Лавров В.П. Расследование преступлений по горячим следам - файл n1.doc

Лавров В.П. Расследование преступлений по горячим следам
Скачать все файлы (319 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc319kb.18.02.2014 13:48скачать

n1.doc

1   2   3   4
§ 3. Особенности тактики отдельных следственных действий, проводимых по горячим следам

Наиболее типичными для первоначального этапа расследования по горячим следам являются следующие следственные действия: осмотр места происшествия, осмотр трупа, освидетельствование, осмотр предметов и документов; задержание; допрос потерпевших, свидетелей, подозреваемых, очная ставка между этими лицами; обыск, предъявление для опознания; назначение экспертизы.

Осмотр места происшествия. Осмотр образно называют информационной основой раскрытия и расследования по горячим следам. Определяя границы и порядок исследования места происшествия по делам рассматриваемой категории, необходимо исходить из указанных ранее принципов (общих требований) расследования таких преступлений. При этом должна быть учтена степень очевидности преступления, степень сложности исходной следственной ситуации. В наиболее сложном случае, когда признаки преступления налицо, а сведений о личности преступника не имеется или они минимальны, первоочередной задачей осмотра является получение информации, относящейся к месту, способу преступления и к лицу, его совершившему.

При этом прежде всего обращается внимание на такую информацию, которая может быть немедленно использована в целях выявления, обнаружения и задержания виновного

Зимой 1986 г в Ржевский горотдел внутренних дел Калининской области в 3 часа ночи поступила телефонограмма из приемного покоя районной больницы о доставлении гр-на К., обнаруженного на улице с признаками обморожения и алкогольного опьянения. На теле К., находившегося в бессознательном состоянии, имелось ножевое ранение была налицо и черепная травма. Немедленно провели параллельно осмотр очежды К и осмотр места его обнаружения на улице (место было указано проходившими по улице гражданами, вызывавшими “скорую помощь”).

При осмотре одежды было установлено негативное обстоятельство: рубашка и манка имели разрезы, места которых соответствовали месту ранения на теле, а зимнее пальто потерпевшего повреждений не имело. Шапка отсутствовала. Это дало основание для выдвижения версии о том, что телесные повреждения К. были причинены не на улице, а в помещении, когда пальто на нем не было.

При осмотре места обнаружения раненого на снегу были обнаружены капли крови, следы нескольких падений тела человека. По этим следам производившие осмотр сотрудники прошли около 80 метров и в этом месте обратили внимание на тот факт, что в одном из окон расположенного неподалеку частного жилого дома горит свет. Во дворе этого дома на снегу обнаружили мужскую шапку. В доме оказались мужчина и женщина, бывшие в сильной степени опьянения. Там же обнаружили тряпки, выпачканные веществом, похожим на кровь. После доставления задержанных в помещение отдела внутренних дел шапку предъявили для опознания жене потерпевшего К., которая опознала головной убор как принадлежащий мужу. Преступление было раскрыто в течение шести часов с момента его совершения.

Приведенный выше пример свидетельствует также о том, что уже, на начальной стадии осмотра может быть осуществлена мысленная реконструкция происшедшего события, уточняемая затем после завершения осмотра на основе анализа и оценки обнаруженных следов, другой поступившей информации.

При осмотре по горячим следам шире, чем в других случаях, применяется субъективный способ осмотра и выборочный осмотр, т.е. осмотр по ситуационным узлам, с первоочередным обследованием тех участков места происшествия, где, по мнению осматривающего, могут быть сосредоточены наиболее важные для быстрого раскрытия преступления следы и иные объекты

Перед началом детального осмотра в случае неизвестности преступника, как правило, должна быть применена служебно-розыскная собака—для определения направления, по которому скрылся преступник, для его преследования и задержания, а также для обнаружения вещей и других предметов, являющихся источниками запаха преступника Участвующий в осмоте по горячим следам инспектор-кинолог, как и специалист-криминалист, обязан помочь следователю в изъятии запаховых следов и их консервации.

Фиксация следов запаха должна предшествовать выявлению и фиксации всех других следов, ибо следы запаха относительно легко утрачиваются. Запах преступника кроме того может быстро смешаться с запахами участников осмотра. Поэтому еще при организации охраны места происшествия, до начала осмотра, целесообразно прикрыть видимые следы преступника тканью, впитывающей запах. Это делается осторожно, таким образом, чтобы сохранить след (обуви, например) пригодным для фиксации в целях трасологической экспертизы. Оптимальным вариантом является изъятие и консервация самого предмета-носителя запаха. Таким предметом может быть, например, носовой платок, перчатка, головной убор или авторучка, оброненные преступником, брошенный им нож, ремень, использованный для связывания потерпевшего.

Наличие или отсутствие этого запаха у заподозренного в последующем устанавливается путем проведения так называемой “выборки” с использованием специально натренированной слу-жебно-розыскной собаки и применением методики, разработанной в последние годы практиками-кинологами и криминалистами органов внутренних дел. Созданные в шести областных управлениях внутренних дел небольшие экспериментальные кино-лого-одорологические лаборатории показали обнадеживающие результаты. Только за первый год существования в УВД Калининского облисполкома, например, сотрудники такой лаборатории изъяли с мест неочевидных преступлений запаховые следы более чем в трехстах случаях, провели 44 одорологических исследования. Создана своего рода одоротека, куда помещаются не только следы запаха неизвестного преступника, но и следы запаха потерпевшего.

В 1986 г. при осмотре места разбойного нападения на одной из улиц города Калинина была обнаружена перчатка, утерянная скрывшимся преступником. Перчатку соответствующим образом герметически упаковали с тем, чтобы сохранить имевшийся на ней запах преступника. Вскоре оперативными работниками были выдвинуты версии о возможной причастности к разбою нескольких лиц. Была произведена выборка с использованием перчатки с места происшествия и образцов запахов всех заподозренных (а также и иных лиц, заведомо не имеющих отношения к делу). В результате реакция собаки, неоднократно повторившаяся, показала, что на перчатке имеется запах одного из заподозренных — Т. и нет запахов других проверявшихся лиц. Результаты этого действия, рассматриваемого нами в качестве оперативно-поискового мероприятия, укрепили работников органа внутренних дел в их мнении, что они находятся на правильном пути. В дальнейшем были получены неопровержимые доказательства совершения разбойного нападения именно Т..

Имели место случаи, когда на теле потерпевшей по делу об изнасиловании был обнаружен запах подозреваемого, и наоборот—на теле подозреваемого—запах потерпевшей. С рукоятки ножа, находившегося в правой руке трупа, изъяли запах и законсервировали его. Затем у подозреваемого в убийстве (инсценировавшего самоубийство потерпевшего) отобрали образцы запаха. С применением собак установили наличие на ноже запаха подозреваемого. По запаху, собранному с поддельных рецептов на наркотические вещества, были определены использовавшие эти рецепты наркоманы.

Достоверность кинологической выборки повышается с применением не одной, а нескольких собак, а также с применением концентрации следовых запахов.

Широкое внедрение в практику борьбы с преступностью средств охранной сигнализации, привлечение общественности к борьбе с преступностью привели к расширению возможностей обнаружения и задержания преступника непосредственно на месте происшествия или поблизости от него. В такой ситуации осмотр производится с учетом информации о признаках задержанного (поиск следов его рук, обуви, частиц одежды, следов использованных им при совершении преступления орудий и инструментов и т. п.).

В ситуации, когда преступник неизвестен, обнаруженные в ходе осмотра следы его действий и оставленные им предметы целесообразно подвергнуть предварительному, доэкспертному исследованию еще на месте происшествия. Такое исследование может быть выполнено как в рамках самого осмотра с участием специалиста, так и отдельно, после осмотра, в форме консультационной помощи специалиста следователю. Результаты предварительного исследования безотлагательно используются для проверки, соответствующих объектов по криминалистическим учетам—следотеке, пулегильзотеке, информационно-поисковым системам, входящим в систему уголовной регистрации.

Параллельно осмотру или немедленно по его окончании оперативные работники по поручению следователя либо по собственной инициативе (но по согласованию со следователем) используют обнаруженные при осмотре орудия преступления, оставленные предметы одежды, документы, иные принадлежащие преступнику предметы, как и собранную информацию о нем, а также о похищенном имуществе для поиска виновного с применением оперативно-розыскных мер.

При осмотре места происшествия исследуется вопрос о том, какие следы, связанные с преступлением и обстановкой его совершения, могли остаться на теле и одежде преступника (кровь при убийстве и причинении телесных повреждений; частицы почвы при изнасиловании в парке; сажа при проникновении в магазин с разбором печной трубы и дымохода; разрывы одежды при преодолении забора с колючей проволокой и т. п.). Установленные осмотром подобные факты и выводы из них также незамедлительно используются для организации и проведения заградительных и оперативно-розыскных мер по обнаружению преступника.

Если при осмотре, проводимом по горячим следам, обнаружено спрятанное преступником похищенное имущество, у места его обнаружения организуется засада в целях последующего задержания преступника с поличным.

Допрос. Тактика допроса весьма детально разработана в советской криминалистической литературе. Рассмотрим особенности, свойственные допросу при расследовании по горячим следам.

Проведенное ГУВД Мособлисполкома изучение уголовных дел о преступлениях, раскрытых по горячим следам, показало, что по делам, составляющим 54 процента от числа изученных, тотчас же после осмотра места происшествия проводился допрос потерпевших. Более чем по двум третям (71 процент) этих дел допрос потерпевшего позволил получить относительно полную информацию об обстоятельствах, имеющих значение для раскрытия преступления: были выявлены индивидуальные признаки похищенных вещей, установлены приметы скрывшихся преступников и т. п.

Эти данные еще раз подтверждают, что, допрос потерпевшего в ситуации расследования по горячим следам должен производиться безотлагательно—как только будет выявлено лицо, пострадавшее от преступления. Чаще всего этот первый допрос бывает кратким, рассчитанным на получение наиболее существенных сведений о преступлении и преступнике. При первом допросе потерпевшего, как и при осмотре места происшествия, ставит-ся задача—в максимально сжатое время получить экспресс-информацию, необходимую для поиска преступника по горячим следам и его задержания. Такой допрос предполагает в последующем—по окончании работы на месте происшествя—проведение повторного, детального допроса потерпевшего.

Характерен следующий пример из практики органов внутренних дел Калининской области. На улице районного центра в зимнее время была ограблена женщина. При допросе потерпевшая показала, что напавший на нее человек был одет в старое пальто, на голове была зимняя шапка с завязанными сзади ушами. Потерпевшая показала также, что она по требованию грабителя достала деньги и бросила их на снег. Преступник нагнулся за деньгами, при этом потерпевшая увидела, что одна рука у него в гипсе.

По указанным потерпевшей приметам был быстро выявлен ранее судимый В., проживавший с матерью в этом райцентре. Дома его не оказалось. Мать дала показания об одежде, в которой ушел сын—приметы полностью совпали. Рука у сына была в гипсе он сломал ее в местах лишения свободы, откуда незадолго до этого вернулся. Потерпевшая впоследствии опознала В. как напавшего на нее человека.

В случаях, когда имеется несколько потерпевших, в первую очередь рекомендуется допросить тех из них, которые могут располагать наиболее полными, конкретными и точными сведениями о событии преступления, о лице, его совершившем.

При определении времени начала допроса потерпевшего следует исходить из общего правила—чем быстрее, тем лучше. Однако, допрашивая потерпевшего по горячим следам, надо учесть психическое состояние такого лица (испуг, стрессовое состояние в результате пережитого, влияние полученных физических травм и т. п.), а также явление, именуемое реминисценцией. В соответствующих случаях допрос следует отложить, ограничившись краткой беседой с потерпевшим.

Незамедлительность допроса потерпевшего совершенно необходима в тех случаях, когда потерпевший находится в опасном для жизни состоянии. Допрос такого раненого или больного лица осуществляется сразу же после получения на это разрешения лечащего врача.

Специфика работы по горячим следам ограничивает следователя в выборе места допроса. Место допроса зачастую приходится выбирать в зависимости от сложившейся обстановки. Так, потерпевшего, прибывшего с заявлением о преступлении в дежурную часть органа внутренних дел, допрашивают, как правило, здесь же, в служебном помещении. Если о преступлении сообщили по телефону, и следственно-оперативная группа, осмотрев квартиру, убедилась в наличии признаков преступления, находящегося здесь же потерпевшего допрашивают либо в его жилище, либо приглашают проехать для допроса в отдел внутренних дел—особенно, если в его сообщении о преступлении есть противоречие с результатами осмотра.

Если преступление совершено на открытой местности и потерпевший, сообщив о нем, остается на месте до прибытия группы, его целесообразно допросить в ближайшем помещении (сельском, поселковом Совете, конторе предприятия, организации и т. п.), а то и в салоне автомашины, оборудованной для выезда га места происшествия. Допрос раненого или большого потерпевшего, находящегося в больнице, производится в этом лечебном учреждении с разрешения, как уже отмечалось, лечащего врача.

Тактические особенности допроса потерпевшего во многом зависят от исходной следственной ситуации, и прежде всего— от степени осведомленности допрашиваемого о преступнике и занимаемой потерпевшим позиции (степени его готовности дать полные и правдивые показания). По этому критерию можно выделить пять типичных ситуаций допроса потерпевшего по горячим следам:

1) когда потерпевший знает преступника и может сообщить его установочные данные, необходимые и достаточные для его задержания или хотя бы вызова на допрос;

2) когда потерпевший не знает преступника, но видел его и может описать его внешние признаки, сообщить некоторые иные сведения, позволяющие целенаправленно и существенно ограничить круг лиц, среди которых необходимо искать преступника,

3) когда потерпевший на основе собственного восприятия или со слов иных лиц сообщает только некоторые приметы проступит а или иные отрывочные сведения о нем, не позволяющие существенно сузить сферу поиска;

4) когда потерпевший не видел преступника и не имеет о нем конкретней информации от других лиц, но предполагает о возможной причастности к преступлению определенного лица;

5) когда потерпевший ничего не может сообщить о преступ-нике (даже предположительно).

Степень осведомленности потерпевшего и его позиция по отношению к главной задаче допроса—получению от него полных и правдивых показаний—ориентировочно определяется обычно уже в предварительной беседе перед началом допроса.

В первой ситуации (когда потерпевший знаком с преступником) допрос бывает кратким. При этом главное внимание обращается на содержание действий преступника, записываются все известные потерпевшему его так называемые установочные или демографические данные, выясняются намерения преступника и наличие или отсутствие у него оружия. Признаки внешности выясняются лишь в той мере, насколько это необходимо для задержания. В этой связи может быть задан и вопрос о наличии у потерпевшего фотографии названного им лица.

Во второй и третьей ситуациях (когда потерпевший видел преступника, но не знаком с ним), кроме обстоятельств преступления, глазное внимание при допросе уделяется максимально полному и точному воспроизведению признаков словесного портрета преступника. При этом могут быть использованы альбомы “Типы и элементы внешности” и стандартизированные бланки с изображениями силуэтов с наименованиями основных признаков человека по системе словесного портрета. С допросом по горячим следам целесообразно сочетать и составление композиционного портрета преступника с применением идентификационного комплекта рисунков. Чрезвычайно важно также безотлагательно выяснить, нe воспринял ли потерпевший (свидетель-очевидец) имена, клички, особенности речи преступников; что он может сообщить о признаках вещей преступников, похищенных вещей и иных предметов, имеющих значение для преследования и розыска.

В ходе допроса потерпевших могут быть использованы коллекции образцов тканей, позволяющие более точно определить ткань одежды, которая была на преступнике или которую он похитил. При необходимости розыска по горячим следам автотранспортного средства, уехавшего с места происшествия, допрашиваемым свидетелям и потерпевшим предъявляют специально разработанные наборы—определители цвета автомашины. Интересен опыт НТО ГУВДМосгорисполкома: здесь создана видеотека образцов поступающей в торговую сеть импортной обуви (в цветном изображении). Материалы видеотеки могут быть продемонстрированы при допросе потерпевшим и свидетелям, видевшим преступника, чтобы таким путем попытаться более точно определить его обувь.

По окончании допроса потерпевшего необходимо срочно принять меры, предусмотренные ведомственными нормативными актами, к осуществлению уголовной регистрации подлежащих такой регистрации объектов, признаки которых выявлены в ходе допроса.

Во второй и третьей ситуации чрезвычайно важно также задать потерпевшему вопрос о том, кто еще кроме него видел преступника и может описать его внешность. Таких людей затем допрашивают в качестве первоочередных свидетелей, а полученную от них информацию сравнивают со сведениями, сообщенными на допросе потерпевшим.

В четвертой из названных выше ситуаций особое внимание обращается на выяснение у потерпевшего оснований, по которым у него возникло подозрение в отношении определенного лица. С помощью конкретизирующих, детализирующих вопросов устанавливаются конкретные фактические данные, лежащие в основе предположений потерпевшего и поддающиеся проверке.

В пятой ситуации, наиболее сложной для раскрытия преступления, при допросе потерпевшего центр внимания переносится на установление с максимальной полнотой признаков похищенных вещей; документов, использованных преступником; оружия, других орудий преступления и следов их применения; возможных мотивов преступления; следов, которые могли остаться на преступнике в результате его пребывания и действий на месте преступления,—словом, любых признаков субъекта, которые могут быть использованы в отнесении его к определенной группе людей, а в дальнейшем—в выделении из этой группы конкретного заподозренного, в осуществлении следственной или экспертной идентификации преступника.

Допрос во второй—пятой ситуациях следует использовать и для установления с потерпевшим надежной связи, контакта на последующий период расследования. Вживаясь с его позиций в криминальную и исходную следственную ситуации, следователь может правильнее определить меру и характер возможной помощи потерпевшего расследованию. Кроме правдивых и максимально полных показаний это может быть помощь в следственном осмотре, в составлении субъективного композиционного портрета преступника, в его поиске и опознании, в идентификации похищенного имущества и т. п. В конце допроса необходимо договориться о форме связи с потерпевшим на ближайшие часы и дни, чтобы в случае неожиданно возникшей необходимости иметь возможность быстро использовать его помощь.

Для фиксации показаний потерпевшего и свидетелей-очевидцев в условиях дефицита времени целесообразно использовать магнитофонную запись. Особенно важно это сделать при допросе раненых или больных, малолетних; лиц, выезжающих в другую местность (например, работников железнодорожного и водного транспорта, отпускников, командировочных и т. п.). Магнитофонную запись в условиях расследования по горячим следам рекомендуется применять и при допросе иностранных граждан, особенно с участием переводчика.

Допрос подозреваемого, задержанного по горячим следам, осуществляется в служебных помещениях органов внутренних дел и прокуратуры с принятием необходимых мер к предотвращению побега подозреваемого с допроса и обеспечения безопасности допрашивающего. Даже в условиях дефицита времени необходимо соблюдать тактические рекомендации по подготовке к допросу подозреваемого, и в частности—по изучению личности допрашиваемого.

Допрос по горячим следам имеет как некоторые преимущества, так и свои отрицательные стороны. Непосредственно после совершения преступления, осуществлявшегося без тщательной подготовки, преступники обычно еще не успевают детально разработать линию своего поведения на следствии, тактику противодействия установлению истины. Кроме того, переживание содеянного, страх наказания и другие эмоциональные состояния, связанные с недавно совершенным преступлением, создают психологическое напряжение, усиливают субъективное значение улик и благоприятствуют получению правдивых показаний. С течением времени острота переживаний оглаживается, преступник более тщательно продумывает свою линию защиты и фактически получает большую возможность к использованию избираемой им системы приемов сокрытия преступления и своего участия в нем.

В то же время, будучи вынужден как можно быстрее провести допрос подозреваемого в условиях расследования по горячим следам, следователь не всегда в состоянии тщательно подготовиться к нему. В этих условиях он, как правило, еще не располагает достаточно прочной совокупностью доказательств виновности допрашиваемого. Это, конечно, осложняет допрос.

Располагая лишь результатами неотложных действий, следователь к моменту допроса задержанного по горячим следам обычно еще не имеет возможности их глубоко исследовать, перепроверить. Поэтому подчас бывает целесообразно лишь сообщить допрашиваемому о наличии в распоряжении следователя того или иного доказательства, но не предъявлять сам уличающий предмет или документ. В то же время следует подробно разъяснить значение данной улики, возможности использования определенных вещественных доказательств, следов преступления в доказывании, особенно путем предстоящего назначения экспертизы.

Предъявление затем на допросе доказательств (показаний свидетелей и соучастников, заключений экспертов, вещественных доказательств и т. п.) как тактический прием характеризуется высокой эффективностью. Изучение дел об умышленных убийствах, расследовавшихся по горячим следам, показало, что в 70 процентах случаев с помощью этого приема была полностью или частично преодолена установка подозреваемых дать ложные показания.

При ссылке подозреваемого на алиби необходимо тут же выяснить у него все фактические данные, позволяющие быстро и наиболее эффективно проверить это утверждение. Чем быстрее и полнее будет осуществлен такой допрос, тем больше возможностей для проверки по горячим следам истинности алиби, тем легче разоблачить ложное алиби как один из приемов сокрытия участия в преступлении.

Если подозреваемый, отрицая свою вину, не заявляет об алиби сразу, расчитывая подготовить лжесвидетелей, сфальсифицировать документы либо просто полагая, что время затруднит установление истины, следует по собственной инициативе уже на первом допросе детально выяснить, где он находился в тот момент, когда было совершено преступление, и кто может подтвердить данные показания.

В процессе упоминавшегося ранее проведенного кафедрой криминалистики МФЮЗО комплексного научного исследования способов сокрытия преступлений по 1112 делам об убийствах, телесных повреждениях, грабежах, разбойных нападениях, кражах и мошенничестве (с ярко выраженными приемами сокрытия) ложное алиби было выявлено по 141 делу, т. е. в 12,8 процента случаев. При этом в 33 процентах из этих 141 дела (т. е. в каждом третьем случае) ложное алиби до его выдвижения готовилось преступником или до совершения, или после совершения преступных деяний. В обоснование ложного алиби наиболее часто делается ссылка на свидетелей (59 процентов от всех выявленных случаев ложных алиби). Гораздо реже, но все же имеет место ссылка на документы, с подготовкой к этому еще до совершения преступления (8,4 процента случаев ложного алиби).

Наиболее распространенным способом разоблачения ложного

алиби являются допросы свидетелей (62 процента) и потерпевших (51 процент).

Обыск. Это мощное средство обнаружения доказательств, способствующих быстрому раскрытию преступления. В то же время каждый сотрудник, производящий это следственное действие или принимающий в нем участие, должен постоянно помнить, что обыск—хотя и узаконенное, но все же исключение из конституционных норм о неприкосновенности личности и жилища граждан; (ст. ст. 54, 55 действующей Конституции (Основного закона) СССР). Поэтому пользоваться этим весьма радикальным средством следует осторожно, всегда учитывая не только интересы государства, но и охраняемые законом права и интересы советских граждан.

Обыск по своей сущности всегда является в криминалистическом аспекте неотложным следственным действием. Поэтому и в условиях работы по горячим следам подготовка к обыску, его проведение и фиксация результатов должны осуществляться в полном соответствии с общими тактическими рекомендациями, разработанными криминалистической наукой. Наибольшее значение при этом имеют внезапность производства обыска;

плановость, последовательность и полнота поиска искомых следов, предметов и документов; использование современной криминалистической техники; привлечение к участию в обыске специалистов.

Конкретные цели обыска определяются в зависимости от обстоятельств расследуемого преступления и собранных исходных данных. При расследовании по горячим следам главными задачами обыска обычно являются обнаружение преступника, оружия и других орудий совершения преступления; отыскание предметов и документов, могущих служить доказательствами по делу; вещей и ценностей, добытых преступным путем, а также объектов, хотя и не имеющих доказательственного значения, но ориентирующих на последующий поиск доказательств, на обнаружение местонахождения скрывающегося преступника в целях его задержания.

Промедление с производством обыска может отрицательно сказаться не только на его результатах, но и на всей работе по раскрытию и расследованию преступления. Поэтому обыск по горячим следам приходится нередко проводить и в ночное время.

Безотлагательность обыска весьма существенно сказывается на сокращении времени для подготовки к нему. Дефицит времени, а также объяснимая на первых порах неосведомленность следователя о возможных местах нахождения искомых объектов значительно осложняют проведение этого важного действия. В то же время нельзя не отметить ряд благоприятствующих успеху моментов, отличающих производство обыска по горячим следам от обыска на последующих этапах расследования. Прежде всего именно в этот период легче всего обнаружить следы и предметы, несущие информацию, связанную с преступлением и местом его совершения. Как правило, преступник за короткое время не успевает тщательно скрыть все следы преступления несмотря на то, что такие попытки, как показало специально проведенное исследование, предпринимаются им уже в процессе непосредственного совершения преступных действий, а затем и в первые дни после совершения преступления.

В ходе упоминавшегося выше исследования способов сокрытия по 643 делам об убийствах и 2298 делам о кражах государственного, общественного и личного имущества из помещений (с противодействием установлению истины) анкет, в которых зафиксирован факт уничтожения материальных следов преступления, оказалось по убийствам—356 (55,4 процента) и 260—по кражам (11,3 процента). Из приведенных данных видно, что по более тяжким преступлениям этот прием сокрытия применяется значительно чаще, чем по менее тяжким деяниям. Объясняется это большим стремлением избежать суровой ответственности за тяжкие преступления.

Довольно часто встречается уничтожение следов—отражений тела и одежды преступника на месте преступления путем замывания, затирания. По делам об убийствах оно встретилось в 13,2 процента, а по делам о кражах—в 28,4 процента.

Объясняют это тем, что при убийствах много следов образуется на теле и одежде самого преступника и их уничтожение занимает больше внимания и времени виновного, а, во-вторых, во многих случаях убийств он вынужден быстро покинуть место преступления, чтобы не быть застигнутым.

Уничтожение номеров или иных индивидуализирующих предмет признаков имело место в 34,4 процента изученных дел о кражах государственного, общественного и личного имущества (с сокрытием вообще), по 64 процентам дел о дорожно-тран-спортных преступлениях, по которым виновный уехал с места происшествия.

Уничтожение преступником запаховых следов путем применения сильно пахнущих веществ на местах совершения преступления имело место по каждому третьему делу о краже с уничтожением следов вообще и в 4 процентах от 2298 изученных дел о кражах государственного, общественного и личного имущества из помещений.

Характерно, что многие приемы сокрытия следов преступлений оказались взаимосвязанными. Так, по делам об убийствах уничтожение следов на месте преступления осуществляется в сочетании с сокрытием трупа в три раза чаще, чем без такого сочетания. Так же взаимосвязано уничтожение следов с перемещением трупа с места убийства без его (трупа) сокрытия. Несмотря на существенное затруднение расследования, эти приемы все же оказались по изученным делам разоблаченными, а преступления—раскрытыми. И в немалой степени этому способствовал обыск. Дело в том, что скрывая следы (в широком смысле этого термина), преступник, как уже указывалось ранее, оставляет новые следы—отражения своих действий по сокрытию. Обыском, как и осмотром, и допросом, можно, во-первых, обнаружить укрываемые объекты или сохранившиеся их части, а во-вторых,—следы действий по сокрытию: тайники, изменения в обстановке, негативные обстоятельства и т.п.

Во всех случаях задержания по горячим следам подозреваемого его необходимо подвергнуть личному обыску. Личный обыск с соблюдением требований уголовно-процессуального закона может быть произведен и у граждан, оказавшихся в обыскиваемом жилище в момент прихода туда членов следственно-оперативной группы либо вошедших в обыскиваемое помещение в ходе обыска.

В криминалистической литературе справедливо отмечается тесная связь тактики обыска не только с характером преступления, но и с характеристикой личности обыскиваемого, с его действиями по сокрытию следов преступления (в широком смысле этого слова). Так, для многих рецидивистов характерна особая ухищренность при сокрытии похищенного имущества, орудий совершения преступления, оружия и иных предметов, могущих служить вещественными доказательствами. Нередко преступники прячут эти предметы вне места своего постоянного или временного проживания, например, в заброшенных постройках, в стогу сена, зарывают в землю в лесу или в поле; похищенное имущество передают для реализации скупщикам краденного или хранят у соучастников.

Весьма существенным средством сокрытия преступления является тайник—полость, специально созданная или приспособленная, дополнительно оборудованная преступником либо иным лицом для скрытного хранения похищенного имущества, орудий и иных средств совершения преступления, ценностей, нажитых преступным путем, и других объектов, имеющих значение для совершения преступления, использования его результатов, противодействия расследованию.

Обнаруживают тайники чаще всего при обыске, осмотре, проверке и уточнении на месте показаний признавшегося подозреваемого (обвиняемого).

Сведения об использовании тайников оказались в каждом пятом из 2769 изученных дел о кражах, грабежах и разбоях с приемами сокрытия. Фактически же тайники используются гораздо чаще, ибо очевидно, во-первых, что не во всех случаях они были выявлены по расследовавшимся делам, а во-вторых, не все даже выявленные тайники были должным образом зафиксированы в материалах дел, например, при добровольной выдаче скрывавшегося в тайнике похищенного имущества; при обнаружении опустевшего тайника и т. п.

Результаты исследования показали, что до совершения преступления, заблаговременно, тайники устраивались в среднем по каждому четвертому изученному делу с тайниками. Отсюда—необходимость и возможность их обнаружения уже с первых шагов расследования по горячим следам.

Характерно, что рецидивисты, на долю которых приходится от половины до 3/4 тайников, в пять раз чаще, чем ранее не судимые, скрывали в тайниках оружие и боеприпасы.

Предъявление для опознания. Эта форма идентификации лиц и предметов широко и успешно используется при расследовании по горячим следам, хотя закон (ст. 119 УПК. РСФСР) не относит его к неотложным следственным действиям. Однако некоторые криминалисты, исследовавшие процессуальные и тактические вопросы предъявления для опознания, считают, что оно может выступать в качестве неотложного первоначального действия.

Особых затруднений у следователя это действие обычно не вызывает. Наиболее распространенными на практике грубыми ошибками, а точнее говоря—нарушениями законности, являются предъявление объекта в одиночку, а не в группе сходных объектов, и предъявление его хотя и в группе, но среди объектов, не сходных между собой.

Есть несколько проблем, наиболее типичных для расследования по горячим следам. Первая из них—проблема предъявления объекта, признаки которого потерпевший или свидетель-очевидец затрудняются описать на допросе, но утверждают, что могут его опознать. Мы полагаем, что в таких случаях предъявление для опознания возможно. Однако при опознании в таких случаях требуется особо тщательная фиксация положительного результата данного действия, обязательное и полное указание тех признаков объекта, которые привели опознающего к выводу о тождестве. В противном случае суд будет лишен возможности правильно оценить результаты предъявления для опознания и использовать их как доказательство.

Вторая проблема связана с предыдущим участием опознающего в поисках и обнаружении преступника либо похищенного имущества. В тех случаях, когда потерпевший или свидетель-очевидец, участвуя в поисковых мероприятиях, обнаруживают преступника в толпе на улице, среди пассажиров городского транспорта, посетителей ресторана и т. п., незаметно указывают на него сотрудникам милиции, производить затем предъявление для опознания в соответствии с требованиями ст. ст. 164, 165 УПК РСФСР, разумеется, не следует. Другой вопрос: .можно ли об опознании среди множества людей в толпе составить затем протокол опознания? Вопрос этот является дискуссионным в науке. Мы разделяем позицию А. К. Гаврилова, С. П. Ефимичева, В. А. Михайлова и П. М. Туленкова, полагающих, что такое процессуальное оформление данного акта идентификации правомерно, поскольку разыскиваемый обнаруживается среди многих людей, которые могут иметь сходство по внешним признакам. Однако считать такое действие предъявлением для опознания можно, видимо, при соблюдении еще трех требований процессуального закона: предварительного допроса будущего опознающего, предупреждения его об ответственности за ложное опознание и наличия при акте опознания двух понятых (ими могут быть, например, дружинники, участвующие вместе с работником милиции и потерпевшим в поиске преступника по горячим следам),

Идентификационная задача с использованием предъявления для опознания существенно осложняется, когда преступник при непосредственном совершении преступных действий применил такой прием сокрытия, как маскировка, изменив свою внешность, а скрывшись, сразу вернул себе прежний вид. Если предметы маскировки (темные очки, накладные усы, борода, парик и т. п.) будут обнаружены при нем или в его жилище, можно, по нашему мнению, предложить опознаваемому надеть эти предметы и в таком виде предъявить опознающему—в группе сходных лиц, также экипированных соответствующими предметами. В других случаях вопрос о целесообразности предъявления для опознания решается в зависимости от конкретной ситуации—либо предъявлять маскировавшееся лицо незамаскированным; либо не предъявлять его вообще, попытавшись найти иной путь решения идентификационной задачи.

1   2   3   4
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации