Вестник гражданского права 2011 №02 - файл n1.doc

Вестник гражданского права 2011 №02
Скачать все файлы (1220.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc1221kb.16.02.2014 18:57скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
НАВЯЗАННОЕ ОБОГАЩЕНИЕ. К УЧЕНИЮ ОБ ОБОГАЩЕНИИ

ПО РОССИЙСКОМУ ПРАВУ
В.С. ГЕРБУТОВ
Гербутов В.С., аспирант кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.
Статья посвящается исследованию вопроса, должен ли в российском праве неосновательного обогащения иметь какое-либо значение факт отсутствия воли обогатившегося на возникновение обогащения или противоречия (несоответствия) возникшего обогащения его воле. В первой части статьи автор проводит анализ действующего законодательства РФ, правовой доктрины и судебной практики по рассматриваемому вопросу. Во второй части описываются основные концепции, разработанные в германском праве применительно к проблеме навязанного обогащения.
Ключевые слова: неосновательное обогащение, реституция, навязанное обогащение, субъективное обесценивание, кондикция из улучшений имущества.
This article explores the question whether the absence of an enriched person's will to creation of the enrichment or the contradiction (incompliance) of the enrichment with his will should be of importance in the Russian law of unjust enrichment. The first part of the article analyses relevant Russian laws, legal doctrine, and court practice. The second part of the article describes basic concepts, elaborated in German law in relation to the problem of imposed enrichment.
Key words: unjust enrichment, restitution, imposed enrichment, unrequested benefit, subjective devaluation, free acceptance, compensation for improvements of property.
Постановка проблемы
Настоящая статья посвящена вопросу, должен ли в отечественном праве неосновательного обогащения иметь какое-либо значение факт отсутствия воли обогатившегося на возникновение обогащения или противоречия (несоответствия) возникшего обогащения его воле. Проблема может быть проиллюстрирована следующими примерами.

1. Арендатор по договору аренды здания автомойки без согласия собственника осуществляет надстройку антресольного этажа - офисного помещения. После признания договора аренды незаключенным арендатор требует от собственника компенсации стоимости произведенных улучшений. Собственник возражает против компенсации, ссылаясь на то, что он своего согласия на строительство не давал и вообще уже продал здание без учета надстроенного этажа <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 15 ноября 2004 г. N Ф09-3773/04-ГК.
2. Арендатор осуществил реконструкцию арендованного помещения, увеличившую его стоимость. После признания договора аренды недействительным вследствие того, что помещение было передано в аренду не его собственником, арендатор требует с собственника компенсации стоимости произведенных улучшений. Собственник возражает, ссылаясь на то, что с ним проведение реконструкции не согласовано <2>.

--------------------------------

<2> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 7 октября 2005 г. N А21-6084/03-С1.
3. Строительная компания по ошибке осуществляет расчистку чужого земельного участка для строительства.

4. Вследствие ошибочного представления о полученном заказе носильщик багажа несет чемодан не знающего об этом путешественника из отеля на вокзал и требует от путешественника вознаграждения за оказанную услугу. Путешественник возражает, ссылаясь на то, что он всегда сам носит свой чемодан.

5. В результате удачной рекламной кампании, проводившейся обладателем неисключительной лицензии на товарный знак, увеличивается спрос на соответствующую продукцию и на товарный знак в целом, что соответственно приводит к увеличению цены исключительного права на товарный знак. Правообладатель, а также иные лицензиаты отказываются компенсировать расходы на рекламу осуществившему ее лицензиату <3>.

--------------------------------

<3> В данном примере мы сталкиваемся с еще одной проблемой в области кондикционных обязательства а именно с ситуациями, поименованными их первыми исследователями как "рефлективное действие субъективных гражданских прав" (см. об этом: Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. СПб., 1911; Рясенцев В.А. Обязательства из неосновательного обогащения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1939. С. 182; см. также: Гербутов В.С. Обзор диссертаций на тему неосновательного обогащения // Вестник гражданского права. 2008. Т. 8. N 2). Речь идет о ситуациях, когда действия лица, удовлетворяющего собственный интерес, приносят выгоду иным лицам. Такие ситуации характеризуются, во-первых, отсутствием дополнительных расходов на стороне потерпевшего, во-вторых, зачастую спорным характером выгоды, полученной такими лицами. Проблема "рефлективного действия субъективных гражданских прав" требует отдельного рассмотрения, выходящего за пределы темы настоящей статьи.
6. Долевой сособственник осуществляет капитальный ремонт общего имущества, влекущий значительное увеличение его стоимости, вопреки воле других сособственников.

Во всех указанных выше случаях лицо помимо своей воли получает за счет другого лица определенную выгоду (улучшение имущества, увеличение стоимости имущества, получение услуги или работы). При этом, так как эта выгода была получена неосновательно <4>, встает вопрос о ее возврате или компенсации в рамках кондикционного обязательства. Так как возврат такой выгоды в натуре невозможен, речь идет о денежной компенсации ее стоимости со стороны обогатившегося лица. При этом возможны ситуации, когда получатель такой выгоды не хотел ее получать, а выплата денежной компенсации будет для него затруднительна, например в связи с отсутствием свободных денежных средств и возможностью их получения лишь посредством отчуждения части своего имущества или в связи с необходимостью изменения существующих планов расходования своих средств. При этом с точки зрения оценки рыночной стоимости полученной выгоды или изменений, наступивших в имуществе обогатившегося, выплата компенсации лишь обеспечит возврат неосновательного обогащения потерпевшему.

--------------------------------

<4> Несмотря на то что в действительности вопрос о неосновательности обогащения в указанных выше случаях заслуживает самостоятельного рассмотрения, для целей настоящей работы мы исходим из того, что такое обогащение произошло неосновательно.
В иностранных правопорядках данная проблематика исследуется применительно к различным институтам гражданского права и именуется по-разному. Одно из наиболее распространенных ее названий в германской правовой традиции - "навязанное обогащение" (aufgedragte Bereicherung). Центральный вопрос проблемы навязанного обогащения может быть сформулирован следующим образом: "обязаны ли с точки зрения гражданского права (и если да, то в какой степени) лица, которые получили без их волевого побуждения объективно измеримое, но субъективно бесполезное или даже вредное увеличение имущества или защиту их прав или благ от ухудшения, возвратить эти "выгоды" в натуре или независимо от их дальнейшего одобрения смириться с последствием возмещения расходов на них или их стоимости"? <5>

--------------------------------

<5> Wernecke F. Abwehr und Ausgleich "aufgedragter Bereicherungen" im Bugerlichen Recht. Dunckler & Humblot, 2004. S. 20.
С одной стороны, необходимость учета интересов обогатившегося в случаях навязанного обогащения вытекает из защиты свободы, автономии воли <6>. Идея автономии воли индивида находит свое отражение в многочисленных нормах Гражданского кодекса Российской Федерации, основные из которых следующие: приобретение гражданских прав своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1); недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела (п. 1 ст. 1); свобода договора (п. 1 ст. 1, ст. 421); свобода собственника действовать в отношении вещи по своему усмотрению (п. 2 ст. 209). Возникновение обязанности компенсировать стоимость выгоды, полученной помимо или даже против воли субъекта, является ограничением свободы его воли. Кроме того, с точки зрения экономической эффективности следует предоставить индивиду право регулировать свои дела и связи с иными лицами по собственному усмотрению и под свою ответственность, так как это служит общим интересам и в нормально функционирующей конкурентной системе направляет ресурсы в места их наиболее ценного использования <7>. В связи с этим признается, что каждый участник гражданского оборота должен иметь возможность самостоятельно определять, следует ли приобрести конкретное благо, и если да, то на каких условиях. Данное положение лежит в основе такой основополагающей черты гражданско-правового метода регулирования общественных отношений, как диспозитивность <8>.

--------------------------------

<6> Wernecke F. Op. cit. S. 79; Соболев Д.А. Субъективная оценка как возражение против кондикционного требования // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. Вып. 12 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М.: Норма, 2008. С. 259, 264; Greiner D. Die Haftung auf Verwendungsersatz: Diss. Tubingen, 2000. S. 320; Spence A.G. In Defence of Subjective Devaluation // McGill Law Journal. 1998. Vol. 43. P. 913, 919.

<7> Schafer H.-B., Ott C. Lehrbuch der okonomischen Analyse. S. 389 f., 365 (приводится по: Wernecke F. Op. cit. S. 79 - 80).

<8> Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. 2-е изд., доп. М.: Статут, 2006. С. 113 - 119.
С другой стороны, наличие интересов других лиц может приводить к ограничению свободы воли индивида. В частности, в основе реституции из ошибочного предоставления в англо-американском праве также лежит идея о защите автономии воли лица, осуществившего предоставление: отмечается, что передача имущества по ошибке является не результатом автономного решения лица, но, скорее, устраняет его контроль над принадлежащими ему ресурсами; признание действительной передачи имущества, совершенной в результате искаженного решения потерпевшего, нарушило бы либеральные взгляды на индивидуальную свободу выбора <9>. Противостоять свободе воли обогатившегося в случаях навязанного обогащения может сама идея о необходимости компенсации неосновательного обогащения <10>, доверие иных лиц <11>, публичные интересы <12>, а также в принципе справедливость компенсации обогащения с учетом всех обстоятельств дела. Необходимость комплексного учета различных противостоящих интересов является одним из главных источников затруднений в разработке проблематики навязанного обогащения.

--------------------------------

<9> Dagan H. The Law and Ethics of Restitution. Cambridge University Press, 2004. P. 42.

<10> Reimer J. Die aufgedrangte Bereicherung. Paradigma der "negatorischen" Abschopfung in Umkehrung zum Schadensersatzrecht. Dunckler & Humblot, 1990. S. 26 ff. По мнению Раймера, свобода индивида в принципе не имеет большей ценности, чем идея возврата неосновательного обогащения (см.: Ibid. S. 54).

<11> Например, в случае улучшений вещи добросовестным владельцем (см.: Wernecke F. Op. cit. S. 81).

<12> Зачастую лицо, удовлетворяя свои интересы, одновременно благоприятствует другим лицам: нанятая одним из домовладельцев охранная фирма охраняет весь район; построенный одним из домовладельцев парк повышает рыночную стоимость всего окрестного жилья. При этом многие лица, кому пойдет на пользу деятельность одного инициативного лица, могут отказаться от участия в расходах, осознавая, что они в любом случае смогут использовать полезный результат. В такой ситуации встает вопрос о необходимости компенсации расходов инициативного лица за счет всех лиц, получивших выгоду, с учетом того, что иначе во многих случаях изначальная недопустимость подобной компенсации будет препятствовать инициативному лицу в создании общественно-полезных ценностей (см. об этом: Porat A. Expanding Restitution: Liability for Unrequested Benefits // Tel Aviv University Law Faculty Papers. 2008. Paper 85).
Несмотря на большую практическую значимость и теоретическую сложность темы, она была практически проигнорирована отечественной наукой. Лишь в последнее время некоторые авторы обратили на нее свое внимание <13>, однако до полноценного обсуждения и анализа дело пока не дошло. Для сравнения, в Германии за последние полвека исследованию данной темы было посвящено значительное количество диссертаций и научных статей <14>. Это обстоятельство тем более обидно, что еще в 1925 г. М. Гурвич высказал мнение о том, что при применении правил о кондикционных обязательствах ценность полученного определяется субъективным интересом обогатившегося, так как только этот интерес характеризует величину полученного обогащения <15>. Как будет показано ниже, во второй половине XX в. аналогичная мысль привела к разработке германскими правоведами нового направления в решении проблемы навязанного обогащения.

--------------------------------

<13> См., частности: Соболев Д.А. Указ. соч.; Дамбаров С.Д. Основания возникновения и объекты кондикционных обязательств: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 168 - 169; Новак Д.В. Неосновательное обогащение в гражданском праве. М.: Статут, 2010. С. 227 - 228.

<14> См., в частности: Wernecke F. Op. cit.; Greiner D. Op. cit.; Reimer J. Op. cit.; Gursky K.-H. Aufgedrangte Bereicherung. Gottingen, 1978 (unveroff. Habilitationsschrift); Larenz K. Zur Bedeutung des Wertersatzes im Bereicherungsrecht // Festschrift fur Ernst von Caemmerer zum 70. Geburtstag. Tubingen: Mohr, 1978, Goetzke H. Subjektiver Wertbegriff im Bereicherungsrecht? // AcP. 1973. Bd. 173; Tuckmantel P. Die Problematik einer Ausgleichspflicht fur unerwunschten Vermogenszuwachs: Diss. Munster, 1971; Koppensteiner H.-G. Probleme des bereicherungsrechtlichen Wertersatzes // NJW. 1971. Heft 40; Graf von Rittberg F.-W. Die aufgedrangte Bereicherung: Diss. Munchen, 1969; Feiler G.K.H. Aufgedrangte Bereicherung bei Verwendungen des Mieters und Pachters. C.F. Muller, 1968; Wolf M. Die aufgedrangte Bereicherung // JZ. 1966; Klauser K.-A. Bereicherung wider Willen. Zur bereicherungsrechtlichen Behandlung von Verwendungen: Diss. Freiburg, 1955.

<15> Гурвич М. Институт неосновательного обогащения в его основных чертах по Гражданскому кодексу РСФСР // Советское право. 1925. N 2. С. 91.
Настоящая работа направлена лишь на постановку проблемы в российском праве и описание некоторых возможных путей ее решения, предложенных в праве германском. В рамках данной статьи автор не имеет возможности представить свое видение решения вопроса, так как подобное решение носит комплексный характер и затрагивает ряд иных основополагающих для теории кондикционных обязательств вопросов, в частности общее понятие обогащения в кондикционных обязательствах. Эти вопросы не могут быть рассмотрены в данном месте.

Область исследования настоящей статьи будет ограничена институтом кондикционных обязательств, хотя следует учитывать, что проблема навязанного обогащения присуща также ряду других институтов гражданского права <16> и ее решение в конечном счете должно носить системный характер <17>.

--------------------------------

<16> Так, с этой проблемой можно встретиться в случаях ведения чужих дел без поручения, отношений между собственником вещи и ее владельцем касательно расходов, понесенных на вещь, улучшений арендованной вещи, переработки чужих материалов и др.

<17> См. об этом: Wernecke F. Op. cit. S. 25 ff.
Действующее позитивное регулирование вопроса
В соответствии со ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. Согласно ст. 1105 ГК РФ в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения. Лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило. Согласно п. 2 ст. 1102 ГК РФ указанные правовые нормы применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Из числа норм, обособленных от других норм института неосновательного обогащения, следует особо упомянуть следующие. Согласно ст. 987 ГК РФ, если действия, непосредственно не направленные на обеспечение интересов другого лица, в том числе в случае, когда совершившее их лицо ошибочно предполагало, что действует в своем интересе, привели к неосновательному обогащению другого лица, применяются правила, предусмотренные гл. 60 ГК РФ. Согласно ст. 303 ГК РФ <18> при возврате вещи собственнику из своего незаконного владения владелец, как добросовестный, так и недобросовестный, вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с которого собственнику причитаются доходы от имущества. Добросовестный владелец вправе оставить за собой произведенные им улучшения, если они могут быть отделены без повреждения имущества. Если такое отделение улучшений невозможно, добросовестный владелец имеет право требовать возмещения произведенных на улучшение затрат, но не свыше размера увеличения стоимости имущества.

--------------------------------

<18> Является спорным, следует ли считать ситуацию, описанную в гипотезе ст. 303 ГК РФ, частным случаем неосновательного обогащения или нет. Насколько мы можем судить, не проводя специального исследования данного вопроса, положения ст. 303 ГК РФ, как и соответствующих статей предшествующих отечественных кодификаций, имеют своим источником § 994 и 996 ГГУ. При этом авторы указанных положений ГГУ (члены обеих комиссий по подготовке ГГУ) исходили из кондикционного характера требований владельца в отношении необходимых расходов и произведенных улучшений. Хотя в отношении необходимых расходов недобросовестного владельца § 994 ГГУ и предусмотрено применение института ведения чужих дел без поручения, однако это было сделано с целью исключить возможную конкуренцию с кондикционным требованием для данного случая, тогда как общий принцип компенсации расходов на вещь посредством кондикционного иска не ставился под сомнение (см. об этом: Greiner D. Op. cit. S. 125 - 148, Wernecke F. Op. cit. S. 528; см. также: Dr. Stieve A. Der Gegenstand des Bereicherungsanspruchs nach dem Burgerlichen Gesetzbuche. De Gruyter, 1899. S. 15, 17). Некоторые отечественные авторы также рассматривали случаи ст. 303 ГК РФ в качестве частного случая компенсации неосновательного обогащения (см.: Шамшов А.А. Обязательства из неосновательного приобретения или сбережения имущества: Учеб. пособие. Саратов, 1975. С. 21; Амфитеатров Г.Н. Иски собственников о возврате принадлежащего им имущества. М., 1945. С. 8 - 9; Добровольский Г.Ф. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности. Киев, 1953. С. 5 - 6 (приводится по: Шамшов А.А. Указ. соч.)).
Пункт 2 ст. 1102 ГК РФ дает основание считать иррелевантным факт наличия или отсутствия воли обогатившегося в отношении возникновения обогащения. Решающим является лишь сам факт возникновения приобретения или сбережения имущества. Данный вывод подтверждается ст. 987 ГК РФ, прямо предусматривающей применение норм о неосновательном обогащении к ситуации возникновения обогащения одного лица вследствие действий другого лица без учета наличия или отсутствия воли обогатившегося на возникновение обогащения. Статья 303 ГК РФ также не связывает обязанность собственника компенсировать добросовестному владельцу затраты на неотделимые улучшения вещи в пределах размера увеличения стоимости вещи с волей собственника на создание таких улучшений. Не зависят от воли собственника также подлежащие компенсации произведенные любым владельцем необходимые затраты на вещь.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации