Вестник Южно-Уральского государственного университета 2008 №08 (108). Серия Право Выпуск 14 - файл n1.rtf

Вестник Южно-Уральского государственного университета 2008 №08 (108). Серия Право Выпуск 14
Скачать все файлы (3095.6 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.rtf3096kb.18.02.2014 15:11скачать

n1.rtf

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23




Редакционная коллегия: д.ю.н., проф. Кудрявцева А.В. (отв. редактор), к.ю.н., доц. Дмитриева А.А. (отв. секретарь), д.ю.н., проф. Майоров В.И., д.ю.н., проф. Кванина В.В., д.ю.н., проф. Макарова З.В., к.ю.н., доц. Шафикова Г.Х., к.ю.н., доц. Петров А.В.. к.ю.н.. доц. Демидова Г.С.. д.ю.н., проф. Нижник Н.С.


СОДЕРЖАНИЕ

Проблемы и вопросы теории и истории государства и права

БАБЕНКО А.Н., ЗАРУБИНА О.А. Трансформация правовых ценностей граждан
современной России 4


ГУСАК В.А. Дезертирство из Красной Армии как социальная основа преступности
в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) 9


ДОБРЫНИН Е.Ю. Категория интереса как источника формирования социальной
функции государства 17


КАМАЛОВА Г.Т. Документы и материалы РКП (б) - ВКП (б) как источник для
изучения истории правоохранительных органов периода НЭПа 22


Содержание

СОЛОВЬЕВА А.А. Идеальное государство Платона и раннехристианская община:
опыт сравнительного анализа 31


ХАРЛАНОВ В.Л. К вопросу о развитии историографии церковно-пенитенциарной
системы Российской империи (XIX - нач. XX вв.) 36


Проблемы и вопросы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики

ГОРОДОКИН В.А. О компетенции эксперта-автотехника при определении при-
чинных связей 41


ДАРОВСКИХ СМ. О необходимости расширения возможности суда в состяза-
тельном уголовном судопроизводстве 49


ЗИГУРА Н.А. Разграничение компьютерной информации и «иных» документов ... 53

КЛАССЕН А.Н., МАКСИМОВА В.Г. Правовая природа института помилования в
современной российской уголовно-правовой науке , 57


КОРНЕЕВ О.А. К вопросу о праве на реабилитацию после декриминализации 60

КРАСУЦКИХ Л.В., РУСЯЕВ И.В. Проблемы реализации условно-досрочного ос-
вобождения от отбывания наказания 64


ЛИТОВЧЕНКО Е.Б. Соотношение пределов доказывания на стадиях предвари-
тельного расследования и судебного разбирательства 68


ОЛЕФИРЕНКО СП. История развития института компенсации морального вреда
в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации
71

ПЕТРОВ П.К. Похищение человека и незаконное лишение свободы: вопросы ква-
лификации 77


ТКАЧЕВА Н.В. Некоторые проблемы применения меры пресечения «заключение
под стражу» 83


Проблемы и вопросы гражданского права

НОВОСЕЛОВА А.А., ПОДШИВАЛОВ Т.П. Виндикационный иск: проблемы эле-
ментного состава 89


ФИЛАТОВА Д.В. Об имущественной природе денег и их видов 93

Проблемы и вопросы конституционного и административного права

ГАЛКИН А.Н. Укрупнение регионов как условие и средство оптимизации управ-
ления, более эффективной социально-экономической политики РФ 95


КАРЯН Н.А. Конституционно-правовой аспект сохранения единства современного
российского государства 97


МАКОСЕИЧУК Т.М. Государственная гражданская служба как подсистема (вид)
государственной службы Российской Федерации 100


МАЛЯВИНА Н.Б. Административные процедуры как средство борьбы с корруп-
цией 105


САТИРОВ Р.З. О транспортной деятельности и административной ответственно-
сти за управление автотранспортом в состоянии опьянения 107



Содержание
СТАРИКОВ И.Ю. Регистрация в органах внутренних дел как средство обеспече-
ния безопасности в Российской Федерации 109


ЦАРАКОВА А.П. Развитие российского законодательства в сфере обеспечения
безопасности дорожного движения 112


Рецензии, отзывы

ТАРАСОВ А.А. Отзыв официального оппонента на диссертацию Н.А. Поляковой
«Правосознание присяжных заседателей как основание вынесения вердикта» 115

© Издательство ЮУрГУ, 2008

Проблемы и вопросы теории и истории государства и права
ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРАВОВЫХ ЦЕННОСТЕЙ ГРАЖДАН СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
А.Н. Бабенко, доктор юридических наук, профессор, директор Институ-

та законодательства и правовой информации

О.А. Зарубина, кандидат философских наук, доцент кафедры теории и

истории государства и права ЮУрГУ

Не существует объективных знаний о мире без представлений, пропитанных образ­ами. Знаниями для нас являются упорядочен­ные, связанные, систематизированные пред­ставления. В свою очередь комбинация пред­ставлений, порожденных образами, которыми они продолжают питаться, позволяет сформи­ровать установки, т.е. устойчивые диспозиции субъекта относительно объектов внешнего мира.

«Примером такого рода установки явля­ется то, что императивный, в частности, уго­ловный закон, соблюдение которого контро­лируют власти, становится символом ста­бильности и безопасности в обществе. Он ка­жется индивидам более способствующим их безопасности, чем закон, который дает им права и возможности для действия, хотя по­следний регулирует большее число ситуаций повседневной жизни»1.

Индивидуальная психология спонтанно использует образ закона, вытекающий из об­раза отцовского авторитета «закона-отца», который разграничивает то, что разрешено, от того, что запрещено. Это разграничение со­действует структурированию индивидуальной психологии с детства. Разрешения и запреты помогают выйти из слитного образа мира, обозначить свои собственные пределы. Это разграничение служит охранительным ба­рьером.

Вместе с углубляющейся дифференциа­цией в современной России выросло внима­ние к особенностям менталитета и системам ценности. В социологической литературе имеются социальные «портреты» основных групп и общностей российского общества. Это интеллигенция, имеющая во главе иерар­хии ценностей свободу, причем скорее не «свободу для», а «свободу от» администра­тивно-бюрократического аппарата, от цензу­ры, от идеологии и т.д. Кроме того, разночин­цев порой обуревает зависть - зависть к элите, к тем, кто обладает положением, властью, бо­гатством. Но при этом они, как привило, не приучены нести за свои действия серьезную ответственность.

Если говорить о формирующемся заново облике рабочих, то для них реально осущест­вимая ценность справедливости - наличие у всех равных прав и равных юридических воз­можностей, а также увлеченность правдой свободы, реальных прав, личной ответствен­ности.

Таким образом, для рабочих ключевыми ценностями являются власть, справедливость, солидарность, равенство, для интеллигенции - власть, свобода, ответственность. При этом можно согласиться с мнением А. Береловича, Н. Лапина и Н. Тихоновой о «неидеологизи-рованном» характере ценностей, опирающих­ся на «большую русскую» культуру и обще­человеческие ценности.

Происходит «правовая аккультурация субъекта», в ходе которой он приобретает общие знания правовой культуры, домини­рующей в его обществе. «Приобретение этих знаний, существование общих социальных представлений о законах и институтах, об от­ношениях между государством и граждани­ном, об их формировании в ходе истории на­рода, об общих ценностях права, на которые они опираются, обеспечивают всех членов культуры «единым языком», позволяя им об­щаться, понимать друг друга»2.

Правовые ценности возникают как ре­зультат деятельности многих людей. Каждая личность в отдельности преследует свои соб­ственные интересы. Но в процессе жизнедея­тельности обнаруживается некоторый мини-

Бабенко А.Н., Зарубина О.А.
мум общих интересов, ценностей, коллектив­ных целей или норм. Такое ценностное пра­вовое согласие может оказаться результатом обсуждения, диалога.

В условиях административно-командной системы главное внимание сосредоточивалось не на гарантиях прав личности, а на выполне­нии ими обязанностей. Поэтому в системе правовых ценностей личность отодвигалась на второй план, оставалась в тени, защищен­ность личности от произвола государства фак­тически сводилась к минимуму.

Такие взгляды широко распространены в России и в настоящее время. Ныне форма и содержание юридической регламентации ока­зываются творением государственной власти. Регулирование большинства общественных и личных прецедентов продолжает базировать­ся не на правовых, а на властно-приказных принципах. И рядовые граждане, и государст­венные органы предпочитают регулировать возникающие конфликты в административ­ном порядке, а не посредством судебной (т.е. собственно правовой) процедуры. Поэтому и демократические завоевания в различных сферах пока основываются в большей степени не на праве, а на дозволении властей. К сожа­лению, еще не осознана абсолютная необхо­димость выполнения в любых обстоятельст­вах так называемых формальных требований права, которые на самом деле и составляют его существенные характеристики.

На современном этапе сторонники си­нергетики рассматривают развитие мира как самоорганизующееся, закономерно повто­ряющееся чередование социального порядка и социального хаоса (детерминированный ха­ос). Наиболее распространенное понимание порядка включает два компонента: 1) многообразие элементов гомогенной или гетерогенной природы; 2) наличие устойчи­вых отношений, повторяющихся в простран­стве и во времени. Различают статический порядок - повторение устойчивых отношений между элементами в пространстве - и поря­док динамический - повторение устойчивых отношений между элементами во времени.

Понимание хаоса подчеркивает отсутст­вие устойчивых (повторяющихся) отношений. В этой связи различают хаос статический -беспорядок в пространстве - и хаос динами­ческий - беспорядок во времени.

В основном разделяя изложенную точку зрения, мы хотим внести небольшие уточне­ния. Эмпирические наблюдения и теоретиче-

Трансформация правовых ценностей граждан
современной России

ские размышления убеждают в том, что в чис­том виде ни порядок, ни хаос не существуют. На любом этапе развития правомернее гово­рить о преобладании того или другого эле­мента процесса развития и функционирова­ния. А это значит, что рождение нового по­рядка (а, следовательно, и новых правовых ценностей) происходит спонтанно в условиях господствующего старого (по внешней види­мости прочного) порядка (господствующих старых правовых ценностей) и вопреки им. Именно поэтому, с синергетической точки зрения, хаос ассоциируется с деструктивной и вместе с тем творческой силой, способностью рождать новый порядок. Он рассматривается в качестве такого же закономерного этапа развития, как и порядок.

Известно, что хаос играет значительную роль (как разрушительную, так и созидатель­ную). На разных этапах образования структур порядка хаос не исчезает, а присутствует в них необходимым компонентом для их суще­ствования и дальнейшего развития. Такая структура представляет собой синтез упоря­доченности на макроуровне и разупорядочен-ности на микроуровне. Надо понимать сози­дательную роль хаоса в микроорганизации и принимать как неизбежный и необходимый элемент в обычной картине мироздания.

Синергетика обосновывает, что все но­вое, в том числе и правовые ценности, могут возникнуть только благодаря хаосу. Новое в системе не может сформироваться без хаоса. В обыденном представлении с хаосом ассо­циируют беспорядок, развал некоего целого, некое деструктивное начало.

На основании изложенного можно взять в качестве общего основания деления право­вых ценностей соотношение порядка и беспо­рядка (хаоса). Поэтому в качестве объекта исследования необходимо выделить два типа правовых ценностей:

  1. правовые ценности в условиях пре­обладания беспорядка (хаоса);

  2. правовые ценности в условиях пре­обладания порядка.

Освоение новых правовых ценностей но­сит черты индивидуально-личностного позна­вательного акта. Поэтому ему присущи черты познания так называемого идеографического типа, постигающего индивидуальное в его однократности, уникальности, неповторимо­сти. А это значит, что первый этап внутренне­го «строительства» правовых ценностей по­мимо специфических черт обладает и чертами общими, свойственными и историческому, и социальному видам этого типа познания.

Наиболее ярко проявилось осознание не­обходимости придания общезначимости ре­зультатам индивидуально-личностного по­знания.

«Лишь в государстве, в котором разви­лось сознание о законах, - писал Г.В.Ф. Ге­гель, - совершаются обдуманные действия, сопровождаемые ясным сознанием о них, ко­торое развивает способность и потребность сохранять их в таком виде»3. Ясное сознание о законах - это понимание законов. Именно оно выступает основой обдуманных действий. Оно развивает способность и потребность со­хранять указанную основу. К. Маркс в осмыс­лении аналогичной ситуации идет еще даль­ше: «Законы ... являются внутренними жиз­ненными законами самих его (человека) дей­ствий, сознательным отображением его жизни»4.

Однако само по себе логическое иссле­дование не приводит к представлению об об­щезначимости и существенности индивиду­ального исследуемого объекта и к указанию, что именно из присущих индивидуальности свойств должно быть принято во внимание исследователем. Такое представление и ука­зание может дать только отнесение к ценно­сти. Индивидуальное может стать существен­ным и обрести определенный смысл «лишь под углом зрения какой-нибудь ценности». Уничтожение же связи с ценностями означало бы невозможность результативного индиви­дуально-личностного познания. Г. Рикерт пишет: «Если мы понимаем какой-либо объ­ект индивидуализирующим способом, то осо­бенность его должна быть связана каким-нибудь образом с ценностями, которые ни с каким другим объектом не могут находиться в такой же связи...»5. Другим приемом раскры­тия существенности индивидуального он счи­тает обоснование внутренней необходимости исследуемого объекта как неповторимого, уникального целого. Делает он это, раскрывая причинные связи целого и его частей.

Трансформация правовых ценностей включает в себя элементы творческого про­цесса. Проблема творчества на современном этапе не рассматривается уже в общем виде, с помощью всеобщих категорий субъекта и объекта, свободы и необходимости и т.д. Она исследуется как проблема существования конкретного человека в мире, его личностного опыта, конкретных противоречий. Другими словами, субъектом творчества становится, как уже отмечалось, сам человек, личность, конкретный индивид в единстве с предмет­ными условиями, формами общения и само­реализации, которые ему необходимо сози­дать, воспроизводить или изменять, сохранять или обновлять. Поэтому «проблема творчест­ва не замыкается на индивидуальном субъек­те, так как бытие предзадано ему. Но это не значит, что эта проблема имеет общий план решения, так как открытие бытия достигается человеком через акты самоизменения, через прогресс личностного саморазвития»6.

У человека-творца есть «аппарат», обес­печивающий генерацию ценной информации, позволяющей (благодаря этому) решать в по­вседневной жизни нерешенные задачи, ос­мысливать случайности, ориентироваться на свой опыт, свою интуицию. Оценивать веро­ятность своевременности и эффективности осознающейся новой правовой ценности лич­ность сможет только при наличии в жизнен­ном мире, в психике своего рода «островков» хаоса. Если хаоса нет, то ее поведение строго предопределено, как это представляют сто­ронники позитивного права (в частности, она не может поставить под сомнение действую­щую норму).

Исходным моментом этих действий яв­ляются жизненные противоречия в том смыс­ле, что они возникают в процессе повседнев­ной жизни и затрагивают коренные интересы личности. Их с известной долей условности можно назвать проблемными ситуациями, так как они порождены несоответствием между возможностями жизненного мира и его дейст­вительностью (фактическим течением дел в жизненном мире), между потребностями лич­ности и отсутствием условий для их удовле­творения. Возникает проблема выбора. В процессе его существенную роль играют об­щепсихологические моменты: необходимость выделения доминантной потребности и мно­гократного анализа представлений о послед­ствиях той или иной ценности; обязатель­ность подключения воли как потребности преодоления препятствий на пути к цели.

По мере торжества укрепления порядка правовые ценности возникают как результат двустороннего процесса встречной активно­сти, диалога личности и представителей госу­дарства. Такие ценности могут оказаться не­коей культурно-духовной перспективой и на этой основе внутренними связями обновления жизни народа, созидания нового ядра общест-

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации