Вестник гражданского права 2008 №01 - файл n1.doc

Вестник гражданского права 2008 №01
Скачать все файлы (1637.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc1638kb.16.02.2014 18:57скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
. Также не препятствует зачету и возможность возражения, уничтожающего то требование, против которого делается заявление о зачете, раз должник сознательно не пожелал им воспользоваться <20>.

--------------------------------

<19> Enneecerus, LB. Burg. R., I, 2, § 293. Между тем, по Cod. civ., естественные обязательства зачету не подлежат. Зачет есть способ урегулирования долга, равносильный платежу. Ввиду же того что должника по естественному обязательству нельзя принудить против его воли к платежу, то его кредитор не может требовать компенсации своего собственного долга с естественный долгом (Пляниоль. Обязательства. § 341).

<20> Enneccerus, ibid.
Другие из изучаемых нами новейших уложений совершенно отказались как от требования бесспорности, так и от требования исчисления размеров компенсируемых претензий исходя из соображения, что на практике и то и другое ведут к целому ряду неудобств и даже несправедливостей. Так, нет этого требования в Сакс. ул. Что касается швейц. Зак. об обязательствах от 30 марта 1911 года, то он в ст. 120 положительно устанавливает, что должник вправе ссылаться на зачет, хотя бы предъявляемое им встречное требование и оспаривалось. По пути этих Кодексов пошел и наш проект Гражд. ул. "Требовать, - гласит объяснительная записка, - чтобы оба долга были бесспорны, без ближайшего определения, что следует разуметь под спорным и бесспорным долгом, а такое вполне точное определение едва ли возможно, значит, ставить зачет в зависимость от произвола той именно стороны, которой согласие на зачет признается ненужным. Сторона, заявляющая о зачете, тем самым признает свой долг, который поэтому является бесспорным, независимо от того, какими доказательствами его существования обладает противная сторона; между тем эта последняя возбуждением неосновательного спора против действительности причитающегося с нее долга могла бы не допустить зачета и тогда, когда имеются самые положительные доказательства в подтверждение ее требования, если бы судебная практика не придерживалась положения, что долг признается достоверным, если он может быть легко и скоро доказан".

Что же касается другого требования указанных выше законодательств - исчисления размеров зачитываемых претензий, то это требование, не имея корней в природе данного института, не должно вообще приниматься во внимание при зачете, так как "расчетом определяется лишь размер, в каком долги покрывают друг друга, а не допустимость зачета в принципе".

Ввиду этих соображений и принимая во внимание, что оба приведенные обстоятельства могли бы иметь значение лишь настолько, насколько процессуальные правила о встречном иске, в предотвращение замедления в разрешении первоначального иска, не допускали бы к совместному рассмотрению встречных требований, нуждающихся в продолжительном и сложном производстве, каковых правил "действующие судопроизводственные законы не содержат", наш проект Гр. ул. ни условия бесспорности, ни условия исчисления компенсируемых требований в текст закона не включает. В этом отношении, в смысле редакции, он идет по стопам Саксонск. улож.
VI. Однородность требований как условие зачета
Наконец, последним условием зачета признается однородность требований по их предмету. Необходимость этого условия объясняется стремлением обеспечить равенство положений контрагентов, так как только при его наличности "каждая сторона, сохраняя то, что она должна другой, ставится в то самое положение, в каком находилась бы в случае принятия наличного платежа от этой последней" <21>.

--------------------------------

<21> Гр. улож. Кн. 5. Т. 1. Объяснительная записка.
Исходя из соображений, что равенство при удовлетворении мыслимо только там, где предметы встречных требований допускают взаимную замену, большинство законодательств, по примеру Cod. civ., устанавливают правило, по коему зачет допускается только в тех случаях, когда объектами взаимных требований являются деньги или другие заменимые вещи (res fungibiles) одного и того же рода (ст. 1291 Cod. civ., ст. 1287 Итал. ул., ст. 1438 и 1440 Австр. ул.). На этой почве стоит и наш проект Гражд. ул. (ст. 134). Шире эти рамки раздвигают сакс., герм. и швейц. законодательства. По ст. 997 Сакс. ул. правила о зачете применяются также и там, где встречные требования имеют своим предметом доставление одной и той же вещи или совершенно однородные действия. По ст. 387 Герм. ул. и ст. 120 швейц. Зак. об обязат. зачет допускается вообще во всех случаях, когда исполнение по встречным требованиям одинаково по своим предметам (Leistungen, die ihrem Gegenstande nach, gleichartig sind), следовательно, и в случаях, предусмотренных ст. 997 Сакс. ул. И это вполне справедливо. Доставление одной и той же вещи, а равно и совершение однородных действий, поскольку таковые не определяются исключительными свойствами данного лица, интересов сторон не нарушают, в первом случае потому, что объектом встречных притязаний является один и тот же предмет, а во втором - потому, что такие действия как лишенные строгой индивидуальности по своему существу являются вполне заменимыми. Качественное тождество объектов компенсируемых требований подразумевается. Оно вытекает из отмеченного выше принципа сохранения равенства сторон при платеже. Положительно это требование выражено только в ст. 134 проекта Гражд. ул. Из этого общего правила об однородности зачитываемых требований Код. Нап. и Гр. ул. Итал. кор. делают исключение и допускают в одном случае зачет неоднородных требований. Так, неоспоренные долги, имеющие предметом зерновой хлеб или другие жизненные припасы, стоимость которых определяется рыночными ценами, могут быть представлены в зачет против денежных или каких-либо иных встречных требований, одинаково достоверных, исчисленных и подлежащих удовлетворению (ст. 1291, п. 2, Код. Нап. и ст. 1287, п. 2, Ит. улож.).

Расширяя путем подобного исключения из общего правила сферу применения закона в целях облегчения ликвидации долговых обязательств, законодатель исходил в этом отношении из предположения устойчивости рыночных цен на предметы первой необходимости. В свое время это предположение имело под собой более или менее твердое основание вследствие малоинтенсивного склада народного хозяйства, и построенная на нем законодательная норма, за небольшими исключениями, достигала своей цели. Но в настоящее время про нее можно сказать, что она пережила самое себя, рыночные цены на предметы первой необходимости теперь, под влиянием тех или иных, часто случайных, экономических факторов, получили способность подвергаться быстрым и сильным колебаниям и утратили, таким образом, свою первоначальную устойчивость. Вследствие этого лицо, делающее заявление о зачете в счет денежного долга своей претензии, предметом коей являются жизненные припасы, при существующем складе торговой жизни всегда имеет возможность выбрать для этого заявления такой момент, который наиболее выгоден по колебанию цен на эти припасы для него и совершенно невыгоден для его кредитора. Отсюда вполне понятно, почему позднейшие законодательные Кодексы считают недопустимым делать отступления от требования тождественности предметов компенсируемых обязательств.
VII. Способы совершения зачета. Действие зачета
1. По вопросу о порядке и способе совершения зачета действующие Кодексы дают два неодинаковых ответа.

До сих пор, говоря о зачете, мы имели в виду зачет, совершаемый путем заявления. Но существует и другая форма учинения компенсации, которой придерживаются наиболее старые из действующих законодательств, как, например, Код. Нап. (ст. 1290) и примыкающее к нему Улож. Ит. кор. (ст. 1286). Эти Уложения устанавливают, что зачет происходит в силу самого закона, ipso jure, без участия заинтересованных лиц, sine factu hominis, и даже без ведома их <22>. Требования считаются погашенными с того момента, как только для каждого из них наступила возможность зачета.

--------------------------------

<22> Это правило Cod. civ. основано на неправильном толковании одного места Юстинианова постановления, утверждающего, что зачет совершается ispo jure. Между тем из многочисленных текстов Юстинианова права теперь выяснено, что и там для зачета было необходимо, чтобы должник защищался exceptio compensationis (Пляниоль. Обязательства. § 390).
Это правило имеет то значение, что заинтересованные в зачете лица не обязаны предпринимать никаких активных действий для того, чтобы их встречные требования с определенного момента считались погашенными. Такое погашение происходит само собой, как естественное следствие противоположения двух встречных требований. Для желающего защищаться exceptio compensationis достаточно голого указания на это противоположение.

Однако это правило нельзя рассматривать в качестве нормы, безусловно предписывающей сторонам зачет, хотя бы это и было противно их воле. Наоборот, так как весь институт о компенсации носит позволительный характер, то и оно должно быть отнесено к разряду норм дозволительных.

Это соображение подтверждается тем, что как французское, так и итальянское законодательства допускают случаи отказа от зачета, причем отказ может быть произведен не только положительным образом, т.е. через заявление о том одного из контрагентов, но и безмолвным, т.е. путем действия, из которого бы вытекало, что лицо, совершившее его, не желает сознательно пользоваться предоставленным ему законом правом на exceptio compensationis. Так, по ст. 1295 Код. Нап. и 1291 Ит. улож. должник вправе дать свое согласие на цессию обращенного к нему требования, хотя бы таковое уже и было погашено в силу закона его встречным требованием. Равным образом наличная уплата долга, погашавшегося ipso jure зачетом, по смыслу ст. 1299 Код. Нап. и 1295 Ит. ул. рассматривается не как уплата недолжного, а как выражение отказа от зачета. Поэтому лицо, не воспользовавшееся exceptio compensationis, вправе произвести взыскание своей претензии только путем иска, соответствующего ее естественному характеру, но не путем востребования недолжно уплаченного (condictio indebiti).

В интересах устранения той неопределенности в отношениях контрагентов, которая всегда является неизбежной, если позволительная норма a priori выливает эти отношения в заранее определенную форму, независимо от того, пожелают ли заинтересованные лица вообще воспользоваться предоставленными ею правами и, может быть, даже преимуществами, в силу общих тенденций права, требующих подчинения начальных и конечных моментов действия норм частного права воле заинтересованных лиц, новейшие законодательства вполне справедливо отказались от мысли рассматривать зачет как результат противоположения двух встречных требований, происходящий ipso jure sine factu hominis, и выдвинули в качестве решающего начала конкретное действие стороны, которое бы определенно свидетельствовало о ее воле учинить зачет между встречными требованиями. Вот почему новейшие законодательства, как швейц. и герм., а по примеру и наш проект Гражд. улож., отказались от мысли о компенсации в силу закона и установили правило, по которому зачет имеет место лишь в том случае, если должник уведомил верителя о своем намерении воспользоваться правом зачета (ст. 124 швейц. Зак.), если сделал ему о том заявление (ст. 338 Герм. улож., ст. 135 Русск. Гр. ул.). Никакой особой формы для этого не устанавливается; нужно лишь одно - чтобы воля делающей его стороны выступала с достаточной ясностью, независимо от того, будет ли употреблено слово "зачет" или нет.

Заявление это может быть сделано как до суда, так и на суде; в последнем случае оно получает значение возражения (exceptio compensationis).

Статья 388 Герм. улож. считает недействительным лишь такое заявление, которое сделано условно или поставлено в зависимость от срока. Но практика вынуждена была отступить от строгого соблюдения этого правила и признала действительным, несмотря на очевидную условность, также и такое заявление, которое должник делает на суде против оспариваемого им требования на случай, если бы суд признал его правильным <23>. В этом случае суд обязан прежде всего обсудить исковое требование и заявленные против него возражения. Если таковое обсуждение приведет его к заключению, что иск является основательным, то он переходит к рассмотрению условно заявленной компенсации и в случае признания ее допустимой постановляет решение, коим отвергает исковое требование как погашенное зачетом.

--------------------------------

<23> Enneccerus. 175.
В других кодексах, а равно и в проекте Гражд. улож. правил, аналогичных ст. 388 Герм. улож., не содержится.

2. С хозяйственной точки зрения должник, имеющий право сделать заявление о зачете, до учинения такого заявления является не чем иным, как должником, заинтересованным и размером процентов, которые продолжают нарастать на его долговое обязательство, и сроком давности, и конвенциональными штрафами, и приостановками и т.п. Равным образом и кредитор, имеющий предназначенную к погашению путем зачета претензию, до получения заявления о зачете рассматривается не иначе как в качестве кредитора, обязанного следить за судьбой своего требования в том же направлении, как и должник. Таким образом, на каждом из них лежит известный риск перед возможными убытками, которые могли бы и не последовать, если бы заявление о зачете было сделано немедленно после наступления условий зачета. Отсюда эти возможные убытки представляются как бы штрафом за несвоевременное учинение компенсации. Между тем в законе вообще не назначено даже срока для заявления о компенсации.

Естественно, при таком положении вещей законодатель, в целях приспособления самого института к потребностям жизни, должен был принять меры, чтобы освободить стороны от риска понести убытки, вытекающие из таких случайных оснований, как несвоевременное заявление о зачете. И вот чтобы достигнуть этого результата, новейшие законодательства, опираясь на положение, что раз возникшая exceptio всегда действует с момента своего возникновения, как бы поздно ни было сделано на нее указание, и принимая в соображение, что заявление о зачете по своему существу есть то же, что и exceptio compensationis, только учиняемое вне процесса, и придали этому заявлению значение решающего момента путем присвоения ему обратного действия. Вследствие этого зачтенные по заявлению требования признаются погашенными, как и по началам Код. Нап., с того времени, когда они впервые сделались подлежащими зачету (ст. 992 Сак. ул., ст. 124 швейц. Зак., ст. 388 и 389 Герм. ул., ст. 136 Гр. ул.).

Эта обратная сила заявления о зачете обусловливает и следующие положения, частью вошедшие в текст законов, частью принятые на практике в качестве вывода из общего правила:

a) заявлением о компенсации прекращается течение процентов на встречные требования с момента наступления условия для их зачета. С того же момента прекращается просрочка конвенциональных штрафов, а также аннулируются и всякие перерывы и т.п.;

b) если требование не утратило силы за давностью ко времени наступления условия для зачета, оно может быть зачтено, несмотря на то что ко времени заявления о зачете оно уже оказалось погашенным давностью. Это положение целиком принято ст. 390 Герм. улож. и ст. 120 швейц. Зак. об обяз. от 30 марта 1911 г. Авторы нашего проекта Гражд. улож. этого правила в текст закона не включают, предоставив его разрешение научному и судебному толкованию <24>, каковое, безусловно, должно будет идти по пути, определенному ст. 390 Герм. улож. и ст. 120 швейц. Зак. об обяз. <25>.

--------------------------------

<24> Объясн. записка к 5 кн. пр. Гражд. ул.

<25> См.: Дернбург. Пандекты. Т. III. § 64, a.
Требование, не подвергшееся аресту в момент наступления условий для зачета, может быть погашено зачетом даже в том случае, когда впоследствии на него будет наложен арест третьим лицом <26>.

--------------------------------

<26> Фран. гр. ул., ст. 1298; Герм. ул., ст. 392; Ит. ул., ст. 1294; Гр. ул., ст. 140. Это правило, имевшее место в ст. 133 швейц. Зак. об обязат. от 14 июня 1881 г., исключено в Законе от 30 марта 1911 г.
Наконец, против требования, которое еще не было переуступлено ко времени наступления условий для зачета, по общим правилам действующих Кодексов зачет может быть произведен и тогда, когда оно впоследствии окажется в третьих руках. Однако подробно об этом мы уже говорили выше, когда разбирали вопрос о компенсации при цессии <27>.

--------------------------------

<27> Гл. III. 3, a.
Данный принцип находит свое применение и в другом случае - в случае, когда должник по неведению своего права на зачет не использует этого права и учинит верителю уплату долга или возвратит ему полученный от него платеж. При этих условиях должник может сделать кредитору дополнительное заявление о зачете и вместе с тем требовать от него возвращения уплаченной суммы как недолжной путем condictio indebiti.

3. Действие заявления о зачете ограничивается той суммой, поскольку оба требования покрывают друг друга <28>. По учинении компенсации предметом иска может оставаться лишь итог, представляющий из себя разность между засчитываемыми требованиями, с наросшими на него процентами со дня просрочки, если срок большего требования наступил ранее встречного - меньшего; если же срок большего требования наступил позднее, то из этого итога вычитываются и проценты, наросшие на меньшее требование со дня его просрочки по день наступления условий для зачета по большему требованию.

--------------------------------

<28> Код. Нап., ст. 1290; Герм. ул., ст. 339; швец. Зак. об обяз., ст. 124; Итальянск. ул., ст. 1286; проект русск. Гр. ул., ст. 136.
VIII. Зачет при множественности встречных требований.

Зачет альтернативных и солидарных обязательств.

Значение места исполнения обязательства при зачете
1. При наличности нескольких подлежащих зачету требований на той или другой стороне контрагент, желающий произвести компенсацию по правилам, принятым действующими кодексами <29>, должен заявить, какое из принадлежащих ему обязательств и против какой из встречных претензий он намерен компенсировать. Это заявление получает решающее значение, если другая сторона, имеющая также право на зачет, а через это и право на выбор требования, против него не возражает.

--------------------------------

<29> Код. Нап., ст. 1297; Герм. улож., ст. 396; Итал. улож., ст. 1293; Сакс. улож., ст. 993; пр. Гр. ул., ст. 137.
В случае такого заявления право выбора подлежащего зачету обязательства переносится на верителя, и раз должник тотчас же, по получении об этом выборе сведений, не заявил против него возражения, то этот выбор становится для него обязательным и бесповоротным.

Если же веритель по получении заявления о зачете без указания требования, подлежащего зачету, не укажет такового сам, то при этих условиях обязательства компенсируются в следующем порядке:

a) из нескольких требований, различных по времени исполнения, сначала засчитывается то из них, которое подлежало удовлетворению раньше других;

b) если срок исполнения по каждому из них падает на один и тот же день, то сначала засчитывается требование, менее других обезличенное; если все требования обеспечены одинаково, то зачетом потешается более обременительное для должника; при одинаковой же обременительности их - старшее по времени возникновения, и, наконец, при одновременном возникновении всех требований они компенсируются по соразмерности. Если засчитываемое обязательство по своим размерам недостаточно для полного погашения капитального долга вместе с наросшими процентами и издержками, то зачет сначала производится против издержек, затем против процентов и, наконец, против капитальной суммы.

Эти правила восприняты всеми действующими Кодексами. Они основаны на законах справедливости, и с ними необходимо согласиться.

2. Альтернативные обязательства могут быть погашены зачетом только при условии превращения их путем выбора в обязательства одночленные, удовлетворяющие условиям зачета.

Если право выбора по альтернативному обязательству на стороне должника, то естественно, что для учинения зачета он должен выбрать такое требование, которое по предмету было тождественно с требованием одночленного обязательства.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации