Назарчук А.В. Социальное время и социальное пространство в концепции сетевого общества - файл n1.doc

Назарчук А.В. Социальное время и социальное пространство в концепции сетевого общества
Скачать все файлы (138.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc139kb.15.02.2014 15:39скачать

n1.doc

  1   2
Назарчук А.В. Социальное время и социальное пространство в концепции сетевого общества // Вопросы философии, 2012, №9. М.: Издательство «Наука», 2012. – 192 с. С.56-66.
Социальное время и социальное

пространство в концепции

сетевого общества

© Назарчук А.В., 2012 r. 56

А.В. НАЗАРЧУК

В статье раскрываются концептуальные изменения, связанные с понятиями социальных времени и пространства в условиях сетевого общества. Используя терминологию, введенную М.Кастельсом, автор исследует пространство информационных потоков, глобальных взаимодействий, межнациональных трансакций, приводящих к феномену "ежимания" пространства и снятия географических границ.

Изменения в восприятии категории пространства связаны с изменением значения скорости, вызываемой мгновенностью коммуникации. Также в современном обществе время уже не может восприниматься как константа. В глобальном мире нет больше "дня и ночи". Время становится событийным. Оно также становится "относительным", многонаправленным, разорванным, как и пространство.

Коммуникационная система, основанная на сетевых технологиях, способна радикально изменить морфологию общественных связей, основанных на традиционных иерархических взаимоотношениях. Автор приходит к выводу, что технические инновации приводят к фундаментальному сдвигу в представлениях о пространстве и времени, меняющему многие привычные устои социального порядка.
The article considers the concept of social time and social space in the modern theory of the network society. The author analyses the information flows and global interactions in the modern

postindustrial society which create the phenomenon of the compression of space and diminish the role of the geographic factor (sometimes to the extent of its abolition) using the terminology suggested by M. Castells. The changes in the perception of the concept of space are caused by the new speed of social interactions enhanced by the new technologies providing for the possibilities of the instaneous communication. Also one can't perceive the social time as something constant any more. In the global world there is no more "day" or "night". The time becomes eventful. It also becomes relative, multidirectional, torn off, same as the space.

The system of the communication built on network technologies leads to the radical changes of the morphology of social structures based in the past on the traditional hierarchic relationships. The author comes to the conclusion that the technical innovations caused the fundamental shift in the understanding of nature of time and space. And this shift changes a lot in the social order of the society.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: социальное время, социальное пространство, сетевое общество, Кастельс, коммуникация, глобализация, социальные сети, информационные потоки, социальная скорость.

KEY WORDS: social time, social space, network society, Castells, communication, globalization, social networks, flows of information, speed of social interactions.
57 На протяжении последнего десятилетия понятие сетевого общества стало претендо­вать на роль "маркера" эпохи. Хотя М. Кастельсу, наиболее яркому теоретику этой кон­цепции, удалось убедительно и выпукло выделить сегменты сетевых явлений и их воздей­ствие на изменение облика всего общества, для многих ученых эти феномены связаны с локальными, количественными изменениями, не меняющими фундаментальные принци­пы общественного устройства [Уэбстер 2004, 7].

57 Даже философы, сторонники концепции "постиндустриального" или "информационного" общества, активно интересующиеся се­тевыми феноменами, как правило, не считают, что последние приобретают центральное значение для социальной науки. Тем не менее стремительная "сетевизация" общества не является случайным эффектом социального развития и не оставляет незатронутыми ос­тальные регионы социального бытия. Сетевое начало глубоко затрагивает структуры со­временного общества и заставляет общество жить и видеть вещи по-новому.

57 Понятие сетевого общества берет свои корни из технических наук.

57 Сеть - это сово­купность объектов, связанных друг с другом многонаправленными линейными (матрич­ными) зависимостями. Внимание к понятию сети связано непосредственно с широкой разработкой систем электронной коммуникационной связи.

57 Именно эта стремительно раз­вивающаяся сфера информационных коммуникаций заставляет переосмыслить ряд тра­диционных понятий, в том числе самой сети.

57 Прежде в рамках транспортных сетей каж­дое отправленное сообщение посредством линейного соединения могло достичь только одного адресата и это определяло основные категории логистики, пространства и време­ни. Электронные коммуникации позволили направлять сообщения одновременно многим адресатам. Их технологии оказались способны создавать многополосные средства связи так, что информация могла поступить до адресата различными обходными путями.

57 Изоб­ретение компьютерных сетей позволило заговорить об обратной связи и моделировать сети различной глубины - от локальных компьютерных сетей до комплексных сетей, способных охватывать и связывать миллионы пользователей. Должна была появиться мощ­ная глобальная сеть, чтобы, обернув взгляд, можно было убедиться: все общество отныне пронизано малыми и крупными сетями и является по своей сущности сетевым.

57 Возможности электронной связи актуализировали с помощью вычислительных ма­шин тип коммуникации, который был не мыслим для обыденного человеческого общения: постоянное удаленное интерактивное взаимодействие. Это взаимодействие и стало тем материалом, создающим новый, неведомый прежде вид сетевых явлений - сеть живых коммуникаций.

57 Новые технологии стали способны обслуживать не только общающихся людей, но и производственные процессы, интегрируя и организовывая их в постоянные информационные потоки. Созданные для целей управления компьютерные сети реализо­вывали задачи, которые не могли быть реализованы в других исторических типах сетей: интеграцию вычислительных мощностей обработки данных с многоканальными формами их передачи. Коммуникация стала протекать без людей.

57 Интегральные сети коммуникационных взаимодействий ЭВМ создали особенную форму коммуникации, которую можно было спроецировать и на социальную коммуникацию. В рамках участия в подобных автоматизированных процессах люди, обслуживающие их и ограниченные заданными технологическими рамками, стали коммуникационно воспроизводить эту систему в собственной коммуникации. Их общение - хотели ли они этого или нет - оказалось подчинено заложенной в вычислительную технику программе сетевых процессов.

57 Соответственно, их коммуникация стала формироваться как проекция компьютерных сетей, приобретать формы информационно-сетевых коммуникаций.

57 Если прежние сетевые взаимодействия складывались из спонтанных, в первую очередь, физи-58-ческих человеческих контактов и поэтому не воспринимались как сетевые, то отныне ком­муникация методически выстраивается по моделям, задаваемым технологиями системной интеграции процессов обработки и передачи информации.

58 В свою очередь эти техноло­гии адаптируют стандарты интерактивного взаимодействия человека с машиной к раз­нообразным сферам гуманитарного применения.

58 Человеческая коммуникация все более плотно охватывается сетью технических стандартов, которые опосредуют все социальные взаимодействия и заключают их в специфический технологический каркас, который мож­но именовать сетевой моделью.

58 Коммуникационная система, основанная на сетевых технологиях, способна радикаль­но изменить морфологию общественных связей, основанных на традиционных иерархических взаимоотношениях. Но достаточно ли ее особенностей, чтобы говорить о сетевом обществе как новом типе общества? Едва ли, если не связывать это понятие с более фундаментальными категориями общественной жизни. Если не изменить сам фокус наблюдения и описания общества.

**********************

58 Как опознать в современном обществе, в постиндустриальном обществе сетевое об­щество? Социальные категории завязаны на социальные практики, но чтобы опознать но­вые социальные практики, требуется опережающим образом произвести трансформацию традиционных категорий и обосновать это смещение взгляда. Это должно коснуться фун­даментальных категорий пространственно-временного определения действительности.

58 Именно на это смещение смысла категорий пространства и времени указал М.Кастельс, когда взялся за задачу определить сетевое общество. Впрочем, как будет видно из после­дующего изложения, новая концептуализация категорий социального пространства и со­циального времени, является не только продуктом нового сетевого мышления1.

58 Дело про­исходит обратным образом: новая трактовка пространственно-временного континуума во многом является источником возникновения сетевого мышления.
Пространство сетей и потоков

58 Традиционное представление о пространстве как об абстрактном расстоянии, т.е. че­рез призму способности предмета преодолеть его за определенный отрезок времени, не может быть в сетевом контексте направляющим ориентиром, поскольку в современном контексте социальных перемещений сменились оси координат. Маленький локальный от­резок пути может преодолеваться за гораздо больший временной интервал, чем огромные глобальные расстояния.

58 В социальном мире пространство определяется через скорость коммуникаций.

58 Расстояние является функцией конкретного медиума, преодолевающего его. Одно и то же пространственное удаление может означать разные расстояния и не быть эквивалентно ни одному из них.

58 Соответственно, пространство не есть расстояние, но совокупность разных расстояний.

58 Плюрализм осей координат приводит к необходимо­сти перенести постулаты теории относительности в социальную теорию, которая долгое время оставалась в русле наивного эвклидового восприятия. Математические теории се­тевого пространства, экспериментирующие с понятием разных степеней искривления гауссового пространства, могут служить основными направляющими ориентирами в мыс­лительных экспериментах по осмыслению современного социального пространства2.

58 Выражая это мироощущение, М. Кастельс выдвинул гипотезу о превращении в информационную эпоху пространства мест в пространство потоков.

"Наше общество построено вокруг потоков: капитала, информации, технологий, организационного взаимодействия, изображений, звуков и символов. Потоки есть не просто один из элементов социальной организации, они являются выражением процессов, доминирующих в нашей экономической, политической и символической жизни...

58 Новая пространственная форма,

59 характерная для социальных практик, которые доминируют в сетевом обществе и форми­руют его: пространство потоков. Пространство потоков есть материальная организация социальных практик, которые доминируют в сетевом обществе и формируют его. Под по­токами я понимаю целенаправленные, повторяющиеся, программируемые последователь­ности обменов и взаимодействий между физически разъединенными позициями, которые занимают социальные акторы в экономических, политических и символических структу­рах общества" [Кастельс 2000, 64].

59 Динамический образ пространства потоков позволяет в сетевом обществе многое объ­яснить. Однако он не единственный. Социальное пространство становится открытым для различных концептуализации, для открытия и исследования "множества пространств". Именно утрата целостности пространства, его разорванность и его же способность к вос­соединению становится ключевой для образования социальных сетей, которые в каком-то смысле являются автономными социальными мирами, требующими собственных про­странств, в то же время стремящимися не утрачивать связь с "общим" пространством.

59 Трансформация представлений о пространстве столь очевидны, что наиболее общеупотребимой и популярной характеристикой сегодняшнего состояния современно­го общества является пространственная метафора "глобализации". Глобализация озна­чает факт преодоления локальных пределов, приобретения социальными процессами всеобщей, глобальной размерности.

59 При этом основное изменение упрощенно видится в "уплотнении пространства", в оперировании большими пространствами и скоростями, в проницаемости межстрановых границ.

59 На самом деле, эффект глобализации зиждется не на большей доступности удаленных пространств, сколько на наложении и контрасте про­странственных перспектив.

59 Локальные пространства и скорости остались прежними, хотя автомобиль, превратившийся из роскоши в предмет повседневного потребления, изменил их соотношение даже на бытовом уровне. Новый эффект вызывает радикальное измене­ние понятия удаленности. Удаление не может более осмысливаться "километрами", мерой локальностей. Иначе говоря, из опыта и практики движения и коммуникации в физиче­ски доступных пространствах нельзя сделать никакого вывода о физически недоступных пространствах. Хотя ранее такая возможность была: путешествие из Петербурга в Моск­ву или вокруг земного шара можно было выразить в количестве дней, в количестве миль.

59 Сегодня любой далекий путь складывается из сравнительно быстро преодолеваемых глобальностей и долго осиливаемых локальностей: путь до аэропорта и затем до отеля занимает зачастую больше времени, чем само расстояние в несколько тысяч километров.

59 Каждый маршрут оказывается дорогой "первой" и "последней мили", а не складывается из миль как таковых. Осмысливать расстояние можно, только "переключая" фокусы, учитывая наложение разных размерностей, разных скоростей.

59 Скорость становится еще одной характеристической чертой современного общества.

59 Считается, что скорость имеет тот, кто движется, но современные коммуникации позволяют большинство дел вершить без движения, сидя в офисе. Как раз действия без движения, производимые с помощью коммуникации, оказываются более масштабны, чем те, кото­рые можно осуществить с помощью физических перемещений и встреч. Соответственно, и скорости процессов оказываются завязаны не на движения, а на информационные по­токи, на инструментальную коммуникацию. В этом обществе тем больше скорость жиз­ни, чем менее люди движутся. Это не скорость движения, а скорость решений, скорость трансакций.

59 Скорости становятся решающим показателем в определении результатов движения.

59 Информационное общество - общество, разделенное на тех, кто впереди и кто позади, кто успевает и кто опаздывает. Это новая форма разделения "имущих" и "неимущих", соглас­но парафразу известной истины: кто успевает, имеет все, кто не успевает, у того отнима­ется последнее. Скорость и темп - измерение общественной жизни, которое нельзя более игнорировать. В обществе потоков и движений расстояние не воспринимается само по себе, а лишь в соизмерении со скоростью стремящихся к цели.

59 Скорости связывают места друг с другом, но они же их и удаляют друг от друга.

59 Ра­стущие скорости не только смыкают пространства, но и размыкают.

59 Глобализация про-60-странств касается мест, которые желаемы, посещаемы, известны.

60 Но она ничего не гово­рит о географических местах современного общества, которые не важны, не известны, не посещаемы. Это не обязательно "образцы нищеты" в районе Сахары, достаточно вспом­нить о "брошенных деревнях" в странах третьего мира, о потоке мигрантов в города и страны. Пространства способны расщепляться и разграничиваться. И это в эпоху глоба­лизации проявляется еще более значительно, чем прежде.

60 Пространства современного общества не равнозначны.

60 Если прежде можно было го­ворить о "заселенных" и "незаселенных" землях, то сегодня - о "жизнеспособных" и "не­жизнеспособных". Речь не о физических качествах почв или земель, а о качестве совмест­ной жизни людей, которое становится критерием и объяснением для людских миграций. Только в определенных местах, промышленных центрах возникает качество, вызывающее поток миграции в эти места. Это качество обусловлено изменившимися требованиями к уровню жизни, следствием возникновения "общества благосостояния" и повсеместной рекламой этого образа жизни.

60 Расслоение пространств по мере их "притягательности" создало их разноуровневость и, подобно сообщающимся сосудам, силу тяги и напора к выравниванию. Картина миграций создает особую географическую карту, по которой вид­ны силовые линии между территориями "разных уровней". Фильтры, которые создаются на пути миграционных потоков, - это не просто национальные границы. В глобальной картине мира - это определенные "дамбы" на пути людских потоков, которые лишь совпадают с определенными участками государственных границ, но представляют собой иное явление. Если подыскивать им подходящий образ, то это будет полупроводниковый "диод", пропускающий ток в одном, и задерживающий его в обратном направлении.

60 Как извест­но, благодаря полупроводникам возник мир сложной электроники, в которой оказалось возможным преобразовывать электрический ток посредством комплексных схем в прибо­ры. Транзисторные компьютеры - вершина полупроводниковых технологий. Эти прибо­ры не могли бы возникнуть на базе обычных проводников, в мономорфной среде. Точно так же современное общество начинает институционально организовывать географиче­ское пространство так, что в нем реализуются сложные преобразования потоков людских и материальных ресурсов.

60 Пространство трансформируется в пространственные схемы, которые имеют глобальный характер, т.е. задействуют все имеющееся жизненное про­странство, но, вместе с тем, структурируют доступность и недоступность территорий так, чтобы реализовывать новые качественные преобразования социальных процессов. Новое качество общества, которое возникает благодаря этому, можно называть сетевым.

60 Пространство потоков, движений и скоростей утратило свою эвклидову изоморфность. О нем нельзя утверждать, что одинаково во всякое время, что оно рядоположено, равномерно. Эволюцию социального пространства нельзя понять без учета истории развития математических идей о сущности пространства, которые являются отражени­ем культурных представлений, формирующих общественную жизнь. На заре Нового вре­мени возникшее представление об универсальности и пустоте пространства и времени (Ньютон) позволило придать пространству посредством координатного метода исчисляе-мость, что привело к возникновению понятия рационального, а впоследствии - действи­тельного числа.

60 Такой образ пространства легко допускал слияние категорий природы с логическими категориями, составившее, собственно, сущность направления философского рационализма.

60 В дальнейшем предмет изучения геометрии существенно расширился с проникновением в нее идей движения и преобразования фигур. Новоевропейская геометрия развивалась по преимуществу как проективная геометрия - геометрия не соотношений (таковой была античная математика), а построений и преобразований плоско­стей и пространства. В работах Г. Монже, Ж. Менье, А. Клеро были заложены основы дифференциальной геометрии пространственных кривых и поверхностей, которая за­тем была существенно расширена в работах Гаусса и К. Петерсона.

60 Развитие новоевропейской геометрии в XVIII-XX вв. сопровождалось глубоким изменением во взглядах на природу пространства.

60 Благодаря геометрии Лобачевского была преодолена вера в незыб­лемость освященных тысячелетиями аксиом, была понята возможность создания новых математических теорий путем обоснованного отказа от налагавшихся ранее ограничений.

61 Позднее Ф. Клайн придал неевклидовой геометрии форму изучения инвариантов той или иной группы преобразований. Логическим завершением исследования в этом направле­нии явилось построение на этой основе геометрии n-мерного многообразия риманова пространства (Риман, Пуанкаре, Гильберт).

61 Представление о современном социальном пространстве невозможно основывать на архаических представлениях визуального восприятия пространства, какой является Ев­клидова геометрия. Его необходимо формировать концептуально на основе новых вводи­мых понятий и параметров, как это делали великие математики прошлого. Время, для того чтобы применять современные геометрические теории в социальной топологии, пришло. Например, вследствие возникновения глобальной информационной сети земля не может более восприниматься как плоская суша, но скорее как силовое поле, в котором силовые линии организуются вокруг основных энергетических и информационных центров. Зна­токи легко узнают такие центры в городах-местах расположения крупнейших фондовых бирж (Нью-Йорке, Лондоне, Токио).

61 Если брать поле политических влияний, то центра­ми возмущений будут другие города - Вашингтон, Париж, Москва и другие. Религиозное пространство образует свое силовое поле, культурное - свое и т.д.3 Глобальная сеть Ин­тернет, как продемонстрировал М. Кастельс, концентрирует свои основные информаци­онные ресурсы в центрах современных мегаполисов. Топология социальных полей имеет не много общего с математическими представлениями, но ясно одно - она требует новых теоретических подходов и понятий.
  1   2
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации