Богуславский М.М. Вопросы авторского права в международных отношениях: Международная охрана произведений литературы и науки - файл n1.doc

Богуславский М.М. Вопросы авторского права в международных отношениях: Международная охрана произведений литературы и науки
Скачать все файлы (254.6 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc2453kb.29.05.2009 23:44скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26

го хода подготовки пересмотра Всемирной конвенции по авторскому

праву содержится во Вводном докладе, подготовленном Секретариатом

ЮНЕСКО к Дипломатической конференции 1974 г. (Doc. INLA/UGC/4,

Paris, 1971).
(**33) Текст резолюции см.: Dr. aut, 1969, N 3.
(**34) Ci.:
session. Rapport>. Doc. UNESCO/Birpi/SGC-l/18. Paris, 1969.

Подробный анализ работы группы дает Е. Ульмер, бывший предсе-

датель редакционной комиссии по выработке <Вашингтонских рекомен-

даций> (Е. Ulmer. Die Washingtoner Vorschlage fur das internationale

Urheberrecht. GRUR, Int., 1969, H. 10, S. 375-381).
-85-
25 государств. (*35). На заседаниях этой группы, кроме рассмотрен-

ных в гл. 1 предложений о создании Международного инфор-

мационного центра и оказании финансовой помощи, были приня-

ты так называемые Вашингтонские рекомендации на основе

предложений, внесенных совместно делегациями 13 государств

(Бразилии, Цейлона, Индии, Югославии, Кении, Мексики, Ниге-

рии, Перу, Филиппин, Румынии, Сенегала, Испании и Туниса),

главным образом из числа развивающихся ч социалистических

стран. Эти рекомендации сводились в основном к следую-

щему.
Было признано необходимым пересмотреть как Всемирную,

так и Бернскую конвенции на конференциях, которые должны

были быть созваны в одном месте и в одно время.

При этом предлагалось в отношении Всемирной конвенции

1) приостановить в пользу развивающихся стран действие

ст. XVII и декларации к ней (т. е. <защитной оговорки>);
2) включить в текст конвенции основополагающие, наиболее

важные <права автора на размножение, трансляцию по радио,

воспроизведение и публичное исполнение>;
3) включить в текст конвенции <правила, позволяющие огра-

ничивать эти права в пользу развивающихся стран, в том числе

и право на перевод, без применения при этом правила о мате-

риальной взаимности>.
В отношении Бернской конвенции предлагалось:

1) пересмотреть ст. 21 Стокгольмского текста конвенции, для

того чтобы отделить его от Протокола для развивающихся

стран;
2) предусмотреть правило о том, что пересмотр ст. 21 вступит

в силу только после того, как пересмотренный (т. е. новый -

М. Б.) текст Всемирной конвенции ратифицируют США, Вели-

кобритания, Франция и Испания;
3) предусмотреть правила, позволяющие развивающимся стра-

нам - членам Бернского союза применять в их отношениях с дру-

гими странами-членами пересмотренный текст Всемирной конвен-

ции;
(**35) Из развивающихся стран участвовали Алжир, Бразилия, Иидия, Кения,

Нигерия, Сенегал, Тунис и др. Социалистические страны были представ-

лены Румынией, Чехословакией и Югославией.
-86-
4) приостановить исполнение обязательств развивающихся

стран по уплате взносов в Бернский союз (*36) в тех случаях, когда

эти страны отнесли себя к VI или VII классам>. (*37).
Принятые рекомендации характерны тем, что путем включе-

ния новых материально-правовых норм во Всемирную конвенцию

предлагалось сблизить ее по содержанию с Бернской конвенцией.

Такой подход, несомненно, отвечал в первую очередь интересам

развитых стран. В их же интересах предопределялась судьба

Стокгольмского протокола для развивающихся стран. Отделив

Протокол от Основного текста, его лишили каких-либо перспектив

па дальнейшее существование, хотя об этом прямо и не говори-

лось. (*38). Таким образом, и эта рекомендация была принята ис-

ключительно в интересах развитых капиталистических стран -

экспортеров книг и других произведений литературы, науки и

искусства.
В принципе в рекомендациях признавалась необходимость

введения ограничений прав авторов па перевод, размножение и

воспроизведение их творений, но конкретно объем этих ограниче-

ний определен не был.
Наученные горьким опытом блокирования Стокгольмского

текста Бернской конвенции, в результате чего принятый на дип-

ломатической конференции текст не вступил в силу, развиваю-

щиеся страны поставили вопрос о том, чтобы были даны опреде-

ленные гарантии того, что подобная ситуация не повторится

в отношении пересмотренной Всемирной конвенции. Поэтому отде-

ление Протокола от Бернской конвенции, рекомендуемое в инте-

ресах развитых стран, было поставлено в зависимость от ратифи-

кации нового текста Всемирной конвенции, в том числе и правила

о приостановлении действия <защитной оговорки>. Обратим вни-

мание на то, что речь шла не о ратификации каким-то числом

государств, как это обычно принято, а о ратификации теми го-

сударствами, произведения которых имеют наибольшее значение

для развивающихся стран. Имелись в виду основные страны,
(**36) Doc. 1/18, Annexe В.

(**37) О системе взносов см. гл. III.
(**38) Итальянский делегат Валерио ди Санктис на заседании группы предла-

гал прямо отменить Протокол, но его не поддержали даже представители

крупных капиталистических держав, учитывая, как об этом свидетель-

ствует Е. Ульмер, какой отрицательный психологический эффект это

могло бы произвести в развивающихся странах (Е. Ulmer. Die Washing-

toner Vorschlage fur das internationale Urheberrecht. GRUB, Int., 1969,

H. 10, S. 380).
-87-
в которых выходят и свет произведения на английском, фран-

цузском и испанском языках.
Интересам развивающихся стран отвечало предложение, по-

зволяющее им, оставаясь членами Бернского союза, пользоваться

в своих отношениях с другими государствами пересмотренной

Всемирной конвенцией.
Таким образом, Вашингтонские рекомендации наметили толь-

ко пути преодоления кризиса. (*39). Для подготовки новых текстов

обеих конвенций были созданы группы ad hoc, которые провели

свои заседания в мае 1970 г. в Париже и Женеве, где были

приняты предварительные проекты. На заседании Межправитель-

ственного комитета по авторскому праву, состоявшемся 2-11 сен-

тября 1970 г. в Париже, был принят проект пересмотренного

текста Всемирной конвенции (*40), а на заседании Постоянного ко-

митета Бернского союза, состоявшемся 14-18 сентября 1970 г.

в Женеве,- новый текст Бернской конвенции. (*41).
Таковы основные этапы подготовки конференций по пересмот-

ру обеих конвенций.
Дипломатические конференции по пересмотру Всемирной и

Бернской конвенций происходили 5-24 июля 1971 г. в Париже

в здании ЮНЕСКО. Состав делегатов конференций в основном

совпадал. (*42). Так, в конференции по пересмотру Всемирной кон-

венции участвовали представители 45 стран-членов, наблюдатели

от 30 других государств, в том числе и от СССР; на конфе-

ренции были также представлены 3 межправительственные и

16 неправительственных международных организаций.
Конференция в Париже 24 июля 1971 г. приняла новый текст

Всемирной конвенции об авторском праве. Действие <защитной
(**39) Они были рассмотрены Постоянным комитетом Бернского союза в декаб-

ре 1969 г. (см.: Dr. aut., 1970, N 2).
(**40)
tembre 1970, Rapport>. Doc.IGG/XR. 2/21. Paris, 1970.
(**41) Предложения Комитета см.: Doc. B/DC/4 OMPI. Geneve, 1971. Ci.: Dr.

aut., 1970, N 8. К Парижской дипломатической конференции были пред-

ставлены заключения стран (Doc. B/DC/6) и международных организа-

ций, как правительственных, так и неправительственных (Doc. B/DC/7). О

проектах см.: Е. Ulmer. Die Entwurle fur die Revision der Urheberrechts-

abkommen. GRUR., Int., 1970, H. 11, S. 329-334.
(**42) Основные дискуссии проходили в Главном комитете, кроме того, не-

сколько заседаний провели делегации развивающихся стран. О работе

конференции по пересмотру Всемирной конвенции см. отчет, представ-

ленный пленарному заседанию Генеральным докладчиком (Bull. du dr.

d'aut, 1971, N 4, p. 3-37).
-88-
оговорки> было приостановлено. Что касается Бернской конвен-

ции, то на конференции был в основном подтвержден Стокгольм-

ский текст. Более того, в преамбуле Парижского текста Берн-

ской конвенции подчеркивается значение Стокгольмской конфе-

ренции, без которой принятие Парижского текста было бы

невозможным. В отдельные статьи Стокгольмского текста внесены

изменения, сводящиеся в основном к исключению ссылок на Про-

токол для развивающихся стран. Сам протокол заменен Дополни-

тельным протоколом.
Дополнительный протокол содержит положения, совпадающие,

как правило, с измененным текстом Всемирной конвенции.
Дополнительный протокол состоит из пяти статей. В первой

рассматривается механизм оговорок, который вводится в пользу

развивающихся стран: во второй - условия, на которых исключи-

тельное право на перевод заменяется режимом неисключитель-

ных и безотзывных лицензий, предоставляемых компетентными

властями развивающейся страны; в третьей статье определяется,

на каких условиях исключительное право на воспроизведение

заменяется таким режимом; в четвертой-общие условия предо-

ставления таких лицензий: наконец, пятая статья определяет

порядок вступления в силу этого Дополнительного протокола.
Давая здесь общую характеристику результатов работы Па-

рижских конференций 1971 г., следует сказать, что их решения

представляют собой компромисс между справедливыми претен-

зиями развивающихся стран, с одной стороны, и желанием круп-

ных капиталистических стран не снижать высокого уровня охраны,

предусмотренного Бернской конвенцией,- с другой. Речь идет

в первую очередь о США, Англии и Франции, где сосредоточены

основные центры книгоиздательской деятельности.
И на подготовительных стадиях, и на самой конференции

ярко проявились тенденции неоколониализма империалистиче-

ских государств, стремившихся сохранить права и привилегии

своих издательских фирм, радиовещательных корпораций и дру-

гих монополистических объединений. В то же время им пришлось

пойти на известные уступки, но уступки минимальные, для удов-

летворения претензий развивающихся стран. Ограничения прав

авторов, а фактически современных капиталистических обладате-

лей этих прав, были установлены в Париже в меньшем объеме,

чем в Стокгольмском протоколе для развивающихся стран.
Практическая полезность принятых в Париже постановлений

для развития культуры и образования в развивающихся странах

может быть определена только на основе опыта их применения
-89-
в будущем. Во всяком случае борьбу развивающихся стран за

удовлетворение своих справедливых требований нельзя считать

законченной. (*43). На Парижских конференциях они были поддержа-

ны представителями социалистических государств. (*44). Активную по-

зицию заняла венгерская делегация. Выступая в общей дискуссии

в начале конференции, представитель Венгрии, в частности, за-

явил, что венгерские авторы в любое время согласятся, чтобы их

произведения были переведены на национальные языки разви-

вающихся стран без всякого вознаграждения, а компетентные

венгерские органы сами позаботятся о том, чтобы авторам, про-

изведения которых были использованы, возмещались убытки, воз-

никшие вследствие неполучения авторского вознаграждения. (*45).
Делегат Кубы отметил, что кубинское правительство - сто-

ронник возможно более свободного доступа к духовным произве-

дениям и что представленный проект пересмотра Всемирной кон-

венции основан на неприемлемых юридических нормах: он пред-

ставляет собой простой паллиатив. (*46).
Совершенно иной была позиция капиталистических государств.

В самом начале конференции представитель Англии заявил, что

проект хотя и представляет для ряда стран компромисс, но на-

ходится на грани того, что может быть принято.
Мы рассмотрели главные этапы разработки и пересмотра ос-

новных многосторонних соглашений в области авторского права.

Этот обзор показывает, что на работе конференций по пере-

смотру конвенций постоянно отражалась острая борьба между

интересами крупных капиталистических государств и малых

стран, между интересами бывших колониальных держав и разви-

вающихся стран. За спорами о юридических формулировках скры-

валась конкурентная борьба между различными группами капи-

талистических монополий: издательствами, фирмами по производ-

ству пластинок, радиовещательными и телевизионными компа-

ниями, кинопродюсерами.
После того как членами конвенций стали социалистические

страны, мы наблюдаем постоянное стремление этих стран способ-

ствовать в максимальной степени превращению конвенций в сред-
(**43) Ю. Г. Матвеев. Новое в международной охране авторских прав. <Совет-

ское государство и право>, 1972, № 9, стр. 115-119.

(**44) В конференциях участвовали делегации Венгрии, Кубы, Чехословакии и

Югославии. СССР и Болгария были представлены наблюдателями.

(**45) Bull. du dr. d'aut, 1971, N 4, p. 7, 8.

(**46) Ibid., p. 7.
-90-
ство развития равноправного международного сотрудничества

с учетом интересов всех государств в области развития куль-

туры, науки и образования. Эти стремления особенно проявились

во время Стокгольмской конференции 1967 г.
В результате различных позиций стран в ходе развития меж-

дународной системы охраны авторских прав возникали кризис-

ные ситуации. Последний кризис такого рода наблюдался с 1967

по 1971 г., его преодолению были посвящены Парижские дипло-

матические конференции 1971 г.
2 Участие России

в международной охране авторских прав
Хотя первыми законодательными нормами в области автор-

ского права в России были цензурный устав и положение о пра-

вах сочинителя 1828 г. (*47), вопросы международной охраны русских

изданий возникали на практике и в предшествующий период,

когда охрана прав в этой области основывалась на системе при-

вилегий, предоставляемых государством определенной типогра-

фии на издание книг. (*48).
Первый известный случай такого рода был связан с деятель-

ностью типографии Академии наук. В 1732 г. у Академии по-

явился иностранный конкурент, который стал ввозить в Россию

книги, перепечатанные с изданий академической типографии.

По просьбе Академии императрица Анна Иоанновна издала 26 ок-

тября 1732 г. специальный указ, в котором запретила ввоз в

Россию подобных книг. (*49).
(**47) Они были дополнены н изменены законом 1830 г. Подробнее об этом

см.: М. В. Гордон. К истории возникновения авторского права в России.

<Ученые записки Харьковского юридического института>, вып. 3, 1948,

стр. 171-192.
(**48) См.: Г. Ф. Шершеневич. Авторское право на литературные произведе-

ния. Казань, 1891, стр. 120 и сл.
(**49) Академия сообщала в своей просьбе, что <в Санктпетербурге-де явилась

на немецком языке книга... которая перепечатана в Любеке с оригинала...

Академии (наук) - печатником Ашмусом Кооном и привезенная для про-

дажи из-за моря: а понеже - таким вывозом печатным при Академии Наук

книгам для продажи весьма чинится препятствие, интересу Вашего Вели-

чества убыток. И чтоб Ваше Имп. Вел. указала вышеописанной и впредь

таковым книгам (которые уже при Академии имеются и впредь иметься

будут) ввоз из-за моря для продажи в Россию воспретить...> Резолюция:

<Быть по сему> (цит. по А. Пиленко. Международные литературные
-91-
Три года спустя (в 1735 г.) нюрнбергский типограф Иоганн

Адам Шмидт перепечатал с академического издания (также на

немецком языке) другую книгу. Хотя академический оригинал

никакой охраной в Германии не пользовался, русский посланник

по просьбе Академии наук обратился по этому поводу к импе-

ратору Карлу VI, указав, что Петербургская Академия наук от

такого воспроизведения ее изданий терпит убыток. <Неизвестно,

из политических ли каких видов или просто из особенной меж-

дународной вежливости, но император рескриптом книжному ко-

миссару приказал не только конфисковать издание, но и запре-

тить раз навсегда перепечатывать какие бы то ни было книги,

напечатанные впервые в Петербурге>. (*50). <Факт этот заслуживает

внимания) - отмечал А. А. Пилепко,- как прототип современной

защиты интересов иностранных авторов>. (*51).
В переписке великого русского поэта А. С. Пушкина, имя

которого связано с созданием первого русского закона в области

авторского права, iu находим и высказывания, касающиеся

международной охраны авторских прав.
В декабре 1836 г. тогдашний французский посланник в Рос-

сии А. Г. Барант обратился к А. С. Пушкину с письмом, в ко-

тором просил сообщить различные сведения об охране литера-

турной собственности в России, в частности в отношении того,

распространяется ли действие соответствующих законов на дру-

гие страны.
В 1923 г. был найден подлинник ответа Пушкина Баранту,

написанный поэтом 16 декабря 1836 г. - за шесть недель до его

гибели. (*52). В отношении международной охраны Пушкин писал

следующее: контрафакция иностранных книг не запрещается и не

может быть запрещена. <Русские книгопродавцы всегда сумеют

получать большие барыши, перепечатывая иностранные книги,

сбыт которых всегда будет им обеспечен даже без вывоза, тог-

конвенций, стр. 490). См. также: П. Д. Калмыков. О литературной собст-

венности, вообще и в особенности об истории прав сочинителей в Рос-

сии. СПб., 1851, стр. 39.
(**50) П. Д. Калмыков. Указ. соч., стр. 72. В 1735 г. саксонский князь Август

предоставил особую привилегию Академии наук, согласно которой запре-

щалось перепечатывать и продавать в пределах Саксонии книги, издан-

ные Академией (там же, стр. 72-73).
(**51) А. Пиленко. Международные литературные конвенции, стр. 491.

(**52) А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений, т. X. Изд-во АН СССР, 1949,

стр. 606-608 (письмо было написано на француз, яз., перевод см.

стр. 872-874).
-92-
да как иностранец не сможет перепечатывать русские произведе-

ния из-за отсутствия читателей>. (*53). Однако предвидение великого

поэта, прежде всего благодаря популярности его собственных про-

изведений, не оправдалось. Уже в 1857 г. Н. Г. Чернышевский

высказал мнение прямо противоположное. Разбирая трактат о тор-

говле и мореплавании с Францией 1856 г., ст. 23 которого пре-

дусматривала заключение особой конвенции об охране литератур-

ной собственности, он писал в <Современнике>, что такая охра-

на имеет в настоящее время для русских литераторов не мень-

ший интерес, чем для французских, ибо не многим меньше пере-

водят с русского языка на французский, чем с французского на

русский. (*54).
Первой литературной конвенцией, заключенной Россией с

иностранными государствами, была конвенция с Францией <О ли-

тературной и художественной собственности>, подписанная 25 мар-

та/6 апреля 1861 г. Аналогичная конвенция 18--30 июля 1862 г.

была заключена с Бельгией. (**55). Заключение этих двух конвенций

обусловливалось в значительной степени политическими причи-

нами. (*56). По мнению Ф. Ф. Мартенса, они <были вызваны в

жизнь совершенно особенными обстоятельствами и являются ка-

кими-то экзотическими растениями, не имеющими на русской

почве задатков для роста и жизни>. (*57).
Рассмотрение содержания этих соглашений, и прежде всего

конвенции с Францией, показывает, что их значение было неве-

лико. Конвенция с Францией взаимно запрещала незаконное пе-
(**53) Там же. стр. 874.
(**54) См.: <Современник>, 1857, № 9; Н. Г. Чернышевский. Собрание сочинений,

т. IV. Гослитиздат, 1948, стр. 816-817.
(**55) Тексты см.: И. Г. Табашников. Литературная, музыкальная и художест-

венная собственность, т. 1. СПб., 1878.
(**56) Предложения Италии и Германии о заключения конвенции приняты не

были, хотя возможность заключения такой конвенции с Италией была

предусмотрена ст. 21 торгового договора между Россией и Италией. По

свидетельству Ф. Ф. Мартенса, особенно сильной была оппозиция в отно-

шении заключения конвенции с Германией. <Значение ходячей монеты

получило у нас мнение, что заключить литературную конвенцию с Гер-

манией - значит убить совершенно всю нашу переводную литературу>

(Ф. Ф. Мартене. Международное право цивилизованных народов, т. II,

стр. 233). Переговоры с Италией в 1865 г. и с Пруссией в 18б9~-1870 гг.,

окончились безрезультатно (Ф. Ф. Мартенс. Международное право циви-

лизованных народов, т. II, стр. 160).
(**57) Ф. Ф. Мартенс. Международное право цивилизованных народов, т. II,

стр. 239. Сама мысль о заключении конвенций такого рода вызвала возра-

жения, особенно в части, касающейся возможных ограничений прав рус-

ских театров ставить музыкальные и драматические произведения фран-

цузских писателей и композиторов без их разрешения и без уплаты воз-

награждения (там же, стр. 245-246).
-93-
репечатывание и воспроизведение или контрафакцию произве-

дений, первоначально появившихся в России или во Франции

(ст. 1). Таким образом, в отношении литературных произведе-

ний речь шла о запрещении издания книг в другой стране на

языке оригинала, что практически могло происходить в редких

случаях. О предоставлении же авторам или издателям исклю-

чительного права перевода в самой конвенции ничего не гово-

рилось. Ст. 1 соглашения посвящалась вопросу о предоставлении

при издании в другой стране тех же прав, которые имелись

при издании отечественных произведений. Исходя из того что

в России в то время была установлена полная свобода перевода

за исключением определенных изъятий для научных сочинений,

в литературе со всей очевидностью был сделан вывод о том, что

и при наличии конвенции переводы с французских произведе-

ний в России не ограничивались какими-либо условиями. (*58).
В конвенции ничего не говорилось и об исполнении драма-

тургических и музыкальных произведений, что вызвало много-

численные споры. (*59). По конвенции срок охраны был установлен

в 20 лет после смерти автора, что не соответствовало ни рус-

скому, ни французскому законодательству того времени. Конвен-

ции были заключены сроком на 25 лет. По истечении этого сро-

ка действие их возобновлено не было. (*60).
В связи с истечением срока действия конвенции России с

Францией и заключением в 1886 г. Бернской конвенции широ-

ко обсуждался в печати конца 80-х - начала 90-х годов XIX в.

вопрос о возможном участии России в Бернском союзе. Вступле-

ние России в Бернский союз обосновывали такие известные рус-
(**58) Подробнее об этом см.: Я. Г. Табашников. Указ. соч., т. 1, стр. 481;

Гр. Джаншиев. Вопрос о литературной конвенции с Францией с точки

зрения юридической. <Русские ведомости>, 1894, № 26; А. Пиленко. Ме-

ждународные литературные конвенции, стр. 195-198.
(**59) Ф. Ф. Мартенс. Международное право цивилизованных народов, стр. 250

и сл.
(**60) <В громких словах она (русско-французская конвенция.-М. Б.), -

писал А. Пиленко,- искореняла то, что никогда не существовало, и в

то же время старательно обходила те вопросы, которые действительно

составляли наболевшее место разбираемого дела. в которых скрывалась

действительная контрафакция, со всеми ее разорительными и антиэсте-

тическими последствиями> (А. Пиленко. Международные литературные

конвенции, стр. 197-198).
-94-
ские юристы-международники, как Ф. Ф. Мартенс,(*61), позднее

Л.А.Камаровский, (*62), П.Е. Казанский (*63) и особенно обстоятельно-

ученик Ф. Ф. Мартенса А. А. Пиленко. (*64). Взгляды такого рода

высказывались в России и ранее. (*65).
По мнению Ф. Ф. .Мартенса, <право литературной собственно-

сти иностранцев должно быть уважаемо в России безотноситель-

но к числу русских сочинений, печатаемых или переводимых за

границею>. (*68). Кроме того, он считал, что полная свобода перево-

да ведет к ряду отрицательных последствий, в частности к ухуд-

шению качества переводов и нездоровой конкуренции между из-

дателями. Положение с охраной литературной собственности в

России <незавидное и делает нас мишенью, к сожалению, весьма

справедливых нападений и обвинений со стороны западноевро-

пейских народов. Между тем мы не можем отрицать законно-

сти права иностранного автора на свое литературное произве-

дение; мы не можем оставаться в стороне от умственной жизни

западноевропейских пародов; мы не должны гордиться своим ис-

ключением из литературного общества цивилизованных наро-

дов>. (*67).
Охрану прав иностранных авторов Ф. Мартенс обосновывал

требованиями нравственности; П. Казанский-принципом взаим-
(**61) Ф. Мартенс. Россия и литературное общество западноевропейских наро-

дов. <Вестник Европы>, т. II, март 1881, стр. 255-256; он же. Между-

народное право цивилизованных народов, т. II, стр. 144-145.
(**62) Л. Комаровский. Об учреждении между государствами литературного

союза. <Русская мысль>, 1887, № 10.
(**63) П. Казанский. Международный союз для охраны литературно-артисти-

ческой собственности. Одесса, 1897, стр. 96-98.
(**64) А. Пиленко. Международные литературные конвенции; он же. К вопро-

су о литературной конвенции. <Журнал Министерства юстиции>, 1898.

№ 1, стр. 61-96 (отд. изд. СПб., 1898).
(**65) По свидетельству В. Э. Грабаря, первой в русской юридической литера-

туре работой по интересующим нас вопросам была работа В. Н. Пешко-
ва <Вопрос о литературной собственности с точки зрения народного

права> (<Юридические записки>, т. 1. М., 1841, стр. 222-223). В. Н. Леш-

ков был сторонником международно-правовой защиты литературной соб-

ственности: <Внутренних законов - недостаточно; необходимо заставить

уважать эту неприкосновенность прав авторских в чужих пределах. Че-

рез это вопрос о литературной собственности переносится в сферу народ-

ного права>. (Цит. по: В. Э. Грабарь. Материалы к истории литературы

международного права в России (1647-1917). Изд-во АН СССР, 1958, 273).
(**66) Ф. Мартенс. Россия и литературное общество западноевропейских наро-

дов. <Вестник Европы>, т. II, март 1881, стр. 255-256.
(**67) Там же, стр. 260.
-95-
ности; А. Пиленко - необходимостью воспрепятствовать изданию

русских произведений за границей в искаженном виде, улучшить

издание иностранных работ в России, повысить качество пе-

реводов и рядом других соображений. По мнению А. Пиленко,

участие России в Бернском союзе способствовало бы развитию

науки, литературы и народного образования в России. (*68).
С другой стороны, представители издателей и книгопродавцев,

заинтересованные в сохранении полной свободы переводов, при-

нимали различные меры, направленные против участия России

в каких-либо конвенциях. К их числу относится записка об от-

мене литературных конвенций с Францией и Бельгией, направ-

ленная 30 апреля 1885 г. Русским обществом книгопродавцев и

издателей министру иностранных дел.
В этой записке делался вывод, что обе конвенции <нанесли

вред как авторам, так и обществу>, что они были выгодны толь-

ко иностранной стороне, и прежде всего французским издателям,

поскольку Россия является потребителем. В записке делался так-

же общий вывод о oii, что <вообще преждевременно вступать

в международные соглашения относительно авторских прав, тем

более что внутренний вопрос об этих правах... недостаточно раз-

работан>. (*69).
Как уже отмечалось, действие этих конвенций возобновлено

не было. В ряде статей того времени отстаивался тезис о неце-

лесообразности как присоединения России к Бернской конвенции,

так и к заключению двусторонних соглашений. Пожалуй, в наи-

более концентрированной форме эта позиция выражалась в стать-

ях И. И. Янжула. Он писал, что русские заимствуют и пере-

водят со всех европейских языков, в том числе и в области нау-

ки; <в обмен за все эти сотни, если не тысячи ежегодных пе-

реводов> отечественная литература дает всего лишь несколько

беллетристических произведений в год, переведенных на фран-

цузский и другие иностранные языки. И. И. Янжул заключал:

<Интерес небольшой кучки русских писателей не может возна-

градить ущерб для интересов просвещения целого русского паро-

да, в случае потери для нас права на свободный перевод и до-

ступ и, следовательно, пользование многими тысячами произве-
(**68) А. Пиленко. Международные литературные конвенции, стр. 511-544.

(**69) <Книжный вестник>, 1887, № 11, стр. 508. См. также: В. Бессель. По пово-

ду слухов о новой конвенции с Францией об охране литературно-художе-

ственной собственности. <Музыкальное обозрение>, 1887, № 30,
-96-
дений иностранного гения и искусства>. (*70). Сторонники противо-

положной точки зрения были немногочисленны. (*71).
Дальнейшая полемика по этому вопросу была возобновлена

в России в связи с опубликованием знаменитого открытого пись-

ма к русской печати Эмиля Золя, (*72), произведения которого

широко переводились и издавались в России. Золя как председа-

тель Литературного общества Франции апеллировал непосредст-

венно к деятелям печати и призывал Россию заключить лите-

ратурную конвенцию. Золя обращал внимание на то, что боль-

шое число русских произведений переводится во Франции (<тут

есть взаимность, которая идет исключительно в вашу честь>).

Говоря о плохом качестве переводов в России, он ссылался на

то, что в России появилось одновременно, конкурируя между со-

бой, 14 изданий (<Краха>), обращал внимание на

засорение русского книжного рынка низкопробной переводной

продукцией в ущерб отечественной. Причина всех этих ненор-

мальных явлений, по мнению Э. Золя, заключалась в отсутст-

вии охраны.
Однако обращение Э. Золя, подобные действия других лиц, (*73),

выступления в печати ряда сторонников международной охраны

успеха не имели. <Эта... попытка,- свидетельствовал А. А. Пи-
(**70) И. И. Янжул. По поводу слухов о новой литературной конвенции. <Рус-

ские ведомости>, 1891, № 112.
(**71) Она выражалась, в частности, в интересной, но малоизвестной неболь-

шой работе А. Ф. Федорова (А. Ф. Федоров. К вопросу о предполагаемом

возобновлении конвенции с Францией о литературной и художественной

собственности. Одесса, 1891). О желательности участия в России в меж-

дународной конвенции см. также: В.Д.Спасович. Права авторские и кон-

трафакция. СПб., 1885; он же. О праве собственности в литературе. Собра-

ние сочинений, т. III. СПб., 1890, стр. 395-401. А. Я. Лыкошин. О лите-

ратурных конвенциях. <Вестник права>, 1899, № 3, стр. 1-56 (доклад в

Петербургском юридическом обществе).
(**72) Письмо Золя опубликовала газета 24 декабря 1893 г.; русский

перевод см.: <Новое время>, 15/27 декабря 1893 г., № 6394; И. Д. Гальпе-

рин-Каминский. Общая польза авторского права. СПб., 1894, стр. 1-6;

письмо вызвало многочисленные отклики, в основном отрицательные.

См., например; А. П. Малышинский. Международная охрана литератур-

ного труда (по поводу открытого письма Эмиля Золя к русской печати).

<Русский вестник>, февраль, 1894, стр. 231-251; В. Янжул. Налог на на-

родное образование. <Русские ведомости>, 14 января 1894 г., и др.
(**73) Выступление с докладами Гальперина-Каминского - переводчика на

французский язык И. С. Тургенева и Л. Н. Толстого (И. Д. Гальперин-

Каминский. Общая польза авторского права. СПб., 1894); поездка в Рос-

сию в 1903 г. президентов авторских организаций Франции. Попытки про-

паганды идеи литературных конвенций делались и ранее. Так, фран-

цузское общество литературной и артистической собственности направи-

ло с этой целью в Петербург графа Кератри (
en Russie>. Dr. aut, 1890, N 5, p. 100). Ci.: П. Казанский. Международный

союз для охраны литературно-артистической собственности, стр. 55.
-97-
ленко,- окончилась полным поражением защитников идеи меж-

дународного соглашения>. (*74).
В обоснование отрицательного отношения к конвенциям вы-

двигались те же доводы, что и ранее. <Для нас,- писал тот же

И. И. Янжул,-...не столько важно достоинство перевода или

внешние качества издания, сколько дешевизна и распространен-

ность книг в народе, чему лучше всего способствует именно

отсутствие для России подобных конвенций>. (*75). Вопрос о кон-

венциях рассматривался в связи с подготовкой в России нового

закона об авторском праве, который был принят в 1911 г. Во-

просы авторского права регулировались до 1911 г. цензурным

уставом 1828 г., а также отдельными постановлениями и были

несовершенны. (*76). Это законодательство предусматривало полную

свободу перевода в отношении как российских, так и иностран-

ных авторов. (*77). При подготовке и обсуждении нового законопро-

екта (*78) в Государственной думе и в Государственном совете (*79)

рассматривались возможности и желательность заключения Рос-

сией литературных конвенций. В результате ряд статей закона
(**74) А. А. Пиленко. К вопросу о литературной конвенции. <Журнал Министер-

ства юстиции>, 1898, № 1, стр. 61-62. .
(**75) И. Янжул. Налог на народное образование. <Русские ведомости>, 14 ян-

варя 1894 г.
(**76) Подробнее об этом см.: Я. А. Канторович. Авторское право на литератур-

ные, музыкальные, художественные и фотографические произведения.

Петроград, 1916, стр. 54-56; М. В. Гордон. К истории возникновения ав-

торского права в России. <Ученые записки Харьковского юридического

института>, вып. 3, 1948, стр. 185-190.

(**77) Имелось лишь правило о запрещении печатания оригинала вместе с пе-

реводом, введенное по настоянию А. С. Пушкина. Этот вопрос возник в

связи с переизданием в Петербурге немецкого перевода <Кавказского

пленника> вместе с русским оригиналом (А. С. Пушкин. Полное собра-

ние сочинений, т. X, стр. 231-232, 236-237). См. об этом: С. Гессен.

Книгоиздатель Александр Пушкин. Л., 1930, стр. 43.

(**78) В частности, специальный доклад о литературных конвенциях был сде-

лан на Первом Всероссийском съезде издателей и книгопродавцев в

1911 г. (<Труды 1 Всероссийского съезда издателей и книгопродавцев>.

СПб., 1909, стр. 146-154; <Авторское право. Доклад комиссии СПб. ли-

тературного общества по поводу проекта закона об авторском праве>

СПб., 1908).
(**79) Ci.: Я. А. Канторович. Авторское право на литературные, музыкальные,

художественные и фотографические произведения, стр. 85-99.
-98-
был сформулирован с учетом отдельных положений Берлинской

редакции Бернской конвенции.
В принятом 20 марта 1911 г. законе об авторском праве ос-

новное правило о правах иностранцев содержалось в ст. 35 (*80).

Эта статья предусматривала, что <появившиеся в свет за грани-

цею сочинения иностранных подданных могут быть издаваемы

в России в переводе на русский или иные языки и без согла-

сия авторов или их правопреемников, если необходимость такого

согласия не установлена в договорах об охране авторских прав,

заключенных Россиею с иностранными государствами>. В то же

время подчеркивалось, что <на основании таких договоров ино-

странным подданным не могут быть предоставлены большие пра-

ва, чем те, которыми пользуются русские подданные> согласно

соответствующим правилам закона. (*81). В этих пределах <исключи-

тельное право перевода сочинений, появившихся за границею, мо-

жет быть предоставлено иностранным подданным только под ус-

ловием равной охраны прав русских подданных в договариваю-

щемся государстве>.
Подготовка закона 1911 г. была тесно связана с проведе-

нием переговоров о заключении двусторонних соглашений в дан-

ной области. Как уже отмечалось, различные попытки, прежде

всего со стороны Франции (в том числе и по дипломатическим

каналам), вступить в переговоры с Россией о заключении новой

литературной конвенции успеха не имели. Однако при заключе-

нии торгового договора с Францией в 1905 г. правительству России

<пришлось уступить и принять на себя обязательство - после

издания нового закона об авторском праве приступить к заклю-

чению конвенции>. (*82). Конвенция была заключена 29 ноября 1911г.
(**80) Текст закона, проекты и другие материалы см.: А. Пиленко. Новый за-

кон об авторском праве. СПб., 1911. Большого практического значения

закон не имел, поскольку он вступил в силу в 1914 г. и был отменен

Великой Октябрьской социалистической революцией.
(**81) Имелось в виду, что исключительное право перевода предоставляется

в России авторам, если на заглавном листе или в предисловии заявле-

но о сохранении этого права. Это право принадлежало автору в течение

10 лет со времени издания подлинника при условии, что перевод будет

напечатан в течение пяти лет со времени издания подлинника (ст. 33).

(**82) Я. А. Канторович. Конвенция между Россиею и Франциею для защиты

литературных и художественных произведений. СПб., 1912, стр. 8. Еще

раньше такие же обязательства были приняты в отношении Германии

(в торговом договоре от 15-28 июня 19U4 г.), а затем Австро-Венгрии (в

торговом договоре от 2-15 февраля 1906 г.). В 1906 г. вопрос о заключе-

нии соглашения по вопросам охраны авторских прав был поставлен

США.
-99-
и ратифицирована 10-23 апреля 1912 г. Она вступила в силу

30 октября (12 ноября) 1912 г., а конвенция с Германией, за-

ключенная в 1913 г., вступила в силу 1 августа 1913 г. Хотя

эти конвенции применялись в течение ограниченного срока, на

их содержании следует остановиться подробнее, для того чтобы

проследить, как отразились в них постановления Бернской кон-

венции. (*83). В ст. 1 обеих конвенций в соответствии с основным

принципом Бернской конвенции содержится правило о приравни-

вании иностранных авторов к отечественным (национальный ре-

жим). Кроме предоставления таких же прав, как и отечествен-

ным гражданам, предусматривалось предоставление выгод, особо

установленных соглашением. Конвенции исходят из территориаль-

ного принципа, поскольку предусматривают, что охрана распро-

страняется на произведения, опубликованные на территории

договаривающихся государств независимо от гражданства их ав-

торов. Наряду с этим конвенции принимают во внимание и прин-

цип гражданства, поскольку охрана распространяется на поддан-

ных договаривающихся стран, опубликовавших свои произведения

<в ином государстве>, т. е. за пределами России и Франции.

При заключении соглашения с Францией это дополнение было

включено в него по предложению России. Объяснялось это тем,

что по закону от 20 марта 1911 г. авторское право признава-

лось за русским автором и в отношении произведений, издан-

ных им за границей. (*84).
Понятие опубликования раскрывается в русско-германской кон-

венции (ч. 3 ст. 1), но не дается в русско-французской кон-

венции.
Перечень охраняемых объектов-примерный, причем в рус-

ско-французской конвенции он подробнее. Объясняется это от-

сутствием такого перечня во внутреннем французском законода-

тельстве. В обеих конвенциях, в отличие от Бернской конвенции

в Берлинской редакции (ст. 2) и закона от 20 марта 1911 г.,

в перечень охраняемых объектов впервые включены кинемато-
(**83) Тексты соглашений и соответствующий комментарий к ним. См.:

Я. А. Канторович. Конвенция между Россией и Францией>...; он же. Кон-

венция между Россией и Германией для защиты литературных и худо-

жественных произведений. СПб., 1913. Для рассмотрения французского

проекта конвенции и подготовки контрпроекта было образовано специ-

альное Особое межведомственное совещание при Министерстве юсти-

ции, материалы которого приведены в указанных работах и использова-

ны в настоящем изложении.
(**84) Я. А. Канторович. Конвенция между Россиею и Франциею..., стр.23- 24.
-100-
графические произведения, <имеющие свойство самостоятельных

и оригинальных произведений> (Статья 2 русско-французской

конвенции).
Вопрос о праве перевода получил следующее разрешение: ис-

ключительное право на перевод должно быть оговорено автором,

оно охраняется в течение 10 лет со дня выхода в свет ориги-

нала и должно быть осуществлено в течение пяти лет с этого

дня. Таким образом, в обеих конвенциях выражен принцип, про-

возглашенный ст. 35 закона от 20 марта 1911 г., о том, что

иностранным подданным не могут быть предоставлены большие

права, чем те, которыми пользуются русские авторы.
В ст. 3 русско-французской конвенции это положение было

сформулировано следующим образом: <Авторы каждой из двух

стран пользуются в другой стране до истечения 10 лет> со вре-

мени опубликования их оригинального произведения <исключи-

тельным правом его переводить или уполномочивать других лиц

на его перевод под условием, что они заявили о сохранении ими

за собою этого права на заглавном листе или в предисловии>

к произведению. Исключительное право перевода прекращается,

если автор в течение пяти лет со времени появления в свет

подлинника не воспользовался этим правом путем опубликования

или путем предоставления права опубликования перевода его

произведения.
Следует отметить, что Особое совещание, о котором говори-

лось, идя навстречу пожеланиям Академии наук и Литературного

общества, выдвинуло предложение ограничить право перевода лишь

в отношении художественных произведений и сохранить полную

свободу перевода научных и технических сочинений, а также

сочинений, предназначенных для учебных целей. Но это предло-

жение на переговорах принято не было, и удалось лишь добить-

ся сокращения срока исключительного права перевода научных и

технических сочинений до трех лет. (*85).
Было также предусмотрено, что переводчик пользуется автор-

ским правом на свой перевод.
Следующим существенным вопросом, разрешенным в конвен-

циях, был вопрос о публичном исполнении. Ст. 9 русско-фран-

цузской конвенции закрепляла положение о том, что <авторы

драматических или музыкально-драматических произведений не-
(**85) См.: Я. А. Канторович. Конвенция между Россией) и Францией..., стр. 33;

он же. Конвенция между Россией и Германией..., стр. 23.
-101-
зависимо от того, появились ли эти произведения в свет или нет,

ограждаются от публичного исполнения их произведений: в под-

линнике в течение срока их авторского права на этот подлин-

ник, а от публичного исполнения в переводе - в течение срока

их права на перевод>.
Эта статья существенно отличается от первоначального тек-

ста французского проекта, устанавливавшего охрану всех про-

изведений в течение срока действия авторского права, т. е. в

течение 50 лет.
В отношении музыкальных произведений русско-французская

конвенция предусматривала, что авторы ограждаются от публич-

ного исполнения этих произведений, если ими на каждом печат-

ном экземпляре будет указано, что они это запрещают (ст. 10),

т. е. фактически воспроизводилось соответствующее правило за-

кона от 20 марта 1911 г.
Что же касается воспроизведения и публичного исполнения

музыкальных произведений посредством механических инстру-

ментов, то оно без согласия автора не допускалось, с тем, одна-

ко, что изъятия и ограничения были установлены во внутреннем

законодательстве страны, где предъявлялось требование об охра-

не (ст. 11 обеих конвенций). Согласно этой статье допускалась

возможность выдачи принудительных лицензий в России (ч. 2,

ст. 42 закона от 20 марта 1911 г.); во Франции же такого рода

лицензий не было; в Германии по закону 1901 г. лицензии до-

пускались, поэтому русские и немецкие композиторы были по-

ставлены в более или менее аналогичное положение. (*86).
Предусматривалось также, что <воспроизведение литературных.

и художественных произведений посредством кинематографа или

каким-либо иным, аналогичным кинематографу способом не мо-

жет быть сделано без согласия автора> (ст. 13 русско-француз-

ской конвенции).
Важное значение имели положения конвенций о сроке охра-

ны, определяемом по законодательству той страны, в которой

предъявлялось требование об охране авторского права. Однако

произведение не могло пользоваться более продолжительным сро-

ком охраны, чем тот, что был установлен законом договариваю-

щегося государства, гражданином которого являлся автор или

в котором произведение было впервые опубликовано.
Представляет интерес решение вопроса о распространении дей-

ствия конвенций на произведения, опубликованные до вступле-
(**86) См.: Я. А. Канторович. Конвенция между Россией и Германией..., стр. 33.

-102-
ния ее в силу. Ст. 17 русско-французской конвенции установи-

ла правило о распространении действия конвенции на все

произведения, в отношении которых авторское право не прекрати-

лось по- законодательству того государства, где эти произве-

дения появились в свет.
Таким образом, конвенция распространялась на два вида про-

изведений: 1) на произведения, опубликованные после вступле-

ния ее в силу, 2) на произведения, опубликованные ранее, но

в отношении которых не прекратилось действие авторского права

по внутреннему законодательству.
В то же время в конвенции прямо предусматривалось, что

те иностранные произведения, которые были опубликованы до

вступления ее в силу, не могут быть предметом судебного пре-

следования, основанного на постановлениях конвенций. (*87). Харак-

терным для обоих рассматриваемых соглашений является усло-

вие предоставления режима наибольшего благоприятствования в

случае, если в будущем одна из сторон заключит договор с ка-

ким-либо третьим государством о более значительных льготах и

преимуществах в отношении охраны литературных и художест-

венных произведений. Однако предоставление такого режима до-

пускается только на условиях взаимности. Но было сделано су-

щественное изъятие: правило о наибольшем благоприятствова-

нии не распространялось на выгоды и преимущества, предостав-

ляемые Бернской конвенцией.
Конвенции были заключены на краткие сроки: с Францией -

на три года и с Германией - на пять лет. В России это объ-

яснялось тем, что заключение подобных конвенций отличается

большой новизной, что нет достаточной практики применения но-

вого русского закона по авторскому праву, а также неполнотой

французского законодательства и отсутствием единого авторского

закона. (*88). По свидетельству Я. А. Канторовича, конвенция была

более выгодна для Франции. Это определялось прежде всего боль-

шим числом переводимых в России (особенно драматургических)

произведений, а также тем, что в России французские авторы

могли пользоваться более полной защитой своих прав, чем рус-

ские во Франции, из-за несовершенства французского законода-
(**87) Предусматривалось также, что если какое-то издание (многотомное, в

выпусках) было начато ранее, в течение года с момента вступления

конвенции в силу, такое издание могло быть закончено, т. е. могли быть

изданы остальные тома.
(**88) Я. А. Канторович. Конвенция между Россиею и Франциею..., стр. 59-60.
-103-
тельства. По подсчетам И. С. Перетерского, после 1912 г. (года

вступления в силу конвенции с Францией) цена книг, переве-

денных с французского языка, повысилась в среднем на 20%.

До 1912 г. переводы с французского языка, наводнявшие рус-

ский книжный рынок, были сравнительно дешевы, поскольку го-

норар авторам не выплачивался.
По типу рассмотренных были заключены конвенции с Бель-

гией (1915 г.), Данией (1915 г.). (*89). Все эти двусторонние со-

глашения прекратили свое действие вследствие истечения срока

и аннулирования Советским государством такого рода междуна-

родных договоров, заключенных царским правительством.
Таким образом, Россия в области международной охраны ав-

торских прав шла по пути заключения двусторонних соглашений

с иностранными государствами, хотя эти договоры и не получили

реализации на практике. В то же время при обсуждении этих

вопросов была высказана мысль о том, что было бы более целесо-

образно присоединение России к многостороннему соглашению,

которым была в то время Бернская конвенция, (*90), и что заключе-

ние нескольких двусторонних договоров неизбежно должно приве-

сти к выравниванию применяемых режимов.
(**89) Переговоры о заключении конвенции были начаты также с Италией и

Англией, с Швецией и Норвегией.

(**90) См. подробнее: <Право>, 1912, № 16, стр. 910- 911,
-104-
МЕЖДУНАРОДНЫЕ МНОГОСТОРОННИЕ СОГЛАШЕНИЯ

ОБ ОХРАНЕ АВТОРСКОГО ПРАВА
1 Участие государств

в многосторонних соглашениях
Первоначально, в 1886 г., Бернский союз состоял из 10 го-

сударств. В 1972 г. в Бернской конвенции участвовали 63 госу-

дарства. (*1).
Однако не все государства являются членами Бернской кон-

венции; как уже отмечалось, часть государств Латинской Аме-

рики не входит в Бернский союз. Из крупных капиталистиче-

ских государств до сих пор в конвенции не участвуют США.
В Бернский союз входят и социалистические страны, а имен-

но: Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Румыния, Чехословакия,

Югославия. (*2)
Одни и те же нормы конвенции используются с различными

целями. Для капиталистических стран - это средство защитить

интересы монополистических компаний. Поскольку же речь идет

об участии в конвенции стран социализма, то в этих странах

преимуществами конвенции пользуются социалистические изда-

тельские и зрелищные организации, деятельность которых осу-

ществляется в интересах широких масс трудящихся и вместе с

тем в интересах самих авторов.
Для различных стран-участниц Бернская конвенция действу-

ет в разных редакциях. Это зависит от того, какой текст был

ратифицирован соответствующей страной. (*3).
(**1) На 1 января 1973 г. участниками конвенции являются Австралия, Авст-

рия, Аргентина, Бельгия, Берег Слоновой Кости, Болгария, Бразилия,

Ватикан, Великобритания, Венгрия, Габон, ГДР, Греция, Дагомея, Дания,

Заир, Израиль, Индия, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Камерун,

Канада, Кипр, Конго, Ливан, Лихтенштейн, Люксембург, Мавритания,

Малагасийская Республика, Мали, Мальта, Марокко, Мексика, Монако,

Нигер, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Пакистан, Польша, Пор-

тугалия, Румыния, Сенегал, Таиланд, Тунис, Турция, Уругвай, ФРГ, Фид-

жи, Филиппины, Финляндия, Франция, Чехословакия, Чад, Чили, Швей-

цария, Швеция, Шри Ланка, ЮАР, Югославия, Япония.

(**2) Советский Союз к Бернской конвенции не присоединился.

(**3) На 1 января 1973 г. для одной страны действовал Берлинский текст, для

15 стран - Римский, для 47 стран - Брюссельский текст; как уже отмеча-

лось, Стокгольмский текст (материально-правовые нормы) не вступил в

силу. Парижский текст 1971 г. был подписан представителями 35 стран,

он должен вступить в силу после его ратификации.

-105-
По своему характеру Бернская конвенция является открытым

международным многосторонним соглашением. Поэтому любое го-

сударство может к ней присоединиться. Для присоединения к

Брюссельскому тексту необходимо передать заявление о присо-

единении правительству Швейцарии, а для присоединения к Сток-

гольмскому и Парижскому текстам - Генеральному директору

Всемирной организации интеллектуальной собственности. (*4). Ге-

неральный директор уведомляет об этом другие страны. Конвен-

ция вступает в силу для нового члена через три месяца после

уведомления, если в самом акте о присоединении не указана

более поздняя дата. Каждая страна, участвующая в конвенции,

обязуется принять в соответствии со своей конституцией необ-

ходимые меры, для того чтобы обеспечить применение Бернской

конвенции. При этом в момент сдачи страной на хранение своей

ратификационной грамоты, или акта о присоединении эта страна

в соответствии со своим внутренним законодательством должна

быть в состоянии осуществлять положения конвенции (ст. 36).
Бернская конвенция допускает оговорки при присоединении.

Они могут касаться материально-правовых норм самой конвен-

ции, правила о порядке рассмотрения споров, касающихся тол-

кования или применения конвенции. При ратификации Стокгольм-

ского и Парижского текстов любая страна может сохранить дей-

ствие оговорок, сформулированных ею ранее. Точно так же новый

член Союза может при присоединении к конвенции заявить, что

он намерен, <по крайней мере временно, заменить статью 8, от-

носящуюся к праву перевода, положениями статьи 5 Союзной

конвенции 1886 года, пересмотренной в Париже в 1896 году...>

(п. 2 b, ст. 30). Речь идет, таким образом, об оговорке о праве

перевода, предусматривающей прекращение исключительного пра-

ва перевода произведения на язык или языки данной страны)

если автор не осуществлял этого права в течение 10 лет со дня

первого опубликования произведения.
(**4) Следует отметить, что на государство, присоединившееся к какому-то

тексту конвенции, распространяется действие предшествовавших текстов

конвенции. В резолюции Постоянного комитета Бернского союза по это-

му вопросу отмечалось, что <вступление какой-либо страны в Союз на

основе позднейшего конвенционного акта должно рассматриваться в со-

ответствующих случаях как присоединение и к предыдущим актам, ес-

ли отсутствует специальное заявление о противоположном> (Dr. aut.,

1952, N 8).
-i06-
При присоединении к конвенции государство может заявить,

что конвенция подлежит применению ко всем или некоторым

указанным в заявлении территориям, за внешние сношения кото-

рых она отвечает (ст. 31). Необходимо отметить, что приведен-

ные положения Бернской конвенции, предусматривающие возмож-

ность распространения государствами-участниками действия кон-

венции на территории, за международные отношения которых они

несут ответственность, устарели. Эти положения противоречат

Декларации Генеральной Ассамблеи ООН о предоставлении неза-

висимости колониальным странам и народам (резолюция

1514/XV от 14 декабря 1960 г.). Точно так же устарела ст. XIII

Всемирной конвенции об авторском праве.
Бернская конвенция действует без какого-либо ограничения

сроком. Любая страна может, однако, заявить о своем выходе

из конвенции, т. е. осуществить ее денонсацию, распространяю-

щуюся только на эту страну; в отношении других стран - чле-

нов Союза конвенция сохраняет свою силу. Денонсация вступает

в силу через год со дня получения Генеральным директором

ВОИС извещения о ней. Причем право на денонсацию не может

быть применено государством - членом Союза до истечения пяти

лет с момента, когда оно стало членом Союза.
В конвенции содержится правило о разрешении споров, ка-

сающихся ее толкования или применения в Международном

суде ООН. Стокгольмская конференция предусмотрела возмож-

ность для каждой страны сделать заявление о том, что она не

считает себя связанной правилом о порядке рассмотрения споров.
За договаривающимися государствами - членами Союза со-

храняется право заключать между собой самостоятельные согла-

шения, поскольку эти соглашения будут предоставлять более

широкие права, чем установленные настоящей конвенцией, или

будут содержать другие положения, не противоречащие Бернской

конвенции.
Каков состав участников второго основного многостороннего

соглашения - Всемирной, или Универсальной, конвенции об ав-

торском праве 1952 г.? В ней участвуют 62 государства, хотя

первоначально их было 12. (*5). Из социалистических стран во Все-
(**5) На 1 января 1973 г. это Австралия, Австрия, Андорра, Аргентина, Бель-

гия, Бразилия, Ватикан, Великобритания, Венгрия, Венесуэла, Гаити,

Гана, Гватемала, Греция, Дания, Замбия, Израиль, Индия, Ирландия,

Исландия, Испания, Италия, Камбоджа, Канада, Кения, Коста-Рика, Куба,

Лаос, Либерия, Ливан, Лихтенштейн, Люксембург, Маврикий, Малави,

Мальта, Марокко, Мексика, Монако, Нигерия, Нидерланды, Никарагуа,

Новая Зеландия, Норвегия, Пакистан, Панама, Парагвай, Перу, Португа-

лия, США, Тунис, Фиджи, Филиппины, Финляндия, Франция, ФРГ, Че-

хословакия, Чили, Швейцария, Швеция, Эквадор, Югославия, Япония.
-107-
мирной конвенции участвуют Венгрия, Чехословакия, Югославии

и Куба.
Всемирная конвенция, так же как и Бернская, имеет откры-

тый характер. Бернская конвенция не исключает права госу-

дарств-участников делать оговорки, хотя, как мы видели, строго

ограничивает эту возможность. В отличие от нее Всемирная кон-

венция исключает какие бы то ни было оговорки (ст. XX).
Присоединение к Всемирной конвенции осуществляется пу-

тем депонирования соответствующего документа у Генерального

директора ЮНЕСКО. Как уже отмечалось, на Парижской кон-

ференции 1971 г. был принят новый текст Всемирной конвен-

ции. В первом пункте ст. IX предусмотрено, что этот текст всту-

пит в силу через три месяца после депонирования двенадцати

ратификационных грамот, документов о принятии или о присо-

единении. (*6).
На ст. IX Всемирной конвенции следует остановиться под-

робнее, поскольку она имеет большое значение. Она регулирует,

с одной стороны, отношения между теми государствами - участ-

никами конвенции в редакции 1952 г., которые не присоедини-

лись к тексту 1971 г., а с другой - между государствами, кото-

рые присоединились только к тексту 1971 г.
Согласно ст. IX Парижский текст 1971 г. вступит в силу для

каждого государства через три месяца после депонирования до-

кумента о ратификации, принятии или присоединении данного

государства. Если государство, которое не участвует в конвенции

1952 г. (т. е. в Женевском тексте), присоединится к конвенции

в редакции 1971 г., то это будет означать автоматически присо-

единение такого государства и к тексту 1952 г. В то же время

установлено, что после вступления в силу текста 1971 г. ни од-

но государство не может присоединиться только к конвенции

1952 г. Цель этого правила состоит в том, чтобы в отношениях

между всеми государствами-участниками применялся общий текст

конвенции и чтобы в конечном счете текст 1952 г. мог быть за-

менен текстом 1971 г.
После обсуждения на Парижской конференции различных ва-

риантов были приняты также правила, в какой-то степени от-
(**6) На 1 января 1973 г. этот текст был ратифицирован Великобританией,

Венгрией, Францией, США.
-106-
вечающие пожеланиям развивающихся стран и создающие неко-

торые гарантии того, что принятые на этой конференции правила

в отношении использования произведения в этих странах получат

применение.
Было предусмотрено, что в своих взаимоотношениях государ-

ства-участники текста 1971 г. и государства-участники текста

1952 г. будут применять текст 1952 г. <Однако любое государ-

ство, являющееся участником только Конвенции 1952 года, по-

средством нотификации, депонированной у Генерального директо-

ра, может заявить о своем разрешении применять Конвенцию

1971 года к произведениям его граждан или к произведениям,

впервые опубликованным на его территории, для всех государств-

участников> конвенции в редакции 1971 г. (пункт 4, ст. IX).
В то же время следует обратить внимание и на другое пра-

вило: если документ о присоединении депонирован каким-то го-

сударством до вступления в силу конвенции в редакции 1971 г.,

такое государство может обусловить свое присоединение к кон-

венции 1952 г. вступлением в силу текста 1971 г.
Каждое государство - участник Всемирной конвенции обязует-

ся принять в соответствии с положениями своей конституции

необходимые меры для обеспечения применения конвенции. При

этом имеется в виду, что ко времени депонирования документа

о присоединении к конвенции данного государства (согласно тек-

сту 1952 г.) оно должно быть в состоянии по своему внутреннему

законодательству применять постановления конвенции (ст. X). (*7).
Всемирная конвенция сохраняет силу за всеми многосторон-

ними и двусторонними соглашениями между отдельными ее участ-

никами. В случае расхождения норм этих соглашений с нормами

Всемирной конвенции преимущество должно быть предоставлено

последним (ст. XIX). Исключение сделано для американских го-

сударств: для них во всех случаях преимущество имеют поста-

новления конвенций, заключенных между ними. Отсюда следует,

что правила межамериканских конвенций, подписанных до вступ-

ления в силу Всемирной конвенции и противоречащих ей, не

подлежат применению, а будут действовать правила Всемирной

конвенции. Но нормы межамериканских конвенций, заключенных

после присоединения их участников к Всемирной конвенции, по-
(**7) Всемирная конвенция составлена на французском, английском и испан-

ском языках. Кроме того, официальные тексты конвенции составляются

на арабском, немецком, итальянском и португальском языках (ст. XVI).

Арабский текст был включен в этот перечень на Парижской конферен-

ции 1971 г,
-109-
лучают преимущество перед положениями последней. Таким об-

разом, применяться будет последнее по времени заключения со-

глашение (ст. XVIII). В соответствии со ст. XV конвенции

споры между государствами, касающиеся толкования или приме-

нения конвенции, будут передаваться па разрешение Между-

народного суда ООН, если заинтересованные государства не до-

говорятся об ином порядке разрешения споров.
На Парижской дипломатической конференции 1971 г. по пере-

смотру Всемирной конвенции был принят новый текст дополни-

тельной декларации, относящейся к ст. XVII. Эта декларация,

как уже отмечалось, получила название <защитной оговорки в от-

ношении Бернской конвенции>. В ней предусмотрены санкции в

отношении стран - членов Бернского союза, которые пожелали

бы, подписав Всемирную конвенцию, выйти из Бернского союза.

В Парижском тексте декларации признается временная потреб-

ность развивающихся стран привести уровень охраны авторского

права в соответствие с состоянием их культурного, социального

и экономического развития.
Пункт
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации