делят на две либо случайным образом, либо на основании критериев, выбранных экспериментатором (одинаковое число лиц того и другого пола, одинаковое соотношение в каждой новой группе сильных, средних и слабых и т. п.).

До прихода испытуемых в часть сигарет добавляют марихуану, а другую часть обрабатывают таким образом, чтобы они по внешнему виду, запаху и вкусу не отличались от первых, но при этом не содержали марихуаны. Первая группа испытуемых получает сигареты с марихуа­ной, т.е. с тем фактором, влияние которого на поведение предстоит изучить. Это экспериментальная группа. Вторая группа получает «обыч­ные» сигареты; это контрольная группа.

Переменные факторы в эксперименте. Для чего все эти предосторожности? Для уверенности в том, что переменные, т.е. все изменяемые факторы, которые, как предполагается, будут или могут варьировать во время эксперимента, действительно связаны с изучаемым явлением, а не с какими-то другими факторами. Что это за переменные в данном случае? Это прежде всего та из них, которая введена экспериментатором, которую он будет изменять и воздействие которой он хочет оценить. В данном случае это сам| наркотик. Его наличие в одной группе и отсутствие в другой не зависит ни от самих испытуемых, ни от распределения их между группами. Это независимая переменная.

Затем - все переменные, связанные с поведением испытуемых и зависящие от состояния их организма, обусловленного тем, вдыхали они или не вдыхали наркотик; это время реакции, число попаданий или прома­хов, ощущение усталости, степень сосредоточенности и т.д. Эти пере­менные называются зависимыми.

Что касается всех прочих переменных, таких как предшествующий опыт курения табака у испытуемых, внешний вид, вкус и запах предло­женных им сигарет, сообщенная им устная информация, место и время проведения сеансов и т.п., то они строго контролируются, чтобы избежать их вариаций от одного испытуемого к другому и от сеанса к сеансу. Это контролируемые переменные.

И, наконец, остаются переменные, которые нельзя контролировать, так как они составляют неотъемлемую часть каждого испытуемого: его психологическое состояние во время эксперимента, интерес или безраз­личие к подобного рода тестам, отношение к потреблению наркотика или реакция на эксперимент. Это так называемые промежуточные переменные, лежащие между независимыми и зависимыми переменными, и их следует учитывать при интерпретации результатов.

Таким образом, экспериментировать - это значит изучать влияние независимой переменной (т. е. фактора, который экспериментатор может произвольно изменять) на одну или несколько зависимых (т. е. непосред­ственно зависящих от испытуемых и от изучаемого явления) при строгом контроле всех прочих переменных, называемых контролируемы­ми.

Возможные искажения. Даже если обеспечен нужный уровень всех контролируемых перемен­ных в проводимом эксперименте, нужно еще избежать возможных подвохов» со стороны самого экспериментатора и испытуемых. В документе 2.6 описаны некоторые факторы, которые могут исказить результаты эксперимента. Посмотрим, как можно предотвратить их влияние в интересующем нас случае.

Один из частых артефактов обусловлен эффектом Розенталя, который связывают с ожиданиями экспериментатора. Когда экспериментатор глубоко убежден, что реакции испытуемых изменятся, то даже если он старается сохранять объективность, весьма велика вероятность, что он как-то невольно и незаметно передаст свои ожидания испытуемым, получившим наркотик, и это может повлиять на их поведение.

Аналогичным образом, у испытуемых может также проявиться эффект Хоторна (Hawthorne). Если им известна принятая гипотеза, то вполне вероятно, что они непроизвольно или намеренно будут вести себя в соответствии с ожиданиями экспериментатора. В этом случае будет трудно доказать, что единственным фактором, ответственным за изме­нение времени реакции, служит наркотик.

Избежать того или другого из этих эффектов поможет слепой метод. Чтобы устранить эффект Розенталя, распределение испытуемых по группам и изготовление сигарет следует производить втайне от экспери­ментатора. Тогда последний будет раздавать сигареты, не зная ни об их содержимом, ни о том, к какой группе принадлежат получающие их испытуемые. Кроме того, использование вычислительной машины для считывания и переработки данных тоже ограничивает вмешательство исследователя и связанную с этим субъективность. Что касается эффекта Хоторна, то для его устранения достаточно держать испытуемых в неведении относительно принятых гипотез и давать им инструкции как можно более безразличным тоном. При соблюдении этих двух предосто­рожностей (а в идеале их следует соблюдать всегда) говорят об оценке по двойному слепому метод..

Обработка данных. После того как результаты получены, встает самая главная задача: рассортировать результаты и представить их в форме одной или нескольких таблиц, с тем чтобы облегчить интерпретацию. Затем следует представить полученные данные в графической форме, где вариации независимой переменной всегда откладывают по оси абсцисс (т.е. по горизонтальной оси), а зависимой по оси ординат (по вертикальной оси).

И, наконец, остается подвергнуть эти различные результаты статисти­ческому анализу с целью проверить, в какой степени можно утверждать, учитывая число испытуемых и различия в результатах по каждой группе, что существует какой-то реальный эффект, который можно без большо­го риска ошибки приписать изучаемому фактору (а не артефактам, присущим самому эксперименту).
Публикация сообщения. Любое хорошо проведенное исследование, как только оно будет закончено, должно стать предметом публичного сообщения. Главная цель последнего - не только информировать других о полученных результатах, но и дать им возможность воспроизвести данный эксперимент в идентичных условиях, с тем, чтобы подтвердить сделай выводы или же усовершенствовать некоторые детали. Помимо описания гипотез, проведенных процедур и обработки результатов сообщение должно содержать обсуждение полученных данных, что может вызвать новые вопросы.

Многие начинающие исследователи не публикуют полученные ре­зультаты, если они не подтверждают их гипотезу. А между тем в науке не бывает «плохих» фактов; бывают лишь плохие эксперименты, если их плохо контролируют.

Все, что установлено в эксперименте, независимо от того, подтвер­ждаются ли при этом ожидания или гипотезы исследователя, добавляет еще один кирпичик к зданию науки и заслуживает публикации. Научные открытия и сам прогресс науки во многом обязаны тому, что ученые не поленились остановиться и задуматься над результатами, которые оказались противоположными ожидаемым.

Документ 2.1. Клиническая психология и клаустрофобия

Молодая женщина страдает психическим нарушением, которое су­щественно осложняет ей жизнь: она не может пользоваться лифтом. После того как двери лифта закрываются и она оказывается запертой в кабине, ее охватывает такой ужас, что она не может подняться даже на один этаж. Поэтому ей приходится подниматься и спускаться по лестнице. Но для того, чтобы лопасть на свою работу, которой она очень дорожит, она вынуждена ежедневно подниматься на 25-й этаж здания в центре города. Нетрудно представить себе, в каком аду живет эта женщина, которую иррациональный страх перед замкнутым пространством - клаустрофобия - заставляет несколько раз в день преодоле­вать 25 этажей вверх и вниз.

Клинический психолог может по-разному подойти к затруднениям этой больной и, что самое главное, к тому, как их устранить, в зависи­мости от полученного им образования и той школы, к которой он принадлежит.

Так, терапевт с бихевиористским уклоном сочтет, что дело здесь в дезадаптации, порожденной «скверной» привычкой. Для него эта фобия - результат создания определенных условных связей, а поэтому ее следует устранить таким же путем: надо постепенно, шаг за шагом, восстанавливать уверенность женщины в том, что она может преодолеть свой страх. Для этого сначала ее просят войти в кабину лифта и пробыть там одну минуту при открытых дверях; на следующий день – проделать то же самое, но при закрытых дверях; затем она должна сама нажать кнопку, чтобы двери закрылись; после этого - подняться на один этаж и т.д. Для сторонников такой бихевиористской терапии сам факт устранения аномального поведения автоматически влечет за собой устранение проблемы.

Разумеется, клиницист-психоаналитик не согласится с таким подходом и будет искать источник затруднений в каких-то неблагоприятных событиях, пережитых в детстве, подавление воспоминаний об этих событиях и привело к симптомам, наблюдаемым у больной. Необходимо поэтому досконально исследовать вместе с ней ее прошлое, с тем, чтобы обнаружить следы того события, образ которого хранится в под­сознании. Возможно, что это было чувство беспомощности перед матерью или кем-то другим, испытанное однажды в тесном закрытом помеще­нии; возможно также, что этим выражается нежелание вновь оказаться в ситуации, напоминающей ту, что пережил плод в материнской утробе во время беременности, которой мать не желала. Терапия сводится к тому, чтобы заставить больную еще раз внутренне пережить эту ситуацию и освободиться таким образом от ее груза и связанных с этим симптомов.

Что касается терапевта гуманистического направления, то он не станет искать причины болезни этой женщины в ее прошлом, а даст ей возможность разобраться в своих чувствах и мыслях в рамках той проблемы, которую она хочет разрешить. Он поможет ей говорить об её затруднениях и проанализировать переживаемую ею ситуацию. При этом пациентка расскажет о тех средствах, которые она уже использовала в попытках преодолеть свою фобию и об успехах, достигнутых ею в других ситуациях. По мере развития у нее уверенности в себе о начнет ощущать все большую способность к решениям, которые будут все более эффективными и все больше соответствующими ее подлинной глубинной сути.

При групповой терапии этой молодой женщине устроят «очную ставку» с другими людьми, переживающими аналогичные затруднения. Она должна будет рассказать о своих ощущениях и о трудностях, с которыми она сталкивается. Затем ее попросят высказать свое мнение о поведении других лиц и о том, как она считала бы возможным разрешить их проблемы. Роль терапевта в этом случае гораздо более ограниченна: она сводится главным образом к тому, чтобы создать благоприятную обстановку для обмена опытом между членами группы и суммировать вытекающие из него результаты.

Документ 2.2. Психолог-консультант и взаимодействия между родителями и детьми. Психолог-консультант тоже обычно примыкает к тому или иному направлению в психологии, а поэтому способы разрешения проблем, возникающих между супругами или между родителями и их ребенком, также могут быть различными.

Представим себе длительный конфликт на почве требования родите­лей, чтобы ребенок ложился спать в определенный час, тогда как он не в состоянии этому подчиниться.

Психолог гуманистического направления проведет семейную тера­пию, т. е. обсудит проблему со всеми членами семьи вместе, пытаясь объяснить каждой стороне долю ее ответственности за принятие решений и способ их реализации. Родители, возможно, обнаружат, что нежелание ребенка отправляться спать связано с его ощущением, что таким образом они просто хотят избавиться от него. Что же касается ребенка, то он, может быть, лучше поймет потребность родителей остаться в это время дня наедине друг с другом, особенно если у него самого было достаточно времени, чтобы довести до конца все свои дела.

Психолог -бихевиорист скорее всего попытается найти наиболее эф­фективные компенсации, систематическое использование которых будет способствовать желаемому поведению. Родители и ребенок составят при этом список наиболее сильных желаний ребенка. Это может быть продление субботнего вечера на четверть часа или определенная прибав­ка к карманным деньгам за каждый вечер, когда ребенок отправится спать без капризов.

Как мы видим, все зависит от представлений данного психолога о человеке и о типе отношений, которые следует с ним устанавливать.

Документ 2.3. Эксперименты на животных. Использование в лабораториях голубей, крыс, собак, обезьян и т. п. очень часто вызывает возмущение обществ защиты животных и вообще друзей животных. Безусловно, напрасные мучения живых существ не­допустимы и заслуживают осуждения. Однако целый ряд явлений не удалось бы исследовать без опытов на таких живых объектах. В самом деле, по чисто этическим причинам, не говоря уже об элементарном здравом смысле, нельзя представить себе возможность испытывать новые лекарственные препараты на людях, повреждать у них различные участки головного мозга, помещать младенца в условия полной изоля­ции или отделять детей от их матерей на более или менее длительные сроки. А между тем эти разнообразные вмешательства чрезвычайно важны для анализа поведения и для профилактики и лечения некоторых серьезных аномалий личности. Поэтому если мы хотим добиться успе­хов в познании механизмов, лежащих в основе поведения, нам необходи­мо изучать результаты различных воздействий на лабораторных живот­ных.

Разумеется, полученные таким образом сведения нельзя автоматичес­ки переносить на человека. Они скорее дают возможность судить лишь о возможных последствиях таких воздействий. Правильность выдвигае­мых исследователем гипотез будет оцениваться в зависимости от того, в какой мере клинические наблюдения над детьми или взрослыми, пережившими те или иные душевные травмы, будут соответствовать результатам лабораторных исследований.

Документ 2.4. Опросы, касающиеся полового поведения. В начале XX века, особенно после распространения теорий Фрейда, многие люди стали задумываться над своим половым поведением, спрашивая себя, что «нормально», а что нет. Психологи выдвинули по этому поводу ряд концепций, однако никто в сущности не знал, что происходит в спальнях большинства людей.

Примерно в 1940 году американский исследователь Кинси (Kinsey) решил, что для более глубокого изучения проблемы достаточно попро­сить возможно большее число людей подробно описать свою половую жизнь. Члены его группы опросили таким образом 5940 женщин и 5300 мужчин. В эту выборку, хотя ее, строго говоря, нельзя считать репрезен­тативной для населения США в целом, входили люди, сильно различав­шиеся по возрасту, образованию, профессии, религии, семейному поло­жению и географическому происхождению. Начав опрос, сотрудники Кинси были удивлены, с какой легкостью люди рассказывают о своей половой жизни (разумеется, им была гарантирована анонимность).

Когда в 1948 году Кинси опубликовал свою первую работу о половом поведении мужчин, она вызвала скандал. Содержавшиеся в ней откровения перевернули существовавшие прежде представления о «нор­ме».

Прежде всего оказалось, что в США сексуальная активность моло­дых мужчин (белых, женатых, принадлежащих к среднему классу) сводится в среднем к трем оргазмам в неделю (достигаемым в результа­те гетеросексуальных или гомосексуальных половых сношений, мастур­бации, сновидений эротического содержания или скотоложства). Созда­валось также впечатление, что у представителей разных социальных слоев половая жизнь носит различный характер. Молодые холостяки сравнительно низкого социально-экономического уровня предпочитают гетеросексуальные сношения, а более высокого уровня- мастурбацию. Однако еще более поразительным для того времени оказалось открытие, что гомосексуализм


распространен гораздо шире, чем думали раньше. Хотя лишь немногие люди объявляли себя полностью гомосек­суальными, около 20% женщин и 40% мужчин сообщили, что по меньшей мере один раз в жизни они участвовали в гомосексуальном половом акте. Информация такого рода заставила психологов и юрис­тов увидеть всего лишь иную сексуальную ориентацию в том, что многим представлялось извращением, заслуживающим наказания по закону.

Большая часть выводов, сделанных Кинси, в общем и целом под­тверждается результатами более поздних опросов ( в частности, Hunt, 1974). Эти последние указывают, однако, на некоторую эволюцию сексуальных нравов. Так, например, почти половина женщин в возрасте до 21 года заявляет, что они вступали в половые сношения до брака, тогда как сорок лет назад в этом сознавалась всего лишь четвертая часть женщин.

Документ 2.5. Наследственность и научение. Некоторые исследователи пытались выяснить, существует ли зависи­мость между наследственностью и обучаемостью. Этим занимался, в частности, Трайон (Tryon, 1942): на протяжении семи лет он обучал последовательные поколения крыс проходить через лабиринт с коридо­рами, в конце которого им давали пищу.

Эти исследования были начаты в 1934 году на 142 крысах-самцах и самках; результаты оценивались по общему числу ошибок, совершен­ных за 19 попыток пройти лабиринт. В каждом поколении Трайон отбирал особей, допускавших наибольшее и наименьшее число ошибок (соответственно «блестящих» и «глупых», как он их называл). Далее он скрещивал между собой членов каждой группы и испытывал в лабиринте их потомков-особей следующего поколения. Среди тех он вновь отби­рал «блестящих» и «глупых» и опять проводил внутригрупповые скре­щивания. Такая селекция продолжалась в течение восьми поколений.

На рис. 2.11 представлены результаты, полученные для родительско­го поколения и для 1-го, 3-го, 5-го и 8-го поколений потомков. Совер­шенно очевидно, что различие между двумя линиями неуклонно воз­растает, а кривые для 8-го поколения уже почти не перекрываются.

Таким образом, скорость научения у крыс, по-видимому, тесно связана с какими-то наследственными факторами. Может возникнуть соблазн сделать вывод, что наиболее успешно научение протекает у самых «умных» крыс, и считать это доказательством наследования умственных способностей. Трайон и многие другие психологи пишут об этом в ряде учебников, даже совсем недавних. А между тем все далеко не так просто.

В самом деле, слишком часто забывают о результатах, полученных Сирлом ( 1949)-одним из учеников Трайона. Сирл спустя 7 лет подверг испытаниям крыс 22-го поколения, с тем чтобы определить психологические признаки «блестящих» и «глупых» особей; однако он изучал их не в прежнем лабиринте, а в иных ситуациях. Три десятка экспериментов, проведенных Сирлом, привели его к выводам, в свете которых заключения Трайона выглядят не столь окончательными.

Прежде всего оказалось невозможным выявить какое бы то ни было превосходство одной группы над другой по сообразительности вообще.



При этом «глупые» крысы проявляли даже более высокую спонтанную активность, чем «блестящие»; и если они по-прежнему медленно науча­лись проходить лабиринт без ошибок, то при поисках корма на откры­тых пространствах или на высоко расположенных предметах они, наоборот, проявляли гораздо большую решительность, чем «блестя­щие».

Создается впечатление, что во всех ситуациях, близких к естествен­ным условиям, «глупые» крысы превосходили «блестящих». В наши дни этолог добавил бы, что хорошо «адаптированная» крыса-это, несом­ненно, та, которая обладает эмоциональными характеристиками «глу­пой» крысы; вместо того чтобы устремиться, опустив голову, к несколь­ким зернышкам в искусственной среде лабиринта, такая крыса обстоя­тельно обследует все вокруг, останавливаясь даже в тупиках, чтобы принюхаться к следам мочи или другим меткам, оставленным её предшественниками. К сожалению (для этих крыс), такое поведение не вписывалось в ту концепцию разума животных, которой придержива­лись в недавнем прошлом психологи. Но не оказываются ли в сходном положении и многие дети, для которых в роли лабиринта выступает школа?
Документ 2.6. Научные исследования и связанные с ними артефакты. На путях психологических исследований расставлено множество капканов, очень часто толкающих к ошибочным выводам и к интерпре­тациям, плохо согласующимся с реальными фактами. Мы перечислим лишь наиболее известные из этих капканов, в которые особенно рискуют попасть психологи-новички или же их испытуемые.

Эффект плацебо. Этот эффект обнаружен медиками. Он основан на внушении, оказы­ваемом преднамеренно или невольно врачом или экспериментатором. Когда испытуемые убеждены в эффективности предлагаемого им ле­карственного препарата или предписываемого режима, у них очень часто можно наблюдать желаемые эффекты, хотя на самом деле ни препарат, ни режим никакого действия не оказывают.

Эффект Хоторна. Эффект плацебо -лишь частный случай эффекта Хоторна. Как пока­зали опросы, проведенные промышленными психологами на предприя­тиях Хоторна в Чикаго, одно лишь участие в эксперименте оказывает на испытуемых такое влияние, что очень часто они ведут себя именно так, как ожидают от них экспериментаторы.

Эффект аудитории. Присутствие публики, пусть даже пассивной, само по себе влияет на скорость обучения испытуемого или выполнение им поставленной зада­чи. Согласно Зайонцу (Zajonc, 1965), во время обучения наличие зрителей скорее смущает испытуемого, но после того, как он освоит решение задачи, или в том случае, если от него требуется физическое усилие, публика, напротив, облегчает дело.

Эффект Пигмалиона (или эффект Розенталя). Пигмалион был греческим скульптором, который по преданию изваял статую столь прекрасную, что влюбился в нее и умолил богов оживить ее. Американский психолог Розенталь (1966) назвал именем пигмалиона явление, состоящее в том, что экспериментатор, твердо убежденный в обоснованности какой-то гипотезы или верности какой-то информации, непроизвольно действует так, что она получает фактичес­кое подтверждение.

Эффект первого впечатления. Этот эффект выражается в том, что очень часто, оценивая личность того или иного человека или черты его характера, мы придаем наиболь­шее значение своему первому впечатлению. Дело доходит до того, что все последующие сведения о данном лице, противоречащие созданному образу, очень часто отбрасываются как случайные и нехарактерные.

Эффект Барнума. «Каждую минуту на свет рождается простофиля»,-утверждал Финеас Т. Барнум. Именем основателя знаменитого цирка была названа склонность людей принимать за чистую монету описания или общие оценки своей личности, если эти оценки преподносятся под научным, магическим или ритуальным соусом. Такой эффект хорошо известен астрологам, ведущим ежедневную рубрику в газетах.
Документ 2.7. Плацебо, Пигмалион и двойной слепой метод. За последние 30 лет благодаря химиотерапии в лечении психических расстройств произошли глубокие изменения. В некоторых случаях, однако, правомерно задать вопрос, кому принадлежит главная роль в таком лечении: препарату, врачу или самому пациенту?

Вот что произошло в 1953 году с психиатром по имени У. Мендел (W. Mendel), работавшим в то время в больнице Сент-Элизабет в Вашингтоне -одной из самых крупных психиатрических лечебниц США. Мендел заведовал отделением, где лечились преимущественно выходцы из Пуэрто-Рико и с Виргинских островов. Большинство из них были госпитализированы из-за их враждебного или агрессивного поведения; некоторых считали столь опасными, что держали в смирительных рубашках, и Мендел посещал их в сопровождении двух телохранителей. Общение с больными еще больше затруднялось тем, что они почти не говорили по-английски, а Мендел не знал испанского.

В это время появился новый транквилизатор -резерпин, который, казалось, давал превосходные результаты. Руководители больницы Сент-Элизабет решили провести у себя испытания этого транквилизато­ра, используя двойной слепой метод.

Лица, проводившие испытания и раздававшие своим больным таб­летки, не знали, что одни из них содержали препарат, а другие - просто подслащенную массу. Иными словами, они не знали, относятся ли больные к экспериментальной группе, действительно получавшей резер­пин, или же к контрольной группе для проверки эффекта плацебо.

Эксперимент продолжался несколько месяцев, но очень скоро Мендел пришел к убеждению, что препарат превосходно действует на его больных. За несколько дней их агрессивность резко снизилась, и общение между ними и психиатром становилось все более дружелюбным, так что можно было даже снять смирительные рубашки.

У Мендела не оставалось никаких сомнений, что резерпин произведет революцию в лечении больных этого типа, и он с нетерпением ожидал результатов, полученных в других отделениях. Каково же было его удивление, когда по окончании эксперимента он узнал, что его пациенты были среди тех, кто все время получал подслащенные таблетки совсем без резерпина.

Чем же можно было объяснить изменения в поведении его больных ? Анализируя свое собственное поведение, Мендел вынужден был при­знать, что только оно и было причиной этих изменений. С самого начала эксперимента Мендел действительно вообразил, что его подопечные получают резерпин и поэтому не могут не стать более смирными; он стал относиться к ним соответственно, стараясь увидеть в их жестах, взглядах или улыбке признаки, возвещающие об улучшении их состоя­ния (тогда как раньше он обращал внимание только на проявления агрессивности). Больные в свою очередь отвечали на это тем, что становились более спокойными просто потому, что к ним стали отно­ситься как к полноценным людям. Таким образом, их поведение измени­лось не от воздействия лекарства, а от того, как с ними стали обращаться.
Резюме

1. Единственную гарантию серьезной работы психолога дает его научная подготовка в той или другой области психологии независимо от того, занимается ли он исследовательской или практической работой.

2. Клинический психолог и психолог-консультант оказывают психоло­гическую помощь нуждающимся в ней людям. Первый имеет дело, прежде всего с людьми, страдающими психическими расстройствами, которые он пытается диагностировать и лечить, применяя соответст­вующую психотерапию. Второй помогает главным образом людям, проблемы которых связаны с семейными и супружескими отношениями. Сексолог старается выявить психологические причины сексуальных проблем и найти необходимую терапию. Психолог-консультант помо­гает отдельным людям или целым общинам справляться с возникающими у них проблемами.

3. Школьные и промышленные психологи - это психологи-консультанты, оказывающие помощь учащимся и работающим людям в выборе специальности или места работы. Что касается падагогических психологов и психологов-эргономистов, то они занимаются совершенствованием методов обучения и труда, а также обстановки в учебных заведениях и на промышленных предприятиях в соответствии с потребностями человека.

4. Психолог вмешивается во все большее число областей человечес­кой деятельности. В настоящее время возникли и развиваются изда­тельская, юридическая, военная психология, психология религии, вза­имодействий с окружающей средой и даже творчества.

5. Генетическая психология - одна из областей теоретической психо­логии, пытающаяся объяснить психологическое развитие индивидуума с момента оплодотворения яйцеклетки и до смерти, а также механизмы, лежащие в основе этого развития.

6. Психология личности изучает становление у индивидуума свойст­венных ему особенностей. В отличие от этого социальная психология исследует взаимное влияние людей друг на друга.

7. Фундаментальные исследования в психологии направлены главным образом на выявление законов восприятия и научения, а также на изучение мотивации, решения задач и т. п. Психофизиолога особенно интересуют соотношения между нервной системой и поведением, тогда как психофармаколог пытается оценить воздействие на поведение новых лекарственных препаратов. Зоопсихолог изучает поведение животных, с тем, чтобы лучше понять их родственные связи с человеком. Парапсихолог старается убедиться в существовании явлений, еще не получивших объяснения, и понять, как они соотносятся с «обычными» способностями человека. Что касается специалистов по искусственному интеллекту, то их усилия направлены на углубление наших представлений о процессах познания путем проведения аналогий с работой вычислительных машин.

8. В психологии используются методы двух категорий: описательные и экспериментальные. Корреляционный анализ позволяет сравнивать между собой показатели, полученные такими описательными методами, как наблюдения в естественных условиях, систематические наблюдения, а также опросы и тесты; этому анализу, однако, свойственны некоторые ограничения в возможностях интерпретации результатов. Что касается экспериментального метода, позволяющего установить причинно-след­ственную связь между изучаемыми переменными, то он остается наилуч­шим научным методом.

9. Создание экспериментальных и контрольных групп дает возможность проверить действие независимой переменной, влияние которой хотят оценить, на зависимые переменные, определяемые поведением испытуемых, после того как взяты под контроль все другие факторы и выявлены промежуточные переменные (присущие испытуемым), способные повлиять на результаты.

10. Результаты эксперимента могут быть искажены под влиянием ряда субъективных факторов, зависящих от экспериментатора и испыту­емых. Этого можно избежать, используя двойной слепой метод.

11. Обработка результатов и подготовка сообщения - два последних акта, необходимые для доведения исследования до конца.
Материал для самопроверки
  1   2
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации