Лю Цзюань. Концепт 'путешествие' в китайской и русской лингвокультурах - файл n1.doc

Лю Цзюань. Концепт 'путешествие' в китайской и русской лингвокультурах
Скачать все файлы (150 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc150kb.16.02.2014 17:26скачать

n1.doc

1   2   3
[Chu men wen lu, ru xiang wen su (букв. Отправляешься в дальний путь – узнай дорогу; придешь на новое место – узнай обычай)]; надо избегать трудности и опасности в поездке [Говорила мне своячинка, что на дороге бывает всячинка; Xing chuan zou ma san fen ming (букв. Ехать на лодке и ехать верхом – <лишь> треть судьбы <в руках путника>).

6. Аксиомы благоразумия: надо путешествовать [Печка нежит, а дорога учит; Du wan juan shu, xing wan li lu (букв. Прочитать десять тысяч книг, пройти дорогу за тысячу ли)]; нельзя понять жизнь, не испытывая трудностей в дороге [Кто в море не бывал, тот горя не видел; Zai jia bu zhi chu men de ku (букв. Люди, которые дома сидят, не знают мучений людей в дальней поездке)].

Анализ китайских и русских паремиологических единиц показывает, что в традиционной китайской культуре путешествие ассоциативно связано с идеей трудностей и мучений, в то время как русской культуре на первый план выходит идея испытания себя в путешествии, в противоборстве с природной стихией (в частности это прослеживается в том, что путешествие по морю практически не представлено в языковой репрезентации исследуемого концепта в китайской лингвокультуре и вариативно представлено в соответствующей репрезентации этого концепта в русской лингвокультуре). В общем плане это связано с тем, что в китайской культурной традиции нет жесткого противопоставления человека и природы, человек мыслится как органичная часть природы (tian ren he yi – буквально: небо и человек объединяются в одно). Кроме того, различие в нормативных комплексах по отношению к путешествию в русской и китайской лингвокультурах на основании анализа паремиологических единиц состоит в том, что в китайской культуре подчеркивается “скромность путешественника в пути”, “старость как опытность”, “настойчивость и неуклонность путешественника в пути”, чего нет в русской лингвокультуре.

Для выявления специфики концепта «путешествие» в китайской и русской лингвокультурах мы проанализировали также тексты записок путешественников и путеводителей. В записках путешественников можно найти все составляющие «картины путешествия», отвечающие на вопросы: «кто/что», «где», «зачем», «когда», «как».

Проведенный анализ показывает, что записки русского и китайского путешественников по смысловому содержанию частично совпадают и частично различаются. Общим для всех путевых записок является описание увиденного и услышанного во время поездок. Во всех проанализированных записках путешественников конкретизируется концепт «путешествие», уточняясь по следующим параметрам: 1) цель поездки; 2) субъект путешествия; 3) среда и условия путешествия; 4) подготовка к путешествию; 5) опасности путешествия; 6) социальные условия путешествия; 7) отношение местных жителей к путешественникам; 8) описание процесса путешествия и его длительности; 9) описание увиденных стран и краев, связанной с ними природы, населения, экономики, культуры, обычаев народов и т.д.

Различия между китайскими и русскими записками путешественников заключаются в следующем: 1) записки русских послов более объективно, детально передают сценарии путешествий, чем китайских послов; 2) в записках китайского географа внимание уделяется как описанию географического исследования, так и описанию древних памятников, древних легенд и воспоминаний, связанных с ним; 3) в записках русского паломника внимание акцентируется на описании церковных чинов и святых мест, а в записках китайского паломника – на описании посещенных стран и особенностей буддизма в тех местах.

Следует отметить, что записки путешественников предназначены для сравнительно узкого круга читателей. Их цель – рассказать о том, что было, то есть дать объективную картину увиденного. А для универсального читателя существует путеводитель, цель которого – дать представление о главных достопримечательностях; привлечь туристов возможностью интересных новых впечатлений, то есть убедить людей совершить путешествие, побывать на новом месте. Иными словами, в путеводителе содержится оценка. Проанализированный материал показывает, что русские и китайские путеводители имеют как совпадающие, так и различающиеся части. Совпадением для них является описание общего представления о городе и достопримечательностях. Различие состоит в том, что в русских путеводителях обычно отсутствует описание культуры, традиции и быта народа конкретной посещаемой страны, в китайских путеводителях такая информация содержится. Приведём пример из путеводителя «Шанхай»:

В китайском языке существует пословица: qian li song e mao, li qing qing yi zhong (букв. За тысячу ли нести гусиный пух; мал подарок, да дорого внимание). Люди любят отмечать подарками многие события: свадьбу, похороны, рождение ребёнка, постройку дома, новоселье). Кроме того, принято дарить подарок при первом знакомстве, деньги детям по случаю Нового года и т.п. Подарки разнообразны: принять дарить пампушку или пирожное по случаю строительства нового дома, на рождение ребёнка принято приносить курицу, яйца, питательное и укрепляющее средство; на похоронах принято дарить шёлковый верх на одеяло … (Цзян Бинхуэй, 2002).

Для проверки полученных результатов был проведен экспериментальный опрос информантов, цель которого заключалась в выявлении характеристик путешествия в современном языковом сознании. Основные респонденты – русские и китайские преподаватели (по 50 человек), русские и китайские студенты (по 50 человек). Возрастные категории опрошенных составлены в процентном отношении следующим образом: русские, от 17 до 25 лет – 50%, от 25 до 45 лет – 32%, более 45 лет – 18%; китайцы, от 17 до 25 лет -50%, от 25 до 45 лет – 30%, более 45 лет – 20%. По половому признаку русские респонденты поделись следующим образом: женщины составили 72% от числа опрошенных, мужчины – 28%; женщины китаянки – 46%, мужчины китайцы – 54%. Вероятно, что возраст, социальный статус и половой признак респондентов определяет во многом их реакцию на вопросы анкеты. Однако некоторые общие тенденции все-таки могут быть выделены.

В результате проведенного эксперимента было выявлено значительное совпадение и частичное несовпадение в отношении к путешествию в китайской и русской культурах. Совпадение реакций представителей китайской и русской культур появилось при ответе на одиннадцать вопросов из пятнадцати. Различия выявились в ответах, затрагивающих общую оценку путешествий как таковых (путешествие – это необходимость либо развлечение), касающихся выбора транспорта во время путешествия, объектов посещения, связанных с необходимостью получить образование далеко от дома (за рубежом). В частности, при ответе на вопрос « Что лучше – получить образование в своем городе или уехать далеко от дома (за рубежом)?» 61% русских респондентов считают, что лучше в своем городе получить образование, а 57% китайских информантов считают, что надо поехать на учебу в учебное заведение с мировым именем.

Данные, полученные в результате социолингвистического эксперимента, в основном подтвердили и в некоторых аспектах частично уточнили выявленные ранее характеристики концепта «путешествие» в русской и китайской лингвокультурах.
Данная диссертация открывает перспективы для дальнейшего исследования других концептов в русской и китайской лингвокультурах, позволяет определить типы существующих концептов, выявить общие и отличительные характеристики русской и китайской картины мира, способствуя осмыслению такой актуальной проблемы лингвистики, как взаимоотношение языка и культуры.
Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. В.И.Карасик, Лю Цзюань. Аспекты языковой картины мира // Речевая структура русского общества XVII-XXI веков (проблемы риторики и стилистики): Материалы Международной научной конференции. – Астрахань, 2002. – С. 127-128. (0, 1 п.л.).

2. Лю Цзюань. Концепт «путешествие» в русском и китайском языках // Аксиологическая лингвистика: проблемы изучения культурных концептов и этносознания. Сб. науч. тр. – Волгоград: Колледж, 2002. – С. 104-113. (0,6 п.л.).

3. Лю Цзюань. Концепт «путешествие» в китайской и русской паремиологии // Речевая деятельность: содержательные и операционные аспекты: Сб. науч. тр. Часть I. – Краснодар, 2002. – С. 118-129. (0,6 п.л.).

4. Лю Цзюань. Способы выражения концепта «путешествие» в китайской и русской лингвокультурах // Язык, культура, менталитет: проблемы изучения русского языка в иностранной аудитории: Материалы международной научно-практической конференции. – СПб., 2003. – С. 146-150. (0,3 п.л.).

5. Лю Цзюань. Иероглиф как способ закрепления концепта // Обучение иностранцев на современном этапе: проблемы и перспективы: Материалы Международной научно-практической конференции. – Волгоград, 2003. – С. 144-146. (0,2 п.л.).

6. Лю Цзюань. Концепт путешествия в русской и китайской лингвокультурах // Проблемы вербализации концептов в семантике языка и текста: Материалы междунар. симпозиума. Ч.2. Тезисы докладов. – Волгоград: Перемена, 2003. –С. 135-136. (0,1 п.л.).

7. Лю Цзюань. Обозначение концепта «путешествие» в русской и китайской лингвокультурах // Антропологическая лингвистика: изучение культурных концептов и гендера. Вып. 1. Сб. науч. тр. – Волгоград: Колледж, 2003. –С. 53-64. (0,6 п.л.).

8. Лю Цзюань. Концепт «путешествие» в тексте путеводителя // Проблемы лингвокультурологии и теории дискурса: Сб. науч. тр. – Волгоград: Перемена, 2003. –С. 38-43. (0,4 п.л.).

9. Лю Цзюань. Иероглиф как способ закрепления концепта: Учебное пособие. Волгоград: Перемена, 2003. 32 с. (2 п.л.).


1   2   3
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации