Энрайт Дж. Практическое психологическое консультирование - файл n1.doc

Энрайт Дж. Практическое психологическое консультирование
Скачать все файлы (179 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc179kb.03.02.2014 23:13скачать

n1.doc

  1   2   3   4
ДЖОН ЭНРАЙТ

ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

«ПОЗИЦИЯ СЛУШАТЕЛЯ - ТЕРАПЕВТА»


Голицыно - 2001 г.
ВЕДЕНИЕ

На то, каким образом один человек влияет на другого, слушая его, можно смотреть с разных точек зрения. В этой работе обсуждается один из аспектов такого влияния. Когда я сижу и слушаю кого-нибудь (друга, коллегу, пациента и т.д.), я использую некоторое количест­во установок, касающихся людей, отношений между ними, процесса ком­муникации. Что касается наличия у меня установок, то здесь у меня нет выбора - я их по-просту не имею. Существует некоторая свобода в отно­шении состава и содержания этих установок, а также степени их осоз­нания, но так, чтобы их не было вовсе, не бывает никогда.

Эти установки (принципы) проявляются в стандартных комбинациях, которые я называю позициями. Каждая позиция представляет собой систе­му взаимосвязанных установок в отношении самого себя, других форм и целей коммуникации. Слушание в одной из позиций дает результаты, которьх могут резко отличаться от результатов слушания в какой-либо иной по­зиции. Изучение этих различий возможно, скорее, в практике, чем в тео­рии. Основной экспериментальный прием - сознательное использова­ние той или иной позиции под строгим самоконтролем и регистрация всех эффектов коммуникации. Целью этой работы является представление этой возможности, как эффективного инструмента обучения как методам тера­пии и консультирования, так и технике интервьюирования. Поскольку я ориентировался на практическое обучения, теоретическое обоснование позиций ограничено до минимума.

Эти позиции и способы их использования испытаны не только в про­цессе профессионального обучения, но и в процессе консультирования, групповой терапии. Слово "говорящий" обозначает некое лицо, рас­сказывающее о своей жизни, а "слушатель" - лицо, обучающееся слушанию в той или иной позиции. Под "говорящим" можно понимать пациента, а под "слушателем" - терапевта.

ПОЗИЦИЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО СЛУШАНИЯ.

Помощь другому человеку возможна через вхождение с ним в интеракцию способом, по крайней мере, частично, вербальным. В этом сходят­ся все терапевты и консультанты. Однако на этом сходство их взглядов кончается. Нет согласия в вопросах о том, что такое "помощь", каким обрезом она воздействует на пациента и что надо предпринять, чтобы она имела место. Все эти вопросы трактуются в разных теориях и школах по-разному.

Слушатель бессознательно влияет на говорящего. Слово "слушатель предполагает принятие пассивной роли, а "процесс слушания" намекает на некую активность. Слушатель влияет на говорящего посредством вербальных реплик, интонаций и тембра голоса, мимики, позы и множест­ва других средств, использование которых, как правило, остается за пре­делами сознания. Эти явления выражают отношение к процессу слушания, который имеет слушатель, а также установки в отношении интеракций. Степень осознания позиции может быть весьма различной. Иными словами слушатель может знать о своих намерениях и установках, а может не знать, но независимо от этого действует в согласия с ними.

Позиция слушателя терапевта - суть терапевтической теории.


Каждая из теорий психотерапии устанавливает или подразумевает определенную позицию слушания. Каждая из теорий имеет так же разработанную систему принципов и установок в отношении личности и её опыта, их истории и причины. Эти системы часто весьма сложные и замысловатые, иногда называют "теологией" теорий. С точки зрения психотерапевтичес­кой практики позиция слушателя-терапевта является наиболее сущест­венным моментом. От "теологии" можно во многом отвлечься, а дня целей обучения позиция слушания может быть использована, как собственно теория вне отношений к ее "теологии''. Посредством старательного и вдумчивого отношения к позиция можно также проникнуть и в то, что составляет истинную суть теологии. Если она является чем-то большим чем теоретической декорацией, она непременно проявится и в соответству­ющей ей позиции слушания.

Поскольку позиция слушания и теология теории до некоторой степени неразделимы, возможно случаи ложного следования теории, когда терапевт принимает как свое содержание той или иной теории, а в практической работе занимает позицию слушателя, не согласующуюся с те­ологией, принятой им теории. Так, терапевт может быть на словах и в своем убеждении ярым последователем Роджерса и использовать в своей работе много слов, ассоциирующихся с его теорией, но занимать позицию авторитарного слушателя, в результате - пациенты сбиты с толку и неиз­бежны реакции психологической защиты.

Оказывается также, что теории с совершенно различными теологиями генерируют позиции слушания, различия которых неуловимы. Это наблюдение позволяет предположить, что и теологические различия не так велики, как кажутся теоретикам.

Знание, проходя через простое обучение на практике, трансформируется в естественное организменное доверие.

Полагаю, что для целей обучения вполне возможно предлагать позиции слушания, как таковые, без теологии. Посредством сознательного и целенаправленного их применения можно довольно быстро освоить их на уровне перцепции и действий, выяснить, какие эффекты вызывает та или иная позиция у пациентов. Практическое обучение порождает зна­ние не столько интеллектуальное, сколько "организменное". Уровень приобретенного знания подобен тому, который мы получаем при обуче­нии езде на велосипеде или игре на пианино. Обучаясь ездить на вело­сипеде, мы изучаем нервно-мышечные последствия каждого своего движе­ния. Если я определенным образом поверну руль при данной скорости и на данной поверхности, велосипед сделает вполне определенный пово­рот в движении. С течением времени можно научиться вязать при езде "без рук", что в начале обучения представлялось совершенно невозмож­ным. Обучаясь позициям слушания, аналогичным образом можно узнать ка­кие последствия имеют определенные слова и предложения, высказанные в той или иной ситуации. При достаточно долгом и упорном обучении у та­кого "опытного" слушателя происходит усвоение знаний на организмическом уровне и он ощущает в своем поведении (как слушатель) все боль­ше свободы, эластичности и размаха.

Рекомендуем студентам какое-то время посвящать целиком трени­ровкам в одной позиции, не прибегая к другим стилям интервенции, да­же если они более уместны в данной ситуации. Оставаясь в пределах од­ного стиля реагирования, можно гораздо быстрее и эффективнее осво­ить его возможности, чем обучаясь ему в "смеси" с другими стилями.

Правильное использование приобретенных знаний заключается в пользовании не по­лученными знаниями, а самим собой, имею­щим эти знания.

Кое-кому может показаться, что мы говорим о "техниках", исполь­зуемых на основе сознательного выбора в тех или иных ситуациях. Одна­ко реально не бывает так, что терапевт имеет "под рукой" все позиции и выбирает из них нужную в конкретной ситуации. Скорее слушатель сам становится этими позициями или же они становятся его частью, которая в соответствующей ситуации проявляется в виде интенций. В японском искусстве самообороны айкидо именно так представляют отдельные прие­мы и всю их совокупность (ката). Там не обучают отдельным приемам в связи с их использованием в той или иной ситуации нападения на обо­роняющегося ("слушателя"). Абсурдно говорить о сознательном выборе техники самообороны, когда вы подверглись внезапному нападению. Не менее абсурдно рассчитывать на возможность выбора психотерапевтичес­кого приема в момент выслушивания пациента.

Вместо этого учителя айкидо побуждают учеников столь долго и углубленно отрабатывать и изучать приемы, что их исполнение становится свободным, плавным и спонтанным, а и ситуации нападения делается по-простому то, что делается. Подобно этому обучающийся игре на фор­тепиано, долгов время "играет гаммы". Чем больше он тренируется, а этом, тем лучше играет музыкальные произведения. Опытный пианист не подумает во время концерта: "Так. Теперь я играю гамму "А", так же и терапевт, освоивший все позиции слушания, просто сделает в процессе психотерапии то, что сделает, не думая о том какую позицию он ис­пользует. Таким образом, искусное использование приобретенных знаний и навыков сводится не к оперированию этими знаниями, а к оперирование самим собой, владеющим этими знаниями.

Обычно обучение позициям слушания происходит в парах, причем участники по очереди играют роли слушателя-терапевта и пациента. Во время таких тренировок мы рекомендуем не "смешивать" изучаемые пози­ции, а применять каждую, а течение достаточно длительного времени (минуты, десятки минут). Как уже отмечалось, такая концентрация на при­еме ускоряет общий процесс обучения.

Мне приходилось также проводить тренировки в "живой" ситуации. С согласия пациента, введенного в курс дела, я проводил 10-15 минут слушая исключительно в одной позиции. Иногда этот "тренировочный" период психотерапевтического сеанса становился и для меня и для па­циента его наиболее плодотворной частью! Введение в атмосферу психо­терапевтического сеанса духа исследования и взаимного обучения психо­терапевтического сеанса духа исследования и взаимного обучения помо­гает преодолеть дистанцирующую мистику "эксперта", которая так часто вредит отношениям пациента и терапевта, помогает пациенту осознать свои силы и возможности и пределы возможностей его терапевта.

На сеансах групповой психотерапии я иногда отвожу некоторое вре­мя на тренировку выслушивания в разных позициях. Это может быть и самостоятельным психотерапевтическим приемом и подсобным - для повы­шения качества коммуникации в группе.

Ниже представлены девять позиций выслушивания, применение кото­рых, отработано на практике. Для каждой сформулированы фундаментальные принципы, касающиеся поведения и сознания участников коммуника­ции. Предложены возможные формы и приемы реализации этих позиций. Приводятся также дополнительные замечания и исторические данные, которые могут оказаться полезными.

ПОЗИЦИИ

ПОЗИЦИИ 0: НУЛЕВАЯ ПОЗИЦИЯ

Принципы.

Эта позиция основана на двух принципах. Согласно первому, гово­рящий может сам, без входных сигналов извне, вести монолог в наиболее подходящем для него темпе и, преодолевая всевозможные трудности, но будет делать это лучше и с большей энергией в присутствии слушателя. Термин "входные сигналы извне" включает в себя не только слова, но и невербальные средства коммуникации: жесты, выражение лица, мимика, междометия, покашливание и т.д. Такие сигналы (в общем-то, в основ­ном вербальные) отвлекают говорящего от формулировок, которые кажут­ся ему точными и адекватными, одновременно склоняя его к таким фор­мулировкам которые, по сути, являются "смесью" его истинных интенций того, что уже усвоил из предыдущего слушатель. Поскольку очевидно, что чем меньше внешних сигналов принимает говорящий, тем в большей мере он реагирует на каждый из них, представляется весьма важным, во­обще элиминировать какие бы то ни было входные сигналы извне.

Уже Фрейд, разрабатывая основы психоанализа, нашел решение этой проблемы в выходе терапевта из непосредственного поля зрения пациен­та. Это находится в согласии с первым принципом, но присутствие слу­шателя становится для говорящего скорее теоретическим фактом, а не чувственным опытом. Тем самым утрачивается благотворное влияние при­сутствия слушателя. Поэтому в рассматриваемой позиции терапевт про­должает находится перед говорящим, но его задача - сохранить в тече­нии всего контакта неизменно спокойное, бесстрастное выражение лица и нейтральную экспрессию позы.

Говорящий затрачивает в такой ситуации много сил на слежение за выражением лица терапевта, ожидая, а иногда и домысливая в вооб­ражении его реакцию. В конце концов это практика оправдывает себя: говорящий имеет возможность определить в каких сферах он чувствует себя наименее уверенным и ожидает психологической поддержки партнера или оценки. Видимое присутствие слушателя, даже если он никак не ре­агирует, является для говорящего сильным мотивирующим фактором. Это и является основным компонентом нулевой позиции.

СПОСОБ ИСПОЛНЕНИЯ.

Слушатель сидит напротив говорящего в экспрессивно нейтральной, свободной позе, в готовности к ай-контакту. Не следует: опускать го­лову, сплетать пальцы рук, закладывать ногу за ногу и т.п. Задача слушателя - в максимальной мере сосредоточиться на слушании, ничем не выдавая своей реакции и отношения к услышанному. На первых порах рекомендуется выдерживать эту позу в течение десяти минут. При дальнейших тренировках становится возможным удлинение сейса.

КОММЕНТАРИЙ.

Обсуждаемая позиция, хотя и самая простая, может оказаться наи­более важной из всех рассматриваемых ниже, в плане психотерапии, так и обучения психотерапевтической коммуникации. Слушатели, про­шедшие тренировку в этой позиции, отмечают, что, особенно, поначалу им чрезвычайно мешают сложившиеся стереотипы, требующие "поддерживать" собеседника, дать .совет, "быть любезным" и т.п. Для некоторых "внутрен­ний шум", связанный с желанием реагировать на слова говорящего, так силен, что они просто не в состоянии внимательно слушать собеседника. "Шум" этот, однако, постепенно стихает и многие начинают замечать, что им удается слушать и понимать говорящего гораздо лучше в этих ус­ловиях, когда они избавлены от необходимости внешне оформлять свои реакции и комментировать услышанное.

Девиз, такого образа действий - "Не научишься ничего делать хорошо до тех пор, пока не научишься хорошо ничего не делать". Если ты "должен" что-то сказать, у тебе нет возможности свободно и точно оп­ределить, что именно ты хочешь сказать. Если же ты не чувствуешь обя­занности что-либо говорить, то у тебя есть время и свобода, необхо­димые для точной формулировки того, что ты хочешь сказать.

Обычным в самоотчетах студентов, проходивших тренировки в нуле­вой позиции, является наблюдение, что пациент сам приходит к формули­ровке или точке зрения через 1-2 минуты после того, как слушатель воздержался от высказываний подобных мыслей. Многие Студенты начинали относиться к пациентам с большим уважением и откровенностью после приобретения такого опыта.

Сколь же часто отмечается, что интервенция слушателя нечувстви­тельным образом уводит говорящего от его собственной версии проблемы в сторону концепции, в основном отражающей мнение слушателя-терапевта.

ПОЗИЦИЯ I: позиция вовлечения или восприятия интенсивности.

Принципы.

Человек говорит о себя гораздо продуктивнее, когда он глубоко проникся своим высказыванием и в генерировании этого высказывания участвует как бы тело во всем богатстве его проявлений, выходящих, за пределы того, что традиционно считается коммуникативными сред­ствами. Противоположностью этому будет чисто вербальная продукция, про­текающая без участия тела или при его незначительном участии. В чем большей мере говорящий будет вовлечен "душой и телом" в содержание своей речи, тем более будет освобождена его энергия, его опыт и тем быстрее он будет продвигаться сквозь материю своих высказываний в сторону конструктивного решения.

После весьма непродолжительной тренировки слушатель-терапевт может обнаружить у себя собственные телесные реакции, которые соот­ветствуют степени вовлечения говорящего в свои высказывания. Когда слушатель сообщает об этом пациенту, его склонность оставаться при вовлеченном (ангажированном) стиле высказываний возрастает.

СПОСОБ ИСПОЛНЕНИЯ.

Слушатель принимает свободную открытую позу, подобную позе, ис­пользуемой в нулевой позиции и следит в течение речи говорящего пре­жде всего за собственными внутренними переживаниями, обращая особое внимание на ощущения нарастания и ослабления телесного резонансе с говорящим. Ощущение нарастания телесного резонанса - в моем случае и у большинства участников тренинга - принимает форму определенных телесных ощущений. Обычно эти ощущения сопровождают важные блоки вер­бальной продукции говорящего, но часто и предшествуют им.

У разных слушателей телесные опущения резонанс а локализуются в разных частях тела, не как правило у каждого лица локализация этих ощущений остается постоянной. Когда я ощущаю телесный резонанс, я сообщаю об этом пациенту, говоря что-нибудь вроде: "До меня дошли ваш­и слова" или "В том, что вы сейчас сказали, я почувствовал напряже­ние".

Девизом для действий в этой позиции можно считать слова:

" Оставь разум и обратись к своим чувствам".

Ослабление телесного резонанса открывается не столько в виде те­лесных реакций, сколько в форме диффузного ощущения, что что-то за­кончилось, прервалось, которое не локализуется к какой-либо части те­ла, либо а виде внезапней деконцентрации внимания или "волны скуки". Когда я испытываю что-либо в этом роде, я сообщаю об этом говорящему:

"В том, что вы сказали, я почувствовал меньшую интенсивность пережи­ваний" или "Это не дошло до меня".

По мере приобретения опыта слушатель может выработать у себя способность различать перепады интенсивности с точностью до отдельных фраз и даже отдельных слов (особо одаренные чувствуют их в пределах одного произносимого слова!). Главная задача слушателя в этой пози­ции - выключить свой интеллект ("компьютер") и работать в режиме регистрации интенсивности речи своего собеседника. Точная и краткая инструкция для действий в этой позиции выражение в известных словах Фрипа Перлза, основателя метода гештальт-терапии: "Оставь разум и обратись к своим чувствам",

Слушатель должен избегать отвлечения внимания, мыслей том, что хочет сказать говорящий своими словами, его задача - вслушиваться в поток собственных ощущений, сигнализирующих об интересе или скуке, и сообщить о них собеседнику. Слушатель а этой позиции работает тем лучше, чем больней мере он ориентируется на собственные переживания.

КОММЕНТАРИИ.

Чтобы вполне оценить описываемую позицию, надо пережить ее на собственном опыте. В моей практике бывало, что я был буквально потря­сен интенсивностью переживаний, переданных мне некоторыми пациентами, когда после нескольких неудачных попыток сформулировать то, что они хотели выразить, им, наконец, удавалась достичь органично интегрирован­ного уровня экспрессии.

Однажды на сеансе групповой терапии один из участников группы, проводя тренинг в паре со мной, начал с высказывания: "Я хочу, чтобы ты меня любил". В течении 2-3-х минут он пробовал разные варианты этоге высказывания, но ни на один я не ощутил органичной реакции. Тогда, оставив попытки сформулировать то, что он хотел сказать, он задумчиво через некоторое время сообщил, что высказывание "Я не хочу, чтобы ты меня унижал ближе его интенциям. Но и это высказывание не ''дошло" до меня, хотя я и ощутил в нем несколько больше энергия. Пос­ле довольно долгих раздумий, он внезапно произнес; "Я хочу сравняться с тобой". Моя реакция была так сильна, что я как будто почувствовал удар "под ложечку".

Интенсивность переживаний, на которую я так отреагировал, ни как не отразилась в его голосе. Это фраза была произнесена спокойней, чем предыдущие, однако участники группы, сидевшие за нами обернулись и посмотрели на нас, реагируя на исключительную интенсивность пережи­ваний, переданную в ней.

Пытаясь описать ощущения, испытываемые при восприятии такого ин­тенсивного посыла, я воспользовался аналогией с рассеянными лучами света, внезапно собираемыми в узкий, насыщенный пучок подобный лу­чу, генерируемому лазерами. С тех пор тренировки в первой позиции слушания мы именовали "лазером".

На противоположном - от интенсивности - полюсе, я научился различать признаки утомления и блуждания мысли, как реакции на ослабле­ние интенсивности уже в тот момент, когда оно начинается, также связывать спад интенсивности о конкретными словами или фразами, которые говорящий произнес с меньшей эмоционально-энергетической вовлеченностью. Такое умение, точно улавливать момент, в который говорящий лишает свою вербальную продукцию энергии — весьма полезно в терапии, в частности, позволяя быстро и точно локализовать темы, которые представляется пациенту нежелательными, либо связанны с теми или иными проблемами. Прежде, ощущая скуку в разговоре укрыть этот факт или "что-нибудь сделать". Теперь я принимаю это как пенную информацию. Теперь я принимаю это как ценную информацию.

При использовании данной позиции важно различать три пары аспек­тов: одна касается говорящего, две другие - слушателя. Часто бывает, что его высказывание не "дошло" до терапевта, и узнав об атом он по­лагает, что должен выразиться ясней в интеллектуальном смысле, хотя речь идет совсем не об этом. В действительности же стремление к без­упречной интеллектуальной ясности высказывания может препятствовать спонтанному достижение органичной интегральности, необходимой для интенсивной коммуникации. Оттого необходимо четко отличать интеллек­туальную отчетливость и непротиворечивость формулировок от их эмоционально-энергетической вовлеченности.
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации