Амонашвили Ш.А. Вера и любовь - файл n1.doc

Амонашвили Ш.А. Вера и любовь
Скачать все файлы (765 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc765kb.01.02.2014 01:16скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9

Воспитание палкой
Видит Мудрец: два мужика ранним утром, каждый на своем дворе, бьют палками своих сыновей.

Спросил он у мужиков:

– В чем они провинились?

– Ни в чем, – ответили оба.

– Тогда зачем избиваете их?

– День долгий... Чтобы не провинились.

– Вы делаете это каждое утро?

– Да. Причем я секу его правым концом палки, чтобы сильным стал.

– А я секу своего сына левым концом, чтобы он добрым стал.

Сказал им Мудрец:

– Так у вас воспитание не получится. Из твоего сына вырастет мальчик на побегушках, ибо ты выбиваешь из него всю волю. А из твоего сына получится злодей, ибо ты вбиваешь в него злобу. Потому уберегите палки: они пригодятся, чтобы секли самих себя.

Не послушались мужики.

Но получилось так, как сказал Мудрец: один стал игрушкой в руках других, ибо с ним никто не считался, другой же приводил в ужас людей, ибо стал разбойником.

А по утрам мужики выходили во двор и теми же палками секли самих себя.

Сказал тогда Мудрец: «Палка о двух концах, но с какого конца ни секи Ребенка, конец воспитания будет один – горе».
Мама-кукушка и мама-пеликан
Проходит Мудрец мимо одного дома. Видит: во дворе собралась толпа женщин, одна рвет волосы у другой, та кричит, остальные шумят – пытаются их разнять. Заметили они Мудреца и подозвали к себе. Помоги, говорят, а то случится беда.

Мудрец подошел к ним, и те рассказали ему:

– Вот эта женщина, которую мы впервые видим в нашей деревне, – они показали на особу, которая вцепилась в волосы другой, – говорит, что 12 лет тому назад бросила своего младенца у порога этого дома. Хозяйка, мудрая и великодушная женщина, подобрала его и воспитывает его со всей любовью родной матери. Растет добрый, вежливый и талантливый мальчик, которого любит все село. А теперь объявляется эта и требует вернуть Ребенка... Это справедливо?

Обратился мудрец к женщине:

– Ты бросила младенца, потому что он тебе мешал жить свободно?

– Да... – нехотя ответила женщина.

– А сейчас зачем он тебе, прошло ведь 12 лет?

– Хочу дать ему воспитание, – сказала она.

– Но ведь он воспитывается в добром нраве?

– Я перевоспитаю его.

Тогда сказал Мудрец женщинам:

– Послушайте притчу.

Кукушка тайком снесла свои яйца в гнезде Пеликана. Мама-Пеликан высиживала их вместе со своими яйцами, а когда птенцы вылупились, она воспитывала пеликанчиков вместе с кукушатами, не различая их друг от друга и любя всех материнской любовью. И когда маме-пеликану не хватало пищи для всех, она раздирала свое сердце и кормила птенцов собственной кровью. Птенцы оперились, выросли и вылетели из гнезда, думая, что все они пеликаны.

Вот тогда Кукушка решила собрать кукушат, воспитанных пеликаном, считая себя их родной матерью, и провела им урок нравственности. Посадила кукушат на ветку дерева, сама уселась повыше и начала оттуда говорить:

– Дети мои, вы уже входите в большую жизнь мира птиц и животных. Запомните, кем вам не надо быть, чтобы не осрамить наш великий род...

– Кто ты? – спросил один кукушонок. – Мы уже знаем, как живут пеликаны!

– Я ваша родная мать...

– А кто же тогда наша мама-Пеликан?

– Она украла вас у меня... Она, давая вам пить свою кровь, заставляла вас забыть обо мне... – и Кукушка прослезилась. – Она вам не дала воспитание, даже слова не вымолвила о том, кем вам не надо быть, чтобы жить в лесу честно...

Кукушата, воспитанные Пеликаном, расчувствовались.

– Бедная мама... – сказала одна.

– Родная мама... – сказала другая.

– Милая мама... – сказала третья.

– Послушаем мамочку, чтобы знать, кем не надо нам быть... – сказала четвертая.

– Не будьте, дети мои, Мартышкой, не будьте Хамелеоном, не будьте Свиньей, не будьте Ослом, не будьте Козлом...

– Кто они, мы их еще не видели? – спросили кукушата.

– Вы их увидите, таких много в лесу. Не будьте ими!

– А Пеликаном?

–Забудьте о Пеликанах, они злые и бесчувственные!

– Кем же тогда нам быть? – хором спросили кукушата.

– Только Кукушкой, настоящей, как я! – сказала им мама.

И еще не познавшие мир кукушата поверили своей родной маме.

– Зачем, действительно, раздирать сердце, чтобы кормить своей кровью птенцов, если не хочешь им навредить? Мы чуть было не забыли о своей маме Кукушке... Вот какая она – настоящая мама, свободная и красивая, не то, что мама-Пеликан... – сказали кукушата друг другу.

Разлетелись они в разные стороны с мыслью, что отныне они настоящие кукушки, а пеликанами не будут никогда. И вскоре гнездо Пеликана заполнилось яйцами новых кукушек.

Мудрец умолк. Женщины осмысливали притчу, а Мудрец помогал им своими размышлениями вслух: «Воспитание мамы-Кукушки есть педагогика джунглей. Воспитание же мамы-Пеликана есть педагогика Божественная».

И Мудрец поспешил по дорогам Мира.
Соблазн
Зашел Мудрец в парк и сел на край скамеечки.

Ждет.

Пришел мальчик, сел на той же скамеечке и погрузился в грустные мысли.

Мудрец мысленно обращается к нему: «Спроси, и я отвечу».

– Старичок, скажи мне что-нибудь! – сказал вдруг мальчик.

Мудрец ответил:

– Хорошо, послушай правдивую историю.

Увидел сатана отца и сына, играющих вместе в мяч. Они смеялись, обращались друг с другом, как братья.

«Хороший мальчик, – подумал сатана, – давай отобью его у отца и сделаю из него первоклассного чертенка!»

И приставил к нему одного черта. Тот преобразился в подростка, ровесника мальчика и, как будто случайно, познакомился с ним в клубе для компьютерных игр.

– Давай играть вместе, – предложил он мальчику и потянул к игровому автомату, – это хорошая азартная игра, убиваешь и убиваешь...

И увлек мальчика игрой: они много стреляли и многих убивали.

– А теперь давай поиграем в ту игру, – и они переместились к другому автомату.

Там играли они в грабителей банка и, конечно, убивали всех, кто пересекал им путь.

– Пойдем теперь к тотализатору, я знаю, как выманить у него деньги.

Действительно, с первой же попытки автомат шумно высыпал гору монет.

– Бери, все твое, мы же друзья! – сказал мальчику новый «друг». – Приходи завтра, еще веселее будет.

Мальчик довольный вернулся домой.

– Откуда деньги? – спросил отец.

И он рассказал, в какие хорошие игры играл и какого нового «друга» приобрел.

Отец нахмурился.

– Сынок, не нравится мне это. Пожалуйста, больше не ходи туда, а эти деньги отдадим бедным.

Мальчик обиделся, но послушался отца.

Сатана приставил к мальчику другого черта.

Он сделался красивой девушкой и пошел кататься на роликах в парк, где катался и мальчик. Вдруг в нескольких шагах от него девушка подвернула ногу и упала. Он помог ей подняться, посадил на скамейку. Они разговорились. Вскоре девушка начала его нежно ласкать.

– Ты умеешь целоваться? – спросила она. – Конечно, умеешь, ты же мужчина! Давай поцелуемся!

По телу мальчика пробежали мурашки.

Потом она достала из сумочки, привязанной к поясу, травку.

– Мы же взрослые, давай покурим, пока вокруг никого нет.

Мальчик смутился, но ради красивой девушки и ради того, что она сказала: «Мы же взрослые», затянулся вместе с ней. У него закружилась голова, но было приятно, как шептала ему на ухо девушка: «Ты мужчина, я тебя люблю!» Потом она назначила ему свидание на том же месте и исчезла.

Отец догадался, что с сыном произошло что-то неладное, и предупредил его:

– Прошу тебя, больше не ходи в тот парк!

Мальчик не послушался отца, продолжал встречи с «девушкой» и баловался вместе с ней. «Она» его называла своим мужчиной, бойфрендом.

Отец, видя, что сын становится замкнутым и что-то от него скрывает, в конце концов, обнаружил следы его увлечений и немедленно повел к врачам. Им пришлось потрудиться, чтобы вылечить мальчика, и тот понял, что встречаться с «девушкой» ему опасно.

Тогда сатана поручил третьему черту заманить мальчика. Тот стал тренером по дзюдо в том же спортивном клубе, где занимался мальчик. Он делал все, чтобы понравиться мальчику. Брал его на соревнования, хвалил. А однажды, после тренировки, он оставил его вместе с двумя другими учениками, угостил рюмочкой водки и, как бы невзначай, все они стали играть в кости на деньги.

Так произошло несколько раз, и мальчик, который вначале выигрывал, оказался в долгу перед своим тренером. Тот потребовал от него или заплатить, или выполнить одно его поручение.

Теперь мальчик в тяжких раздумьях – как же ему быть?

Придет ли он к отцу, как блудный сын, на исповедь, порвет ли связь с тьмой, украдет ли деньги у кого-либо, или же, наконец, выполнит страшное поручение своего «тренера»? Есть еще один выход, о котором он помышляет: кончить жизнь самоубийством.

О, если бы дети знали, какая идет борьба из-за них между силами Света и силами тьмы!

Если бы они поняли, что отец и мать – их светлые ангелы-хранители!

Мудрец закончил.

Мальчик проговорил сквозь слезы:

– Это же я!

Мудрец промолвил:

– Все в твоих руках!
Отцы и матери всего рода человеческого
Сидит Мудрец на камне.

Собрались вокруг него жители села и пожаловались на своих предков:

– Надо же им было думать о будущем, когда строили мост! Сто лет не выдержал! Сегодня он провалился и чуть было не погибли дети, которые возвращались из школы!

Спросил Мудрец:

– Кто есть для вас дети, о которых вы заботитесь?

– Как кто? Наши сыновья и дочери, наши внуки; кому повезет – и правнуки...

Спросил опять Мудрец:

– А ваши пра-пра-пра-правнуки тоже вам дети? Вы заботитесь о них?

Люди засмеялись.

– Какие они нам дети! Мы их не увидим и знать не будем! И зачем нам о них заботиться? У них будут свои родители, пусть они и заботятся о собственных детях.

Сказал Мудрец:

– Послушайте притчу.

Пришел к людям пророк и объявил:

– Я – пророк.

– Тогда скажи нам пророчество, – сказали люди.

– Я пришел, чтобы сообщить вам: ровно через триста лет на этом же месте будет большой потоп. Он будет неожиданным для людей, нагрянет ночью и сметет поселение. Погибнут все, в том числе и дети. Но вы можете их спасти, если построите высокие дамбы у моря...

– Ты нам лучше скажи, что будет с нами спустя три дня, а не что будет с какими-то людьми спустя триста лет... Какое нам дело до них... Тогда никого из нас, из наших детей и внуков, не будет в живых... – стали роптать люди.

– Но они ведь будут вашими потомками, продолжателями вашего рода! Позаботьтесь о них, чтобы они спаслись! – настаивал пророк.

– У нас и так много забот... Пусть они сами позаботятся о себе...

И люди не построили дамбы. Они обрекли на гибель своих отдаленных потомков.

Мудрец умолк.

Люди, собравшиеся вокруг него, задумались.

Один из них сказал:

– Мудрец, объясни нам притчу!

Ответил Мудрец:

– Мосты будут рушиться и впредь и до тех пор, пока вы не поймете, что каждый из вас есть родитель не только собственного Ребенка, но всего рода человеческого. И детей своих надо воспитывать с чувством заботы о будущих поколениях.
Божий человек
Был в мире божий человек – умеющий отдавать дары своего духа, не требуя взамен ничего. И люди удивлялись ему. «Вот чудак, – говорили они, – как можно быть таким добрым в этом хищном мире?!»

На него сердилась и жена. «Нельзя так, – причитала она, – видишь, какая в семье нищета. Дочку замуж нечем выдавать... Живи, как все... дают, бери… Вот сосед, ничего не делает, а богат... Твой труд нам только нищету несет...»

Дочка, видя, как мама взволнована и плачет, тоже нападала на отца: «Из-за тебя молодые люди обходят меня стороной... Не люблю тебя такого...»

Говорит им с грустью божий человек: «Успокойся, жена... Успокойся, дочка... Не могу я по-другому жить... А чем моя доброта не есть богатство семьи? Бог милостив, дает все, что нам нужно...»

Но опять мать с дочерью гневно возмущались, опять на соседа показывали: «А почему Бог дает ему больше?»

Ушел божий человек из жизни.

Ушел спокойно, любя всех.

Дочку стали мучить угрызения совести: «Любила же я своего отца, но ругала его... В семье он был как отшельник. Как же мне теперь сказать ему, что очень люблю его?»

А жених все не объявлялся, и винила она в этом опять отца.

Однажды, проходя по улице, увидела она красивого молодого человека, который тоже смотрел на нее с удивлением.

Он робко подошел к ней и остановил.

– Девушка, – сказал он застенчиво, – вы похожи на одного человека, которого я знал... Ушел из жизни три года тому назад...

– Да, я его дочь... – ответила девушка.

– Он был божьим человеком... Он был учителем для многих... А мне помог найти в жизни Путь...

«Он весь светится, – подумала девушка, – тоже божий человек». И сердце ее застучало.

– Наверное, вы такая же добрая, как ваш отец... – сказал молодой человек.

Девушка покраснела.

А он, тоже покраснев, произнес взволнованно и искренне:

– Прошу вас, станьте моей женой... Я буду вас любить всю жизнь и преданно...

Девушка заплакала. «Отец, ты помог мне найти свою любовь... Спасибо тебе, отец...» – шептала она, и обильные слезы раскаяния обмывали ей душу.

Молодой человек нежно обнял ее, и они пошли по улице, похожей на луч Солнца.
Только одно
В предрождественскую ночь на улице у стены стояла старая женщина, согнутая в плечах, с болезненным лицом. Она качалась, вот-вот упадет.

Шел снег, было холодно.

Глаза женщины с мольбой обращались на прохожих, ладони были протянуты вперед, а губы ее шептали:

– Одно... Больше не надо... Будьте добры... Только одно...

Надежда ее таяла, как снежинки на ее ладонях. Вдруг перед ней остановился молодой человек и в спешке протянул ей монету.

– Нет-нет... Мне денег не надо... – прошептала женщина.

– А что вам надо, бабушка? – спросил молодой человек.

– Не найдется ли у вас для меня одно, только одно доброе слово?

– Доброе слово?! – удивился молодой человек.

В его памяти всплыл образ любимой бабушки, которая в детстве читала ему молитвы, а потом ушла из жизни. Он долго скучал по ней. «Не моя ли бабушка вернулась?» – подумал он.

Он взял ее худые и замерзшие ладони в свои, минуты две держал и согревал их. Потом нежно поцеловал ладони и промолвил:

– Бабушка моя, я люблю тебя...

Лицо женщины засияло от счастья.

– Спасибо, сынок, этого мне надолго хватит... – прошептала она и пошла прочь.
Тайна воскресения цветка
На подоконнике в комнате Димы мама поставила два горшка с цветами.

– Поливай, и они порадуют тебя! – сказала мама.

Но Диме понравился один цветок, а другой не понравился.

Каждый раз, когда поливал их, понравившийся цветок он мысленно ласкал: «Какой ты прекрасный... Я люблю тебя!» А, поливая непонравившийся цветок, в душе ругал его: «Плохой ты... Зря поливаю... Выбросил бы тебя из окна, но мама обидится!»

Прошло несколько месяцев

Однажды мама заметила, что цветок в одном горшке растет и растет, а в другом – увядает и гибнет.

– Почему? – забеспокоилась мама. – Может быть, не поливал? – спросила она Диму.

– Поливал так же, как другой! – ответил мальчик.

Мама забрала горшочек с увядшим цветком и поставила его в своей комнате.

– Я вылечу тебя, хороший мой! – сказала она цветку ласково.

И каждый раз, когда поливала его, воображала, как он растет, бурно цветет, испускает чудный запах. Все так и случилось.

– Чудо! – порадовалась мама.

Дима тоже удивился: цветок умирал, но вдруг ожил. И каким он прекрасным стал.

– Что ты с ним сделала, мама?

– Не знаю! – ответила она.

Только земля в горшочке и сам цветок знали тайну воскресения цветка. Но они говорить не умели.
Куда уходят дедушки
Родилась Девочка, а в тот же день и час родился Дедушка. Они стали неразлучными друзьями. Каждый вечер, перед сном, Дедушка садился у кровати внучки и рассказывал сказку, которая потом продолжалась во сне.

Проходили дни – сто, двести, триста... тысяча... три тысячи. А Дедушка все рассказывал и рассказывал сказки – по одной каждый вечер. Сказки были добрые, умные, веселые, грустные. И Девочка взрослела в сказках – умнела и становилась все более прекрасной.

– Дедушка, откуда у тебя столько сказок? – с удивлением спрашивала иногда Девочка.

– Оттуда! – отвечал Дедушка и загадочно улыбался.

Каждое утро, на рассвете, тихо-тихо, чтобы не разбудить внучку, открывал он дверь и куда-то уходил.

– Ты куда, Дедушка? – шептала иногда Девочка сквозь сон.

Когда Дедушка рассказал Девочке семитысячную сказку, она была совсем уже взрослой Девушкой – красавицей. Тогда нашлись и первые женихи. А из семи тысяч загадочных морщин Дедушки светились радостные глаза.

Но Девочка, а теперь уже Девушка, по-прежнему с нетерпением ждала сказки Дедушки. Однако в тот вечер Дедушка сказал:

– Семитысячно одной сказки не будет!

– Почему? – огорчилась Девушка.

– Они у меня кончились...

– Как так... без сказок... – забеспокоилась Девушка. Ей захотелось заплакать.

Дедушка тоже заволновался: очень не хотелось оставить внучку без сказок, которые сделали ее взрослой, умной, скромной и красивой.

«Но у меня нет больше сказок, – с грустью подумал он, – да еще ей нужны другие сказки, сказки жизни... Откуда мне их взять?»

А Девушка все упрашивала:

– Расскажи сказку...

– Хорошо, – сказал тогда Дедушка, – пойду за сказками, только засни в эту ночь без нее...

Никто не увидел, как Дедушка встал рано утром и ушел. Ушел навсегда и не вернулся. И в тот вечер Девушка познала дедушкину сказку жизни и была эта последняя сказка о любви и о горе утраты.

– Дедушка ушел за новыми сказками для меня! – говорила она всем в слезах.
Грех
Парень сотворил грех. И знали об этом только двое: он и Бог.

Пустился он странствовать по всему миру, чтобы выпрашивать у каждого человека Земли прощение.

– Прощаю! – говорил некий, пожимая плечами.

– Прощаю! – говорил другой равнодушно.

– Прощаю! – говорил третий, сам грешник.

– Прощаю! – говорил ребенок с удивлением в глазах.

Тысячи и тысячи людей прощали его, но не знали за что.

Шли годы. Он измотался, состарился. Но дорога, на которой он искал прощение, не кончалась, и рождались все новые и новые люди. Понял он: не будет ему прощения никогда. И заплакал.

Видит: сидит на камне у дороги такой же старик, как он, и о чем-то думает. Приник он к его ногам и взмолился:

– Прошу тебя, друг, даруй, если можешь, мне прощение за совершенный большой грех, хоть сам сознаю, что не будет мне прощения...

Старик не был обычным стариком, он был Учителем.

– А ты попросил прощения у того, кто действительно может простить грех твой? – спросил Учитель грешника.

– А кто он? Я прильну к его ногам!

– Это ты сам! – ответил Учитель.

У грешника от удивления и испуга исказилось лицо.

– Как же я могу сам простить себе свой грех?!

– Если даже все люди Земли отпустят тебе грех, прощен ты все равно не будешь, – повторил Учитель, – ибо прощение только в тебе самом...

Грешник опять хотел взмолиться: «Как?» – но Учитель показал на маленькую девочку, которая сидела на корточках неподалеку и играла в песке.

– Иди к ней, скажет она...

Грешник подошел к девочке и тоже опустился рядом на корточки. Она посмотрела на него и улыбнулась:

– Дядя, ты умеешь Храм строить?.. Научи меня строить Храм! – и протянула игрушечную лопатку.

Грешник посмотрел в сторону Учителя, но его там уже не было.

И тут он все понял... Взяв из доверчивых рук ребенка лопатку, поспешил на истинный путь прощения греха.
Своя тропинка
Девушка заблудилась в лесу жизни, где было много светлых и темных ангелов.

– Моя тропинка?! – заволновалась она.

Тогда ее Сердце зазвучало в груди и сказало:

– Вот твоя тропинка, на ней твое счастье! Пошли, поведу тебя!

– А как я пойму, что это мое счастье? – спросила Девушка.

– На ней ты встретишь Любовь, Радость и Ласку!

И девушка доверилась своему Сердцу.

Вдали от тропинки увидела она молодого Дровосека. Мускулистый парень тоже заметил ее, преградил путь и сказал:

– Красавица, не иди дальше, будь моей. Я построю тебе башню, посажу в нее и никого не подпущу близко. Будешь любить только меня!

– Ах, – воскликнула Девушка, – вот и любовь!

Но Сердце возмутилось:

– Бежим от него подальше!

– Почему? Это же любовь?!

– Да, но без Истины, ибо она не на твоей тропинке! – и Сердце увлекло ее дальше.

– Не хочешь, не надо! – догонял их негодующий крик Дровосека.

Повстречала Девушка Принца, охотившегося на оленей. Принц восхитился ее красотой, бросился ей в ноги и произнес:

– Будь моей, станешь принцессой! Царство мое за тридевять земель отсюда!

– Ах, вот и любовь, и радость! – воскликнула Девушка.

Но Сердце опять возмутилось:

– Бежим от него подальше!

– Но почему? Это же любовь и радость?!

– Нет в этой любви Истины, а в радости – Мудрости, ибо они вдали от твоей тропинки! – и Сердце увлекло ее дальше по тропинке.

Их догонял возмущенный голос Принца:

– Ишь ты, тоже мне принцесса!

Споткнулась Девушка о камень, упала, ушиблась и заплакала.

Начала упрекать Сердце свое:

– Нашла любовь, а ты увело меня от нее... Нашла любовь и радость, опять увело... Чего ты от меня хочешь?

Сердце Девушки сжалось от обиды.

И в это время, откуда ни возьмись, появился молодой Лесник, в лесу которого рубил деревья Дровосек и охотился за оленями Принц. Поднял он Девушку. Прижал к себе, начал ласкать и целовать.

– Ах, вот и любовь, и радость, и ласка! – говорила Девушка, тая от счастья в объятиях Лесника.

– Бежим от него скорей! – закричало Сердце.

– Нет! – ответила Девушка. – Хватит, видишь, пришла сама судьба!

Сердце застучало, застучало, застучало, как тревожные колокола...

– Беги от него, вернись на свою тропинку! – звучало в груди Сердце.

– Любовь, радость, ласка... – шептала в ответ ему Девушка и прижималась к Леснику, который взял ее на руки и унес с тропинки.

Сердце же звучало и билось все сильнее и тревожнее:

– Пойми, в любви, которая вдали от твоей тропинки, нет Истины... В радости, которая вдали от твоей тропинки, нет Мудрости... В ласке же, которая вдали от твоей тропинки, нет Правды...

Девушка услышала голос Сердца только тогда, когда, лаская Лесника, ее нежные пальцы задели на его голове маленькие рожки, упрятанные в волосах.

– Ах... – в ужасе закричала она, вырвалась из грубых объятий Лесника и побежала к своей тропинке.

– Глупая! – догонял ее из леса голос Лесника.

А на тропинке сидел Пастух с тремя овечками и играл на свирели. Увидев Девушку, он встал и улыбнулся ей.

– Как давно я тебя жду! – и голос его звучал словно музыка. – Пошли, нас ждет Счастье!

А Сердце шепнуло с умилением:

– Вот и любовь, в которой Истина, вот радость, в которой Мудрость, вот ласка, в которой Правда, ибо все они на твоей тропинке!
Сон правды
Полюбила Принцесса Принца.

И Принц тоже полюбил Принцессу.

Поженились они, и родились у них дети: сын, а потом и дочь. Стали воспитывать их в любви и благоразумии.

Но вот пришла в жизнь Принцессы беда: увидела она Другого Принца с Другой Принцессой, прогуливавшихся по саду со своими детьми, и влюбилась в Другого Принца.

Потеряла она покой. Помутнели ее прекрасные глаза, и все вокруг потеряло смысл и красоту: только Другой Принц мерещился ей и казался самым красивым и доблестным.

Так шли годы.

Хотя она ничем не выдавала себя, тем не менее чувствовал Принц, что в глазах Принцессы не было Правды. Чувствовал, но тоже ничем не выдавал этого, а любил ее еще более нежно.

А годы все шли – пять... семь... девять... Глаза Принцессы не замечали, как взрослели дети, как утончалась любовь Принца.

И вот увидела Принцесса сон: годы сделали свое – она постарела, вместо белокурых волос голова ее покрылась холодным пушистым снегом, который не таял даже в жару. И как ни старалась она освободить голову от снежных волос, все было напрасно. Ей даже показалось, что холод с головы стал распространяться по всему телу, он стал проникать в сердце... «Что со мной происходит?» – воскликнула она отчаянно и открыла глаза.

– Милая, что с тобой? – услышала Принцесса взволнованный и ласковый голос, от которого по ее телу побежали мурашки.

«Кто он?!» – подумала она и направила свой взор на человека, сидевшего у ее ног.

«Боже мой! Как он красив, как влюбленно смотрит на меня!»

И тут глаза Принцессы увидели чистую Правду: ведь это ее Принц, а рядом с ним стоит прекрасный молодой человек и чудесная девушка – их сын и дочь. И от них веет нежностью, заботой, любовью...

– Милая, может быть, у тебя жар? – с тревогой спросил Принц. Он наклонился и поцеловал ее в лоб.

– Мама, ты видела дурной сон? Ты так мучилась во сне! – сказал с тревогой в голосе сын, а дочка в это время ласково гладила руку матери.

Принцесса, потрясенная увиденной Правдой, покраснела. Она взяла в свои руки руку Принца, поднесла ее к губам и поцеловала. Из глаз ее покатились слезы, которые спешно и старательно выносили из сердца всю муть, накопившуюся за эти годы.

– Нет, хорошие мои, сон был прекрасным... – прошептала Принцесса, целуя руку Принца.
Как в себе найти ответы на все вопросы
С вершины самой высокой горы спустился Мудрец. О его появлении узнали женщины селения, которое было расположено у подножья горы. Они поспешили к нему со своими наболевшими вопросами и надеждой получить ответы на них.

Мудрец, с густой и длинной бородой, сидел, прислонившись к стволу тысячелетнего дуба. Его прищуренные глаза были устремлены к Небу.

Первой подбежала к нему совсем еще юная девушка.

– Мудрец, – сказала она задумчиво, – я не хочу прожить свою жизнь зря, а чему служить, не знаю. Как мне быть?

– Судьба твоя записана в сердце твоем. Там ищи! – тихо ответил Мудрец, не отрывая своего взора от Неба.

Отошла девушка в сторонку, закрыла глаза и заглянула в сердце свое. Но где же те знаки, в которых скрыта ее судьба?

Тем временем подошла другая женщина.

– Мудрец, – взмолилась она, – хочу быть щедрой. Но нет у меня ничего. Что мне делать?

– Кладезь твоих богатств находится в сердце твоем. Открой его и раздавай щедро! – прошептал Мудрец, глядя на Небо.

Отошла удивленная женщина, закрыла глаза и заглянула в сердце свое. Где кладезь?

Подоспела еще одна женщина, взволнованная и раздраженная.

– Мудрец, – закричала она, – соседи не хотят поделиться со мной колодцем. Что мне делать?

– Пусть сердце твое источает дары духа! – прошептал Мудрец и пронзил взором своим Небо.

Отошла и эта женщина в сторонку, закрыла глаза и начала «прощупывать» уголки своего сердца. Где дары духа?

– Мудрец, – промолвила следующая просительница, – сын не внемлет моим словам. Как мне быть?

– Пусть сердце твое, а не ты, говорит с сердцем твоего сына, а не с ним. Главное слово в сердце! – прошептал Мудрец.

Отошла от него женщина, закрыла глаза и заглянула в сердце. Где главное слово?

Настала очередь последней женщины.

– Мудрец, – взмолилась она, – приходят мне в голову недостойные мысли. Как мне от них избавиться?

– Направь их в сердце свое. Пусть огонь сердца испепелит их! – ответил Мудрец еле слышно.

Тоже заглянула женщина в сердце свое. Где огонь сердца?

Стоят женщины с закрытыми глазами, и каждая в недоумении спрашивает свое сердце: «Где судьба? Где кладезь? Где дары духа? Где главное слово? Где огонь?» И не находят они в сердцах своих то, что ищут...

Но вот подошла к Мудрецу старая женщина, принесла ему хлеб и воду, преклонилась перед ним и спросила покорно:

– Мудрец, открой мне тайну, как найти мне ответы в сердце своем?

Мудрец медленно-медленно прищурился, словно заглядывая куда-то далеко за облака, опустил веки и прошептал так, что тайну услышали все женщины:

– Наполняй сердце Небом, и придут к тебе ответы на все вопросы твои!

И каждая женщина, услышав эти слова Мудреца, познала: не находит она в сердце своем ответа на свою боль потому, что мало в нем НЕБЕСНОГО ОГНЯ.
Старинное зеркало
В комнате на стене висело старинное Зеркало, оставшееся Девушке в наследство от прапрапрабабушки. Оно было умудрено виденным и отраженным в нем за многие минувшие годы.

Девушка любила смотреться в Зеркало, прихорашиваться, кокетничать. Конечно, она знала, что молода и хороша собой, и никогда не задумывалась над тем, как будет выглядеть, когда станет бабушкой. Она не знала и знать не хотела, что нужно беречь свою красоту. Поэтому глаза ее не знали и не замечали, как время похищало с ее лица малюсенькие частички красоты. Она гордилась тем, что ее любили, ею восхищались, из-за нее страдали влюбленные молодые люди.

Она тоже любила, но любила... себя.

Тоже восхищалась, но восхищалась... собой.

Вот и на этот раз, перед тем, как показаться на улице, она посмотрелась в свое старинное Зеркало, и ее охватило сладостное чувство.

– Боже мой, как я прекрасна! Я могу разбить сердце любого молодого человека! – воскликнула она с гордостью и умилением.

И здесь произошло необычное: зеркало заговорило...

«Да, ты прекрасна, давно я это замечаю», – прошептало оно.

Девушка удивилась, и пока соображала, не ослышалась ли она, увидела, как в Зеркале рядом с ее отражением появилось лицо бабушки: бабушка вошла в комнату с большим подносом в руках, а на нем лежали фрукты для Девушки.

Девушка оторвалась от Зеркала, и с ужасом глядя на вошедшую старую женщину, подумала: «Неужели я тоже так постарею?! Неужели красоту мою затмят такие же морщины, как у бабушки?!»

И опять услышала она шепот Зеркала: «Да, ты постареешь, как твоя бабушка, и твое прекрасное лицо может измениться еще больше...» Шептало Зеркало спокойно, как сама вечность, беспристрастно, без всякой грусти или злорадства. Оно знало, о чем говорит.

«Как же так?! Не может быть, чтобы угасла моя красота! А бабушка моя, может быть, вовсе никогда и не была молодой и красивой, как я!» – гневно думала Девушка.

«Твоя красота уже начинает угасать, только твои глаза пока этого не видят», – опять шепнуло Зеркало спокойно и невозмутимо.

Девушка от злости готова была разбить Зеркало, которое, оказывается, умеет говорить и еще смеет предсказывать ей страшное будущее.

И в это время произошли две вещи: она только сейчас уловила, как с ее прекрасного лица сорвалась и погасла одна малюсенькая искра, а Зеркало шепнуло ей: «Хочешь увидеть, какой была твоя бабушка в молодости?»

В Зеркале лицо бабушки и весь ее облик вдруг преобразились: поднос с фруктами несла прекрасная девушка с очаровательными лучистыми глазами, восхитительной улыбкой и прекрасным гибким станом. Длилось видение всего несколько мгновений.

Девушка была поражена: оказывается, ее бабушка знала и молодость, и красоту.

«Но куда же тогда ушла ее красота?!» – недоумевала она.

«Во внутрь, – сказало Зеркало, – бабушка твоя сохранила свою красоту сполна и даже преумножила ее. Она теперь куда более величественна, чем когда-либо, ибо своей красотой и очарованием она украсила сердце и душу свою. Красота ее множится и в людях, которые окружают ее: искренняя любовь к ней есть отражение ее красоты».

Девушка глубоко задумалась: значит, красоту можно уберечь, если только сделать ее внутренней... Но как?

«Скажи мне, Зеркало, – взмолилась она, – как мне свою внешнюю красоту сделать внутренней?»

«Скажу, – шепнуло Зеркало, – неси людям на подносе любовь свою, и тогда сияние твоего прекрасного лица станет сиянием внутренним, ибо облагородятся сердце твое и душа твоя».

– Внученька, красавица моя, для тебя я эти фрукты собрала в саду: ешь, пожалуйста!

Ласка и забота, заключенные в этих словах, расчувствовали ее.

Она оторвалась от Зеркала и заглянула в лицо бабушки. Но только сейчас осознала, почему бабушка заботится обо всех и молится за всех. Не глазами, а сердцем увидела Девушка все великолепие внутреннего сияния старой женщины, которая протягивала ей поднос с фруктами.

Но на нем Девушка увидела не фрукты, а любовь, светящуюся вечной красотой.
Тайна врачевания
В один и тот же день и час, в одном и том же доме, одной и той же болезнью заболели два мальчика. Они были сверстниками и носили одно и то же имя: на первом этаже жил Дмитрий Первый, а на втором – Дмитрий Второй.

Обеспокоенные мамы мальчиков вызвали врача. Им оказался человек в белом халате, с длинной бородой и с заботливой улыбкой. Значит, он был добрым и умным.

Сперва он навестил Дмитрия Первого, то есть, первого Диму с первого этажа.

С чего начинают врачи осматривать больного ребенка? С этого же и начал добрый врач с бородой: велел Диме открыть рот и произнести длинное «а-а-а», а сам сквозь очки, хмуря лоб, заглянул во внутрь. Потом измерил температуру, проверил пульс, послушал сердце, легкие. Далее заинтересовался, чем мальчик болел и раньше, что он ел и пил за последние дни, нет ли у него головных болей и головокружений, была ли рвота.

Все это и многое другое он проанализировал в уме и сказал маме первого Димы: «Болезнь эта весьма коварная, она длится более месяца, и мальчику придется все это время лежать в постели».

Добрый врач с бородой выписал мальчику лекарства и назначил лечение: что можно и чего нельзя есть и пить, как можно себя вести.

Дмитрию Первому, конечно, стало грустно. Потом добрый и умный врач с бородой, с улыбкой и в белом халате поднялся на второй этаж и с той же тщательностью обследовал Дмитрия Второго, второго Диму. И также обнаружил, что болезнь была та же самая. Маме второго Димы сказал то же самое, что и маме первого Димы, и назначил Дмитрию Второму то же лечение, что и Дмитрию Первому.

Дмитрию Второму, конечно, тоже стало грустно.

Шли дни. И так как обоим Дмитриям было запрещено много, то они могли думать много, ибо врач не запретил им думать.

Дмитрий Первый так и сделал: погрузился в мысли, иначе говоря, в свой духовный мир. «Что у меня тут происходит?» – подумал он и оглянулся вокруг. Мальчик ужаснулся, обнаружив в нем стаю саранчи темных мыслей, скверных слов, груду обломков ужасных образов – стрельбу, убийства, коварство, злобу и ненависть. «Откуда вся эта мерзость во мне?!» Мальчик разжег в своем воображении большой костер и бросил в него весь этот мусор. И хотя потом костер погас, тем не менее в душе стало светлее.

Потом перед ним всплыл образ любимой бабушки, которая тоже была больна и потому не могла навестить внука. Сперва каждый день посылал он ей мысленную ласку, а потом пришла идея построить маленькую церквушку и подарить ей. Строил он в своем воображении с закрытыми глазами, терпеливо и долго. Украсил ее внутри и снаружи. И когда церковь была готова, пришла бабушка. Она восхитилась подарком внука и вознесла в церковь великую молитву на благо всех людей земли, на скорое выздоровление Димочки. Приходили люди в церковь, молились, и она стала светиться. Смотрел на свое духовное творение Дмитрий Первый и радовался, что доставил радость людям. И становилось от этого еще светлее на душе.

В назначенное время мама давала ему лекарство, и тогда, глотая таблетки, он мысленно обращался к ним: «Спасибо, добрые лекарства, что хотите вылечить меня».

Так жил в своем духовном мире Дмитрий Первый.

А на втором этаже лежал в постели Дмитрий Второй, который время от времени тоже погружался в свой внутренний мир, но чинил там совсем другое. Он злобствовал, завидовал и мстил. «Почему заболел именно я, а не тот, который забрал мой пистолет и не возвращает его? Встану и набью ему морду... А та задира, которая высмеивает меня? Надо хорошенько ее проучить, как со мной обращаться!..» Он все время кого-то ругал, придумывал коварные пути для мщения. А иногда в своих мыслях ходил по улицам с двумя пистолетами, люди шарахались от него, а он радовался, что его боятся... А что, если ограбить магазин? Но лучше – банк, и сразу разбогатеть! Богатому и учиться не надо будет. И воображал себя властелином острова, где его окружали слуги и служанки, готовые выполнить любую его прихоть. Иногда же превращался он в атамана разбойников или капитана пиратских кораблей. Все награбленное прятал в неприступных пещерах. И вообще, что за родители у него, не хотят купить ему в подарок компьютер, чтобы жить в виртуальном мире пиратов. «Не пойду в школу, пока не выполнят мое желание... А школу, конечно, надо взорвать».

Так в духовном мире второго Димы безобразные мысли, образы и скверные слова умножались на огромное количество себе подобных. А когда мама несла ему лекарства, он ругал врача, который прописал ему такие гадости.
* * *
Спустя неделю врач с бородой, с заботливой улыбкой и в белом халате навестил своих пациентов. На этот раз начал он со второго этажа и проверил здоровье Дмитрия Второго.

– Ой, ой, ой! – сказал он тревожно. – Пока никаких улучшений... Вы точно выполняли мои наставления? – обратился он к маме Димы. – Тогда почему же мальчику стало не лучше, а хуже?!

Добрый и умный врач не мог понять причины обострения положения. Потому к прежним лекарствам добавил еще и другие.

Потом он спустился на первый этаж и навестил Дмитрия Первого. И после того, как осмотрел его, задумчиво произнес:

– Не могу понять, что происходит! Эта болезнь за неделю не лечится, но мальчик совсем здоров! А там, наверху, другому мальчику стало хуже!..

Но кто мог объяснить доброму и бородатому врачу тайну, которую откроет Первый Дима, когда повзрослеет?
* * *
И прошло с тех пор двадцать пять лет. Вам известно имя Дмитрия Первого?

Да, теперь он самый знаменитый врач.

До того, как скажет больному: «Открой рот и скажи “а-а-а”», он сперва делает нечто странное: заглядывает в глаза больного и долго в них что-то ищет. «Глаза – зеркало души», – шепчет при этом про себя. А после делает все так же, как делал добрый и умный врач с бородой, и прописывает лекарства.

Но делает он еще то, чего не делает ни один врач: на особом фиолетовом бланке пишет что-то секретное и кладет больному под подушку, и кроме больного никто не имеет права заглянуть туда.

Проходит всего несколько дней, человек выздоравливает и никогда больше не болеет. А тайную записочку сжигает.

И если кто допытывается у Дмитрия Первого, чтобы он открыл ему тайну, он закрывает глаза, загадочно улыбается и говорит нечто туманное: «Понимаешь, брат, энергия духа...»

Вот и пойми тайну врачевания.
Помог бы ты мне...
Видел божий человек безбожие вокруг себя и страдал: губят же люди свою душу!

Не вытерпел такое зрелище и стал отшельником. Устроился в пещере и стал упрашивать Бога:

– Господи, сделай так, чтобы каждый человек узрел в Сердце своем Тебя, Бога!

Шли годы, и он не уставал возносить Богу мольбу свою.

Постарел отшельник.

Настало время покинуть мир.

Собрал в себе последние силы и взмолился:

– Господи, сделай так, чтобы каждый человек узрел в Сердце своем Тебя, Бога!

И услышал внутри себя голос:

– Помог бы ты Мне, чтобы хоть один человек познал Меня в Сердце своем!

Сказано: «Вера без дел мертва».
Возвращение Орфея
Жил Маленький Орфей с маленькой арфой, пра-пра-пра-пра-пра-пра-правнук Великого Орфея с Великой Арфой.

Жил он вместе с дедушкой в маленькой хижине у опушки леса и рос вдали от деревни и людей.

Рано утром дед уходил зарабатывать на хлеб насущный, а Маленький Орфей весь день играл на своей арфе, и слушали его музыку птички.

Вечером у костра, поедая свою похлебку, дед рассказывал ему очередную легенду о жизни Великого Орфея.

И зародилась мечта у Маленького Орфея: познать тайну Музыки Великого Орфея. Потому играл на арфе без устали, самозабвенно. Сама жизнь его превратилась в сплошную Музыку. Его пальцы научились извлекать из струн звуки восхищения и умиротворения, сострадания и сорадости, звуки счастья и горя, звуки чистой любви.

Дедушка не знал, как играет внук – весь день трудился в поте лица вдали от своей хижины. Но, видя, как внук любит свою маленькую арфу, десять лет откладывал гроши, и когда Маленькому Орфею исполнилось двадцать лет, подарил ему большую арфу.

Теперь уже Молодой, но не Великий Орфей решил играть на большой арфе для дедушки: дедушка засыпал под чарующие звуки Музыки и просыпался под те же прекрасные звуки, ибо Молодой Орфей играл для любимого дедушки всю ночь.

Так шли дни, недели, месяцы. И однажды дед сказал внуку:

– Сынок, что это со мной происходит?

Молодой Орфей взглянул на дедушку и удивился: на лице дедушки исчезли морщинки, а в белой как снег бороде появились густые черные волосы.

– Дед, ты молодеешь! – воскликнул Молодой Орфей, и оба были изумлены происшедшим.

Опять шли дни, недели, месяцы: Молодой Орфей, не переставая, каждую ночь, дарил дедушке Музыку.

Так прошел год.

А в тот день, когда Молодому Орфею исполнился 21 год, дедушка, как обычно, проснулся под звуки арфы. Он поднялся и как бы случайно взглянул в осколок зеркала, который хранился в хижине.

Дедушка долго искал себя там – деда своего внука. Внук в это время был погружен в свою Музыку. Струны его арфы испускали звуки, подобные которым давно не знал человеческий род.

Из зеркала на дедушку смотрел смуглый, красивый, жизнерадостный, с густой черной шевелюрой и бородой молодой человек. Дедушку же своего внука он в зеркале не обнаружил.

– Кто он? Кто я? – произнес он с удивлением и благоговением.

– Что, дед, ты уже проснулся? – прервал свою Музыку Молодой Орфей.

– Нет у тебя больше деда, нет у меня больше внука! – ответил ему дед дрожащим от радости и счастья голосом. – Мы с тобой братья! И сотворило это чудо твоя Музыка...

Дедушка, а теперь уже брат-дедушка, закрыл глаза и из глубины своей памяти извлек еще одну легенду о Великом Орфее:

– Говорят, играл он на арфе не пальцами, а сердцем; не сердцем, а любовью...

«Не это ли тайна Великого Орфея?» – подумал Молодой Орфей, который только что превратился для своего дедушки в брата-внука; а брат-дедушка, взглянув на первые лучи восходящего Солнца, осветившие скромную хижину, радостно закричал:

– Орфей вернулся!

Птички-сплетницы, услышав эту новость, разлетелись во все стороны света и разнесли весть о возвращении Орфея.

Но у всех ли были уши?

Все ли могли понять птичий язык?

И все ли знали, кто такой Орфей?
* * *
В тот день брат-дедушка вернулся в хижину расстроенный и огорченный.

– Нет в нашем городке мира и покоя, благоразумия и духовности, добра и справедливости, – сказал он брату-внуку. – Люди сквернословят, обижают друг другу. Грубость, грабежи, развратное веселье... Они погружаются в болото злости и корысти!

Орфей тоже огорчился этим сообщением.

– Брат-дедушка, почему так?

– Изгнали они из своего сердца любовь, вот почему!.. Похоронили они год назад одного певца, пел он им песни о доброте, милосердии и любви, и люди еще как-то сохраняли свой человеческий облик... А вот пришли после его смерти некие чужеземцы, тоже с песнями и музыкой, тоже играют на арфе и танцуют... И люди как с цепи сорвались – озлобились, начали сквернословить, воровать, устраивать оргии... Зло и разврат, еда и веселье – больше им ничего не надо...

Оба глубоко задумались о судьбе людей.

И когда брат-внук вечером взял в руки арфу, чтобы подарить очередную ночную Музыку своему брату-дедушке, тот извлек из своей вековой памяти еще одну легенду о Великом Орфее.

– Брат мой, внук, – сказал он, – говорят, истинная Музыка только одна. Это есть Музыка Великого Орфея. Все мелодии, которые не от Орфея, разрушительны. А Музыка, которая от Орфея, несет великую творящую силу... Твоя Музыка – от Великого Орфея, – заключил брат-дедушка и заснул под звуки Музыки Молодого Орфея.

На другой день они вместе направились в город.

Что же они там увидели?

В каждом уголке, на каждой улице, в переулках, во дворах домов, на рынке – везде царило насилие, беспредел, сквернословие, развратное веселье, праздность, хамство, грабежи и воровство.

На главной площади тоже кипела злоба, ненависть, праздность, распущенность. Чужеземцы возглавляли общий хаос, бренча и барабаня на своих инструментах и извлекая из них одни лишь вопли и скрежет.

Душа Орфея ужаснулась этой разрушительной какофонии. Он закрыл ладонями уши, но это не помогло. Тогда он сел в углу площади, и из глаз его хлынули слезы страдания, руки сами потянулись к арфе, сердце же растворялось в пальцах, а пальцы прикоснулись к струнам.

В то же мгновение, когда его пальцы извлекли первые звуки, собравшиеся на площади оцепенели. Чужеземцы сразу же куда-то исчезли. Люди как будто поняли, что занимались чем-то очень скверным и недостойным. Кто-то извинялся перед кем-то, кто-то краснел от стыда, кому-то было очень неловко смотреть в глаза другому. А кто-то даже возвращал наворованное хозяину. У многих на лицах появилась добрая улыбка, куда-то исчезли сквернословие и хамство. Некоторые подходили к Орфею и прислушивались к звукам Музыки. «Люди вспомнили о любви», – подумал Орфей, глядя на них, и прекратил игру.

Воцарилось полное молчание.

Люди оглядывались вокруг в недоумении, как будто только что очнулись от забвения, и поэтому никак не могли вспомнить, почему они находятся на этой площади. Постепенно их добрые лица исказились, и к каждому вернулись низменные чувства. Тем временем, услышав, что звуки чистой Музыки затихли, подоспели чужеземцы и возбудили толпу своей какофонией, которую называли музыкой.

Вновь началась вакханалия.

«Что же с ними происходит?!» – ужаснулся Орфей. Сердце его опять потянулось к арфе, и в пространстве разлились тревожные звуки, зовущие к милосердию, умиротворению, доброте.

И опять произошло чудо.

Иноземцы не выдержали силы и чистоты звуков арфы Орфея и опять испарились. Толпа вначале недоумевала, а потом каждый вернул себе едва не утраченную человечность, совесть, стыдливость, благородство. Вернул каждый и искреннюю радость и доброту. Тучи над площадью рассеялись, и солнце улыбнулось всем.

Многие, заслушавшись, собрались вокруг Орфея.

– Кто он?

– Как прекрасно он играет!

А Орфей играл и смотрел на них. Сердце его наполнялось счастьем любви к людям.

Так продолжалось очень долго.

«Может, хватит?» – подумал, наконец, он, и руки его остановились. Однако глаза тут же заметили, как лица опять начали меняться – вот-вот в их сердцах вновь возобладают злоба и разнузданное веселье.

И в это мгновение пришло к нему озарение от самого Великого Орфея, легенды о котором дарил ему брат-дедушка. «Музыка твоя есть Истина! – услышал Орфей. – И тебе придется играть для людей до тех пор, пока каждый из них сам не станет Музыкой».

Молодой Орфей закрыл глаза, чтобы ничто внешнее не мешало его вдохновению, и стал извлекать из своего сердца, из струн арфы звуки чистой, божественной и великой любви.

Он сидел так на площади, погруженный в Музыку для людей, и не чувствовал, что проходят не дни, не недели, не месяцы, а годы. В глазах его погас солнечный свет, но горел Свет Божественный.

Он не мог видеть, что происходило вокруг. А вокруг изменилось все. Люди жили счастливо, не думая о счастье и даже не зная, что такое зло. Они жили в изобилии, не думая о собственности и не зная, что такое богатство. Они любили друг друга, не думая о любви и не зная, что такое ненависть.

Светился каждый человек, каждый дом, каждое дерево.

Из земли сами вырастали цветы, как звуки музыки, как стихи, как песни, как улыбки.

Люди молодели.

Каждое утро собирались они на площади и поклонялись человеку, не зная, кто он, почему играет на арфе, не переставая ни на минуту, почему тут сидит, и почему они сами преклоняются перед ним.

Кто-то сказал: «Построим ему высокую башню на этой площади. Пусть играет там, раз так любит играть».

Сказано-сделано: построили великолепную башню, и Орфей даже не почувствовал, как осторожно подняли люди чудака-музыканта, чтобы не прервать его игру на арфе.

Опять проходили годы. С высокой башни все лились и лились чарующие звуки, а вниз спускалась длинная борода играющего. Приходили к башне взрослые с детьми и отдавали почести бороде чудо-музыканта.

Так длится это в том городке и по сей день. Голос свыше пока не говорит Орфею, что играть на арфе больше не надо, ибо люди уже сами стали Музыкой.

О том, что зовут этого Музыканта Орфей, и о тайне его Музыки знает только один человек. Сидит он сейчас на камне перед башней, слушает и грустно размышляет.

О чем?

О том, что некому ему рассказать правду о своем брате-внуке, – кто его поймет и кто поверит?

Грустит еще и о том, что поселений, где звучит какофония, на Земле тысячи, а Орфей всего один.
Твоя красота в твоей доброте
Мальчик взрослел. Потому часто смотрел в зеркало и злился:

– Какой я некрасивый!

Дедушка услышал слова эти и сказал внуку:

– Твоя красота в твоей доброте!

Мальчик поверил дедушке и начал делать Добро – всем, везде, повсюду...

Он так увлекся этим, что совсем позабыл, как он некрасив.

Шло время.

Стал он молодым человеком.

Однажды, будучи на вечеринке, он услышал, как шепчутся две красивые девушки, украдкой глядя на него:

– Какой он обаятельный! – сказала одна.

– Лицо его светится внутренней красотой! – сказала другая.

А молодой человек вспомнил дедушку.

«Спасибо тебе, мудрый дедушка!» – подумал он.
Улыбка в треугольном письме
С детства живет во мне Улыбка, которая стала моим добрым путеводителем, амулетом и воспитателем.

Улыбку эту я получил по почте, в треугольном письме.

Улыбка была написана на сером клочке бумаги.

Прислал ее мне отец с фронта, куда он ушел воевать с фашистами.

Было это в хмурое декабрьское утро 1942 года, и было мне тогда десять лет.

Вокруг были холод, голод, нищета, страх и война.

Отец написал мне всего несколько слов, видимо, спешил.

«Я верю в тебя, сынок, я люблю тебя», – и все.

Это было его последнее письмо, я получил его, когда отца уже не было в живых, он погиб на фронте.

Я часто представляю себе, как он улыбался и писал эти слова, которые превратились в Улыбку.

Улыбка веры и любви отца с тех пор живет во мне.

Она защищает меня от злобы и зависти.

Она не позволяет мне стать злобным и завистливым.

Вот такая Улыбка отца, присланная с фронта, живет во мне.

Улыбка эта стала моим наставником
Человек и Мечта
Человек и Мечта подружились.

– Давай погонимся за Синей Птицей, – сказала Мечта.

– Давай... – сказал Человек.

В погоне за Синей Птицей неожиданно для себя они воспарили над бездной. Человек испугался.

– Я упаду в бездну... Хочу обратно! – закричал он.

Мечта встревожилась:

– Не думай о падении, думай о Синей Птице...

– Но я же упаду...

– Держись за меня...

В мгновение ока Человек должен решить: отчаиваться дальше или, держась за Мечту, лететь дальше.

И как он решит?

И что лучше: жить, как бы находясь в прыжке над бездной, или жить, не отрывая ног от земли?
А потом?
У этой притчи есть свой автор, но я не знаю, кто он. Мне притчу рассказал один учитель, которому тоже рассказал кто-то другой. Я же пересказываю вам и, по всей вероятности, в весьма измененном виде.

Сын порадовал отца:

– Отец, я поступил в университет!..

– Это хорошо, – сказал отец, – и что будет дальше?

– Дальше – буду учиться лучше всех... – отвечает сын.

– А дальше что?

– Дальше – получу диплом, стану первоклассным специалистом...

– А потом?

– Найду хорошую работу с хорошей зарплатой, устроюсь в жизни, выйду в люди...

– А потом? – допытывался отец.

– Построю себе дом... Будет машина... Буду путешествовать...

– И что потом?

– Женюсь на красивой девушке, будут дети... Буду радоваться жизни...

– А потом?

– А потом... постарею, отец... выйду на пенсию...

– А потом?

– Что потом, отец?.. Потом умру...

– И что будет потом?

– Похоронят...

– А потом?

– А что потом?! – удивился сын. – Потом все...

– И вся жизнь ради того, чтобы потом пышно похоронили? – возмутился отец. – Зачем тебе эта жизнь, если не будешь думать, что будет потом, когда она кончится!
Божья благодать
Посадил крестьянин лозу виноградную и закрепил рядом палку.

Обвилась лоза вокруг палки и начала расти.

– Ты – моя мама, я люблю тебя...

– Ты – моя дочь, расти счастливой...

– Ты – моя надежда...

– Ты – моя гордость...

Так они шептались днем и ночью.

Лоза все крепче прижималась к маме-палке, а та радовалась ее цепким щупальцам. Но однажды сказала мама:

–Дочь моя, гниет мое основание, я скоро упаду...

Встревожилась лоза:

– Держись, мама, если ты упадешь, я погибну, а скоро должна начать цвести...

Взмолилась мама Господу:

– Дай мне устоять еще немножко...

И начала лоза цвести.

Вскоре появились солнечные гроздья. Мама была счастлива, глядя на радость дочери. Но тяжесть все наполняющихся кистей отнимала у нее последние силы.

– Дочь моя, я уже не в силах держаться, ухожу из жизни, береги себя и детей своих...

Воскликнула лоза со слезами на глазах:

– Не оставляй нас, мама, без твоей опоры мы все погибнем...

Тогда взмолилась еще раз мама Господу:

– Сделай меня вечной надеждой для моих детей...

...Пришел крестьянин собирать виноград.

Взглянул на лозу и глазам своим не поверил: опоры нигде не было, а лоза тянулась все выше и выше, обвивая своими щупальцами воздух.

Но взор крестьянина не мог видеть Божью Благодать: лозу поддерживал не воздух, а любовь матери, что одаривало ее обилием урожая.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации