Благодатов А.В. Записки о китайской революции 1925-1927 гг - файл n1.doc

Благодатов А.В. Записки о китайской революции 1925-1927 гг
Скачать все файлы (1399.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc1400kb.16.02.2014 16:41скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43
Благодатов Алексей Васильевич

Записки о китайской революции 1925-1927 гг.


- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Проект "Военная литература": militera.lib.ru

Издание: Благодатов А. В. Записки о китайской революции 1925—1927 гг. — М.: «Наука», 1975.

OCR, правка: Андрей Мятишкин
[1] Так обозначены страницы. Номер страницы предшествует странице.

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Благодатов А. В. Записки о китайской революции 1925—1927 гг. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1975. — 277 с. с ил. и карт. / Изд. 2-е, доп. // Тираж 20 000 экз. Цена 1 р. 22 к. /// Первое издание: Благодатов А. В. Записки о китайской революции 1925—1927 гг. — М.: «Наука», 1970.
Аннотация издательства: Генерал-лейтенант в отставке А. В. Благодатов (Роллан) был военным советником в революционных войсках Китая. Книга основана на личных записях, сохранившихся дневниках его коллег, а также на материалах советских архивов.

Воспоминания воскрешают незабываемые страницы самоотверженной советской помощи народу Китая в его борьбе за свободу.


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие [3]

От автора ко второму изданию [8]

От автора к первому изданию [9]

В Северном Китае [13]

Отъезд в Китай [13]

В Пекине [25]

Внутреннее положение в Китае [30]

Китайская армия [37]

Советники в Пекине [41]

1-я Национальная армия и деятельность калганской группы советников [45]

В Хэнани [54]

Положение крестьянства в Хэнани [61]

Возвращение в Пекин [64]

Начало китайской революции 1925—1927 гг. и Национальные армии [66]

Поездка в Шаньдун и работа в Хэнаньской военной школе [70]

Военно-политическая обстановка на севере Китая в начале 1926 г. [76]

На тяньцзиньском участке фронта [81]

Южный фронт 2-й Национальной армии и бой у Чжумадяня [88]

От Чжэнчжоу до Шаньсяня [100]

Возвращение через Шаньси в Пекин [106]

Распад 1-й Национальной армии [116]

Причины поражения 1-й Национальной армии [122]

На юге Китая [128]

Из Москвы в Гуанчжоу [128]

В Гуанчжоу [131]

Обстановка на юге Китая [134]

Советники на юге Китая и реорганизация НРА [143]

Переворот Чан Кай-ши и руководители Военного совета НРА [147]

Военно-политические группировки НРА после «событий 20 марта» [151]

О Северном походе [153]

Наступление на Учан [159]

Наньчанская операция восточной группы НРА [164]

В ожидании отъезда [166]

Поездка с членами правительства в Наньчан [169]

О деятельности штаба южнокитайской группы [175]

Положение во вновь занятых провинциях и раскол НРА [181]

11-й корпус НРА [184]

В. К. Блюхер [188]

В Центральном Китае в начале 1927 г. [192]

Вооруженные силы северных милитаристов [195]

Расположение Национально-революционной армии в начале 1927 г. [202]

Бои в Чжэцзяне [205]

Нанкинская операция [208]

В Нанкине [215]

Образование Нанкинского правительства [224]

В Ханькоу [232]

Хэнаньская военная операция [234]

Измена Фэн Юй-сяна [252]

Отъезд из Китая [261]

Послесловие [267]

Приложение [269]


Записки о китайской революции 1925-1927 гг.

Иллюстрации

Предисловие

От автора ко второму изданию

От автора к первому изданию

В Северном Китае

Отъезд в Китай

В Пекине

Внутреннее положение в Китае

Китайская армия

Советники в Пекине

1-я Национальная армия и деятельность калганской группы советников

В Хэнани

Положение крестьянства в Хэнани

Возвращение в Пекин

Начало китайской революции 1925—1927 гг. и Национальные армии

Поездка в Шаньдун и работа в Хэнаньской военной школе

Военно-политическая обстановка на севере Китая в начале 1926 г.

На тяньцзиньском участке фронта

Южный фронт 2-й Национальной армии и бой у Чжумадяня

От Чжэнчжоу до Шаньсяня

Возвращение через Шаньси в Пекин

Распад 1-й Национальной армии

Причины поражения 1-й Национальной армии

На юге Китая

Из Москвы в Гуанчжоу

В Гуанчжоу

Обстановка на юге Китая

Советники на юге Китая и реорганизация НРА

Переворот Чан Кай-ши и руководители Военного совета НРА

Военно-политические группировки НРА после «событий 20 марта»

О Северном походе

Наступление на Учан

Наньчанская операция восточной группы НРА

В ожидании отъезда

Поездка с членами правительства в Наньчан

О деятельности штаба южнокитайской группы

Положение во вновь занятых провинциях и раскол НРА

11-й корпус НРА

В. К. Блюхер

В Центральном Китае в начале 1927 г.

Вооруженные силы северных милитаристов

Расположение Национально-революционной армии в начале 1927 г.

Бои в Чжэцзяне

Нанкинская операция

В Нанкине

Образование Нанкинского правительства

В Ханькоу

Хэнаньская военная операция

Измена Фэн Юй-сяна

Отъезд из Китая

Послесловие

Приложение

Состав армии Чан Кай-ши в 1927 г.

Военные деятели периода революции 1925-1927 гг.

Примечания


Иллюстрации


  1. А. В. Благодатов (стр. 11)

  2. А. Я. Лапин (стр. 19)

  3. К. Б. Калиновский (стр. 20)

  4. В. М. Примаков (стр. 22)

  5. А. И. Геккер (стр. 26)

  6. Великая китайская стена (стр. 28)

  7. Ли Да-чжао (стр. 32)

  8. В. К. Путна (стр. 43)

  9. Схема 1. Расположение Национальных армий и войск противника в конце 1925 г. (стр. 71)

  10. Схема 2. Положение на фронтах Национальных армий в конце февраля — начале марта 1926 г. (стр. 75)

  11. А. И. Егоров (стр. 83)

  12. Схема 3. Бой у Чжумадяня 27 февраля 1926 года (стр. 90)

  13. Схема 4. Перспективный план местности под Чжумадянем на участке 13-й бригады 7-й пехотной дивизии 27 февраля 1926 года (стр. 94)

  14. Схема 5. Отход 1-й Национальной армии от Нанькоу (стр. 117)

  15. Схема 6. Наступление НРА на Учан (стр. 160)

  16. В. К. Блюхер (стр. 189)

  17. Схема 7. Положение НРА и войск противника к началу 1927 г. (стр. 203)

  18. Схема 8. Нанкинская операция (стр. 211)

  19. Схема 9. Хэнаньская военная операция (стр. 237)

  20. Схема 10. Встречные бои у Шанцая и Шилипу (стр. 244)

  21. Схема 11. Бой в районе Линьина 25—27 мая 1927 г. (стр. 249)

  22. М. В. Сангурский (стр. 259)

Предисловие


Воспоминания генерал-лейтенанта в отставке А. В. Благодатова относятся к одному из наиболее ярких периодов в истории освободительной борьбы китайского народа — революции 1925—1927 гг. В ней сочетались патриотические демонстрации, митинги, антиимпериалистический бойкот, массовые стачки китайского пролетариата, вооруженная борьба против реакционных милитаристов — ставленников империалистических держав и выступления крестьян против произвола помещиков, чиновников, тех же милитаристов.

Революция вовлекла миллионы людей с неодинаковым уровнем сознательности и организованности, ставивших перед собой разные цели. Общая платформа революционного лагеря — борьба за национальную независимость, уничтожение империалистического гнета, ликвидацию власти полуфеодальных милитаристов — сделала возможным образование единого национально-революционного фронта, объединившего рабочий класс, крестьянство, городскую мелкую буржуазию, прогрессивную интеллигенцию и национальную буржуазию. Организационной формой единого фронта стал гоминьдан, в который вошли коммунисты, сохранившие вместе с тем организационную и идейную самостоятельность Коммунистической партии Китая. Вождь гоминьдана и глава созданного в 1923 г. на юге Китая в Гуанчжоу (Кантоне) Национально-революционного правительства Сунь Ят-сен считал, что добиться освобождения Китая от власти империалистов и милитаристов можно, лишь опираясь на помощь и революционный опыт советского народа, только объединив все прогрессивные силы на базе союза гоминьдана и компартии и развивая массовое рабоче-крестьянское движение.

В этих политических установках Сунь Ят-сена отразилось влияние Великой Октябрьской социалистической революции на развитие освободительного движения в Китае и прежде всего на его передовых деятелей. «Сейчас революция немыслима без изучения опыта России» {1}, — писал Сунь Ят-сен в октябре 1924 г. Для того чтобы полнее воспринять опыт русской революции, он в 1923 г. пригласил в Гуанчжоу политических и военных советников из СССР во главе со старым большевиком М. М. Бородиным. Через год советские добровольцы-советники начали работать и в Северном Китае. Там в 1924 г. произошли события, изменившие военно-политическую ситуацию и имевшие важные последствия. Речь идет о перевороте одного из генералов чжилийской клики милитаристов — Фэн Юй-сяна, который в [4] октябре 1924 г. выступил против чжилийцев, переименовал свои войска в Национальную армию (Гоминьцзюнь) и занял столицу страны — Пекин.

В составе Гоминьцзюня были созданы три армии — 1, 2 и 3-я Национальные армии. Главнокомандующим Гоминьцзюня и командующим 1-й Национальной армией стал Фэн Юй-сян.

Как отмечает А. В. Благодатов, подобные перевороты и переходы из одного лагеря в другой не были редкостью в тогдашнем Китае, но все же выступление Фэн Юй-сяна нельзя объяснить обычными для китайских милитаристов беспринципностью, продажностью и вероломством. Фэн Юй-сян испытал влияние идей Сунь Ят-сена, во всяком случае, своим ближайшим помощникам он говорил: «Нынешняя революция совершается в поддержку принципов господина Сунь Ят-сена и в честь его приезда на Север; руководимая Сунь Ят-сеном партия называется гоминьдан, поэтому наша армия тоже должна именоваться Гоминьцзюнь»{2}. Хотя переворот Фэн Юй-сяна («столичная революция», как его называли в Китае) не означал, что этот генерал, вчерашний милитарист, превратился в последовательного национально-революционного деятеля, ряд фактов свидетельствовал о возможности его эволюции в этом направлении. В городах, занятых войсками Фэн Юй-сяна, из тюрем были освобождены профсоюзные активисты, возобновилась деятельность профсоюзов, перешли на легальное существование гоминьдановские организации.

Лидеры Гоминьцзюня стремились получить помощь Советского Союза. Уже в октября 1924 г. в г. Кайфыне (пров. Хэнань), где находились в то время штабы 2-й и 3-й Национальных армий, начал работать советский политический советник А. Я. Климов. В мае 1925 г. группа советских добровольцев прибыла в ставку Фэн Юй-сяна — г. Калган. В Северном Китае работали в качестве советников такие прославленные участники гражданской войны в нашей стране, как В. К. Путна, В. М. Примаков, А. Я. Лапин и другие опытные командиры Красной Армии, настоящие интернационалисты. Фэн Юй-сян впоследствии так описывал историю приглашения советских военных советников на работу в Национальные армии: «Меня познакомили с Бородиным и Караханом{3}, при их встречах со мной переводил всегда Чэнь О-жэнь. Мы беседовали о революции, религии, отмене неравноправных договоров. Я им говорил, что цель Китая заключается лишь в свободе и равенстве; кто сможет помочь нам добиться этой цели — именно тот наш друг. Чем больше мы встречались и разговаривали, тем больше сближались. В результате моя идеология и мои взгляды тоже постепенно менялись. Поэтому я попросил их порекомендовать мне 30—40 советников из СССР — пехотных, кавалерийских, артиллерийских, саперных специалистов, чтобы они работали в наших учебных заведениях без каких-либо условий с обеих сторон, с единственной целью — помочь нам завершить национальную революцию. Через некоторое время они приехали»{4}.

В Северном Китае, в Кайфыне, в 1925 г. начал свою работу советника и А. В. Благодатов, носивший в Китае фамилию Роллан. К этому времени он прошел школу первой мировой войны и гражданской войны в нашей [5] стране. Он окончил Военную академию РККА, т. е. был одним из тех советских командиров, которые лучше всего могли передать китайским революционерам драгоценный опыт нашей Красной Армии, о котором В. И. Ленин говорил на II съезде коммунистических организаций народов Востока: «Я думаю, что то, что проделала Красная Армия, ее борьба и история победы будут иметь для всех народов Востока гигантское, всемирное значение»{5}.

Воспоминания А. В. Благодатова состоят из двух частей. В первой части речь идет о его работе в Национальных армиях, о военно-политической обстановке в Северном Китае в 1925—1926 гг. Читатель знакомится и с условиями борьбы в этой огромной стране, и со сложными взаимоотношениями различных социальных сил и военно-политических группировок, и, разумеется, с благородной интернационалистской работой советских людей, рисковавших жизнью ради освобождения китайского народа. Интересны и живые картины, характеризующие китайскую армию середины 20-х годов XX в. или рассказывающие о «Красных пиках», этой мощной организации средневекового типа, игравшей важную роль и в жизни северокитайского крестьянства, и в развитии событий в Северном Китае. О «Красных пиках» писал в свое время, основываясь на непосредственных впечатлениях, известный советский китаевед А. Ивин (Иванов), писали и другие авторы. Рассказ А. В. Благодатова для специалиста явится дополнением к прочитанному ранее, а многим читателям поможет создать более глубокое представление о китайской деревне не столь уж далекого прошлого.

Со знанием дела говорит автор о военных действиях между Национальными армиями и милитаристской коалицией. Войска Фэн Юй-сяна весной 1926 г. потерпели поражение в этой борьбе по ряду причин, о которых пишет А. В. Благодатов. Но в 1927 г. Национальные армии взяли реванш, и об этом читатель узнает из последних разделов книги.

Вторая часть мемуаров А. В. Благодатова посвящена его работе в Национально-революционной армии сначала в Гуанчжоу, а затем в штабе войск, осуществлявших знаменитый Северный поход 1926—1927 гг. Главным военным советником был герой гражданской войны в СССР, известный полководец В. К. Блюхер. Вскоре А. В. Благодатов назначается начальником штаба южнокитайской группы советских военных советников и становится одним из ближайших помощников В. К. Блюхера. Работа советников на юге Китая имела еще большее значение, нежели их деятельность в Национальных армиях. На Юге была создана территориальная база революции, и именно оттуда, из Гуандуна, революционные войска двинулись на север с целью уничтожения милитаристского самовластья и объединения Китая как независимого демократического государства. Боевой опыт, знания, способности, самоотверженность и верность интернациональному долгу наших советников сыграли немаловажную роль в успехе Северного похода, закончившегося, как известно, разгромом северных милитаристов.

До А. В. Благодатова несколько советских авторов опубликовали воспоминания [6] о китайской революции 1925—1927 гг., в которой они участвовали как добровольцы-интернационалисты. Речь идет о книгах В. М. Примакова{6}, А. И. Черепанова {7}, В. В. Вишняковой-Акимовой {8}, М. И. Казанина{9}, группы советских военных советников {10}.

Мемуары А. В. Благодатова не утрачивают от этого свое значение. Напротив, автор не только сообщает новые интересные сведения, но и дает почувствовать свою точку зрения на происходящие события.

Его книга — не исследование историка, это записки очевидца и активного участника событий. Так же как и первая часть книги, посвященная событиям в Северном Китае, рассказы о Юге и Северном походе содержательны. И здесь автор не рассказывает «обо всем понемножку». Так, об истории освобождения Шанхая в марте 1927 г. от власти милитаристов почти ничего не говорится, зато много страниц уделено рассказу о расколе Национально-революционной армии и гоминьдана на две группировки — уханьскую и нанкинскую (чанкайшистскую). Интересно даны обстановка накануне переворота Чан Кай-ши, подготовка его, позиция генералитета НРА, беспомощность уханьских мелкобуржуазных лидеров. А. В. Благодатов высказывает мысль о существовании весной 1927 г. возможности затормозить развитие конфликта между Уханем и Чан Кай-ши и, может быть, даже избежать полного разрыва на путях компромисса. Мнение это спорное, но его высказывает человек, находившийся в апрельские дни 1927 г., когда Чан Кай-ши совершил контрреволюционный переворот, рядом с его штабом, и игнорировать его взгляд на события было бы по меньшей мере неразумно. То же можно сказать и о позиции автора по поводу сохранения какой-то координации действий между уханьской и нанкинской группами для продолжения, борьбы против северных милитаристов. Определение плана дальнейших боевых действий армии Уханьского правительства после переворота Чан Кай-ши вызвало горячие споры и в гоминьдане, и в коммунистической партии, и в среде советников, и даже за пределами Китая. Известно, что троцкисты усматривали в решении идти прежде всего на север, против Чжан Цзо-линя, а не на восток, против Чан Кай-ши, проявление нежелания бороться с изменившей революции китайской буржуазией и ее политическими представителями — правыми гоминьдановцами. А. В. Благодатов убедительно показывает, что с военной точки зрения единственно верным было решение о возобновлении похода на север. [7]

Думается, что автор дает слишком суровую оценку Национальным армиям и их руководителям в 1924—1926 гг. Чувствуется, что он подходит к ним с меркой, скорее применимой к Национально-революционной армии, созданной на юге Китая при разносторонней советской помощи. Конечно, Фэн Юй-сяну было далеко до Сунь Ят-сена, а условия работы советских военных специалистов в Калгане и Кайфыне сильно отличались в худшую сторону от условий Гуанчжоу. Но если подходить к Фэн Юй-сяну и Национальным армиям не с «гуанчжоуской меркой», а сравнивать их с северными милитаристами и их войсками (лучше сказать — ордами), то различие будет очевидным, и суть его состоит в том, что армии Фэн Юй-сяна были силой национальной, объективно антиимпериалистической, тогда как милитаристы выполняли роль орудия империалистов.

Естественно, что один из центральных сюжетов записок А. В. Благодатова — советские военные советники, их деятельность в Китае. Живые характеристики, сведения о боевом пути славных командиров Красной Армии, отправившихся на помощь революционным силам, несомненно привлекут внимание читателя. В. К. Блюхер, П. А. Павлов, В. К. Путна, В. М. Примаков, А. Я. Лапин, М. В. Сангурский, К. Б. Калиновский, В. Е. Сергеев, М. Г. Ефремов, В. М. Акимов, ныне здравствующие А. И. Черепанов, Е. В. Тесленко, Н. И. Кончиц и многие другие своей самоотверженной работой крепили основы революционного союза и дружественных связей между народами СССР и Китая. У истоков этого союза стоял В. И. Ленин. Его отстаивали лучшие представители китайского народа — великий революционер-демократ Сунь Ят-сен и первый пропагандист марксизма в Китае — Ли Да-чжао, суньятсеновец Ляо Чжун-кай и коммунист Цюй Цю-бо, китайцы — участники гражданской войны в России и борцы против черных сил китайской реакции. Он скреплен кровью, пролитой в войне против империалистической Японии.

Против дружбы с СССР выступали в Китае отъявленные враги прогресса, враги китайского народа. Это были маньчжурский сатрап Чжан Цзо-линь, совершивший при поддержке империалистов налет на Советское посольство в Пекине, и Чан Кай-ши, об антисоветских провокациях которого после контрреволюционного переворота 12 апреля 1927 г. рассказывает А. В. Благодатов, и гоминьдановские изменники в Гуанчжоу, расправившиеся с сотрудниками Советского генконсульства, и шаньдунский дубань Чжан Цзун-чан, в армии которого действовали русские белогвардейцы, о чем тоже можно прочитать в записках А. В. Благодатова.

В современном Китае группа Мао Цзэ-дуна своей антинародной и антинациональной (хотя и ультранационалистической) политикой подтверждает эту закономерность. Устанавливая свою военно-бюрократическую диктатуру, маоисты одновременно ведут неистовую антисоветскую кампанию. Китай переживает трудную полосу своей истории. Но опыт прошлого показывает, что дружба с Советским Союзом является залогом успешного решения жизненных проблем Китая. Этот вывод сделает и читатель содержательных и поучительных воспоминаний генерал-лейтенанта А. В. Благодатова.

М. Ф. Юрьев [8]

От автора ко второму изданию


Я получил от читателей моих записок ряд критических замечаний и пожеланий. Некоторые читатели просят пояснить, в силу каких обстоятельств такой многочисленный и относительно монолитный народ, некогда обладавший высокой материально-технической культурой, значительно отстал в своем развитии от других стран, которые позже Китая вступили на историческую арену.

К сожалению, мы, советские военные советники, участники этой революции, знакомились с бытом, нравами китайцев, их историческим прошлым, географией Китая только в ходе своей практической деятельности, да и то не в полной мере. Это не позволило нам, в частности, предвидеть развал 2-й и 3-й Национальных армий.

Другой вопрос, который заинтересовал читателей, — это роль Великой Октябрьской социалистической революции в России в развитии революционного движения в Китае, и в частности революции 1925—1927 гг.

Теперь всем очевидно, что Великая Октябрьская социалистическая революция в России положила начало новой эре освободительных революций в колониальных и зависимых странах. В результате этой революционной борьбы многие страны Азии, в том числе и Китай, обрели политическую самостоятельность и суверенитет. Однако в 1924 г. исход революционного движения в Китае, не был ясен. Это хорошо сознавал великий китайский революционер-демократ президент Китайской республики Сунь Ят-сен. В своем предсмертном письме к Советскому правительству он просил о помощи в освободительной борьбе китайского народа.

Советское правительство в своем Обращении к Северному и Южному правительствам Китая от 25 июля 1919 г. и Декларации от 27 сентября 1920 г. объявило о своем отказе от привилегий и неравноправных договоров, навязанных Китаю царским правительством, и предлагало политику дружбы советского и китайского народов.

Однако реакционное японофильское правительство Северного Китая Дуан Ци-жуя и фактические хозяева провинций Северного и Среднего Китая — милитаристы Чжан Цзо-линь, [9] Чжан Цзун-чан и У Пэй-фу и их опекуны — Япония, Англия, Франция и США всемерно препятствовали осуществлению дружбы между советским и китайским народами и организовали жестокое преследование за распространение идей Великой Октябрьской социалистической революции.

На юге Китая, в провинции Гуандун, глава правительства доктор Сунь Ят-сен, опираясь на поддержку китайских коммунистов и помощь советского народа, в результате длительной борьбы с местными милитаристами, создал базу для развертывания революционного освободительного движения во всем Китае.

На севере Китая проезд советских граждан был под жестким контролем китайской и японской полиции. Распространение идей Великой Октябрьской революции велось главным образом через кружки прогрессивной интеллигенции, студентов и рабочих. Наиболее видным глашатаем этих идей был профессор политической экономии Пекинского университета Ли Да-чжао. Обладая знаниями в области теории марксизма-ленинизма, он был одним из организаторов Коммунистической партии Китая. Ли Да-чжао понимал, что теоретический уровень молодой китайской коммунистической партии не удовлетворял тем политическим требованиям, которые ставила перед ней революционная борьба.

В своих произведениях Ли Да-чжао особенно настойчиво ратовал за идею пролетарского интернационализма. Он пропагандировал ее в ожесточенной борьбе с китайскими и японскими шовинистами, призывавшими «желтых» к истребительной войне с «белой расой». Вред этой реакционной концепции Ли Да-чжао усматривал в ее антисоветской направленности, в стремлении подорвать единый фронт международного революционного движения с национальными революциями угнетенных стран Востока. Дальнейший ход революционного движения в Китае подтвердил правильность оценки теоретического уровня КПК, данной Ли Да-чжао, и актуальность его работ, направленных против шовинизма в Китае.

Приношу сердечную благодарность за критические замечания и предложения по первому изданию «Записок» товарищам А. О. Пахомову, А. С. Тертичному, Н. Н. Кончицу, С. А. Гусарову, А. Я. Лапину, М. И. Фельдману.

От автора к первому изданию


Более сорока лет прошло с тех пор, когда по просьбе президента южнокитайского правительства доктора Сунь Ят-сена, создателя и руководителя гоминьдана, мы, советские добровольцы, отправились в Китай для помощи китайскому народу [10] в формировании Национально-революционной армии, в подготовке и осуществлении военных операций против феодалов-милитаристов и их хозяев — империалистов. Выдающиеся советские военачальники, прославившиеся в годы гражданской войны в России, приняли активное участие в этой трудной, но почетной миссии. П. А. Павлов, В. К. Блюхер (Галин), Н. В. Куйбышев (Кисанька), В. К. Путна, П. П. Каратыгин (Рагон), В. М. Примаков (Лин), М. В. Сангурский (Усманов), А. Я. Лапин (Сейфуллин), руководившие нашей деятельностью в Китае, и многие другие советники проявили большое мужество и изобретательность при передаче военного опыта китайским революционерам в тогдашней необычайно сложной и противоречивой обстановке.

Два с половиной года я находился в Китае. Вначале я работал в аппарате советского военного атташе в Пекине, где имел возможность познакомиться с состоянием 1-й Национальной армии и деятельностью наших советников. Затем меня назначили заместителем начальника хэнаньской группы советников при 2-й Национальной армии. Здесь мне пришлось участвовать в Шаньдунской и Чжумадяньской операциях и в боях под Лояном. Я принимал участие в составлении планов Нанкин-Шанхайской и Чжумадяньской операций против мукденской группировки Чжан Сюэ-ляна в провинции Хэнань. Под конец моего пребывания в Китае, когда Национально-революционная армия Китая вышла к р. Янцзы, мне довелось работать вместе с прославленным полководцем В. К. Блюхером в качестве начальника его штаба и заместителя.

Условия работы наших советников на севере и юге Китая существенно отличались. На севере Китая всю власть в провинциях, занятых 1-й Национальной армией, держал в своих руках маршал Фэн Юй-сян, а в провинции Хэнань — генерал Юэ Вэй-цзюнь, командовавший 2-й Национальной армией.

Вожди Национальных армий в устных декларациях и заявлениях в печати много говорили о своей приверженности учению доктора Сунь Ят-сена. Но на деле народ в подведомственных им провинциях был отстранен от общественных дел; даже партия гоминьдан постоянно ущемлялась, а компартия Китая находилась на полулегальном положении.

Работа наших советников была крайне стеснена. Порой ее принимали лишь в обмен на получаемые из Советской России вооружение и снаряжение или она ограничивалась узкими военно-техническими рамками. Во время военных операций наших советников подчас не считали нужным ставить в известность о создавшейся обстановке и тем самым лишали их возможности предотвратить поражение Национальных армий при столкновении с подавляющей военной силой коалиций мукденской и чжилийской милитаристских группировок, за спиной которых стояли такие мощные империалистические государства, [11] как Япония, Англия, Франция, США, активно помогавшие им.

На юге Китая борьбу с реакционными генералами и империалистами возглавляло созданное великим китайским революционером Сунь Ят-сеном национально-революционное правительство в Гуанчжоу. Его организующей силой был гоминьдан, в который входили и коммунисты. Первое время советники, находясь в непосредственном подчинении у правительства, были хорошо ориентированы в военно-политической обстановке, а поэтому могли мобилизовать свои знания, опыт и способности для помощи Национально-революционной армии. Однако по мере продвижения армии на север она отрывалась от своей основной базы, революционной провинции Гуандун, ухудшалась ее связь с правительством, в армию вливались перебежчики-генералы, военщина все цепче захватывала власть в свои руки. Даже юг Китая постепенно подвергался милитаризации. Главком НРА Чан Кай-ши перерождался в диктатора, в ярого врага Советского Союза.

Таким образом, и на юге Китая сгущались тучи. Нас игнорировали, избегали информировать, а то и просто дезинформировали. Все это, естественно, суживало сферу нашей деятельности. При отъезде из Китая в СССР группа советников даже была снята с парохода и арестована.

В мои намерения не входило давать в публикуемой книге военно-исторический обзор китайской революции. Мне хотелось бы воспроизвести события того времени так, как они запечатлелись в дневниках, которые я вел во время пребывания в Китае, а также в рассказах моих товарищей.

В моих воспоминаниях уделено сравнительно много внимания военно-географическому описанию Китая. Вследствие плохой технической вооруженности китайских армий большое значение для них имел военно-географический фактор, а мне [12] по роду служебной деятельности пришлось потратить немало энергии на изучение этого дела. Путешествуя по стране, я выполнил около 1500 км маршрутной съемки, перевел с французского языка на русский «Географию Китая» Ришара, организовал и принял участие в составлении оперативно-стратегических карт севера и юга Китая.

В заключение хочу выразить сердечную благодарность Т. С. Бородину, З. С. Дубасовой, Ц. А. Калиновской, М. И. Казанину, Н. И. Кончицу, И. М. Ошанину за оказанную помощь и предоставленные материалы. [13]
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации