Учение Аристотеля о государстве и праве - файл n1.doc

Учение Аристотеля о государстве и праве
Скачать все файлы (134.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc135kb.18.02.2014 22:19скачать

n1.doc

  1   2   3
Содержание

Введение. 2

Глава 1. Учение Аристотеля о государстве 4

1.2. Формы государства 11

Глава 2. Учение Аристотеля о праве 20

Заключение 25

Список использованной литературы. 28

Введение.



Античная Греция оказала существенное влияние на формирование политической культуры и европейской цивилизации. Маленькие города-государства пребывали в постоянных междоусобицах, хотя у них были общие боги, герои, язык и культура. Политическая раздробленность Греции объяснялась в основном природными условиями.

Размеры городов-государств (полисов) были невелики. В период расцвета Афин в них насчитывалось 35-40 тысяч граждан. Небольшие масштабы городов-государств лишало полисы стабильности и вели к быстрой смене политических форм. Но чем меньше была территория, тем теснее общение граждан. Жизнь человека вводилась в жесткие рамки законом или обычаем. Власть по отношению к личности всегда оставалась тоталитарной. Однако большинству граждан режим казался естественным. Те, кто выходил за рамки общепринятого, должен был поплатиться своим благополучием или даже жизнью.

Античная цивилизация основывалась на рабстве. В своих рассуждениях о государстве и праве античные мыслители не выходили за рамки полиса служившего для них образцом и провозглашенного высшей формой общественной организации.

Пик древнегреческой цивилизации приходился на VI-V века до н.э., в Пелопонесской войне Афины терпят поражение. Начинается закат античной Греции. Кризис системы привел к величайшему расцвету политической мысли, который был связан с именами Платона и Аристотеля. В их сочинениях собрана политическая мудрость, накопленная древними греками.

Аристотель (384-322 гг до н.э.) родился в небольшом эллинском городе Стагире, в связи с чем его нередко именуют Стагиритом. В 367 году до н.э. Аристотель прибыл в Афины, где учился, а затем преподавал в платоновской Академии вплоть до смерти ее основателя. Покинув Афины ( в 347 году до н.э.), Аристотель в течение ряда лет живет в других греческих государствах, а в 342 - 340 гг. до н.э. по приглашению македонского царя Филиппа II занимается воспитанием его сына Александра. С 335 года до н.э. Аристотель снова в Афинах. Здесь он основывает свою философскую школу - Ликей (лицей) и руководит ею почти до конца жизни.

Одной из характерных черт научной деятельности Аристотеля является её многогранность. Своими трудами Аристотель обогатил почти все существовавшие в его время отрасли науки. Государство и общество не остались вне поля зрения философа. Главное место среди его произведений, посвящённых изучению государства и общества, занимает трактат «Политика». Как отмечает Аристотель: «Самым значительным видом искусства, который по праву может быть назван искусством гениального художника, является искусство политики…»1.

В современных условиях демократизации всех сфер общественной жизни особую актуальность приобретает проблема взаимодействия личности и государства.


Глава 1. Учение Аристотеля о государстве



Становление политической науки, обретение ей развитых форм, содержательной глубины стали важнейшим условием развития античной культуры и одновременно ее блестящим результатом.

Проблемам политического устройства и воспитания посвящен обширный трактат Аристотеля «Политика».

Государство — это «некий вид общения». Государство — только одна, высшая форма общения между людьми. В пределах государства существует целая система других социальных отношений со своими особыми целями и особыми путями развития. Каждый частный вид общения возникает в целях какого-либо блага.1

В экономических отношениях Аристотель видит только социальные формы общения и выделяет из них три вида: 1) общение в границах отдельной семьи, или «дома»; 2) общение в смысле ведения хозяйственных дел; 3) общение для обмена благами.

В понимании Аристотеля, время неотделимо от движения и изменения. Оно есть различение «прежде» и «после» в событии. В событии всегда есть порядок протекания, «так как движущееся движется от чего-нибудь к чему-нибудь». Когда мы начинаем воспринимать этот порядок, перед нами уже не событие, а время. Время есть мера движения.

Аристотель определяет то специфическое, чем отличается человеческая история. Первым составным элементом всякой исторической единицы, по мысли философа, является родовая община. Она состоит из отношений мужа и жены и из отношений отца к детям. Государство есть «только объединение этих родовых общин». Эту мысль Аристотель высказывает во многих местах своего трактата «Политика». Подытоживая вековое развитие своей страны, Аристотель выделяет родовую общину как один из значимых элементов государства. То, что родовая община введена Аристотелем в само понятие государства, свидетельствует о широте и глубине его исторического мышления. В период полного господства общинно родового строя, когда еще не существовало большого развития наук и искусств, когда все развивалось по типу общинно родовых отношений, в этот период вообще все могло объясняться по типу общинно родовых отношений.

Античное государство было пронизано остатками общинно родовой формации.

Все экономические отношения имеют целью только выгоду, и к ней сводятся в них все расчеты. Напротив, в общении, называемом дружбой, и тем более в общении, образующем государство, мотивы, определяющие поведение людей, совершенно другие. Положить в основу государства имущественную выгоду граждан значило бы принизить государственное общение до общения только хозяйственного. Государство существует «не просто ради существования, но скорее ради благой жизни».1

Противопоставляя государство другим видам общения, Аристотель заканчивает свой анализ следующим выводом. «Ясно, — говорит он, — что государство не есть ни топографическое общение, ни охранительный союз против несправедливостей, ни общение ради хозяйственного обмена. Все это необходимо должно быть, чтобы создалось государство, но пока есть только это, государство еще не возникает. Оно возникает только тогда, когда создается общение ради благой жизни между семействами и родами, ради совершенной и достаточной для самой себя жизни».

«…человек по природе своей есть существо политическое, а тот, кто в силу своей природы, а не в следствие случайных обстоятельств живет вне государства, - либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхеловек…»2. Совершенством человека предполагается совершенный гражданин, а совершенством гражданина, в свою очередь - совершенность его государства. Взгляд этот в высокой мере типичен для наблюдателя и исследователя жизни греческих полисов, каким был Аристотель.

Природа государства, согласно Аристотелю, стоит «впереди» природы семьи и индивида: необходимо, чтобы целое предшествовало своей части. И действительно, всякий предмет определяется совершаемым им актом и возможностью совершить этот акт; раз эти свойства у предмета утрачены, нельзя уже говорить о нем как о таковом: останется только его обозначение. Поэтому, если отдельный человек «…не способен вступить в общение или, считая себя существом самодовлеющим, не чувствует потребности ни в чем, он уже не составляет элемента государства, но становится либо животным, либо божеством»1.

В состав государства входят отдельные лица, «ойкосы» (семьи) и селения. Однако далеко не все отдельные лица принадлежат к составу государства. К нему не принадлежат, согласно учению Аристотеля, рабы.

Институт рабства привлекает пристальнейшее внимание Аристотеля. Сама пристальность этого внимания доказывает, что в эпоху Аристотеля отношения рабовладения становятся большим вопросом общественной мысли. Некоторые софисты прямо утверждали, что по природе все люди рождаются равно свободными. Аристотель — решительный противник этого взгляда и сторонник рабовладельческой системы. Он сознательно противопоставляет свое учение о рабовладении взглядам тех, кто отрицал естественное происхождение и согласный с природой характер рабовладения. «По мнению других, — пишет он, — сама идея о власти господина над рабом — идея противоестественная». По их утверждению, «лишь установлением обусловливается различие между свободным человеком и рабом, по самой же природе такого различия не существует. Поэтому-то и власть господина над рабом, как обоснованная на насилии, не имеет ничего общего по природе со справедливостью».

Для Аристотеля очень характерно, что вопрос о рабстве он рассматривает не столько в пределах вопроса о государстве, сколько, в пределах вопроса об экономике семьи (ойкоса). Рабство тесно связано у Аристотеля с вопросом о собственности. Собственность — часть семейной организации: без предметов первой необходимости не только нельзя жить хорошо, но вообще нельзя жить. Для домохозяина приобретение собственности — орудие для существования. Если бы каждый инструмент мог выполнять свойственную ему работу сам, или по данному ему приказанию, либо даже его предвосхищая, то тогда архитекторы не нуждались бы в «рабочих», а господам не были бы нужны рабы.

Действительность, однако, не такова. Приобретение собственности, необходимой для существования домашнего хозяйства, требует для себя массу орудий, а раб — некая одушевленная часть собственности. К тому же в самой сути вещей коренится порядок, в силу которого уже с момента рождения некоторые существа предназначены к подчинению, другие — к властвованию.

В обществе, во всех его элементах, связанных между собой и составляющих некоторое целое, элемент властвования и элемент подчинения сказываются во всем. Это «общий закон природы, и, как таковому, ему и подчинены одушевленные существа»1.

Отсюда Аристотель выводит и природу и назначение рабства. Согласно его разъяснению, «кто по природе, принадлежит не самому себе, а другому и при этом все-таки человек, тот по своей природе раб»2. Деятельность рабов состоит в применении их физических сил, это наилучшее, что они могут дать. Они в такой сильной степени отличаются от других людей, в какой душа отличается от тела, а человек — от животного. Именно такие люди по своей природе — рабы, и для них лучший удел быть в подчинении у господина. И Аристотель поясняет, что рабом по природе бывает тот, кто может принадлежать другому и кто одарен рассудком лишь настолько, что воспринимает приказания другого лица, но сам рассудка не имеет.

По мнению великого философа, никакое государство невозможно без наличия в нем господ и рабов. Античный способ производства в основном всегда был результатом непосредственного физического труда одних и организующей воли других. Однако философ тут не ограничивается простой констатацией факта. Аристотелю принадлежит глубокий анализ понятия раба и отчетливое о нем представление в отличие от мыслителей предшествующего периода.

Сама природа требует рабства для существования государства. Аристотель не находит в нем ничего постыдного и противоестественного. Законы природы можно нарушать. Раб может восстать против своего господина, но это противоестественно, безобразно, уродливо и требует уничтожения.

По Аристотелю, природа устроена так, что сама физическая организация людей свободных отличается от физической организации рабской части общества: у рабов тело мощное, пригодное для выполнения необходимых физических работ; напротив, люди свободные не способны для выполнения подобного рода работ, зато пригодны для политической жизни. Впрочем, высказав это утверждение, Аристотель делает оговорку: часто бывает и так, что свободные люди свободны не по физической, а только по интеллектуальной своей организации. И хотя красоту души не так легко охватить взором как красоту тела, во всяком случае, остается очевидным, что одни люди по своей природе свободны, другие же — рабы, и этим последним быть рабами и полезно, и справедливо.1

От проницательного взгляда Аристотеля не укрылась трудность, заключающаяся в таком понимании природы рабства и свободного состояния. Исторически кадры рабов пополнялись и создавались в Греции путем захвата пленных на войне. Если эти пленные были не греки, или, как их называли, «варвары», то выход был относительно прост: «варвары» рассматривались как худшая порода людей, а отсюда было уже недалеко до мысли, что обращение пленных «варваров» в рабство согласуется с природой вещей, с природой самих «варваров» и потому справедливо.

Аристотель отмечает существование такой точки зрения в греческой политической литературе. Представители этой точки зрения утверждают, что рабство как результат войны покоится на основах права. Однако в этом утверждении, по Аристотелю, таится противоречие. Самый принцип войн, говорит он, «можно считать противным идее права» . Никоим образом нельзя было бы утверждать, что человек, недостойный быть рабом, все-таки должен стать таковым. Иначе окажется, что люди заведомо очень высокого происхождения могут стать рабами и потомками рабов только потому, что они, будучи взяты в плен на войне, были проданы в рабство. Именно поэтому и было выдвинуто требование, чтобы рабами назывались не греки, а только варвары.

К отношению рабовладения, которое принадлежит к отношениям собственности, вполне приложимо, по Аристотелю, то отношение, которое существует между частью и целым. Часть есть не только часть чего-либо другого, она немыслима вообще без этого другого. Таково же отношение между господином, и рабом: «…господин есть только господин раба, но не принадлежит ему; раб же не только раб господина, но и целиком принадлежит ему»1.

Так как раб — своего рода часть господина, одушевленная и отделенная часть его тела, и так как полезное для части полезно и для целого, а полезное для тела полезно и для души, то между рабом и господином, согласно Аристотелю, существует известная общность интересов и взаимное дружелюбие, если только отношения между ними покоятся на естественных началах.

Все же Аристотель не сводит существо раба к одной лишь технической функции одушевленного инструмента. Инструменты — орудия технической деятельности, но рабство относится к сфере имущественных отношений, а имущество — не простое техническое орудие, а орудие жизненной деятельности вообще. «Жизнь, — говорит Аристотель, — есть деятельность, а не определенное техническое дело. Отсюда и служение раба — в том, что имеет отношение к общей жизненной деятельности».2
Рабство для Аристотеля — институт, необходимый для правильной деятельности семьи, предпосылка правильного государственного строя, который возникает из семьи и из соединения семейств в селения.

Как и Платон, Аристотель набрасывает проект наилучшего государства, в пределах которого развиваются соответствующие природе вещей хозяйственные отношения.

Проект свой Аристотель построил, изучая реальные, существовавшие в его время экономические структуры и типы государственной власти. Его политическая мысль самостоятельна и сложилась, во-первых, в ходе критики государств, существовавших в его время, во-вторых, — критики теорий государственного права. В школе Аристотеля велось систематическое исследование конституций множества греческих полисов (есть указание, что их было собрано 158).

Из политических устройств современных ему государств критика Аристотеля особо выделяет государственный строй афинской демократии, государства Спарты и македонской монархии. Из политических теорий Аристотель подвергает критике, прежде всего теорию своего учителя Платона, но уделяет внимание, гораздо менее пристальное, и другим теориям, например уравнительной утопии Фалея Халкедонского.

  1   2   3
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации