Берёзкин Ю.М. О глобальном финансовом кризисе 2008-2009 годов - файл n1.doc

Берёзкин Ю.М. О глобальном финансовом кризисе 2008-2009 годов
Скачать все файлы (318.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc319kb.18.02.2014 13:54скачать

n1.doc

  1   2   3   4




Доктор экономических наук, профессор Берёзкин Ю.М.

Стенограмма лекции для банковских работников

Программа «Spectrum», 28 февраля 2009 года
О глобальном финансовом кризисе 2008-2009 годов
Я вам должен с самого начала сказать, что я – не являюсь профессиональным специалистом в области кризисов. Я думаю, таких людей, видимо, вообще не существует. Кроме того, я не отношусь и к финансовым аналитикам, которые любят писать по этому поводу. Я не являюсь политологом, которые тоже вещают очень много, и, на мой взгляд, часто – не по делу. Я попытаюсь высказать вам свою точку зрения на этот счёт. И я с самого начала хочу сказать, что это не претендует на истину в последней инстанции. Это – всего лишь частная точка зрения. Причем, точка зрения, которая сейчас будет высказана, в некоторых моментах, а иногда – в существенных моментах, не совпадает с тем, что сейчас вы слышите из средств массовой информации, от нашего правительства и из других источников. Связано это с тем, что у меня на этот счёт есть некоторое своё представление. Если позволите, я сейчас его вам и представлю.

Начну я с общеизвестных фактов, которые уже все уши прожужжали, и о которых вы все, конечно, знаете. Началось это у нас в стране летом 2008 года (в июле – августе), а на Западе (в частности, в США) – ещё в 2007 году.

Первое, о чём пишут: всё произошло, якобы, из-за ипотеки. Из-за «проклятой ипотеки», которая спровоцировала такие бедствия, которые неизвестно, когда закончатся. «Лопнул» ипотечный «пузырь», который надувался примерно десять лет. Дальше последовало банкротство крупнейших ипотечных компаний, которые тоже у всех на слуху: Фани Мэй и Фрэди Мак. Это ипотечные структуры, которые контролировали оборот примерно 70% ипотечных бумаг Соединённых Штатов. Они «лопнули», и с этого момента все стали говорить об ипотечном кризисе.

А потом последовала целая серия последствий банкротства этих «лопнувших» структур: обвал биржевых индексов крупнейших фондовых бирж мира. Вы прекрасно знаете их названия: и Dow-Jonеs, и Nasdaq, и S&P500, и целый ряд других, на которые ориентируются, когда говорят – растёт экономика или падает.

Кроме того, осенью 2008 года целый ряд стран (а всего их порядка 30) стал последовательно, шаг за шагом девальвировать свои валюты. Это коснулось, как вы знаете, и рубля. Девальвация была разного масштаба: в Китае это, примерно, 0,5 %, в других странах – до 50% и более. Причём это коснулось не только стран «третьего мира», но и крупных, развитых стран, типа Великобритании.

Кроме того, стали говорить о так называемой «рецессии». «Рецессия» – это изменение ВВП в обратную сторону. «Процессия» – это движение вперёд, а «рецессия» – движение показателей назад. Началась рецессия с перспективой на глубокую и длительную депрессию, когда всё остановится и замрёт. И, наконец, всё это вылилось в то, что совокупный спрос мировой экономики на энергоносители резко упал из-за того, что затормозились процессы производства и всего остального. И, соответственно, вы знаете, что цена на нефть упала в 5 раза: со 140 – 150 долл. за баррель до 30 – 31 долл. за баррель. Потом немного поднялась и сейчас колеблется около 41– 42 долл. за баррель.

Это всё – внешние обстоятельства, которые у всех на слуху. И на основании этих внешних проявлений, и, чаще всего, только на основании именно этих обстоятельств, делается вывод, что мы вступили в полосу очень мощного финансово-экономического кризиса, которая, якобы, будет мощнее, чем известная депрессия 30-х годов ХХ века. И даже некоторые пугают нас с вами и, вообще, всё человечество, что последствия могут быть очень серьёзными, вплоть до развязывания мировой войны. Аргументом служит аналогия с кризисом 30-х годов ХХ века: как известно, из депрессии 1929 – 33 годов удалось выйти только через вторую мировую войну. Соответственно, и сейчас не может быть по-другому.

Теперь я сформулирую вам свой основной тезис, который в дальнейшем буду пытаться аргументировать и, соответственно, обосновывать. Этот тезис будет состоять из двух моментов. Первый момент: с моей точки зрения, это – не кризис. По понятию «кризис». Понятие «кризис» не сегодня изобретено. Оно существует, по крайней мере, уже несколько столетий. Классики экономики и политэкономии про кризисы и про это понятие много и очень часто писали в 19-м и даже раньше – в 18-м веках. В частности, у Маркса (не знаю, читали вы или не читали?) есть, просто, фундаментальные вещи на этот счёт: что следует понимать под «кризисом», а что – не следует. И то, что сейчас происходит, с моей точки зрения, не попадает в это понятие «кризиса», экономического, финансового и любого другого. Чуть позже я попытаюсь пояснить, что я здесь имею в виду.

И второй момент, который мне хотелось бы сегодня высказать, и, соответственно, аргументировать: у нас последнее время много говорят, что «российская экономика стала частью мировой экономики», что «мы вошли в мировой рынок», что «мы вошли в мировые финансы», и, соответственно, «то, что происходит в мире – то же происходит и у нас». У меня на этот счёт немножко другая точка зрения. И я считаю: то, что происходит у них (я имею в виду в США, в Европе, в Японии), и то, что происходит у нас (имеется в виду – в России), это – «две большие разницы», как говорят в Одессе. Это – совершенно разные вещи. Существуют даже некоторые оценки на этот счёт, т.е. оценки факторов, которые повлияли на происходящее сейчас в России. По этим оценкам (которым я склонен доверять, поскольку знаю людей, сделавших их) не более 15 – 17 % того, что у нас происходит – это влияние западного, прежде всего американского «кризиса». Все остальные 85% – это наши, доморощенные деяния. И к тому, что на Западе происходит, если и имеет какое-то отношение, то только по общей терминологии. Одни и те же слова используются: у них «кризис» – у нас «кризис», у них «рецессия» – у нас «рецессия» и т.д. Общее – не более чем такая, внешняя, оболочка.

Вот это – два момента, которые мне бы хотелось сегодня с вами обсудить. И если у вас будут вопросы, то я, с удовольствием, попытаюсь на них ответить.

Итак, сначала – почему происходящее нельзя называть «кризисом» в прямом и точном смысле этого понятия. Дело в том, что понятие «кризис» («экономический» я имею в виду, а «финансы» – неотъемлемая составная экономики; поэтому говорить о «финансовом кризисе» или «финансово-экономическом кризисе» можно, только если это подпадает под общее понятие «кризиса»), которое формировалось в 18-м, а окончательно оформилось в 19-м веке, предполагает несколько вещей. Во-первых, понятие «кризис» предполагает циклическое повторение одних и тех же фаз. Это – те самые знаменитые волны подъемов и спадов показателей экономики, которые эмпирически наблюдались практически с 17-го века. У Маркса есть целые большие разделы в «Капитале», где он последовательно и на фактах показывает, что длина вот этой волны (см. рис. 1) составляет, порядка, 11 лет. Чуть больше–чуть меньше, в разных местах, может быть, немного по-разному, но в любом случае цикличность – неотъемлемый атрибут «кризиса». Это – первый момент.



Рис. 1. Волна экономического кризиса
Второй момент. Понятие «кризис» сформировалось в силу того, что были замечены и поняты причины кризисов, которые были связаны с разной длиной циклов – потребительских и обновления средств производства. Средства производства в своём обороте имеют более длинный цикл, чем оборот предметов потребления. Первые имеют большую длину. Во времена Маркса это было, порядка, 10 – 11 лет. Сейчас цикл обновления средств производства немного уменьшился. Но всё равно от этого никуда не денешься. В то же время цикл жизни потребительских товаров – существенно короче. Короткие циклы наслаиваются на длинные, и когда их фазы начинают совпадать и совмещаться, возникает фаза «рецессии». Или – падения. Это – второй момент понятия «кризис».

И, наконец, третий момент, который, на мой взгляд, наиболее важный и существенный в понятии «кризис». Это понятие всегда предполагает наличие внутреннего механизма (я подчёркиваю – внутреннего механизма, встроенного в экономику) выхода из кризиса. Т.е. на протяжении всех столетий, когда наблюдались эти циклические падения и, соответственно, последующие подъёмы, никто специально не продумывал, и никто специально не выстраивал систему мер для того, чтобы выйти из того или иного кризиса. Даже в самые глубокие кризисы 19-го века, которые описывает тот же Маркс, когда происходило просто «крушение всей экономики», когда казалось: «Всё! Конец света!», тем не менее, и в этих случаях внутренние механизмы начинали всё вытаскивать. И, соответственно, опять начинался подъём.

А теперь смотрите: вот эти три важнейших момента, которые входят в понятие «экономического кризиса», не присутствуют, на мой взгляд, в том, что сейчас происходит. Просто, вообще! Происходящее не связано с цикличностью, поскольку это – разовое явление, которое случилось сейчас, в начале 21-го века. А в 1929 – 33 гг – было совершенно другое. Не то, что сейчас. Это – не есть какое-то закономерное, циклическое повторение. Это – «разовое явление», которое следует квалифицировать именно так. А кризис – не есть «разовое явление», это есть закономерное, циклическое повторение.

Во-вторых, то, что сейчас происходит, никак не связано с обновлением средств производства в экономике. Просто, никак не связано! Это связано совсем с другими факторами, чуть позже я буду их подробно обсуждать.

И третий момент – на мой взгляд, наиболее важный: «кризис» по понятию предполагает внутренний механизм выхода их него. А то, что сейчас происходит, совсем другое, поскольку из этой ситуации никому неизвестно, как выходить. Нет этой «внутренней пружины». И если сейчас оставить всё на самотёк, то нет никаких оснований считать, что через некоторое время всё начнёт оживать. И начнётся подъём. То, что случилось, есть некое уникальное явление, которое заведомо предполагает необходимость гигантских усилий разных стран, причём согласованных усилий, чтобы выйти из той ситуации, в которой все сейчас оказались.

Поэтому, на мой взгляд, вот эта риторика, связанная с «кризисом», она – либо из-за не очень высокой грамотности, особенно журналистов, которые об этом сейчас много пишут, или тех же политиков. Либо – это некая «ширма», которая специально выставляется людьми, которые хорошо понимают, что вопрос – совсем не в кризисе. Вопрос в чём-то другом, но об этом пока не следует сколько-нибудь широко распространяться или в это углубляться. Т.е. это – некая «ширма», которая, вместо того, чтобы вскрывать что-то, наоборот, что-то призвана скрывать. Поэтому, на мой взгляд, нет сколько-нибудь серьёзных оснований считать, что то, что сейчас происходит, следует называть «кризисом» в соответствии с культурным понятием, которое существует уже несколько веков.

И второй момент, который я продекларировал пока что безосновательно, но сейчас постараюсь сказать подробнее: то, что у них происходит, и то, что у нас происходит, это – совершенно разные вещи, вызванные совсем разными причинами. И если и связаны, то – через косвенные обстоятельства, которые не могут служить серьёзными основаниями, если люди говорят со знанием дела, что «мы вошли в мировую финансовую систему», и что «у нас всё так же, как у них». У них – плохо, и у нас – плохо.

Сначала я скажу, как я понимаю происходящее на Западе. И, прежде всего, в Соединённых Штатах. Откуда всё это взялось? Речь сначала будет, если хотите, о глубинных, исторических предпосылках того, что сейчас происходит. Вначале я должен сказать о некоторых известных вам фактах. Они, в общем, широко известны. И даже обсуждаются вскользь в современной прессе. Это, как бы, такой – первоисток нынешнего финансового «кризиса». Я имею в виду то обстоятельство, или то историческое событие, которое легло в основу очень многих разворотов в финансах, в глобализации финансов и во всём том, что связано с сегодняшними событиями. Я имею в виду событие 1944 года, это – так называемое Бреттон-Вудское соглашение.

Есть маленький городок Бреттон Вуд на восточном побережье США. В этом маленьком городке на северо-востоке Соединённых Штатов в конце 1944 года прошло международное совещание, где по приглашению госдепартамента США участвовало примерно 30 представителей европейских государств, участников антигитлеровской коалиции. Тогда Германия, Италия, Испания и другие страны, воевавшие на стороне фашистской Германии, не участвовали в этом мероприятии. Они вступили в это соглашение позже, уже после войны, опять же, в значительной мере, под давлением Соединённых Штатов. Это был уже почти что конец войны, оставалось всего несколько месяцев до Победы. Госдеп США пригласил около 30 стран. Вы знаете, наверное, кого: Великобританию, Францию, Голландию, Бельгию, Швецию, Ирландию… В общем, известный набор стран. Советский Союз не присутствовал. Они собрались и один из руководителей госдепа США, как свидетельствуют теперь и мемуары, и документы той эпохи, некоторые из которых мне в своё время удалось посмотреть и почитать, стал говорить примерно следующее: «Господа, война заканчивается, Европа вся лежит в руинах, мы готовы вам помочь, готовы предоставить кредиты, готовы дать технологии, готовы помочь консультантами, специалистами, и прочим, и прочим… Рассчитываться чем будете?» В зале сначала повис немой вопрос. Поскольку вначале было не понятно, куда «гнут» Соединённые Штаты. Я это буду на схемке показывать (см. рис.2), чтобы было понятно не только на словах, но и как это всё разворачивалось. Предположим, что это – США, а это – европейские государства (рисует и пишет): Франция, Голландия, Бельгия и т.д.


Рис. 2. Исходная ситуация перед Бреттон-Вудским соглашением
Итак, США спрашивают: «Чем рассчитываться будете?» Повис вопрос, а потом один из европейцев спрашивает: «Что Вы имеете в виду?» А американец говорит по-простому: «У вас экономика лежит в руинах. У вас, по нашим сведениям, золота нет, поскольку у нас, в США, 95% мирового запаса золота, остальные в Советском Союзе. Всё остальное – у нас, поскольку вы воевали, а мы торговали».

Соответственно, имелось в виду, что в Европу и в СССР американцы везли по ленд-лизу северными морскими караванами в огромных количествах военную технику, одежду, питание и т.д… Известно, что на фронтах 2-й мировой войны каждый второй автомобиль был американским, каждый четвёртый самолёт – американский, каждая, чуть ли не первая банка тушенки была американская. Ну, и т.д. Только Советский Союз это всё получил, подписав соглашение, по которому обязался отправить Соединённым Штатам на тех же самых кораблях в обратную сторону, порядка, 300 тыс. тонн золота. Ни много – ни мало. Ну, а в Европе – что-то американцам отправили, что-то немцы разграбили, что-то так «разошлось».

Так вот. В Европе золота нет и, соответственно, американец говорит (если немного вольно его интерпретировать): «Вы у себя внутри стран можете хоть фантиками со своим населением рассчитываться. Это ваше внутреннее дело и нас это не касается. А что касается нашей помощи, то нас ваши ничем не обеспеченные бумажки не интересуют. Чем будете рассчитываться?» Тогда был задан вопрос: «А что, собственно, Соединённые Штаты предлагают?» А Соединённые Штаты предложили очень простую вещь. Казалось бы, очень заманчивую. «Мы – говорит – вам поможем при одном условии: вы принимаете доллар США в качестве резервной валюты в своих международных расчётах». Вот, смотрите: не в качестве «внутренней валюты» этих стран, а – «резервной волюты».

А что предполагает понятие «резервная валюта»? Понятие «резервная валюта» предполагает одну очень простую вещь: внутри любого из этих государств должна действовать собственная валюта соответствующего государства, а вот в международных расчётах и, соответственно, все сальдо торговых балансов должны покрываться этой самой «резервной валютой». Иными словами, в расчетах между этими государствами должны использоваться доллары США, а также, если, например, Франция Голландии поставляет товаров на миллион долларов, а Голландия Франции – на полмиллиона, то сальдо должно покрываться за счёт резервов Голландии. И, соответственно, все эти операции (показывает и рисует. См. рис. 3) должны быть только в резервной валюте.




Рис. 3. Начало разворачивания схемы «долларизации мира»
Казалось бы, очень простая вещь! Более того, как свидетельствуют источники, Соединённые Штаты заявили, что они готовы по-честному поставлять необходимое количество долларов в Европу по мере нарастания послевоенного товарооборота и роста потребности в резервной валюте. Было заявлено, что они готовы вбрасывать в Европу столько долларов, сколько будет требоваться разворачиваемому и наращиваемому европейскому товарообороту. «Если вы подписываете это соглашение, – говорит американец, – то всё, что обещали – кредиты, техника, специалисты – всё будет предоставлено, чтобы в кратчайшие сроки восстановить разрушенную экономику Европы».

Так вот, Бреттон-Вудское соглашение этому и было посвящено. Эти европейские страны подписали данное соглашение, и с этого момента начался процесс, который получил впоследствии название «долларизация мира». Т.е. стала разворачиваться схема, сконструированная американцами, которая так и стала называться: «схема долларизации мира». Иными словами, «наводнение» долларами сначала Европы, а потом, по мере присоединения других стран, их – тоже. Там еще целый ряд дополнительных соглашений был подписан. Сначала были присоединены европейские страны, воевавшие на стороне гитлеровской Германии, а потом и из других частей мира – Япония и т.д.

Может быть, здесь есть какие-то вопросы?

Из зала – А альтернативных вариантов не предусматривали?

Берёзкин Ю.М. – Нет, американцы альтернативных вариантов не предлагали, а европейцы были, по сути дела, «поставлены на колени». У них не было возможности диктовать что-либо. Экономика, действительно, была разрушена. При этом надо иметь в виду, что в 40-е годы ХХ века всё ещё действовал «золотой стандарт». Деньги должны были быть обеспечены золотом. «Золотой стандарт», как известно, появился в Европе в конце 18-го века (это мы с вами ещё специально будем говорить, когда у нас «Финансовый менеджмент» начнётся). Даже в екатерининской России (это – конец 18-го века) уже ходили бумажные ассигнации, которые обеспечивались золотом. Если в это бремя в каких-то странах золота не было, то говорить о деньгах было нельзя. По понятию «денег». Сейчас совершенно другая ситуация, это мы специально будем обсуждать, как устроены современные деньги. Сейчас они оторваны от золота, от «золотого стандарта». Но тогда это было принципиально важно. И поскольку у них не было золота, то говорить не о чем было. А его не было по факту. Во всяком случае, в распоряжении правительств. Может быть, у частных лиц у кого-то и было. Но у соответствующих правительств не было.

Из зала – А как СССР на это реагировал?

Берёзкин Ю.М. – А это без СССР происходило, пока. У товарища Сталина были другие замыслы. Он проводил всякие политические ходы, чтобы как можно большую часть Европы подключить к социалистическому лагерю. Частично ему это удалось. Но у него был замах на существенно большую часть. Этого не случилось.

Есть ещё вопросы? (пауза) Тогда я дальше двинусь.

Ну, а дальше, как известно, с 1945-го года стал действовать «План Маршалла». Это – американский генерал, под руководством которого за 3 – 4, в некоторых случаях за 5 лет экономика Европы была полностью восстановлена. К 1950-м годам от разрушений в Европе, практически, ничего не осталось. Началось мирное «раскручивание» экономики. Начал нарастать товарооборот между европейскими странами. И по мере наращивания внутриевропейского товарооборота США вбрасывали в Европу всё больше и больше долларов. И смотрите: основной смысл этой схемы состоял в том, чтобы долларовая масса, которая была вброшена в Европу в соответствии с этим соглашением, здесь зациклилась (См. рис. 3) и стала ходить между этими государствами, не выходя за пределы этой зоны, очерченной Бреттон-Вудским и последующими соглашениями.

Так происходило примерно 15 – 17 лет. Американцы исправно наращивали этот долларовый оборот, который требовался европейцам, чтобы обеспечить международные расчёты и для покрытия сальдо торговых балансов разных стран. До тех пор, пока в середине 60-х годов тогдашний французский президент де Голль не сделал действие, которое позволило Соединённым Штатам осуществить следующий шаг в разворачивании этой схемы.

Началось с того, что де Голль усомнился, что американцы всё это делают бескорыстно. Как известно, бесплатный сыр – только в мышеловке. И де Голль, может быть, сам к этому пришёл, может быть, советники помогли. Но факт есть факт, он понял, что здесь что-то не чисто. В чём – в чём, а в альтруизме американцы никогда не были замечены. Ни при каких обстоятельствах. Это французы очень хорошо понимали. И де Голль распорядился снарядить сухогруз (корабль имеется в виду), на него погрузить несколько контейнеров с американскими долларами и отправить назад, в Соединённые Штаты. Соответственно, с сопровождающими дипломатическими бумагами, в которых было написано примерно следующее: «Мы уже не нуждаемся в вашей помощи, мы хотим расторгнуть это соглашение, которое было в своё время ошибочно подписано, теперь у нас всё нормально, и мы сами справимся». Вот, примерно, такой смысл был в сопроводительных бумагах.

Когда корабль туда приплыл, в Америке поднялся очень большой шум в финансовых кругах, в госдепартаменте и в других структурах. Госдеп США выступил с ярым протестом против действий Франции, «поскольку это нарушало – как было заявлено – все представления о международных соглашениях». И «если Франция подписала, она обязана следовать требованиям данного соглашения». «Такие демарши – мол – устраивать нельзя, поскольку, если эти доллары неконтролируемо попадут опять в США, то это может привести к расстройству экономики и финансов Соединённых Штатов». Ведь это – те же самые доллары, что и в самих США обращаются, это же – не какие-то специальные деньги, выпущенные исключительно для нужд Европы.

Вы же прекрасно понимаете, будучи банкирами и финансистами, что в экономике денежная масса должна соответствовать определенным вещам. И если она начинает не соответствовать (а эта долларовая масса никаким боком не была согласована с потребностями экономики США в деньгах, и не была предназначена для того, чтобы опять попасть в США), то расстройство экономики неизбежно.

Американцы возвратили сухогруз с долларами опять во Францию, собрали совещание участников соглашения уже в Европе и очень жёстко заявили (в несколько вольном переводе): «Господа европейцы! Так делать нельзя. Если мы на что-то соглашаемся, то нужно следовать этим соглашениям. Соответственно, мы, Соединённые штаты, вынуждены (и это ваши действия нас спровоцировали)1 сделать дополнительные коррекции первоначальных условий Бреттон-Вудского соглашения с тем, чтобы впоследствии больше никогда ни у кого из участников соглашения не возникало желания вернуть опять в США ту или иную, более-менее существенную, сумму долларов». И они ещё раз напомнили, что «эта долларовая масса предназначена исключительно для того, чтобы служить только в качестве резервной валюты и только для обслуживания товарооборота между странами, подписавшими этот договор». И далее заявили: «Мы вынуждены построить границу между США и долларовой зоной остального мира». А к тому времени эта зона уже вышла за пределы Европы.

В данном случае речь шла о границе не из колючки, о «юридической границе», поскольку колючку через океан протянуть, как известно, нельзя. Смысл этой «юридической границы» состоял в нескольких моментах. На территории Голландии они предложили построить крупный банковский центр. И он действительно был построен в 70-х годах недалеко от Амстердама. Насколько я знаю, его территория сопоставима с территорией старой части Иркутска, застроенной одними небоскрёбами. И сейчас он реально действует. На схеме (рис. 4) это можно представить так: это такая «дырочка», или «канал» в этой границе, предназначенный для того, чтобы через него могли бы ходить доллары туда-сюда.

Рис. 4. Замыкание схемы «долларизации мира»
Но строго подконтрольно, в соответствии с определёнными лимитами, т.е. пределами, заранее оговоренными и соответствующими заключённым договорам между компаниями-резидентами США и компаниями-резидентами долларовой зоны. Равно как между правительствами США и правительствами стран долларовой зоны. Товарооборот между ними, разумеется, должен быть. Он тоже должен быть в долларах, и, соответственно, доллары из Штатов в зону и наоборот должны проходить только через данный «канал». А фактически – через регистрацию в этом банковском центре, где вместе должны сидеть американские и европейские специалисты и каждый раз всё подсчитывать, сколько долларов в год должно ходить туда-сюда. Любые другие попытки перевезти через «юридическую границу» должны жестко блокироваться. Блокироваться самыми разными способами, в т.ч. силовыми. Таможня, ФБР, пограничники и другие структуры должны всячески препятствовать любым попыткам переброса долларов на территорию США, не санкционированным данным банковским центром.

А что это означало, по логике вещей? Это означало, что вброшенная в зону долларовая масса замкнулась сама на себя, а её движение – зациклилось. «Мышеловка» захлопнулась. И после этого стал невозможен (без санкции специально созданного органа) возврат долларовой массы в США.

Это касалось даже простых ситуаций. Я могу вам рассказать на этот счёт свою житейскую ситуацию в качестве примера. У меня предыдущая жена (она сейчас в Штатах живёт) в 90-х годах здесь, в Иркутске, в течение, примерно, 10 лет имела бизнес с американскими компаниями. Она получала бюджетные деньги (из городского и областного бюджетов) по договорам с администрациями Иркутска и Иркутской области, и на эти деньги привозила сюда, в Иркутск, медицинское оборудование.

В Иркутске до сих пор целый ряд клиник оснащен американским оборудованием: клиника ветеранов, кардиологическая клиника, онкологическая больница и ещё ряд, вплоть до ритуального зала (морга), что расположен рядом с остановкой транспорта «8-я Советская». Все они теперь оснащены американским медицинским оборудованием.

Так вот, бюджетные деньги конвертировались в валюту, и она была обязана все свои договоры регистрировать в данном банковском центре. В противном случае, эти доллары не могли туда попасть, в принципе. Даже такие, не очень крупные суммы. Это же – не какие-то миллиарды были. Так, «мелочь», по сути дела. И, тем не менее, факт есть факт.

Может быть, вопросу появились?

  1   2   3   4
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации