Билеты по Теории Перевода - файл n1.doc

Билеты по Теории Перевода
Скачать все файлы (1000 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc1000kb.10.01.2014 23:50скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
ВОПРОСЫ К ЭКЗАМЕНУ


  1. Виды переводческой деятельности.




  1. Разделы переводоведения. Виды перевода.

ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ - совокупность научных дисциплин, изучающих различные аспекты перевода (Комиссаров, 2002); научная дисциплина, которая «изучает процесс и результаты перевода с самых разных точек зрения» (Алексеева, 2004,. с. 47); «наука о переводе как процессе и как тексте, исследующая проблемы перевода, основные этапы его становления и развития.

B.C. Виноградов выделяет следующие основные разделы переводоведения:

Переводоведение как научная дисциплина достаточно молодо, его история насчитывает чуть более 50 лет, однако для теории перевода этот период оказался необыкновенно плодотворным.

Основным предметом внимания для теории перевода является «соотношения между подлинником и переводом и различие тех форм, которые они принимают в конкретных случаях, требующих объяснения и обобщения» (там же), а объектом теории перевода служит «перевод как творческая деятельность, связанная с языком и с литературой и неизбежно предполагающая соприкосновение двух языков, передачу подлинника средствами другого языка» (Фёдоров, с. 22). Теория перевода пользуется данными разных наук, в том числе и лингвистики, приспосабливает их методы для решения собственных задач.

Переводоведение тесным образом связано с лингвистикой, литературоведением, философией, историей, социологией, психологией и другими дисциплинами. В зависимости от изучаемой проблемы на первый план могут выступать разные методы. Так, например, изучение эквивалентности требует использования лингвистических методов, решение стилистических проблем невозможно без привлечения литературоведческих методов. В настоящее время переводоведение признается рядом исследователей в качестве науки междисциплинарной; другие исследователи (например, Н.К. Гарбовский) полагают, что «признание междисциплинарного статуса теории перевода удобно лишь для того, чтобы уйти от решения весьма сложного вопроса о том, что же является собственным предметом этой науки, ведь междисциплинарность - это не что иное, как рассмотрение объекта через призму предметов разных наук» (Гарбовский, 2004, с. 206).

Виды перевода

По характеру переводческой деятельности традиционно выделяется устный и письменный переводы. При том, что и лингвистически эти виды перевода не вполне эквивалентны, с психологической точки зрения они во многом просто противоположны. Для устного перевода важнейшим параметром является фактор линейного развертывания текста во времени (со столь значимыми последствиями, как невозможность «заглянуть вперед» или «вернуться и исправить»), что неминуемо влечет за собой снижение требований к точности и изяществу перевода. Устный и письменный перевод предполагают наличие настолько разных психологических установок, что один и тот же человек крайне редко оказывается в состоянии справляться с задачами как устного, так и письменного перевода с одинаковым успехом; в частности, переводчики, работающие в крупных международных организациях (таких, как Европейский парламент или ООН), никогда не совмещают устный и письменный перевод. В рамках устного перевода выделяется синхронный и последовательный перевод. При синхронном переводе звучащий текст переводится практически одновременно с его произнесением (максимально допустимое запаздывание порядка 10 секунд). При последовательном переводе переводчик прослушивает довольно значительный фрагмент текста (порою до 15 минут), фиксирует его в той или иной форме и после этого переводит на соответствующий язык.

По другому основанию перевод разделяется на односторонний и двусторонний. Односторонний перевод осуществляется только с языка-источника (L1) на язык-цель (L2), в отличие от двустороннего, предполагающего перевод с L1 на L2 и наоборот. В обычном случае двусторонний перевод является последовательным, т.е. используется в ситуации переговоров и т.п.

По цели перевода все рассматриваемые выше типы можно отнести к коммуникативному. Коммуникативный перевод безусловно является самым важным и распространенным типом. Это, так сказать, «нормальный» перевод, т.е. перевод, преследующий цель максимально адекватными и соответствующими нормам языка L2 средствами донести до адресата содержание исходного сообщения на языке L1. Однако по основанию цели выделяются и другие типы перевода: а) «пословный» перевод, в результате которого создается подстрочник; б) буквальный перевод, называемый в англоязычной традиции grammar translation; в) филологический перевод, называемый также «документальным»; и г) адаптивный (и, как частный случай, реферативный) перевод.

В подстрочнике текст предстает как последовательность слов, каждое из которых имеет самостоятельную ценность. Слова в переводе сохраняются, таким образом, в той же последовательности и в тех же формах, что и в оригинале. То, что на выходе получаются некорректные, а часто и совершенно непонятные высказывания, не рассматривается в этом случае как недостаток. Такой перевод широко используется как инструмент лингвистического описания, например в работах по синтаксической типологии. Другая область применения подстрочника – перевод поэзии. Иногда подстрочник используется также в качестве промежуточного этапа при переводе художественной литературы.

Буквальный перевод, в отличие от подстрочника, предлагает рассматривать текст не как последовательность отдельных слов, а как последовательность предложений. Обеспечение связности текста, сохранение его воздействующего эффекта, адаптация метафор и какой бы то ни было учет особенностей употребления (так называемого узуса) языка L2 – все это в задачи буквального перевода не входит. Этот тип перевода используется в первую очередь как инструмент овладения иностранным языком. На определенном этапе изучения языка от учащегося требуется умение порождать грамматически правильные и содержательно адекватные предложения. Это умение достигается, в частности, с помощью выполнения упражнений на буквальный перевод.

Цель филологического перевода, сформулированная немецким теологом и филологом Ф.Шлейермахером еще в начале 19 в. в рамках герменевтической традиции (герменевтика – это искусство и теория истолкования текстов), состоит в том, чтобы максимально «приблизить читателя к автору». Если при этом порождается текст, изобилующий чуждыми реалиями, непривычными образами и даже определенными нарушениями узуальных конвенций языка L2, это рассматривается скорее как достоинство, нежели как недостаток, так как утверждается, что высшим критерием качества перевода является верность авторскому стилю и сохранение художественных особенностей оригинала. Естественно, что сферой применения филологического перевода оказываются исключительно художественные тексты, в особенности «канонизированные» литературные памятники. Одним из наиболее известных поборников филологического перевода был испанский философ и социолог первой половины 20 в. Х.Ортега-и-Гассет.

Адаптивный перевод – это перевод, предполагающий приспособление результирующего текста к потребностям пользователя. Чаще всего он связан с сокращением текста оригинала, извлечением из него какой-то наиболее важной информации, т.е. созданием реферата, дайджеста, аннотации на другом языке. В последнее время этот тип перевода получает все большее распространение, что связано с повышением удельного веса «нехудожественных» (деловых, научных, технических и т.п.) переводов. По имеющимся оценкам, удельный вес художественной литературы в общем потоке переводимых сегодня текстов составляет не более пяти процентов.



  1. Параметры функционального стиля и регистра при переводе.

Другое фундаментальное понятие теории перевода и лингвистики в целом – функциональный стиль. Безошибочное отнесение текста на ИЯ к тому или иному стилю в немалой степени определяет успех порождения коммуникативно эквивалентного текста на ПЯ. В художественном это особенно важно в связи с тем, что иностилевые элементы художественного текста обладают ярко выраженной стилистической маркированностью, которую необходимо передать на языке перевода.

Однако определение функционального стиля, к которому принадлежит текст, часто вызывает трудности. Это объясняется, с одной стороны, отсутствием единого подхода к проблеме типологии текстов, а с другой стороны, тем, что одни и те же понятия обозначают разными терминами, зачастую не удовлетворяющими требованиям, предъявляемым к терминологии. В частности, разные авторы выделяют неодинаковые функциональные стили и число их спорно, а само понятие функционального стиля часто неправомерно смешивают со стилем языка (нейтральный, книжный, разговорный), стилем конкретного художественного произведения или стилем автора (то есть индивидуальной манерой, которой исполнен данный тип речевых актов, например, стиль раннего Байрона), стилем как общепринятой манерой исполнения какого-либо конкретного типа речевых актов, включая его композицию (например, стиль ораторской или судебной речи), и стилем как языковой парадигмой эпохи (например, стиль английского литературного языка ХУI в.).

Энциклопедия “Русский язык”, наряду с понятием стиль, оперирует аналогичным ему понятием функционально-стилевой сферы (например, книжная речь), а внутри функциональных стилей выделяет функционально-стилевые единства, к которым ею относятся “стили, книжная речь, публичная речь, разговорная речь, язык художественной литературы” [27.С.336]. Наряду с функциональными энциклопедия выделяет экспрессивные стили:

Н.Ф.Пелевина выделяет два основных фунциональных стиля, книжный и разговорный, а внутри них – варианты стиля, или регистры, часто именуемые просто стилями: научный, поэтический, публицистический для письменной речи и литературно-разговорный – для устной. Художественная проза, по мнению Н.Ф.Пелевиной, имеет свой функциональный стиль, так называемый литературный [21.С.83].

Кроме того, термин “стиль” употребляется в литературоведении, искусствоведении и эстетике, но в других значениях. При этом происходит интерференция терминосистем, что осложняет их функционирование, в первую очередь теминосистемы переводоведения, как более молодой по сравнению с другими терминосистемами. Этот фактор следует учитывать при конструировании терминологии. Так, например, калькированный термин “регистр”, для которого Н.Ф.Пелевина предлагает толкование и ”вариант стиля” и “просто стиль”, -- что уже само по себе не может не вызывать возражений – в русском языке традиционно входит в состав других терминосистем, и поэтому вследствие интерференции он не воспринимается как определенный и однозначный, тем более что существует и в научной литературе употребляется традиционный, семантически прозрачный термин “подстиль”. На неправильное употребление термина “регистр” в смысле “функциональный стиль” указывал В.Л.Наер [20.C.5].

На некоторые аспекты проблемы определения понятия стиля обращал внимание В.В.Виноградов. ”Иногда подчеркивается различие трех “подходов” к стилю, иногда трех его определений, -- писал он, -- лингвистического, литературоведческого и шире – вообще искусствоведческого. Правда, литературоведческое понимание стиля еще не опирается на глубокую, самостоятельную и общепринятую основу: оно чаще всего колеблется между общим икусствоведческим и лингвистическим. Нередко оно сбивается то на одно, то на другое, чаще же всего механически совмещает черты и признаки обоих” [7.С. 23]. К сожалению, нельзя сказать, что с тех пор положение кардинально изменилось.

В свое время Л.В.Щерба разделял формы письменного языка на разные формы языка художественной литературы и разные формы делового языка. К последнему он относил канцелярский язык, или стиль, язык законов, научный язык, эпистолярный стиль и др. [32.С.118]. Большой энциклопедический словарь “Языкознание”(1989) выделяет:

и относит статус языка художественной литературы к разряду спорных [4.С.567].

А.В.Федоров говорит о “жанровом типе переводимого материала”, “разновидностях переводимого материала” и “группах материала” как о синонимических понятиях и выделяет, во-первых, газетно-информационные и специальные научные тексты, и, во-вторых, общественно-политическую литературу, публицистику и ораторскую речь, а также художественную литературу [31.С.199,206,208]. М.П.Брандес и В.И.Провоторов, как и многие лингвисты [29.C.4], выделяют пять фунциональных стилей: официально-деловой, научно-технический, газетно-публицистический, обиходно-бытовой и литературно-художественный [5.С.13].

Л.К.Латышев и В.И.Провоторов вслед за В.Н.Комиссаровым [10.C.178] делят все тексты на два типа: художественные и информационные [17.С.18].Сходным образом делила тексты – на ориентированные на форму и на ориентированные на содержание (а также на обращение и аудио-медиальные) – и немецкая исследовательница К.Райс [25.С.209-211]. Такое деление, а точнее такая терминология, страдает значительным изъяном: если ее принять, то создается впечатление, что первый тип как бы вообще или почти не несет информативной нагрузки, а для второго якобы не имеет значения форма, что уж совсем не соответствует действительности. Л.К.Латышев выделяет как бесспорный факт четыре функциональных стиля: стиль бытового общения, стиль науки и техники, стиль официально-делового общения и стиль публицистики и прессы, рассматривая стиль художественной литературы также как спорный и допуская отнесение к нему лишь авторской речи [16.С.55].

Четыре функциональных стиля – научный, официально-деловой, газетный и публицистический – выделяет и Н.М.Разинкина [25.С.3]. В.Л.Наер считает, что в английском языке существуют официально-документальный, научный, профессионально-технический, газетный, публицистический, религиозный и художественный функциональные стили [20.С.8]. А.Лилова выделяет две основные группы текстов – художественные и нехудожественные – и три основных вида перевода: общественно-политический, художественный и научно-технический [20.С.238]. Подробно основные подходы отечественных и зарубежных теоретиков к типологии текстов и перевода анализируются в работах А.В.Федорова [Указ. соч. С.199-207], К.Райс [Указ. соч. С.204-208], Е.С.Троянской [30. С.16-18], Н.М.Разинкиной [Указ. соч. С.6-10], В.Л.Наера [Указ. соч. С.3-13], А.Лиловой [Указ. соч. С.223-239] и др.

Стилистическая характеристика слова. Наряду со словами, употребляемыми во всех жанрах и типах речи (то есть стилистически «нейтральными»), существуют слова и словосочетания, употребление которых ограничено какими-то определенными жанрами и типами. Эта закреплённость слов за определенными речевыми жанрами становится их постоянной характеристикой и, тем самым, компонентом их прагматического значения. В этом смысле мы и употребляем термин «стилистическая характеристика слова».

В целом представляется правомерным выделять два основных типа речи: обиходно-разговорную и книжно-письменную. В пределах этой последней различаются следующие основные жанры: 1) художественная литература; 2) официально-научный жанр; 3) публицистический жанр.1 Каждый из этих жанров, в свою очередь, подразделяется на разновидности: так, внутри художественной литературы различаются художественная проза, драматургия и поэзия; внутри официально-научного жанра – тексты официально-деловые, газетно-информационные, документально-юридические и научно-технические; внутри публицистики — общественно-политическая литература, газетно-журнальная публицистика (в узком смысле) и ораторская речь.

Не всем перечисленным жанрам речи, однако, свойственно употребление определенных, характерных именно для данного жанра, лексических единиц. Так, не существует какого-либо слоя лексики, употребление которой было бы свойственно исключительно или даже преимущественно языку художественной литературы — отличительной чертой этого жанра (кроме поэзии, которая имеет свой специфический словарь) является как раз широкое использование лексики, принадлежащей самым различным стилистическим слоям. Нет своего специфического словаря также и у языка публицистики.

Учитывая это, можно выделить в словарном составе языка типа русского или английского следующие виды стилистической характеристики слов:

1) Нейтральная — у слов, употребляемых во всех типах и жанрах речи, то есть у слов «стилистически немаркированных». Сюда относится подавляющее большинство слов, входящих в ядро словарного состава любого языка.

2) Обиходно-разговорная — у слов, употребляемых в устной речи в «неофициальной» ситуации и не употребляемых, как правило,2 в письменной речи. (Ср. русск. электричка, раздевалка, влипнуть, шлепнуться, тренькать, чуд-

1 Такой классификации придерживается, в частности, А.В. Фёдоров (см. А.В. Федоров. Основы общей теории перевода, гл. 6). Несколько иную (более детальную) классификацию дает И.Р. Гальперин в монографии "Stylistics", Moscow, "Higher School Publishing House", 1971, Part VI.

2 Исключение — использование обиходно-разговорной лексики в языке художественной литературы (преимущественно в речи персонажей) и в публицистике.

ной и пр.; англ, bobby, booze, dough деньги, buck доллар, movie, buddy, to filch и пр.).

3) Книжная — у слов, употребляемых только в письменной речи (в любых ее жанрах) и не употребляемых в обиходно-разговорной речи, хотя в «официальной» ситуации они могут употребляться и в устной речи. (Ср. русск. досягаемость, вышеупомянутый, шествовать, благосостояние и пр.; англ, inebriety, conflagration, pecuniary, to commence, thereby и пр.)

4) Поэтическая — у слов, употребляемых преимущественно только в языке поэзии (иногда также — в «торжественной прозе). (Ср. русск. отчизна, глашатай, очи, уста и др.; англ, oft, morrow, steed и др.).

5) Терминологическая — у слов, употребляемых только или преимущественно в официально-научном жанре. Сюда относится вся научная и техническая терминология; сюда же следует относить термины и специальные слова, употребляемые в сфере государства и права (юриспруденции), экономики, финансов и военного дела, в общественно-политической жизни, а также, по-видимому, так называемые «канцеляризмы».1
2. Регистр слова.2 Говоря о «регистре», к которому принадлежит слово, мы имеем в виду определенные условия или ситуацию общения, обусловливающие выбор тех или иных языковых средств, в том числе лексических единиц. Эта ситуация определяется, в первую очередь, составом участников коммуникативного процесса: определенные слова (и шире — языковые единицы) могут употребляться только при разговоре с близкими знакомыми, родственниками и пр., в то время как другие лексические (и вообще языковые) единицы употребляются преимущественно в разговоре с малознакомыми людьми, с вышестоящими по служебному или социальному положению и пр. Во-вторых, «регистр" речи определяется также условиями, в которых протекает процесс языковой коммуникации, — даже с близкими друзьями или с родственниками в официальной обстановке, пример, на службе, на собрании и пр. не принято говорить

1 Характеристику словарного состава английского языка в плане его стилистической дифференциации см. И.Р. Гальперин. Указ, соч., с. 62—117.

2 Термин «регистр» (register) в данном значении или близком к нему употребляется в работах лингвистов так называемой Лондонской школы, в частности, в упомянутой работе Дж. Кэтфорда "A Linguistic Theory of Translation".

так, как в домашней обстановке и т. п. В целом, видимо, можно наметить существование в языке следующих пяти регистров1: 1) фамильярный; 2) непринужденный; 3)нейтральный; 4) формальный; 5) возвышенный. Так, русские оболтус, паршивец, трескать относятся к фамильярному регистру; авоська, подкачать (в смысле 'подвести кого-нибудь')- подвыпивший — к непринужденному; прибыть, отчислить, очередной, бракосочетание — к формальному; стезя, вкусить, лицезреть — к возвышенному. Нередки случаи, когда в языке имеется несколько слов с одинаковым референциальным значением, относящихся к разным регистрам; ср. русские дрыхнуть (фамильярное) — спать (непринужденное и нейтральное) — отдыхать (формальное) — почивать (возвышенное). Подавляющее большинство слов относится к нейтральному регистру; они могут употребляться в любом регистре речи, от фамильярного до возвышенного, подобно тому как стилистически нейтральные слова употребляются в любом типе и жанре речи.

3. Эмоциональная окраска слова. В любом языке существуют слова и выражения, компонентом семантической структуры которых является эмоциональное отношение говорящего к называемому словом предмету или понятию, то есть отрицательная или положительная оценка тех прсдметов, явлений, действий и качеств, которые обозначаются данным словом. В этом случае принято говорить об эмоциональной окраске слова — отрицательной или положительной. Слова, не содержащие в себе никакого оценочного момента (таких в словаре подавляющее большинство), считаются «эмоционально нейтральными». Таким образом, лексические единицы могут быть подразделены на три основных группы:отрицательно-эмоциональные, нейтрально-эмоциональные и положительно-эмоциональные. Например, русские слова лизоблюд, подпевала, шкурник, говорильня, отребье, волынить относятся к числу слов с отрицательной эмоциональной окраской. Отрицательно-эмоциональные слова в русском языке широко образуются путем суффиксации -прибавлением к эмоционально-нейтральному слову так называемых «уничижительных» суффиксов (ср. городишко, избёнка, человечишка и пр.). Слова с положительной эмоциональной окраской в русском языке также довольно свободно образуются от нейтральных слов прибавлением так называе-

1 См. М. Joos. The Five Clocks. "International Journal of American Linguistics", № 28, 1962, p. V.

мых «ласкательных» суффиксов (ср. братец, сестричка, дружочек, песик и пр.). Для одного и того же референта могут существовать эмоционально окрашенные и нейтральные обозначения: ср. русские мятеж (отриц.) — восстание (нейтр.), шпион (отриц.) — разведчик (нейтр.) и т. п. Аналогичный пример из английского языка приведен в работе И.В. Арнольд «Лексикология современного английского языка": Oh, you're not a spy. Germans are spies. British are agents. 1

Разумеется, намеченная нами классификация лексики по стилистической характеристике, регистрам и эмоциональной окраске является весьма схематической и не отражает всей сложности и многообразия отношений, существующих между словами в плане их прагматических значений. Выделенные здесь аспекты классификации слов по их прагматическим значениям не являются строго взаимоисключающими — между стилистической характеристикой, регистром и эмоциональной окраской существует настолько тесная связь, что в ряде случаев возникают затруднения, к какому из этих типов прагматических значений следует отнести ту или иную характеристику слова или словосочетания. Так, слова, принадлежащие к обиходно-разговорному типу речи, одновременно оказываются отнесенными к фамильярному или непринужденному регистру; книжная лексика — к формальному регистру; поэтическая — к возвышенному. Таким же образом существует тесная взаимозависимость между стилистической характеристикой или регистром лексики и ее эмоциональной окрашенностью: слова с отрицательной эмоциональной окраской в подавляющем большинстве относятся к фамильярному регистру, а с положительной – к возвышенному регистру и к поэтической лексике и т.д.

С другой стороны, следует иметь в виду, что нередко имеют место случаи, когда одно и то же слово может обладать различной стилистической или регистровой характеристикой и эмоциональной окраской. Например, слово конь употребляется, с одной стороны, как поэтизм, а с другой — как термин в кавалерии и конном спорте; гласить относится как к возвышенному регистру, так и (в выражениях типа параграф третий гласит...) к формальному; слова с «уничижительными» суффиксами, имеющие отрицательную эмоциональную окрашенность, в определенных контекстах могут принимать и прямо противоположный –

1 И.В. Арнольд. Лексикология современного английского языка. М. — Л., «Просвещение», 1966, с. 271.

"ласкательный», то есть эмоционально-положительный характер и т.п. Все это говорит о том, насколько сложны действительные отношения между разными видами прагматических значений и различными разрядами лексики, выделяемыми в словарном составе языка на основе этих значений.

Наряду с указанными выше тремя основными видами прагматических значений, выражаемых в языковых знаках (стилистическая характеристика, регистр и эмоциональная окрашенность), существует и четвертый вид значений, который, по нашему мнению, должен быть отнесен к числу прагматических. Речь идет о так называемой «коммуникативной нагрузке» языковых элементов в строе предложения, обусловленной различной степенью осведомленности говорящего и, особенно, слушающего в отношении сообщаемой в предложении информации. Известно, что в строе предложения, употребляемого в речи, выделяются обычно элементы, содержащие в себе информацию, уже известную слушающему (читающему) и принимаемую говорящим (пишущим) как данное, как исходное при построении сообщения и, с другой стороны, элементы, несущие информацию новую, еще неизвестную слушающему, то есть впервые сообщаемую и, тем самым, семантически наиболее существенную для данного высказывания. Так, в предложении Иванов пришел при обычной интонации слово Иванов является «данным», так как говорящий предполагает, что слушающему известно, о ком идет речь: «новым» же в этом предложении является пришел.При обратном же порядке слов (опять-таки при обычной, нсэмфатичсской интонации) «коммуникативная нагрузка» элементов предложения меняется на прямо противоположную: в предложении Пришел Иванов «данным» является уже пришел, а «новым» — подлежащее Иванов, поскольку предполагается, что слушающему известно, что кто-то пришел, но неизвестно, кто именно (это предложение можно рассматривать как ответ на явный или подразумеваемый вопрос: Кто пришел?). Поскольку сама описываемая ситуация в обоих случаях остается одной и той же, указанные значения «данного» и «нового» никак нельзя считать референциальными. С нашей точки зрения, они должны быть причислены к значениям прагматическим, поскольку они определяются исключительно отношением самих участников коммуникативного акта к описываемой в предложении ситуации.

Литература по вопросу о «коммуникативном членении» предложения весьма обширна и нам нет необходимости подробно останавливаться здесь на этой проблеме. Поскольку «коммуникативная нагрузка» элементов предложения и, следовательно, его «коммуникативное членение»1 каждый раз определяются факторами контекста и речевой ситуации, то есть составляют необходимый компонент любого речевого акта, необходимо учитывать их при переводе. Правильная передача «коммуникативного членения» предложения является необходимым условием эквивалентности перевода, вне зависимости от его вида (письменный или устный) и от жанрового характера переводимого материала. Однако этот тип прагматического значения принципиально отличается от всех остальных, выделенных нами выше, — он по самой своей сущности синтаксичен, то есть характеризует собой не отдельные знаки языка, а целые высказывания, определяя собой характер отношений между компонентами данных высказываний. Конечно, как было отмечено выше, такие типы прагматических значений., как стилистическая характеристика, регистр и эмоциональная окраска, также не ограничиваются исключительно лексическими способами выражения. Они могут выражаться и грамматическими средствами; так, в английском языке такие синтаксические конструкции, как эллиптические предложения (типа Want to go with us?), конструкция «апокойну (напр. There's a man wants to see you), бессоюзные придаточные предложения условия (типа I sec him, I'll talk to him) и пр. являются столь же четкими показателями фамильярного и непринужденного регистров, как и определенные разряды лексики. Нередко прагматически маркированными по стилю, регистру и эмоциональной окраске бывают не отдельные лексические единицы или грамматические средства, а целые высказывания, как например, следующие английские предложения, одинаковые по референциальному значению, но принадлежащие к различным регистрам речи:

Please, come in. (формальное);

Come in. (нейтральное);

Come in, will you? (непринужденное);

Get the hell in here! (фамильярное, с отрицательной эмоциональной окрашенностью).

1 Другие термины для того же понятия — «актуальное членение», «логико-грамматическое членение», «функциональная перспектива предложения».

114

Однако, как было отмечено, основная тяжесть выражения стилистической характеристики, регистра и эмоциональной окрашенности текста все же падает на лексику. Что же касается «коммуникативной нагрузки» членов предложения, то она почти исключительно выражается грамматически, при помощи определенных синтаксических, реже — морфологических средств. Поэтому вопрос о передаче при переводе «коммуникативного членения» предложения будет нами рассмотрен ниже, в главе 5, в разделе, посвященном описанию синтаксической перестройки предложения при переводе.


  1. Основы теории закономерных соответствий. Эквивалентные и вариантные соответствия.

теория закономерных соответствий

теория закономерных соответствий Рецкера является одной из первых теорий созданных в результате изучения текстов в переводе (текста оригинала и текста перевода). Эта теория учитывает то обстоятельство, что некоторые приемы логико-семантического порядка в процессе перевода повторяются. Так, для перевода отдельных слов и сочетаний необходимо найти существующие в другом языке постоянные эквиваленты. Постоянные эквиваленты имеются во всех языках, например, для имен собственных, терминов, числительных. Для перевода некоторых других слов и словосочетаний можно найти только вариантные контекстуальные соответствия, т.е. временные эквиваленты, годные для данного контекста, для данного употребления слова или словосочетания в речи. И, наконец, для перевода еще одной группы слов или словосочетаний приходится прибегать к приемам логического мышления и связанным с ними лексическими трансформациями. Таким образом, по мнению Рецкера, между единицами текстов оригинала и перевода имеются "три категории соответствий:

1) эквиваленты, установившиеся в силу тождества обозначаемого, а также отложившиеся в традиции языковых контактов;

2) вариантные и контекстуальные соответствия и

3) все виды переводческих трансформаций".

Теория Я.И. Рецкера объясняет основные приемы работы переводчика. Она стимулирует изучение эквивалентов, объема значений слов и словосочетаний; она показывает значение контекста и подсказывает наиболее перспективные лексические трансформации, к которым может прибегнуть переводчик для поиска соответствий к единицам исходного текста. В этом большая ценность теории Я.И. Рецкера. Но теория Рецкера не объясняет всего процесса перевода, поскольку ее автор ограничивается изучением части объекта науки о переводе — изучением единиц текстов оригинала и перевода. Теория закономерных соответствий входит составной частью в общую теорию перевода. Она представляется весьма полезной для сопоставительного изучения языков.

Толковый переводоведческий словарь. - 3-е издание, переработанное. — М.: Флинта: Наука. Л.Л. Нелюбин. 2003.

Таким образом, в процессе перевода выстраиваются три категории  соответствий:   1)  эквиваленты,  установившиеся в силу тождества обозначаемого, а также отложившиеся в традиции языковых контактов; 2) вариантные и контекстуальные соответствия и 3) все виды переводческих трансформаций. Между первой — эквивалентной категорией и двумя остальными есть принципиальное различие. Эквивалентные соответствия относятся к сфере языка, тогда как две последние — к сфере речи. Когда в процессе перевода отрезки речевого потока подвергаются переработке в соответствии с нормами переводящего языка, эквиваленты выделяются своим постоянством и относительной независимостью от окружения. Там, где между языками установилось традиционное эквивалентное соответствие, переводчик фактически лишен возможности выбора. Отказ от использования эквивалента в исключительных случаях должен быть оправдан особыми условиями контекста или обстановки.



  1. Понятие единицы перевода.

Несмотря на то, что единица перевода является одним из фундаментальных понятий переводоведения, разные лингвисты дают ей различные определения. М.Шаттлворт и М.Кови определяют ее как «термин, используемый для обозначения лингвистического уровня, на котором оригинальный текст кодифицируется в переведенный текст». С.Бархударов определяет единицу перевода как «мельчайшую единицу оригинального текста, имеющую эквивалент в языке перевода», при том, что сама эта единица может иметь сложную структуру. С его точки зрения, такими единицами могут быть фонемы, морфемы, слова, словосочетания и даже целые тексты.

Ж.-П. Вине, Ж. Дарбельне считают основой концепции единицы перевода слово. Конечно же, это не означает, что они отрицают существование слов: просто Вине и Дарбельне полагают, что весь процесс перевода происходит на семантическом уровне. Выбор какого-либо формального сегмента в качестве базовой единицы перевода они считают совершенно неприемлемым, поскольку переводчик имеет дело в первую очередь с мыслями и понятиями. Вине и Дарбельне выделяют 3 эквивалентных единицы – «единица мысли», «лексикологическая единица» и «единица перевода», считая их синонимичными понятиями.

Соответственно, единица перевода – это «мельчайший фрагмент высказывания, чьи знаки соединены таким образом, что их нельзя переводить буквально». А сами единицы категории делятся на 3 типа в зависимости от их функций в рамках текста:

1. Простые единицы. К этой категории Вине и Дарбельне относят отдельное слово. С их точки зрения, это самая простая, но в то же время и наиболее широко используемая единица. В данном случае количество единиц перевода совпадает с количеством слов, а замена отдельных слов не приводит к изменениям в структуре предложения.

2. Разведенные единицы. Они состоят из несколько слов, которые образуют отдельную лексическую единицу, поскольку они связаны общей идеей.

3. Дольные единицы: «фрагменты слова», из которых состоят единицы перевода данного типа.

П.Ньюмарк считает «естественной единицей перевода» предложение. В свою очередь, предложение состоит из нескольких подъединиц перевода, основной из которых  Ньюмарк считает морфему. Другие подъединицы перевода – это грамматическая основа, слово и устойчивое словосочетания. Классификация Ньюмарка отчасти основана на классификации, предложенной М.Холлидеем:

1) морфема;

2) слово;

3) группа слов;

4) устойчивое выражение;

5) предложение.

Дискуссии вокруг длины единицы перевода напрямую связаны с извечным конфликтом между адептами буквального и вольного перевода. При буквальном переводе первостепенное внимание уделяется отдельным словам, а иногда – и морфемам. Поэтому длина единиц перевода в этом случае идентична длине отдельных слов. Напротив, при вольном переводе главной задачей переводчика становится передача смысла довольно крупного фрагмента текста. А в качестве такого фрагмента переводчики обычно выбирают предложение.

Ньюмарк не рассматривает по отдельности приоритетности этих единиц, полагая, что все они имеют одинаковую важность. Пытаясь внести больше ясности в этот вопрос, Ньюмарк заявляет, что в информационных и официальных текстах основными единицами являются слово и словосочетание, а в художественных произведениях – предложение и текст в целом. Соответственно, абзацы и тексты он классифицирует как высшие единицы перевода, а предложения, словосочетания и слова – как низшие.

ПРОБЛЕМА ЕДИНИЦЫ ПЕРЕВОДА

Важнейшей задачей, стоящей перед переводчиком-практиком в процессе осуществления перевода и перед теоретиком перевода при описании («моделировании») этого процесса, является отыскание в исходном тексте минимальной единицы, подлежащей переводу, или, как ее принято называть, единицы перевода (unit of translation).1 (З.Е. Роганова называет такую единицу «транслемой»)

Проблема единицы перевода — одна из сложнейших в теории перевода; существуют самые различные точки зрения на этот счет, вплоть до полного отрицания самой возможности существования такой единицы. Неясно также, каким критерием пользоваться при установлении единицы перевода и из чего при этом исходить — из единиц ИЯ или единиц ПЯ, из элементов языковой формы (структуры) или из элементов содержания («смысловых единиц») и т.д. Обзор различных точек зрения по этому вопросу можно найти в упоминавшейся выше работе В. Н. Комиссарова2.

Под единицей перевода мы имеем в виду такую единицу в исходном тексте, которой может быть подыскано соответствие в тексте перевода, по составные части которой по отдельности не имеют соответствий в тексте перевода. Иначе говоря, единица перевода — это наименьшая (минимальная) языковая единица в тексте на ИЯ, которая имеет соответствие в тексте на ПЯ; она, как мы увидим дальше, может обладать сложным строением, то есть состоять из еще меньших единиц ИЯ, но части ее, по отдельности взятые, «непереводимы», то есть в тексте перевода им никаких соответствий установить нельзя, даже если в ИЯ они обладают своим собственным, относительно самостоятельным значением.

В языкознании принято считать, что минимальной значимой единицей является морфема. Это действительно так; однако, как мы увидим из дальнейшего изложения, морфема лишь в крайне редких случаях выступает в качестве единицы перевода. Дело в том, что, во-первых, весьма многочисленны случаи, когда единым, нечленимым значением обладает не морфема, а языковая единица более высокого уровня — слово, словосочетание или даже предложение; во-вторых, даже тогда, когда эти единицы более высокого порядка — слова, словосочетания, предложения — являются семантически членимыми, то есть когда их. части (в том числе морфемы) обладают своим относительно самостоятельным значением, нередко в ПЯ им соответствует одна нечленимая единица, в составе которой нельзя найти соответствий частям единицы исходного текста. В таких случаях единицей перевода оказывается, опять-таки, не морфема (а часто даже и не слово и не словосочетание), а вся более «высокая» единица ИЯ.

По сути дела единицей перевода может быть единица любого языкового уровня. Поэтому необходимо, прежде всего, выяснить, какие уровни языковых единиц выделяются в структуре языка вообще.

В современном языкознании принято различать следующие уровни языковой иерархии:

-   уровень фонем (для письменной речи — графем);

-   уровень морфем;

-   уровень слов;

-   уровень словосочетаний;

-   уровень предложений;

-   уровень текста.1

В зависимости от того, к какому уровню относится единица перевода (то есть минимальная единица в ИЯ, которой может быть найдено соответствие в тексте на ПЯ), мы будем различать соответственно: перевод2 на уровне фонем (графем), на уровне морфем, на уровне слов, на уровне словосочетаний, на уровне предложений, на уровне текста. Рассмотрим теперь несколько подробнее эти случаи перевода на различных уровнях языковой иерархии.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации