Перегудов С.П. Великобритания: политические циклы и эрозия двухпартийности - файл n1.doc

Перегудов С.П. Великобритания: политические циклы и эрозия двухпартийности
Скачать все файлы (148.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc149kb.04.02.2014 17:09скачать

n1.doc

  1   2


Перегудов С.П. Великобритания: политические циклы и эрозия двухпартийности // Мировая экономика и международные отношения, 2006, № 3, с. 23-30
Важнейшим фактором эволюции британского общества является участие граждан в политичес­кой жизни, осуществляемое в рамках их партий­ной и электоральной активности. Выборы в пред­ставительные органы власти различных уровней, проводимые на основе межпартийной конкурен­ции, были и остаются первостепенными события­ми, во многом определяющими расстановку по­литических сил в обществе и институтах власти и, соответственно, магистральные направления вну­тренней и внешней политики страны.

Каждые выборы - это единственное в своем роде событие, которое, хотя и происходит чаще всего по одним и тем же правилам и нормам, от­личается неповторимостью конкретных условий их проведения, и степени активности избирате­лей, и специфики применяемых форм и методов межпартийной борьбы.

Однако, помимо всех этих сугубо конкретных обстоятельств, на ход и исход выборов во многом влияют и большей частью их определяют целый ряд более долгосрочных факторов. Главными из них являются пребывание страны в той или иной стадии общественного развития, изменения в со­циальном составе и предпочтениях электората, степень остроты и характер социально-классо­вых отношений, роль и место страны в регио­нальном и мировом сообществах, эволюция идей­но-политических установок партий, особенности избирательной системы. Теми же факторами оп­ределяются и основополагающие характеристи­ки избирательного процесса в целом, а именно стабильность (или нестабильность) двухпартий­ной системы , длительность пребывания той или иной партии у власти, особенности сменяющих друг друга политических и электоральных цик­лов.

На протяжении послевоенного периода в стра­не сменились три таких крупных цикла, в течение каждого из которых происходила адаптация пар­тий сначала к одной, а затем другой модели соци­ально-экономического развития и эволюциони­ровала сама двухпартийная система.
'Говоря о двухпартийной системе, а далее о двухпартийном парламенте, я имею в виду исторически сложившийся в Великобритании порядок de facto, при котором только двум партиям (консервативной и лейбористской, а до нее либеральной) доступно отправление исполнительной власти.

I

Первый послевоенный политический цикл связан со становлением и утверждением социал-реформистской модели и, соответственно, двух­партийного консенсуса на ее основе. Хотя начало внедрению такой модели положили лейбористы, партией, наиболее быстро приспособившей к ней свою политику и идеологию, явились консервато­ры. После сокрушительного поражения партии на выборах 1945 г. ведущие ее идеологи, осознав не­избежность смены вех, очень скоро пришли к вы­воду о необходимости укрепления социальных функций государства, а также внедрения кейнсианских методов умеренного государственного вмешательства в экономику.

Поворот консерваторов к социально ориенти­рованной модели экономики и принятие ими ре­зультатов проведенных лейбористами реформ и даже большей части национализации (кроме ста­лелитейной промышленности, которую они вновь приватизировали) позволили им в течение срав­нительно короткого времени существенно рас­ширить электоральную поддержку в рабочем классе и отчасти - среди профсоюзов. Это необ­ходимо было сделать, тем более что - в отличие от довоенных времен, когда поддержка тори ра­бочим классом обеспечивалась преимущественно за счет их традиционных сторонников в нем , - на подобного рода голосование "по инерции", как наглядно продемонстрировали результаты выбо­ров 1945 г., впредь уже не приходилось рассчиты­вать. Хотя по степени влияния в рабочем классе консерваторы продолжали, как показали прово­дившиеся в послевоенный период исследования, далеко отставать от лейбористов, доля получае­мых ими голосов в различных квалификацион­ных группах работников физического труда под­нялась в конце 40-х - начале 50-х годов с 22-26% до 33%.
2 См.: Городецкая И.Е. Великобритания: Избиратели, пар­тии, выборы. М., 1974; Степанова Н.М. Консервативная

партия и рабочий класс в послевоенной Англии. М., 1972.
Если партия консерваторов довольно ощути­мо сдвинулась к центру, то в лейбористской пар­тии, особенно после ее поражения на выборах 1951 г., усилились леворадикальные настроения, а умеренно-реформистская ее часть оказалась в состоянии обороны. Острая внутрипартийная борьба, в ходе которой левое крыло выступало за реализацию социалистических по своей сути ус­тановок (записанных в ст. 4 принятого в 1918 г. ус­тава партии), обусловила длительный, 13-летний, период ее пребывания в оппозиции. Возглавляв­ший в тот период партию и ее правое крыло Хью Гейтскелл пытался в 1960 г. исключить указан­ную статью из устава, но потерпел поражение. Расколотая на враждующие фракции партия бы­ла явно не готова противопоставить консерватив­ному варианту социал-реформизма свой собст­венный, разработанный ведущими идеологами правого толка.

Только пришедшему в 1963 г. (после смерти Гейтскелла) к руководству партии Гарольду Вильсону удалось приглушить накал противоре­чий и, выдвинув лозунг форсирования научно-технической революции, сформулировать прием­лемую для левых и правых в партии альтернативу консервативной политике. На практике эта аль­тернатива органично вписалась в социал-реформистскую модель, и с приходом в 1964 г. к власти правительства Вильсона социал-реформистский консенсус окончательно утвердился, обретя, та­ким образом, твердую, двухпартийную основу3.

Успех лейбористской партии на выборах 1964 г. наглядно продемонстрировал, что именно социал-реформистский вариант социализма более всего соответствовал настроениям и ментальности рабочего класса того времени. Однако это во­все не означало, что левый лейборизм не имел массовой опоры. И в профсоюзном движении, и в рабочем классе в целом сторонники радикально-социалистических идей составляли влиятельную фракцию; и именно это характерное для индуст­риальной эпохи идейно-политическое раздвоение в партии являлось объективной основой и только что упомянутых, и последующих внутренних рас­прей.

Примечательно, однако, что, едва утвердив­шись, социал-реформистский консенсус стал поч­ти тут же давать серьезные сбои. Начиная с 1968 г. в консервативной партии все громче заявляет о себе группа влиятельных деятелей, выступающих с резкой критикой государственного вмешатель­ства в экономику, "растущего бремени налогов" и "непомерных социальных выплат". А в 1970 г. партия принимает предвыборный манифест, ос­новными требованиями которого стали "свободное предпринимательство , приватизация нацио­нализированных лейбористами отраслей, "обуз­дание профсоюзов", снижение социальных расходов. Возглавивший к тому времени партию Эдвард Хит и его сторонники заявили о своем на­мерении осуществить "тихую революцию", кото­рая должна была без излишней конфронтации ре­ализовать все эти установки.

Подробно об этом см.: Перегудов СП. Лейбористская пар­тия в социально-политической системе Великобритании. М., 1975. С. 105-146.
Однако, как вскоре выяснилось, Э. Хит и дру­гие инициировавшие "тихую революцию" кон­сервативные политики явно поторопились. Инду­стриальная эпоха еще не закончилась, и победив­шие на выборах 1970 г. консерваторы вскоре в полной мере ощутили это. Столкнувшись с реа­лиями социально-классовых отношений и терпя поражение в противоборстве с профсоюзом гор­няков, Э. Хит спустя полтора года после прихода к власти совершил поворот на 180 градусов и стал едва ли не более целеустремленным этатистом и корпоративистом (сторонником трипартизма), нежели лейбористы .

При всей кажущейся экстравагантности мета­ний Э. Хита и его кабинета они отнюдь не были случайными, а лишь отражали вступление стра­ны в период перехода от одной эпохи к другой. По сути дела с конца 60-х -начала 70-х годов социал-реформистская модель все менее соответствова­ла реалиям социально-экономической и полити­ческой жизни, и не удивительно, что уже спустя год после поражения консерваторов на февраль­ских выборах 1974 г. на пост лидера тори избира­ется принципиальный противник этой модели Маргарет Тэтчер. От жесткого следования соци­ал-реформизму вынуждены были через какое-то время отказаться и лейбористы. Именно их ми­нистр финансов Денис Хили стал первым полити­ческим деятелем Великобритании, который на­чал практиковать проповедовавшиеся Милтоном Фридманом и другими неолибералами монета­ристские рецепты финансового менеджмента. Так что спустя всего четыре года после "фаль­старта" Э. Хита обозначился четкий рубеж: поли­тическое развитие страны вступило в новый этап, и началась адаптация партийно-политической си­стемы к новой, либерально-рыночной модели.

Но, становясь все менее эффективной, социал-реформистская модель далеко не сразу сдала свои позиции. Породившие ее социальные и экономи­ческие условия, характерные для индустриально­го общества, еще во многом продолжали опреде­лять общественно-политическое развитие. Лишь через десять лет после избрания на пост лидера консервативной партии и шесть лет после заня­тия поста премьер-министра М. Тэтчер смогла бросить вызов тем силам в рабочем движении, ко­торые фактически свергли правительство Э. Хита. Столкновение с ними не было просто одним из

См.: он же. Тэтчер и тэтчеризм. М., 1996. С. 21-32.
эпизодов классовой борьбы. После продолжав­шейся почти год безуспешной забастовки шахте­ров рабочее и профсоюзное движение Великобри­тании резко пошло на спад. Однако его главными причинами стали не само по себе поражение ста­чечников и жесткая антипрофсоюзная политика "железной леди", а глубокие, необратимые изме­нения в структуре экономики, упадок старых от­раслей промышленности и быстрое сокращение занятых в них традиционных групп рабочего класса.

Таким образом, как и в послевоенный период, наиболее быстро приспособились к новым реали­ям консерваторы. Причем на сей раз именно они инициировали переход к новой модели развития, заработав на этом серьезные политические диви­денды.

Вставшая в изменившихся условиях перед лей­бористами проблема коррекции политического курса вновь вызвала обострение внутрипартий­ных отношений. Оказавшись в оппозиции, партия тут же раскололась на два враждующих лагеря. Один из них повел борьбу за ее превращение в "истинно социалистическую", другой же - за со­хранение ее умеренной, социал-реформистской ориентации. И лишь сравнительно небольшая, но очень влиятельная группа партийных лидеров во главе с Роем Дженкинсом и его единомышленни­ками ("банда четырех") выступила за корректи­ровку старого курса в социал-либеральном на­правлении.

Приход в 1979 г. консерваторов к власти зна­меновал собой, таким образом, окончание преж­него и открытие нового электорального и поли­тического цикла, а также практически полное разрушение межпартийного консенсуса, создан­ного на базе социал-реформистской модели. Еще в большей мере, чем после поражения в 1951 г., лейбористская партия практически перестала иг­рать роль конструктивной оппозиции. Борьба между укрепившим свои позиции левым крылом и его оппонентами справа продолжалась и после выхода из партии "банды четырех" и их сторон­ников, сформировавших социал-демократичес­кую партию.

Однако постепенно и наиболее заметно после катастрофического поражения на выборах 1983 г. острота борьбы между двумя фракциями стала притупляться, их позиции начали сближаться; принадлежавшие к умеренно левому крылу лиде­ры партии (сначала Майкл Фут и, особенно, сме­нивший его в 1983 г. Нейл Киннок) стали сдвигать­ся вправо. К выборам 1987 г. партия практически вернулась на прежние, социал-реформистские по­зиции.

Но для достижения хотя бы относительного равенства политических потенциалов консерва­торов и лейбористов этого было явно недостаточно. Изменилась страна, изменилась ее эконо­мика, "тэтчеристская революция" уже привела к заметным сдвигам в ментальности англичан. Со­циальная база лейбористов, оставаясь примерно той же, что и раньше, и в количественном, и в ка­чественном отношении, не могла послужить опо­рой для нового прорыва к власти. Примечатель­но, что, хотя консервативная партия накануне вы­боров 1990 г. находилась далеко не в лучшей форме и переживала драматический период из­живания крайностей тэтчеризма (а сама Тэтчер вынуждена была уйти в отставку), победу на этих выборах одержала именно она, а лейбористы вновь, четвертый раз подряд, потерпели пораже­ние. Не смогли они взять верх и на выборах 1992 г., собрав всего 34.4% голосов (против 41.9% у кон­серваторов). И лишь после того как избранный в 1994 г. новый лидер партии Тони Блэр и группа его единомышленников повели борьбу за ради­кальное обновление партийной доктрины и про­граммно-политических установок, членская мас­са партии стала быстро меняться, число ее сто­ронников в среднем классе начало расти, и она стала набирать необходимый для победы над кон­серваторами политический вес.

На сей раз в кризисной ситуации оказалась уже партия тори, что в значительной мере яви­лось результатом износа ценностей тэтчеризма, а также расплатой за обернувшееся рядом негатив­ных последствий слишком долгое пребывание у власти и за выплеснувшиеся наружу внутрипар­тийные разногласия.

С приходом к власти правительства Т. Блэра в Великобритании начался новый, третий послево­енный цикл политического развития, основой ко­торого стал своего рода синтез социал-рефор­мистской и неоконсервативной (или, как она поз­же стала называться, неолиберальной) моделей. Данный синтез представляет собой не механичес­кое сложение этих двух, а органическое слияние их модифицированных, лишенных крайностей версий. Социал-реформистская модель лишается своего жесткого этатистского начала как в эко­номической, так и в социальной сферах, а неоли­беральная — столь же жестких приоритетов "чис­того рынка".

Идейно-политическим кредо нового лейбориз­ма стала концепция "третьего пути", изложенная в книге известного социолога и влиятельного со­ветника Т. Блэра в первый срок его премьерства Э. Гидденса5. Более популярная версия концеп­ции представлена в брошюре самого Блэра под тем же названием.

5 См.: Giddens A, The Third Way. L., 1998.

6 См.: Blair Г. The Third Way. L., 1998.
В течение первых двух сроков пребывания у власти лейбористы, однако, мало что сделали для реализации тех наиболее далеко идущих положеэпизодов классовой борьбы. После продолжав­шейся почти год безуспешной забастовки шахте­ров рабочее и профсоюзное движение Великобри­тании резко пошло на спад. Однако его главными причинами стали не само по себе поражение ста­чечников и жесткая антипрофсоюзная политика "железной леди", а глубокие, необратимые изме­нения в структуре экономики, упадок старых от­раслей промышленности и быстрое сокращение занятых в них традиционных групп рабочего класса.

Таким образом, как и в послевоенный период, наиболее быстро приспособились к новым реали­ям консерваторы. Причем на сей раз именно они инициировали переход к новой модели развития, заработав на этом серьезные политические диви­денды.

Вставшая в изменившихся условиях перед лей­бористами проблема коррекции политического курса вновь вызвала обострение внутрипартий­ных отношений. Оказавшись в оппозиции, партия тут же раскололась на два враждующих лагеря. Один из них повел борьбу за ее превращение в "истинно социалистическую", другой же - за со­хранение ее умеренной, социал-реформистской ориентации. И лишь сравнительно небольшая, но очень влиятельная группа партийных лидеров во главе с Роем Дженкинсом и его единомышленни­ками ("банда четырех") выступила за корректи­ровку старого курса в социал-либеральном на­правлении.

Приход в 1979 г. консерваторов к власти зна­меновал собой, таким образом, окончание преж­него и открытие нового электорального и поли­тического цикла, а также практически полное разрушение межпартийного консенсуса, создан­ного на базе социал-реформистской модели. Еще в большей мере, чем после поражения в 1951 г., лейбористская партия практически перестала иг­рать роль конструктивной оппозиции. Борьба между укрепившим свои позиции левым крылом и его оппонентами справа продолжалась и после выхода из партии "банды четырех" и их сторон­ников, сформировавших социал-демократичес­кую партию.

Однако постепенно и наиболее заметно после катастрофического поражения на выборах 1983 г. острота борьбы между двумя фракциями стала притупляться, их позиции начали сближаться; принадлежавшие к умеренно левому крылу лиде­ры партии (сначала Майкл Фут и, особенно, сме­нивший его в 1983 г. Нейл Киннок) стали сдвигать­ся вправо. К выборам 1987 г. партия практически вернулась на прежние, социал-реформистские по­зиции.

Но для достижения хотя бы относительного равенства политических потенциалов консерва­торов и лейбористов этого было явно недостаточно. Изменилась страна, изменилась ее эконо­мика, "тэтчеристская революция" уже привела к заметным сдвигам в ментальности англичан. Со­циальная база лейбористов, оставаясь примерно той же, что и раньше, и в количественном, и в ка­чественном отношении, не могла послужить опо­рой для нового прорыва к власти. Примечатель­но, что, хотя консервативная партия накануне вы­боров 1990 г. находилась далеко не в лучшей форме и переживала драматический период из­живания крайностей тэтчеризма (а сама Тэтчер вынуждена была уйти в отставку), победу на этих выборах одержала именно она, а лейбористы вновь, четвертый раз подряд, потерпели пораже­ние. Не смогли они взять верх и на выборах 1992 г., собрав всего 34.4% голосов (против 41.9% у кон­серваторов). И лишь после того как избранный в 1994 г. новый лидер партии Тони Блэр и группа его единомышленников повели борьбу за ради­кальное обновление партийной доктрины и про­граммно-политических установок, членская мас­са партии стала быстро меняться, число ее сто­ронников в среднем классе начало расти, и она стала набирать необходимый для победы над кон­серваторами политический вес.

На сей раз в кризисной ситуации оказалась уже партия тори, что в значительной мере яви­лось результатом износа ценностей тэтчеризма, а также расплатой за обернувшееся рядом негатив­ных последствий слишком долгое пребывание у власти и за выплеснувшиеся наружу внутрипар­тийные разногласия.

С приходом к власти правительства Т. Блэра в Великобритании начался новый, третий послево­енный цикл политического развития, основой ко­торого стал своего рода синтез социал-рефор­мистской и неоконсервативной (или, как она поз­же стала называться, неолиберальной) моделей. Данный синтез представляет собой не механичес­кое сложение этих двух, а органическое слияние их модифицированных, лишенных крайностей версий. Социал-реформистская модель лишается своего жесткого этатистского начала как в эко­номической, так и в социальной сферах, а неоли­беральная - столь же жестких приоритетов "чис­того рынка".

Идейно-политическим кредо нового лейбориз­ма стала концепция "третьего пути", изложенная в книге известного социолога и влиятельного со­ветника Т. Блэра в первый срок его премьерства Э. Гидденса. Более популярная версия концеп­ции представлена в брошюре самого Блэра под тем же названием .

5 См.: Giddens A. The Third Way. L., 1998.

6 См.: Blair Т. The Third Way. L., 1998.
В течение первых двух сроков пребывания у власти лейбористы, однако, мало что сделали для реализации тех наиболее далеко идущих положений "третьего пути" (устранение "социальной исключенности", создание "коммунитарной демо­кратии" и "общества соучастия"), о которых с та­ким апломбом было заявлено в канун их победы на выборах 1997 г. . В результате "третий путь" во многом утратил первоначальную идеологичес­кую направленность, сохранив ее лишь в той ме­ре, в какой она позволяет лидерам партии удер­живать своего традиционного избирателя.

Подобного рода центристская коррекция "тре­тьего пути", равно как и дальнейший отход кон­сервативной партии от жестко либеральных идейно-политических установок , начавшийся еще с приходом к власти в 1990 г. правительства Джона Мейджора, способствовали становлению и утверждению в стране нового межпартийного консенсуса.

Хотя взаимоотношения двух ведущих партий, сложившиеся со времени последнего ухода тори в оппозицию, далеко не лучшие за весь послевоен­ный период, говорить о несовместимости их пози­ций даже по наиболее острым вопросам, каковы­ми стали конституционная реформа9 и политика по отношению к Евросоюзу, не приходится. По­сле того как страсти вокруг конституционной ре­формы улеглись, консерваторы по сути приняли главные ее элементы и не собираются их ревизо­вать. В вопросах же присоединения к валютной системе ЕС, замены фунта на евро практические действия лейбористского правительства, отлича­ющиеся крайней осторожностью, фактически со­ответствуют позиции основной части партийного руководства тори . Не нарушили, а скорее даже укрепили принципиальную общность политичес­ких курсов двух партий ориентация Блэра на тес­ный союз с США и его политика в иракском во­просе.

Поскольку стержень, ключевое звено нового консенсуса - это признаваемая обеими партиями социально-рыночная модель, определяющая век­тор общественно-политического развития стра­ны, даже самые серьезные расхождения по лю­бым другим вопросам не могут разрушить данный консенсус, они могут лишь в какой-то степени поколебать его.
Подробно об этом см.:
  1   2
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации