Овчарова Л.Н. Социально-демографический профиль, факторы и формы проявления бедности российского населения - файл n1.doc

Овчарова Л.Н. Социально-демографический профиль, факторы и формы проявления бедности российского населения
Скачать все файлы (714.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc715kb.01.02.2014 13:30скачать

n1.doc

1   2   3   4   5
Глава 2 «Методологические особенности национальных мониторингов бедности» включает анализ основных национальных практик определения и измерения бедности, выбора приоритетных линий бедности и показателей, характеризующих уровень и качество жизни домохозяйств. Представленные в данной главе результаты исследования свидетельствуют о том, что на выбор национальной линии бедности существенное влияние оказывают уровень социально-экономического развития, реализуемая модель социальной доктрины, особенности организации источников данных. В этом контексте определяются особенности российского мониторинга бедности и направления его развития.

Несмотря на короткую историю постсоветского развития, в России методологические подходы к построению линии бедности менялись дважды, оставаясь в рамках абсолютной концепции бедности. С 1992 по 1999 гг. величина прожиточного минимума устанавливалась на основе нормативно-статистического метода, согласно которому продуктовая часть оценивалась нормативным методом, а непродовольственная – по их доле в общих потребительских расходах малоимущих семей, которая на момент принятия сложилась на уровне 68,3%. С 2000 года (см. рис. 2) состав прожиточного минимума стал определяться нормативным методом и должен пересматриваться каждые пять лет. Трансформация перечня товаров и услуг, включаемых в прожиточный минимум, и различия в динамике цен на отдельные компоненты привели к существенным изменениям его структуры: на фоне двукратного роста расходов на услуги наблюдается существенное сокращение доли расходов на питание и непродовольственные товары. Прожиточный минимум рассчитывается для каждого субъекта РФ и для трех социально-демографических групп: лиц, младше трудоспособного возраста, трудоспособного и старше трудоспособного возраста. В России существует единая национальная линия бедности для населения в целом, применяемая для национального мониторинга, регулирования минимальной заработной платы и социальных программ для бедных.


Источник: рассчитано на основании официальных данных Росстата
Рисунок 2. Стоимостная структура прожиточного минимума, %, 2000–2010 гг.
Модель мониторинга бедности в Соединенных Штатах Америки близка к российской, т.к. опирается на абсолютную концепцию бедности, хотя методология расчета линии бедности базируется на нормативно-статистическом методе. Но в отличие от России, в США существуют две государственные линии бедности:

  1. статистическая – это приоритетная на страновом уровне линия бедности, измерением которой занимается Бюро переписи населения. Ее основное применение связано со статистическими целями, среди которых: ежегодный мониторинг уровня бедности населения, описание профиля, структуры, глубины и длительности бедности;

2) социальная, которая ниже федеральной, используется Министерством здравоохранения и социального обеспечения США преимущественно для выявления целевой группы получателей социальной помощи в рамках федеральных программ. Официальная линия бедности на данный момент имеет 48 различных вариантов значений в зависимости от размера семьи и возраста ее членов.

Показатели бедности Евросоюза основаны на относительной линии бедности и эквивалентных денежных доходах в качестве показателя благосостояния. Бедными признаются индивиды, чьи эквивалентные располагаемые доходы ниже 60% национального медианного дохода. Выбор именно 60% является, по большей части, результатом некоторой договоренности, и параллельно рассчитывается линия бедности на уровне 40%, 50% и 70% от медианного дохода. К примеру, в 2003 г. соответствующие им доли бедного населения менялись в пределах от 5% до 24% от численности населения Евросоюза.

Процедура определения эквивалентного показателя доходов позволяет учитывать эффект экономии на масштабах, возникающий при совместном проживании нескольких членов семьи. На самом общем уровне различия между шкалами эквивалентности выражаются через формулу:

Эквивалентные доходы = Совокупные доходы / n?, (3)

где n – это число членов домохозяйства и ? – это эластичность семейных потребностей в зависимости от размера семьи.

Когда равно 0, эквивалентный доход совпадает с совокупным доходом семьи и не зависит от числа членов в домашнем хозяйстве. Когда равняется 1, доход оценен в подушевых терминах, и предполагается, что экономии на масштабах нет. Выбор шкалы эквивалентности оказывает существенное влияние на оценку уровня бедности, использование более высокого значения коэффициента эластичности приводит к снижению значений показателей бедности и неравенства. Чаще всего для определения эквивалентных доходов в Евросоюзе используется следующая весовая шкала: первому члену домохозяйства в возрасте 14 лет и старше присваивается вес, равный «1»; каждому дополнительному члену домохозяйства в возрасте 14 лет и старше присваивается вес «0,5»; каждому дополнительному члену домохозяйства младше 14 лет присваивается вес «0,3».

Помимо относительной монетарной, используемой для статистического мониторинга, в странах Евросоюза широко применяются социальные монетарные и относительные немонетарные линии бедности. В Великобритании используется депривационная линия бедности, построение которой начинается с определения согласованного списка базовых потребностей. Позиции, названные более чем 50% респондентов предметами первой необходимости, считаются базовыми потребностями и далее используются как критерий лишений (деприваций) в том случае, если домохозяйство не может позволить их из-за нехватки денег. Для расчета линии бедности строится индекс лишений, который обладает свойствами согласованности, надежности и аддитивности. Аддитивность необходима для того, чтобы можно было складывать отдельные депривации. Согласованность говорит о том, что, несмотря на использование разных характеристик текущего потребления, речь идет о потребностях, на которые не хватает именно текущих доходов. В частности, здесь речь не идет о жилье и образовании, расходы на которые невозможно покрыть за счет текущего дохода. Исследования по индексу лишений проводятся для разработки мер политики, направленной на снижение бедности и для анализа бедности в контексте социальной напряженности.

Во Франции для поддержки бедных используется социальная линия бедности, называемая минимальным гарантированным доходом. Все граждане, имеющие доходы ниже этого уровня, имеют право на ежемесячное пособие по бедности (RMI), размер которого равен разнице между душевым доходом и минимальным гарантированным доходом. Официальная относительная статистическая линия бедности составляет 175% от социальной линии бедности, которая во французском мониторинге рассматривается как монетарная линия абсолютной бедности. Основной принцип получения пособия, компенсирующего разницу между минимальным гарантированным доходом и реальным доходом заявителя, следующий: выдача денежного пособия по нуждаемости должна сопровождаться работой по возврату нуждающегося к активной роли в обществе. Для этого с получателем заключается личный договор (социальный контракт), при подписании которого он берет на себя определенные обязательства, которые, в свою очередь, могли бы позволить ему через определенное время выйти из тяжелой жизненной ситуации.

Следующим важным вопросом любого мониторинга бедности является выбор показателя, характеризующего текущий уровень благосостояния. В экономике благосостояния денежные доходы традиционно используются как критерий ресурсов, доступных для текущего потребления. На макроэкономическом уровне доход легко заменяется показателем расходов, но в данном случае за пределами анализа остаются все неденежные поступления, основными среди которых являются предоставленные в натуральном выражении льготы на оплату товаров и услуг и потребленные продукты питания, произведенные в личном подсобном хозяйстве. В случае использования показателя располагаемых ресурсов, учитывающего все денежные и неденежные поступления или расходы, получаем более полное представление о потребительских возможностях. Располагаемые ресурсы, оцененные по текущим денежным расходам и неденежным поступлениям, без учета расходов на дорогостоящие товары длительного пользования, расходов на покупку недвижимости и результатов финансового поведения населения, рассматриваются как наиболее устойчивый критерий текущих материальных возможностей. В сравнении с доходами они отличаются меньшей дифференциацией и фиксируют более низкий уровень бедности, чем при использовании душевых денежных доходов.

Сравнительный анализ национальных мониторингов бедности свидетельствует о преобладании модели его организации, базирующейся на сочетании абсолютного подхода с относительным, монетарного с немонетарным. Комбинирование различных подходов к определению благосостояния и бедности позволяет устранить погрешности идентификации, неизбежные при использовании каждого подхода в отдельности. Большинство стран, социальная политика которых ориентирована на поддержку бедных, используют различные линии бедности для статистического мониторинга и для целей социальной политики. При разработке социальных линий бедности задача поддержки бедного населения решается во взаимосвязи с уровнем низкооплачиваемой занятости.

Третья глава «Уровень, профиль и структура российской бедности при использовании различных критериев» посвящена рассмотрению основных характеристик бедности при использовании альтернативных подходов к ее определению и измерению доходов. В ней представлены результаты углубленного анализа уровня и профиля бедности для трех типов домохозяйств с: пенсионерами, детьми, низкооплачиваемыми и незанятыми трудоспособными гражданами.

Основным инструментом для анализа является семейство энтропийных индексов Фостера, Грира и Торбека (P?), описываемых формулой 4, где для индекса численности бедных  = 0, для индекса глубины бедности  = 1, а для индекса остроты бедности  = 2.

(4),
где n – численность населения страны;

q – численность бедного населения;

z - величина прожиточного минимума;

yjдоходы или располагаемые ресурсы j-го гражданина.

Эти индексы обладают свойством аддитивности, что позволяет разложить бедность на подгруппы и оценить вклад, вносимый каждой подгруппой. Изменения в общем индексе бедности можно разложить на изменения в показателях бедности внутри отдельных подгрупп, изменения вследствие трансформаций долей населения в подгруппах и изменения, отражающие эффект взаимодействия между внутри- и межгрупповыми изменениями.

В первую очередь рассмотрена динамика уровня и профиля населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, являющегося официальной чертой бедности для России. В данной главе показано, что за постсоветский период уровень бедности был подвержен значительным колебаниям, и в 1992 г. после либерализации цен в число бедных попала треть российского населения (рис. 3).



Источник: официальные данные Росстата

Рисунок 3. Динамика уровня и глубины российской бедности, %

Тенденция сокращения доли бедного населения наблюдается, начиная с 2001 г., и продолжает сохраняться, несмотря на кризис 2008 г., что противоречит логике экономического развития. Снижение бедности, хоть и незначительное, на фазе кризиса обусловлено мерами политики, как правило, реализуемыми на фазе экономического роста: двукратное повышение минимальной оплаты труда и ускоренный рост пенсий.

Дефицит дохода, выраженный в процентах от совокупных доходов населения, показывает, за счет перераспределения какой части доходов населения можно преодолеть такую форму бедности, как доходы ниже прожиточного минимума. По состоянию на 2009 г. он составил 1,2%. Если принять во внимание, что на адресную поддержку бедного населения направляется 0,3% от всех доходов домохозяйств, при условии, что расходы на выплаты всех пособий составляют 4,1% от доходов, можно сделать вывод о том, что бедные не являются приоритетной группой для российской системы социальной защиты населения.

Таблица 1. Структура бедного населения, % от численности бедного населения, официальные данные Росстата

Показатель

2000

2001

2002

2006

2007

2008

2009

2009

все

население

По месту проживания

Проживающие в городах

68,1

67,7

66,2

60,8

59,6

58,0

58,1

73,3

Проживающие в сельских поселениях

31,9

32,3

33,8

39,2

40,4

42,0

41,9

26,7

По половозрастным группам

Дети в возрасте до 16 лет

24,4

24,2

23,0

21,2

21,4

22,6

23,8

17,2

Население трудоспособного возраста,

62,4

63,6

64,9

65,7

65,2

64,8

64,6

66,0

в том числе:

молодежь в возрасте 16–30 лет

22,9

23,7

24,9

25,6

25,3

25,6

25,6

23,2

мужчины в возрасте 31–59 лет

18,2

18,3

18,4

19,0

18,9

18,6

18,7

20,4

женщины в возрасте 31–54 года

21,3

21,6

21,6

21,1

21,0

20,6

20,3

22,4

Население старше трудоспособного возраста,

13,2

12,2

12,1

13,1

13,3

12,6

11,6

16,7

в том числе:

мужчины в возрасте 60 лет и более

-

-

3,5

3,6

3,8

3,5

3,1

4,2

женщины в возрасте 55 лет и более

-

-

8,6

9,5

9,6

9,1

8,6

12,5

По отношению к экономической активности (для лиц в возрасте 15 лет и более)

Экономически активное население,

-

-

61,2

60,5

61,1

61,6

63,3

71,1

в том числе:

занятые в экономике

-

-

58,7

58,7

59,4

59,7

60,7

69,8

из них работающие пенсионеры

-

-

2,9

3,8

4,1

4,2

4,3

10,8

Безработные

-

-

2,4

1,8

1,7

1,7

2,5

1,4

Экономически неактивное население,

-

-

38,8

39,5

38,9

38,6

36,7

28,9

из него неработающие пенсионеры

-

-

16,1

15,1

15,1

14,3

12,7

12,5


Анализ состава и структуры населения с доходами ниже прожиточного минимума (таб.1) в сравнении со структурой населения в целом показывает следующие особенности российской бедности:

Вторым важным вопросом, рассматриваемым в данной главе, является исследование влияния выбора альтернативных подходов к определению и измерению бедности на масштаб ее распространенности, уровень и профиль. В отличие от большинства развитых стран в России альтернативные критерии бедности не являются неотъемлемой частью национального мониторинга и рассматриваются только в рамках научных разработок, которые уже имеют свою историю. Первая попытка такого анализа, положившая начало данному диссертационному исследованию, была реализована в Лаборатории проблем распределительных отношений ИСЭПН в 1996 году на примере данных обследования городских домохозяйств в мегаполисе (г. Санкт-Петербург) и малом городе (г. Вязники Владимирской области), методология которого предполагала определение монетарной абсолютной (прожиточный минимум), немонетарной относительной (индекс лишений) и немонетарной субъективной (самооценка материального положения) линий бедности. В данном случае имеет место сочетание как различных экономических концепций, так и монетарного и немонетарного подхода.

Согласно полученным результатам в Санкт-Петербурге 32,7% домохозяйств имели доходы ниже прожиточного минимума, 21,1% были признаны бедными на основе индекса лишений и 22,8% - на основе субъективной оценки, и 16,5% оказались бедными согласно консенсуальному порогу, т.е. признаны бедными по трем критериям. Похожая ситуация, но при более высоком уровне бедности, была зафиксирована и в малом городе: 40,2%; 52,4%; 40,6%; 38,2% соответственно. При совпадающем уровне бедности по доходам, домохозяйства пенсионеров по сравнению с полными семьями с детьми отличались большим уровнем субъективной и депривационной бедности. Была высказана гипотеза, что обусловлено это экономическим кризисом и рыночными трансформациями, и в дальнейшем следует ожидать увеличения зоны консенсуальной бедности. Последующие исследования в 2001, 2003, 2005, 2007 и 2010 годах также подтвердили несовпадение зон распространения бедности при использовании данной комбинации критериев определения бедности, но гипотеза о том, что зона консенсуальной бедности будет расширяться на этапе экономического роста – не подтвердилась.

Данные Национального обследования благосостояния и участия населения в социальных программах, проведенного Росстатом в 2003 г., расширили возможности для сравнительного анализа результатов применения различных линий бедности. Расчеты показывают, что в этот период среднедушевой прожиточный минимум составил 2112 рублей в месяц, относительная линия бедности, равная 60% от медианного дохода, соответствовала 114% от этой величины и добавляла к бедным еще 5,2% населения. Субъективный монетарный порог, оцененный по методике Ван Праага, соответствовал 478% от прожиточного минимума. При этом зона распространения монетарной субъективной бедности существенно превышала масштаб немонетарной субъективной бедности и всех других форм бедности, что обусловлено высоким уровнем неравенства в доходах. Согласно данному критерию, большинство жителей крупных городов относились к категории бедных, а сельские жители, наоборот, отличались меньшими рисками. Из-за обширной зоны бедности (более 70%) данный критерий был отвергнут большинством исследователей, хотя он показывает степень неудовлетворенности населения достигнутым уровнем благосостояния, и то, что такая бедность максимально распространена в крупных городах, дает совершенно иную картину ее профиля и структуры.

Дальнейшие исследования показали, что при использовании альтернативных критериев различия в профиле бедности не исчезают, а, наоборот, нарастают (таб. 2). В целом тенденция практически двукратного сокращения численности населения с душевыми доходами ниже прожиточного минимума не находит должного отклика в динамике потребления (относительные лишения) и субъективных ощущений. Пенсионеры, отличающиеся низкими рисками бедности по доходам, являются лидерами по немонетарной субъективной и относительной бедности. Семьи с детьми, наоборот, характеризуются высоким уровнем монетарной абсолютной бедности, и только неполные семьи среди них приближаются к семьям пожилых по распространенности лишений и субъективной бедности.
1   2   3   4   5
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации