Привалова И.В. Языковое сознание: этнокультурная маркированность (теоретико-экспериментальное исследование) - файл n1.doc

Привалова И.В. Языковое сознание: этнокультурная маркированность (теоретико-экспериментальное исследование)
Скачать все файлы (1655 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc1655kb.16.02.2014 17:27скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7


РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

На правах рукописи


ПРИВАЛОВА Ирина Владимировна



ЯЗЫКОВОЕ СОЗНАНИЕ:

ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ МАРКИРОВАННОСТЬ

(теоретико-экспериментальное исследование)

Специальность 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ



диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук
Москва – 2006

Работа выполнена в секторе психолингвистики и теории коммуникации

Института языкознания РАН



Научный консультант: Доктор филологических наук, профессор

Юрий Александрович Сорокин

Официальные оппоненты: Доктор филологических наук, профессор

Александра Александровна Залевская




Доктор филологических наук, профессор

Серафима Евгеньевна Никитина




Доктор филологических наук, профессор

Виктория Владимировна Красных

Ведущая организация Волгоградский государственный педагогический университет


Защита состоится « 9 » февраля 2006 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 002.006.03 в Институте языкознания РАН по адресу: 103009, г. Москва, Большой Кисловский пер., 1/12 , тел. 2903585




С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института языкознания РАН



Автореферат разослан « 19 » декабря 2005 года


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук А.В. Сидельцев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Появление многочисленных исследований в области национально-культурного сознания актуализировано современной ситуацией глобализации и взаимовлияния языковых культур. «Этнизация» политических и экономических процессов, пристальное внимание к особенностям межъязыковых контактов и межэтнических конфликтов выдвинули на передний план феномен национально-культурной специфики языкового сознания.

Попытки решения проблемы соотношения ментальных образов и их вербальной репрезентации предпринимались многими учеными, что отражено в названии их работ: «Мышление и речь» [Выготский, 1982], «Язык и сознание» [Лурия, 1979], «Мысль и язык» [Потебня, 1999], «Язык. Культура. Познание» [Вежбицкая, 1997], «Язык. Познание. Коммуникация» [Дейк ван, 1989], «Отношение норм мышления к языку» [Уорф, 1960], «К языковедческой проблематике сознания и бессознательности» [Якобсон, 1996], «Язык и знание» [Кубрякова, 2004] и т.д. и т.п. В современной отечественной психолингвистике единство тандема «рефлексионный процесс» – «речевая деятельность» обеспечивает термин «языковое сознание».

Антропоцентрическая природа феномена языкового сознания несомненна, так как ментальные структуры не существуют автономно, и в возникающую в результате отражения картину мира включены действия и поступки самого субъекта. Языковое сознание не только антропоцентрично, но и этноцентрично (А. Вежбицкая), так как «образ мира меняется от одной культуры к другой» [Леонтьев А.Н., 1975], и, вследствие этого, не существует двух абсолютно тождественных этнолингвокультур, и нет двух абсолютно тождественных образов мира. Поскольку «в основе мировидения и миропонимания каждого народа лежит своя система предметных значений, социальных стереотипов, когнитивных схем, сознание человека всегда этнически обусловлено» [Леонтьев А.А., 1993 : 20] (см. об этом также [Тарасов, 1996, 2000], [Уфимцева, 1996], [Залевская, 2000], [Сорокин, 1994], [Караулов, 2002], [Карасик, 2002], [Телия, 1996], [Красных, 1998], [Попова, Стернин, 2002] и др.). Тогда МКК представляет собой общение носителей разных языков и культур, т.е. неидентичных языковых сознаний, и поэтому чем ближе общность языковых сознаний коммуникантов, тем оптимальнее конечный результат ([Whorf, 1956], [Mead G.H., 1962], [Gudykunst, 1991], [Kim Y.Y. 1977, 1994], [Wierzbicka, 1992, 1994, 1997], [Гудков, 2003]).

Недостаточная разработанность проблемы языковой объективации национально-культурной специфики языкового сознания и предопределяет актуальность данного исследования. В существующих этнопсихолингвистических, лингвострановедческих, лингвокультурологических исследованиях все национально маркированные языковые единицы классифицируются как лакунизированная, либо нетождественная, либо неконгруэнтная лексика, т.е. изучается способ «прикрепления» национально-культурной информации к знаку лексического уровня. Подобные феномены терминологизированы как «национально-культурная реалия» [Влахов, Флорин, 1970, 1986], «лингвокультурема» [Воробьев, 1996, 1997], «лингвоидеологема» [Шаклеин, 1997], «языковая единица с культурным фоном» [Маслова, 2001], «логоэпистема» [Костомаров, Бурвикова, 2000], «этноэйдолексема» [Шейман, 1994] и т.д. и т.п. При вышеуказанных подходах знаки языка не рассматриваются как «тела знаков культуры» (согласно В.Н. Телия), что не позволяет при обращении к ним судить о национально-культурной специфике языкового сознания. Актуальность работы состоит также в создании целостной методологическо-экспериментальной основы для изучения национально-культурной обусловленности вербальной реальности.

Предметом исследования являются вербальные репрезентанты этнокультурной специфики языкового сознания, объективаторы квантов культурно-обусловленных знаний, формирующих национальные когнитивные базы участвующих в акте МКО этноязыковых личностей, квалифицируемые нами как этнокультурные маркеры языкового сознания (ЭКМЯС).

В качестве объекта изучения рассматриваются результаты речевой деятельности этноязыковых личностей – представителей русской и американской лингвокультур.

Предлагаемая диссертационная работа представляет опыт комплексного теоретико-экспериментального изучения национально-культурной детерминированности языковых явлений, поэтому цель исследования состоит в выявлении природы национальной маркированности лингвистических феноменов и разработке их классификационного анализа.

Поставленная цель предполагает решение следующих конкретных задач:

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем представлена целостная система национально-культурной обусловленности языковых феноменов на основе детерминационного единства «язык – сознание – культура». Уточняется наполнение категорий «этноязыковая личность» и «этноязыковое сознание», причем последнее понятие рассматривается в свете его организационных пространств (когнитивного, культурного, лингвистического) и их компонующих (концептуальных метафор, когнитивных прототипов, концептов, концептосфер, фрейм-структур, культурем, мифологем, культурных эталонов, стереотипов, семантических примитивов, лингвистических универсалий и этнокультурных маркеров языкового сознания). Новаторским является введение термина «этнокультурные маркеры языкового сознания» и его дефиницированность. Впервые создана таксономия ЭКМЯС с выделением лингвоструктурного, лингвокультурного и лингвоэкологического типов. Новым является соединение отечественной теоретической базы изучения языкового сознания с разработанными американскими учеными методологическими основами МКК, например, вербальная презентация культурных измерений (cultural dimensions), таких как: высококонтекстность – низкоконтекстность, полихронемность – монохронемность (по Э. Холлу).

Теоретическая значимость работы определяется тем, что впервые предлагается системный подход к описанию национально-маркированных языковых явлений, разрабатывается понятийный и терминологический аппарат для их анализа. Некоторые положения вносят вклад в изучение проблемы взаимодействия языка и мышления, взаимовлияния языка и развития культуры, а также в разработку проблемы знаковых свойств культурных предметов, интеркультуры в целом и путей формирования зон общности языковых сознаний у представителей различных национальных лингвокультур. Предлагаемая таксономия ЭКМЯС характеризуется высокой степенью обобщенности и может быть экстраполирована на любой языковой этнос, а изучение компонующих этой таксономии позволяет судить об особенностях языкового картирования отдельной этнолингвокультуры.

Практическая ценность исследования обусловлена возможностью включения его результатов в лекционные курсы и спецкурсы по общему и сопоставительному языкознанию, прагма-, психо- и социолингвистике, когнитивной лингвистике, лексикологии, стилистике, риторике, но прежде всего в коммуникативно ориентированные языковые курсы на общефилологических и неязыковых факультетах, которые нацелены на формирование умений и навыков, позволяющих реализовывать и корректировать коммуникацию представителей разных исходных культур. Материалы работы могут использоваться при разработке курса общей теории межкультурного общения, а также тренниговых программ по практике МКК. Учет выявленных семиотически репрезентированных особенностей русской и американской этнолингвокультур может быть полезен при подготовке специалистов, чья профессиональная деятельность предполагает постоянные контакты с их представителями. Данные этого исследования могут найти применение при разработке спецкурсов и спецсеминаров при подготовке специалистов в таких сферах, как культурология, журналистика, связи с общественностью, социология, психология и других антропоцентрически ориентированных областей знаний, изучающих человека, его психику, язык, культуру и общество.

Материалом исследования являются языковые феномены, которые эксплицируют национально-культурную специфику языкового сознания представителей русской и американской лингвокультур, использующих разноструктурные языковые коды.

Источниками материала для исследования послужили:

  1. Лексикографические материалы (языковые, лингвострановедческие, ассоциативные, идеографические, специальные и узкоспециализированные словари), всего – 62 наименования;

  2. Различные виды текстов (художественные, публицистические, корреспонденция), дискурсивный анализ речи (радио, TV, лекции, диалоги и т.д.). Количество отобранных для анализа примеров, полученных при изучении вышеуказанных источников, составило около 6350 единиц.

  3. Результаты психолингвистического ассоциативного эксперимента, в котором приняли участие три группы испытуемых: русскоязычные информанты – 285 человек; представители американской этнолингвокультуры – 247 человек; группа респондентов, одинаково хорошо владеющих русским и американским лингвокультурными кодами, названная «квазибилингвы», – 231 человек. Всего – 763 испытуемых. В результате были составлены ассоциативные словники трех видов с общим количеством реакционных ответов – 38 317 единиц, при показателе среднего количества реакций на одно слово-стимул – 1,78. Причем, реакция может быть представлена как одной словоформой, так и целым текстовым отрезком. Для обработки собранного материала – ассоциативных реакций – был создан специальный программный продукт, позволяющий оптимизировать статистический анализ. При подсчете данных и анализе результатов ассоциативного эксперимента применялись методы математической обработки данных программы Microsoft Excel, а именно: формирование упорядоченных таблиц ассоциатов эксперимента по каждому слову-стимулу, автоматическое суммирование количества полученных в ходе эксперимента слов-реакций на каждое слово-стимул и количество отказов, а также построение гистограмм наиболее частотных ассоциатов (топ-20-ти) с определением зон аналоговых и полных семантических совпадений.

Достоверность и объективность результатов исследования обеспечиваются значительным количеством проанализированных примеров, применением лингвистического интервьюирования и консультациями с носителями языка. При обработке данных, полученных в результате проведения свободного ассоциативного эксперимента, использовались методы математической статистики, а именно: нахождение показателя относительной величины разницы между группами, или меры различия между группами, с применением статистики Стьюдента, которая дает возможность привести к одинаковым величинам разнородные значения.

Методологической основой диссертации является системный подход, включающий психолингвистический, когнитивный, лингвистический, когнитивно-дискурсивный, коммуникативный, лингвокультурологический, лингвострановедческий субподходы, при котором последовательно и целенаправленно рассматриваются разные стороны такого сложного феномена, каким является этнокультурная маркированность языкового сознания.

Методика исследования. При проведении научного анализа использовались такие исследовательские процедуры, как гипотетико-дедуктивный метод, индуктивный метод, описательно-сопоставительный метод, метод компонентного анализа, метод внеязыкового соотнесения, метод конверсационного (дискурсивного) анализа речи, метод контекстного анализа, метод коммуникативной реконструкции, метод установления лакун. Из методов полевого исследования применялись лингвистическое и ассоциативное интервьюирование, а также интроспекция.

Теоретической базой для проведения данного изучения послужили работы отечественных и зарубежных ученых в области психолингвистики, когнитивной лингвистики, лингвокультурологии, лингвострановедения, социолингвистики, психологии, а также исследования американских антропологов в области МКК.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Культурнообусловленное сознание интегрирует знания о культурных предметах, а также правилах и нормах коммуникативного поведения. Этноязыковое сознание – это ансамбль когнитивно-эмотивных и аксиологических структур, национальная маркированность которых обеспечивает их вариабельность от одной культуры к другой.

  2. Тела языковых знаков представляют собой реальную (вербальную) форму виртуальной сущности (образов сознания), а в процессе МКО языковые знаки выступают как функциональные единицы и одновременно являются «овнешнителями» этноязыкового сознания, т.е. образуют единую «базу данных» для механизма МКК и для этноязыкового сознания.

  3. Образ этноязыкового сознания конституируют функциональные/операциональные единицы трех пространств: лингвистического, когнитивного, культурного. Эти пространства особым образом структурированы и состоят из функциональных единиц, каждая из которых несет отдельный квант информации.

  4. Понятие ЭКМЯС подразумевает рассмотрение не одного отдельно взятого языкового знака, обладающего национально-культурной спецификой, но продуктов речевой деятельности языковой личности – представителя определенного этнолингвокультурного сообщества. Предлагаемое содержание понятия демонстрирует, как в отдельном языковом явлении отражены особенности представления об устройстве мира, специфике языкового картирования и репрезентации структур знаний в языке.

  5. ЭКМЯС могут быть таксономично описаны и подразделены на три типа: лингвоструктурный, лингвокультурный и лингвоэкологический. ЭКМЯС лингвоструктурного типа выделяются на том основании, что в структуре и способах организации семиотического кода проявляется форма существования предметного мира с особенностями его свойств и взаимодействий, фиксирующаяся в языковых формах концептов, обнаруживаемых при сопоставлении систем и основных единиц систем двух языков.

  6. В ЭКМЯС лингвокультурного типа сосредоточены наиболее явные расхождения контрастируемых этнолингвокультур, которые возникают из-за несовпадения образов сознания, отражающих предметы и понятия в сравниваемых лингвокультурах. Они эксплицированы как: средства речевого контакта, языковые формулы; проксемы, кинемы, темпоремы, нумерологемы, колоремы; реалии, культурные символы и этнографические нонемы; вербализаторы аксиологических концептов; единицы фразеологического и паремиологического фондов; вербальные и вербализуемые прецедентные феномены; целостный текстовый отрезок.

  7. В ЭКМЯС лингвоэкологического типа фиксируется диалоговое взаимодействие контрастируемых лингвокультур, а заимствования концептуального, параконцептуального и бесконцептуального вида представляют собой отдельный вид ноологизации, влияющий на особенности лингвосферы языка.

  8. Национально-культурная специфика языкового явления особенно наглядна при исследовании системных семантических общностей, тогда при применении методики свободного ассоциативного эксперимента возможно получение данных, свидетельствующих о национально-культурной маркированности языкового знака и особенностях этноязыкового сознания. Результаты экспериментального исследования национально-культурной специфичности языкового явления подтверждают результаты контрастивного анализа и те теоретические выводы, которые были выработаны на его основе.

Апробация результатов исследования. Теоретические положения и выводы диссертации излагались на заседаниях сектора психолингвистики и теории коммуникации ИЯ РАН, докладывались автором на международных, всероссийских, зональных конференциях, симпозиумах и школах-семинарах, включая: Международную научную конференцию «Социолингвистические проблемы в разных регионах» (Москва, ИЯ РАН, июнь 1996); XIII-й Международный симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации «Языковое сознание: содержание и функционирование» (Москва, ИЯ РАН, 1-3 июня 2000); I-ю Международную конференцию Российской Коммуникативной Ассоциации «Коммуникация: теория и практика в различных социальных контактах» (“Communicating Across Differences”) (Пятигорск, 3-6 июня 2002); International Conference by the Research Institute for Austrian and International Literature and Cultural Studies «Interculturality, Multiculturality, and Comparative Cultural Studies» (Vienna, Austria, 6-8 December 2002); Международную научную конференцию «Информация – Коммуникация – Общество (ИКО – 2002)» (Санкт-Петербург, 12-13 ноября 2002); 9-ю Международную научную конференцию «Россия и Запад: диалог культур» (Москва, МГУ, 28-30 ноября 2002); 1-ю Международную научную конференцию «Методы современной коммуникации: проблемы теории и социальной практики» «МСК – 2002» (Москва, МГЛУ, 27-29 ноября 2002); Международную конференцию «IV Степановские чтения. Функционирование языковых единиц в аспекте национально-культурной специфики» (Москва, РУДН, 15-16 апреля 2003); Международную научную конференцию «Человек в пространстве языка» (Литва, Каунас, 8-9 мая 2003); II-ю Международную конференцию Российской коммуникативной Ассоциации «Коммуникация: концептуальные и прикладные аспекты» (Ростов-на-Дону, 24-28 мая 2004); I-ю Международную научную конференцию «Языки и транснациональные проблемы» (Москва, ИЯ РАН, 22-24 апреля 2004); Научные чтения, посвященные памяти профессора Ф. М. Березина, «Языковое бытие человека и этноса» (Москва, ИЯ РАН, МГЭИ, 3-4 мая 2004); Научно-методический семинар «Германистика в России. Традиции и перспективы» (Новосибирск, 11-14 мая 2004); Fullbright Summer School «Values, Canons, Prices: Text as Intercultural Currency» (Moscow, June 22-30, 2004); NCA National Convention «Moving Forward/Looking Back» (Chicago, Illinois, USA, November 11-14, 2004). Отдельные положения диссертационного исследования прошли апробацию в курсе «Introduction into Communication Studies» (Indiana University Purdue University, Indianapolis 2004-2005). По теме диссертации опубликовано 57 работ общим объемом 63,6 п.л., в том числе монография «Интеркультура и вербальный знак (Лингвокогнитивные основы межкультурной коммуникации)» (29, 5 п.л.).

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографического списка, включающего список литературы, список лексикографических изданий и принятых сокращений, списков различных источников, послуживших материалом для анализа, а также приложения, в котором содержатся примеры ассоциативных рейтинговых словников представителей русской, американской лингвокультур и квазибилингвов и сопоставительные топы 20-ти частотных ассоциатов с зонами полных и аналоговых совпадений.

  1   2   3   4   5   6   7
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации