Церенова Ж.Н. Концепт ''кочевье'' в калмыцкой, русской и американской лингвокультурах - файл n1.doc

Церенова Ж.Н. Концепт ''кочевье'' в калмыцкой, русской и американской лингвокультурах
Скачать все файлы (167 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc167kb.16.02.2014 17:33скачать

n1.doc

  1   2   3

На правах рукописи



Церенова Жанна Николаевна




Концепт «кочевье» в калмыцкой, русской

и американской лингвокультурах



10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое

и сопоставительное языкознание


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Волгоград – 2005


Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный педагогический университет»


Научный руководитель –

доктор филологических наук, профессор Владимир Ильич Карасик.


Официальные оппоненты –

доктор филологических наук, профессор Владимир Михайлович Савицкий;
кандидат филологических наук, профессор Тамара Владимировна Максимова.


Ведущая организация –

Калмыцкий институт гуманитарных исследований Российской академии наук



Защита состоится 10 ноября 2005 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.027.01 в Волгоградском государственном педагогическом университете (400131, г. Волгоград, пр. им. В.И. Ленина, 27).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан октября 2005г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

доцент Н.Н. Остринская

Общая характеристика работы
Данная работа выполнена в русле лингвокультурологических исследований. Объектом изучения является концепт «кочевье», в качестве предмета анализа рассматриваются понятийные, образные и ценностные характеристики этого концепта в калмыцком, русском и американском языковом сознании и коммуникативном поведении.

Актуальность выполненной работы обусловлена следующими моментами: 1) лингвокультурологическое моделирование действительности является одним из наиболее активно развивающихся направлений современного языкознания, на сегодняшний день детально изучены многие концепты, однако типы и специфика дискурсивной реализации концептов разработана в науке о языке еще недостаточно; 2) концепт «кочевье» еще не был предметом специального лингвокультурологического анализа, вместе с тем этот концепт играет особую роль в истории и культуре калмыцкого народа и является значимым для установления ориентиров поведения в русской и американской лингвокультурах; 3) понимание специфики данного концепта позволяет оптимизировать практику межкультурного общения.

В основу проведенного исследования положена следующая гипотеза: концепт «кочевье» является сложным ментальным образованием, значимость этого концепта различна в калмыцкой, русской и американской лингвокультурах, в зависимости от его значимости в различной степени детализированы его понятийные, образные и ценностные признаки.

Цель работы – охарактеризовать концепт «кочевье» в калмыцкой, русской и американской лингвокультурах. Для достижения этой цели решаются следующие задачи:

1) установить и объяснить понятийные признаки концепта «кочевье» в сравниваемых лингвокультурах,

2) описать образные признаки этого концепта,

3) выявить ценностные признаки концепта «кочевье» в каждой из рассматриваемых лингвокультур.

Научная новизна работы состоит в определении конститутивных признаков концепта «кочевье», выявлении и описании этнокультурной специфики этого концепта в его лексическом, фразеологическом, паремиологическом и фольклорно-дискурсивном выражении применительно к калмыцкой, русской и американской лингвокультурам.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что данная работа вносит определенный вклад в лингвокультурологию, уточняя характеристики кочевья как одного из ключевых концептов калмыцкой лингвокультуры в сравнении с репрезентацией этого концепта в других лингвокультурах.

Практическая значимость исследования состоит в возможности применения его результатов в лекционных курсах общего языкознания, межкультурной коммуникации, лексикологии и стилистики калмыцкого, русского и английского языков, спецкурсах по лингвокультурологии и этнолингвистике.

В качестве материала исследования использовались данные сплошной выборки из толковых и синонимических словарей калмыцкого, русского и английского языков, из художественных и публицистических текстов и записок путешественников. В качестве единицы исследования рассматривался текстовый фрагмент, в котором был выражен или охарактеризован концепт «кочевье». Проанализировано 3000 таких текстовых фрагментов различной длины – от слова и словосочетания до развернутого текстового описания (по 1000 в каждом языке).

В работе использовались следующие методы исследования: понятийный, интроспективный и интерпретативный анализ, интервьюирование информантов.

Выполненное исследование базируется на следующих положениях, доказанных в научной литературе:

В языковой семантике и коммуникативной практике отражена культура народа, языковая картина мира характеризуется этнокультурным своеобразием, существуют объективные методы анализа языковой картины мира (В. фон Гумбольдт, Л. Вайсгербер, Ю.С. Степанов, Н.Д. Арутюнова, В.И. Постовалова, Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, А. Вежбицкая, А.Д. Шмелев).

Единицей лингвокультуры является культурный концепт – ментальное образование, включающее понятийный, образный и ценностный компоненты и получающее прямое и косвенное обозначение и выражение в языке (Д.С. Лихачев, В.П. Нерознак, С.Г. Воркачев, Е.В. Бабаева, В.И. Карасик, М.В. Пименова, А.Н. Приходько, И.А. Стернин).

Культурные концепты исторически изменчивы, существуют в коллективном и индивидуальном языковом сознании и проявляются в различных типах дискурса (Э. Сепир, Б. Уорф, А.А. Залевская, Н.А. Красавский, Г.Г. Слышкин).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Лингвокультурный концепт «кочевье» представляет собой сложное ментальное образование, содержательный минимум которого сводится к понятийным признакам «передвижение», «постоянное», «с имуществом», «с целью обеспечения пастбищ для скота»; образная сторона этого концепта включает медленно передвигающуюся по степи большую группу людей на лошадях, повозках с большими стадами крупного и мелкого рогатого скота, временами останавливающимися на некоторый срок и живущими в юртах; ценностная сторона этого концепта сводится к признанию постоянного перемещения как способа сохранения жизни, к необходимости знать повадки домашних животных и осознанию цикличности бытия.

2. В калмыцкой лингвокультуре кочевье представляет собой развернутую концептосферу с детальным обозначением в лексике, фразеологии и паремиологии скота, временных жилищ, ритуалов отправления в путь и остановки, это образ жизни народа, сохранившего и развившего древние умения скотоводства.

3. В русской лингвокультуре кочевье является знаком иной культуры и ассоциируется со свободой, исходным природным образом жизни, отсутствием привычного имущества и сопровождается амбивалентной оценкой, на обиходном уровне кочевье воспринимается как патриархальный уклад и неспособность жить на одном месте, на поэтическом уровне – как вольная жизнь.

4. В американской лингвокультуре традиционное кочевье скотоводов осмысливается как знак иной культуры, ассоциируется с освоением «дикого Запада», и при этом возникает новое осознание номадизма как образа жизни, суть которого состоит в высокой мобильности и постоянном перемещении в стране и мире для поиска оптимальных условий существования.

Апробация. Основное содержание работы докладывалось на Международном научном конгрессе "Язык, культура, этнос в глобализованном мире: на стыке цивилизаций и времен" (Элиста, 2005), на заседаниях научно-исследовательской лаборатории «Аксиологическая лингвистика» в Волгоградском государственном педагогическом университете (2004-2005). По теме диссертации опубликовано 5 работ общим объемом 2 п.л.

Структура. Работа состоит из введения, четырех глав, посвященных историко-этнографическому очерку кочевья как социального феномена, понятийным, образным и ценностным характеристикам концепта «кочевье» в калмыцкой, русской и американской лингвокультурах, заключения и библиографии.
Основное содержание работы
В первой главе «Историко-этнографический очерк кочевья как социального феномена» рассматривается роль кочевников в историческом процессе, характеризуется кочевье в истории и культуре калмыков, освещаются передвижения в истории и культуре русского этноса, дано описание американцев как новых кочевников.

Кочевье в истории любого народа имеет первостепенное значение. Завоевание внешней культуры связано с периодическими передвижениями отдельных человеческих коллективов. Местоположение, географическая среда, ее ресурсы, природные и климатические особенности в огромной степени определяют причины кочевания и размещения населения, его основные хозяйственные занятия. В зависимости от географической среды развивается материальная культура, а от уровня его общего состояния – культура духовная.

Кочевье – это особая социально-культурная система, особый культурный тип, связанный со специфическим образом жизни, мировоззрением, ценностями и т.п. До недавнего времени калмыки были кочевым народом Основным типом их хозяйственной деятельности - кочевое скотоводство. Кочевая жизнь калмыков основывается на способности людей перемещаться со своими стадами в процессе сезонной миграции. Перемещения происходили не случайным образом, а в пределах определенных пастбищ, к которым родовая община (улус) имела доступ. Кочевой образ жизни калмыков сыграет важнейшую роль в создании оригинальной культуры и формировании других социальных систем.

В историко-культурном процессе развития человечества, русский народ прошел уникальный путь. Передвижения всегда играли в его жизни заметную роль. Это движущийся этнос с самосознанием оседлого. Но движение здесь не похоже на перемещения классических кочевников: оно подспудно и постоянно. Сюда входят распространения пашен (подсека), а вместе с тем появления выселков при освоении лесных районов; переселения семей и даже общин в далекие края, а также странничество (отходников, охотников, богомольцев, нищих и пр.), прокладывающие дороги последующим переселениям.

Американская история между революцией и гражданской войной была историей движения нации на Запад. Кочевье было важно и как форма поисков национальной и личной идентичности. Пионеры, трапперы, следопыты прокладывали путь, практически не оседая. Они же сформировали специфический американский мир, характеризующийся собственными чертами, такими как динамичность, целенаправленность.

Во второй главе «Понятийные характеристики концепта «кочевье» в калмыцкой, русской и американской лингвокультурах» рассматривается этимология слов, называющих концепт «кочевье», и анализируется обозначение концепта «кочевье» в лексической и фразеологической семантике применительно к сопоставляемым языкам.

Этимология слов, обозначающих концепт «кочевье» в русском, английском и калмыцком языках сводится к идеям движения, следования, поиска источника существования.

В «Этимологическом словаре русского языка» М. Фасмера сообщается, что корень -коч- глагола кочевать (др.- русс. кочевати) является старым заимствованием из тюркских языков: kцč – уезжать, переселяться, уйгурское көчмәк – кочевать, туркменское gцз – переезд, переселение, gөзmek – переселяться, кочевать и т.д. Сюда же относятся производные кочевье, кочевой, кочевник. Лексема кочевать в значении «вести неоседлый образ жизни, продвигаться всей семьей с жильем, имуществом с места на места» (о племенах, народностях); «вести бродячую жизнь, переезжая с места на место» (об отдельных людях), по свидетельству П.Я. Черных, начинает употребляться в XVI века. Исследователи считают, что заимствование русского кочевать произошло в степях Приднепровья, Причерноморья или Приуралья.

Английские лексемы nomadism, nomadize, nomadic являются заимствованием из французского, восходящим к латинскому nomas - wandering the pasture, которое в свою очередь восходит к греческому слову nemein – to pasture (WED, ODEEtym). Таким образом, идея кочевья в английской лингвокультуре первоначально связана с хозяйственной деятельностью. Идея перемещения, движения в английском языке выражена в значении слова mobility, которое определяется как “capacity to move or to be moved; capacity of change of place, movableness” (OED). Лексема восходит к латинскому mobilis - movable, movere – to move. Следует обратить внимание, однако, на то обстоятельство, что в английском языке нет исконной специальной лексической единицы для обозначения именно кочевья как особого типа перемещения. Это можно объяснить историко-географическими причинами – территория Англии была, по-видимому, слишком мала для такого образа жизни.

Этимология калмыцкого слова нүүдл - кочевье, нүүх – кочевать, перемещаться в словарях отсутствует. Ссылаясь на данные этимологического словаря тюркских языков, мы можем предположить этимологию слова йовх с общим значением «ходить, двигаться». Предполагаем, что слово йовх восходит к древнетюркскому йөр / йөры, йүрү. Данная лексема в тюркской языковой семье имеет следующие значения: идти, ходить – во всех языках, ехать – тув., путешествовать – алт., странствовать – Zen., быть в движении, двигаться – тур., кар., чув., быть, находиться, пребывать, жить – чув. и т.д. Исследователи причисляют йөр к глаголам движения, указывающим способ действия, определяют его основное значение как «ходить, идти» и поясняют его следующее толкование «находиться в движении на какой-либо плоскости без учета направленности этого движения». Глагол йөр указывает на многократное движение, осуществляемое в разных направлениях. Отсюда становится понятие семантический переход: «двигаться в разных направлениях» (о кочевниках) – «пребывать, жить». Сохранившиеся значения вышерассмотренных лексем вошли в понятийное ядро концепта «кочевье».

Лексическое обозначение рассматриваемого концепта в сравниваемых языках осуществляется в двух направлениях:

1) действие и состояние подвижной группы населения, ее частая перемена места жительства;

2) местность, на которой, меняя стоянки, располагаются кочевники; стоянка, становище.

В современном толковом словаре русского языка концепт «кочевье» толкуется через отсылку к глаголу «кочевать», который определяется следующим образом:

Кочевать – 1. Переходить, переезжать с места на место со своим жильем и имуществом, вести кочевой образ жизни. Кочующие племена. 2. Передвигаться стадами или стаями с места на место. Кочевать в поисках корма. 3. Разг. Переезжать из одного места в другое, часто менять местожительство. Кочевать по чужим людям (не иметь своего дома). 4. Находить применение во могих местах или много раз. Эта цитата кочует из статьи в статью. 5. Неодобр. Перемещаться из одного места в другое, не находя должного применения. Документы кочуют из папки в папку. (БТС).

В словаре В.И.Даля данный глагол дефинируется так:

Кочевать – вести со всем семейством и хозяйством своим жизнь бродячую, неоседлую; переходить со стадами с места на место, ради подножного корма, перенося с собою и разборное жилье свое, кошемную кибитку, кожаный чум, цыганский шатер, или устраивая себе жилье из жердей коры, лапника и пр. (Даль).

Ключевое в этой дефиниции слово «бродячий» определяется так: не имеющий постоянного места жительства, передвигающийся с места на место в связи с характером или поисками работы; странствующий. Бродячие актеры (БТС).

Идея постоянного передвижения с места на место обозначается в русском языке глаголом «скитаться»: 1. Переходить, переезжать из одного места в другое, проводить жизнь в странствиях. Много скитался на своем веку. || Разг. Не иметь постоянного места жительства, работы или своего дома, семьи, 2. Разг. Длительное время ходить, бродить где-л. Скитаться по незнакомым улицам. (БТС).

Приведенные дефиниции свидетельствуют о том, что содержательный минимум концепта «кочевье» в его процессуальном варианте выражается в следующем наборе признаков: 1) «передвижение», 2) «постоянное», 3) «с имуществом и разборным жилищем», 4) «с целью обеспечения пропитания (прежде всего, пастбищ для скота)». Этот содержательный минимум конкретизируется указанием на типы разборного жилья (либо на возможность построения временного пристанища из подручного материала) и дополняется эмоционально-оценочным компонентом – отрицательной оценкой бездомности и подразумеваемой ненужности. Эта отрицательная оценка в русском языке недвусмысленно обозначена в производных значениях слова «кочевать» и его синонима «скитаться». В словаре В.И.Даля приводится несколько иллюстраций к глаголу «кочевать», и субъектами в этих иллюстрациях выступают представители других народов: Киргизы откочевали; Адайцы подкочевали; Чиклинцы укочевали за Сыр (Даль). Можно увидеть, что кочевье рассматривается русскими, по данным словарных дефиниций, как образ жизни, свойственный другим народам, сопряженный с тяготами и лишениями. Это слово используется в прямом и переносном смыслах. В прямом смысле оно оценочно нейтрально и относится к описанию образа жизни скотоводческих народов, передвигающихся со своими стадами. В переносном смысле оно содержит отрицательную оценку, характеризуя тех индивидуумов, которые могли бы или должны были бы вести оседлый образ жизни, но сознательно выбрали бездомное существование.

Эквивалентом русского существительного «кочевье» в калмыцком языке является слово нүүдл – кочевка, перекочевка, словосочетание «нег бүүрәс нег бүүрүр нүүдл кех – перекочевка с одного места на другое» (КРС).

Нүүдл «кочевка, перекочевка» в монгольском языке служило единицей мерой длины: «нег нүүдл – одна кочевка», приблизительно 10 км. Расстояния измерялись в следующих мерах: hурвн өртң һазр – расстояние в три уртона (өртң – расстояние, равное перегону между уртонами (тридцать километров), нег өдрин һазр – «расстояние дневного перехода»; нег хоңгин һазр – «сутки пути», т.е. расстояние в одну кочевку. Существовала такая мера длины, как «харцаган» - «черно-белый», расстояние равное примерно двум километрам, дальше которого на рассвете и в сумерки не различает эти цвета. Чисто эпический характер носит мера «год пути» (нег җилин һазр).

Значение слов «нутг - кочевье, место откочевки», «бүүрә hазр», «бүүр», «бууц – нүүдлч әмтнә бууц - кочевье, стоянка, стойбище, остановка» конкретизируется в следующих определениях: зуна бүүр, шиир – зуна цагт нүүҗ буудг һазр – летняя стоянка, летнее кочевье, зуслң – летнее местожительства, летнее стойбище, зуна зуслң шиирт hарх – переселиться на летнюю стоянку, летник; намрзң – намрин цагт нүүҗ буудг һазр – место осенней стоянки, намрзлх – перекочевать на место осенней стоянки, жить на осенней стоянке; үвлзң – үвлин цагт нүүҗ буудг һазр - зимнее кочевье, зимник, үвлзңд буух, үвлзүлх – расположиться на зимовку, хаврҗң – хаврар нүүҗ буудг һазр - весеннее кочевье, стойбище, хаврҗңнх – находиться кочевьем на весенних выпасах, проводить весну на весенних стойбищах.

Слово «кочевье» в английском языке имеет два эквивалента: nomadism и mobility. Приведем словарные дефиниции этих лексем:

Nomadism - the practice, fact, or state of living a wandering life (pastoral nomadism) (OED).

Mobility - 1) the ability to move or to be moved, capacity of change of place; movableness (OED); 2) the ability to travel to move from place to another (Macmillan); 3) the tendency to move easily from one place, social class or job to another: social / geographical / career mobility; upward / downward mobility – a situation in which someone moves up / down in social class (OEAD).

Таким образом, nomadism свидетельствует о привычках людей, ведущих подвижный образ, тогда как mobility подразумевает способность быстро перемещаться с места на место, а также характеризует перемещение по социальной лестнице.

Во фразеологической семантике признак кочевья конкретизируется по тем же направлениям, что и в лексике. При анализе фразеологических единиц (327 фразеологизмов) трех сравниваемых языках универсальный набор требований ситуации кочевания (перемещения) рассматривается как схема действий, включающая в себя ряд актантов, заданных актом наименования (субъект, среда, способ, транспортное перемещения и т.д.). В сценарий мы включаем следующие этапы: 1) подготовка к отправлению (темпоральная организация, торжественные застолья, добрые пожелания), 2) отправление, отчет от начальной точки, 3) маршрут путника, следование за другим путником, 4) остановка, выбор новой траектории, 5) прибытие в конечный пункт, достижение места жительства.

Например, подготовка к отправлению: мөр болг! - пусть будет удача; хаалhтн цаhан болтха! – да будет путь ваш белым (т.е. счастливым); эмәлән авл уга, җолаһан сулдхл уга йов – упорно и настойчиво идти по избранному пути, с честью и достоинством нести свое доброе имя (букв. не снимая седла, не ослабляя повода идти); в добрый час!; с миром!; с Богом!; доброго пути!; скатертью дорога – пожелание удачи, благополучия уходящему, уезжающему; счастливо оставаться! Всего наилучшего! – пожелание уходящего или уезжающего тому, кто остается; booted and spurred – в полной боевой готовности; one for the road - последняя рюмка вина, выпитая перед уходом.

Специфика понимания концепта «кочевья» в русской, калмыцкой, английской фразеологии заключается в следующем:

  1. в калмыцкой лингвокультуре кочевье представляется как важное действие, нацеленное на поиски пропитания, благополучия, удачи (һазаран һарх). Кочевник упорно и настойчиво следует по избранному пути.

  2. Для русской лингвокультуры характерно указание на дальность расстояния, нелокализованного пространства (за морями, на край света), движение в неопределенном пространстве (на четыре стороны, куда глаза глядят), возвращение на исходную позицию (вернуться на круги своя, сидеть на земле).

  3. В американской лингвокультуре кочевье сопрягается с риском, одновременно с достижением желаемых результатов, успеха (shoot the Niagara; first come, first served).

Калмыцкое слово «нүүдл, нүүх» отличается более узкой специализацией, чем русское слово «кочевье» и английское «nomadism», «mobility».

Лексема «кочевье» в русском языке характеризуется пространственным действием (выход за пределы постоянного местожительства), а в калмыцком и английском языках характеризуется способом жизнедеятельности (источник существования, продвижение по службе, развлечение).

С точки зрения оценки действия в русском и английском языках лексические единицы, обозначающие идею кочевья, в основном имеют положительную коннотацию. Сама идея кочевья не имеет исконного обозначения в английском языке и обозначается посредством указания на разновидности движения. Для калмыцкой лингвокультуры релевантным является осуждение и негативное отношение праздного образа жизни.

В калмыцкой лингвокультуре ярко выражены интегральные признаки «направление перемещения», «характер перемещения (конфигурация движения)», свидетельствующие о национально-специфических особенностях кочевого быта калмыков.

Специфичным для русской, калмыцкой, английской лингвокультурах является семантический признак «темп перемещения». В английской лингвокультуре отмечаются лексемы, указывающие на стремительное продвижение, акцентируется внимание на расстояние, скорость и цели продвижения. Для русского и калмыцкого языков характерно медленное, постепенное движение, осуществляемое отдельными этапами. При сопоставлении исследуемых единиц обнаруживается различие в количественном составе. В калмыцком языке около 50 % отобранных лексических единиц связаны с описанием «перемещения с одного места на другое». Плотное оязыковление данного феномена в калмыцкой действительности свидетельствует о его актуальности для языкового сознания калмыков. Такое явление не типично для английского и русского языков.

В
  1   2   3
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации