Лаптинская С.В. Социология - файл n1.doc

Лаптинская С.В. Социология
Скачать все файлы (1686 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc1686kb.01.04.2014 06:24скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
ТЕМА VIII. СОЦИАЛЬНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ: СРЕДСТВА ОБМЕНА, ВСЕОБЩИЕ ВИДЫ И ФОРМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ

 СРЕДСТВА ОБМЕНА И ИХ ИЕРАРХИЯ

В качестве затрат, или платы (со стороны того, кому оказана услуга), или вознаграждения (тому, KTO оказал услугу) могут быть использованы (предложены и востребованы) различные социальные ценности — средства обмена.

Затраты — это обязанность, а вознаграждение — право, что в совокупности определяет статусную позицию Деятеля в данном обществе.

Все это приобрело сложившийся самовозобновляющийся (по выражению социологов — институализированный) характер.

Классификация средств обмена, перечень ценностей, используемых в ходе обмена, и, что особенно важно, их иерархия — одна из наименее разработанных проблем социологии.

К средствам обмена можно отнести материальные ценности (деньги, товары, даже силу и т.д.), социальные ценности (безопасность, стабильность условий существования и т.д.); интеллектуальные ресурсы (знания, профессиональные навыки, опыт в виде пережитого знания и др.), моральные ценности (симпатия, привязанность, любовь, дружба и др.), уважение (признание заслуг, престиж, поклонение, слава), уступки (изменение поведения, господство — подчинение).

По мнению П. Блау, существуют лишь четыре основных вида вознаграждений: деньги, социальное одобрение, уважение и уступки.

Мы предлагаем выделить те средства обмена, которые используются преимущественно только как вознаграждения (со стороны получателя услуг) и фиксируют определенное подчинение одного из партнеров другому.

 Наиболее ценное средство вознаграждения — это уступки, изменение поведения со стороны получателя услуги, в результате чего тот, кто оказывает услугу, моет получить фактически все, что ему необходимо.

И наоборот, самыми ничтожными средствами обмена, как это ни странно, на первый взгляд, являются деньги. Ведь для тех, кто расплачивается, это возобновляемые ресурсы. В то же время они исчерпаемы, их можно легко истратить (интеллектуальные ресурсынапример, как средство обмена тоже можно использовать, но нельзя полностью отнять — они все равно остаются у того, кто предложил их для обмена).

Вместе с тем деньги — наиболее элементарное «демократичное» средство обмена. Их заработать может любой (т.е. они доступны), их можно аккумулировать, количественно выразить и обменивать.

Итак, люди обмениваются различными по дефицитности и ценности услугами, ресурсами. Какова же логика выбора приемлемого средства обмена?

Люди могут обмениваться примерно равными по качеству, уровню социальной значимости, ценности и дефицитности услугами.

Люди могут обмениваться различными по качеству, уровню социальной значимости, ценности и дефицитности услугами (взаимодействие уборщицы вуза и профессора, рядового профессора и крупного ученого). В этом случае тоже может быть использована денежная, материальная, эмоциональная и другая форма расчетов.

Возникает некоторое признаваемое обеими сторонами, всем обществом легитимное преимущество, которое наряду с неэквивалентным материальным обменом уравнивает неравных. Это преимущество может проявляться как в межличностных, так и в межгрупповыхинтеракциях (взаимодействия работников физического и умственного труда и т.п.).

Дефицитность, значимость услуги есть основание для получения власти. Следовательно, монополизация услуги усиливает власть, а возникновение конкурентов ее расшатывает. Таким образом, ценность услуги, а значит, и обязывающая сила зависимости, подчиенияопределяется рядом условий типа «монополия — конкуренция».

1. Чем меньше «благодетелей», чем выше монополизация оказания жизненно важных услуг, тем интенсивнее сила подчинения
получателя услуги.

2.      Чем выше степень монополизации «благодетелем» дефицитных услуг в данном социальном пространстве, тем большее число получателей этих услуг вынуждены будут признавать его власть над собой. Такой монополист становится управляющим центром данной системы взаимодействий. Все его партнеры обязаны уступать его распоряжениям.

3.  Чем шире, разнообразнее перечень монополизированных услуг, оказываемых одним субъектом, тем тотальнее его власть над получателями услуги. И наоборот, чем более специализированы, дифференцированы услуги, оказываемые «благодетелем» (или разными «благодетелями»), тем более специализирована власть каждого «благодетеля».

Итак, чтобы получить превосходство над другими, власть, необходимо выполнить следующее условие:

 субъект должен иметь в своем распоряжении ресурсы, признаваемые в данной сети взаимодействий особо важными, жизненно необходимыми для других, — назовем это принципом легитимной обоснованности власти. К этому исходному условию Р. Эмерсондобавляет еще четыре:

 благодетель не должен испытывать зависимости от своих подопечных — принцип независимости власти;

•      подопечные не должны иметь возможности получить желаемые жизненно важные услуги, блага из альтернативного
источника— принцип монополизации власти;

•      подопечные не должны иметь возможности получить от «благодетеля» желаемые услуги с помощью силы — принцип
неодолимости власти;

•      подопечные должны безоговорочно считать ценными те блага,
которыми монопольно владеет и предоставляет им «благодетель», и не производить переоценку ценностей — принцип легитимной устойчивости власти.

 СОТРУДНИЧЕСТВО И СОПЕРНИЧЕСТВО КАК ТИПЫ СОЦИАЛЬНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ

Поскольку существует многообразие форм взаимодействий, мы сделаем акцент на базовых образцах взаимоотношений,

Сотрудничество как вид взаимодействия проявляется во множестве конкретных взаимоотношений между людьми: деловое партнерство, дружба, солидарность, политический союз между партиями, государствами, сотрудничество между фирмами и др. Оно являетсяосновой объединения людей в организации или группы, проявления взаимопомощи, взаимоподдержки, любви.

Основа сотрудничества:

• обоюдная заинтересованность, выгодность взаимодействия для обеих сторон.

 возможна направленность этого взаимодействия на достижение совместной цели.

 подкрепление длительного взаимовыгодного сотрудничества
такими средствами обмена, как верность, признательность,
уважение, поддержка.

Соперничество как тип взаимодействия предполагает в качестве предпосылок наличие единого неделимого объекта притязаний обеих сторон (голоса избирателей, авторитет, территория, властные права, полномочия и др.).

Основа соперничества :

•       стремление опередить, отстранить, подчинить или уничтожить соперника, т.е. ущемить его в неприемлемой для него степени, форме;

•       отсутствие общих, совместных целей, но обязательное наличие аналогичных целей относительно неделимого объекта: оба хотят овладеть кошельком покупателя (экономическая конкуренция), властью (политическая конкуренция) и т.д.

•       подкрепление длительного соперничества негативными средствами обмена (зависть, хитрость, неприязнь, озлобление, неискренность, скрытность), сила проявлений которых зависит от формы соперничества.

Соперничество может принимать вид конкуренции и конфликта.

Конкуренция — это соперничество двух социальных субъектов или более за что-то находящееся вне этих субъектов (чаще всего соперничество за признание кем-то третьим): конкуренция претендентов на определенную должность, политических партий на власть в государстве и т.д.

Конкуренция не обязательно предполагает знание конкретного соперника.

Однако некоторые конкуренты могут пренебречь правилами конкуренции и прибегнуть к прямому воздействию на конкурента, чтобы оттеснить его от объекта конкурентной борьбы (экономическая война, прямое столкновение политических сил, гражданская война, физическое устранение соперника).

В этом случае конкуренция перерастает в конфликт. Конфликт - это всегда прямое столкновение соперников. В отличие от конкуренции для конфликта характерны знание соперника, причин конфликта и ожидание ответных действий, противоборства. По мнению Л.Крисберга, «социальный конфликт существует в том случае, когда две или большее количество сторон убеждены в том, что цели их несовместимы».

Из этого можно сделать два промежуточных, но очень важных понимания природы конфликтов вывода.

1   Конфликт — явление историческое и социокультурное: одни и те же правила игры, критерии в одной исторической или социокультурной. ситуации могут стать яблоком раздора, а в другой исторической или социокультурнои ситуации конфликт может и не возникнуть.

2. В конечном счете внутрисистемные конфликты — это столкновение, противоборство идей, критериев приемлемости ценностей.

Проблема конфликтов весьма многообразна. Существует огромное количество видов конфликтов, их форм, причин возникновения и т.д., что крайне затрудняет их систематизацию и выявление общесоциологических аспектов анализа конфликтов.

 ФОРМЫ СОЦИАЛЬНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ. ВЛАСТЬ

«Ассоциация— диссоциация» как основной тип социальных взаимодействий воплощается в конкретных формах интеракций.

На самых ранних этапах развития социума сотрудничество (I на рис. 1) между людьми носило достаточно широкий неспециализированный характер, чем-то напоминая взаимоотношения между соседями в современной деревне, где принят обмен продуктами в случае необходимости.

Но уплотнение массы людей, порожденное ростом населения неизбежно ведет к взаимодействию с нарастающим числом партнеров, которые предлагают широкий набор неспециализированных услуг.

Возникает конкуренция (II).

С целью снижения конкуренции и избежания разрушитель конфликтов развивается специализация предоставляемых услуг не только материально-хозяйственных, но и интеллектуальных, образовательных, оборонно-силовых, управленчески-координационных, художественно-эстетических и др.), что приводит к   социальному разделению труда.

Возникают специальности, профессии и  возникает социальная кооперация (III), особая форма сотрудничества, в основе которой — социальный обмен (чаще не непосредственно-двусторонний, а опосредованный, многоступенчатый) между субъектами, обменивающимися специализированными услугами.

Вместе с тем специализированные услуги начинают разделяться не только по конкретному содержанию, но и по ценности, дефицитности, рангу.

Соответственно, социальная кооперация приобретает как горизонтальные измерения (IV), так и вертикальное (иерархическое — V, VI). В иерархических формах взаимодействий на одном полюсе находится благодетель, наставник, правитель, на другом — опекаемый, ученик, управляемый.

Проанализируем иерархизированные формы взаимодействия.

Главным проявлением иерархических взаимодействий является оказание одним из участников взаимодействия  воздействия на поведение другого.

В более слабом виде — это влияние (V), предполагающее учет одним человеком мнения другого при выработке собственных решений на основе уважения, признания заслуг, ума, таланта, а значит, признания значимым для себя мнения этого человека, этой профессии, занимающего эту должность. Влияние — переходная к власти форма взаимодействия. С одной стороны, есть воздействие (и это роднит влияние и власть), а с другой стороны, не пастырь, а сама паства принимает решение о том, прислушиваться ли к мнению «благодетеля».

Высшая форма иерархизированных социальных взаимодействий — социальная власть (VI), не только политическая, но и власть родителей, начальника над подчиненными и т.д. Нас интересует прежде всего механизм фактической власти, т.е. власти, способной настоять на своем.

Основой власти как формы взаимоотношений является уступка: получатель жизненно важной и дефицитной услуги (или надеющийся получить услугу) обрекает себя на повиновение.

Данное социологическое понимание власти фактически в тех или иных вариациях было воспринято всеми социологами, каждый из которых вносит новые нюансы, аспекты анализа власти как обязывающего воздействия на другого.

Власть заключается в способности пользоваться действиями других людей как средствами для достижения собственных целей.

Власть как процедура, как механизм взаимодействия — явление сложное, многослойное.

Власть — это форма социальных взаимодействий и в то же время инструмент, обеспечивающий упорядоченный характер этих взаимодействий.

Главное не столько и не только в том, почему люди борются за власть, упиваются властью (это как раз и понятно), а в том, почему люди подчиняются, исполняют распоряжения других  - это и есть центральный пункт социологического анализа механизмов власти.

Анализ власти как формы социального обмена способствует достаточно ясному пониманию природы её легитимности. М. Вебер выделил три разновидности «легитимных оснований господства»:

харизматическое господство-подчинение;

традиционное господство-подчинение;

легальное господство-подчинение.

Харизматическое господство-подчинение основано на эмоциональной, аффективной реакции поклонения особому дару лидера, вождя в силу его уникальных интеллектуальных, этических и других способностей и качеств.

Харизма необходима для серьезных изменений социальных порядков, деятельности фирмы, кафедры и т.д. Для обеспечения же простого воспроизводства, функционирования общества, коллектива, предприятия харизма желательна, но не обязательна.

Традиционное господство-подчинение основано на вере в священное происхождение существующих порядков. Человек покоряется властителю потому, что так принято.

Легальное господство-подчинение, или господство на основании устава (договора, контракта, закона) осуществляется в силу веры в обязательность легального установления власти.

На легальном господстве основаны современные государство, предприятие, фирма и т.д. Главный признак легальной легитимности — признание властных распоряжений разумными, обоснованными.

Власть осуществляется благодаря таким средствам, как авторитет и насилие (рис. 1, VI-1 и VI-2).

Авторитет как средство власти основан на признании подчиненными этой власти разумной, обоснованной, его использование предполагает уважение к власти, ее целям, методам реализации. Властный авторитет повелевает, распоряжается со всей присущейпринуждению силой и безапелляционностью, и у паствы нет выбора, выполнять или не выполнять эти распоряжения, основанные на авторитете.

Чем же объясняется такая обязывающая сила авторитета? Она обусловлена легитимностью, признанием подчиненными власти обоснованной, разумной.

Авторитет, позволяющий властителю без физического насилия распоряжаться людьми, незыблемо покоится на легитимности, признании власти — или по традиции священных, законных или основанных на эмоциональном поклонении — харизматических.

Авторитет может быть формальным (авторитет короля, начальника, родителя и т.д.) или неформальным — им в настоящее время обладают, как правило, харизматические лидеры.

Насилие – этов второе средство власти.  Без права и возможности осуществлять насилие власть лишается одного из главных своих признаков — гарантии неодолимости своих распоряжений. Насилие может быть психологическим (постоянные придирки, гонения и др.), административно-юридическим (административные запреты,

взыскания, выговоры), физическим (физическое прямое применение силы или угроза применения силы).

Существуют два варианта насилия: легитимное и нелегитимное. Легитимное насилие подразумевает применение силы (или предупреждение о возможном применении силы) к тем, кто нарушает закон, права людей, общественный порядок и т.д. Данный вид насилия одобряется, признается легитимным подавляющим большинством граждан (порой даже теми, кто нарушает закон).

Нелегитимное насилие — это осуществление властью насилия в целях, не признаваемых большинством граждан обоснованными.

Как правило, рано или поздно нелегитимная власть разрушается. Но следует помнить, что долговечность нелегитимной власти зависит от многих условий, в том числе от позиции, энергии, активности населения.

ТЕМА IX. СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ: СУЩНОСТЬ И СОЦИАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ (ПОСЛЕДСТВИЯ)

 ИНСТИТУТЫ: ИХ РОЛЬ В ОБЩЕСТВЕ И ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ СОЦИОЛОГИИ.  ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Социология — наука рациональная, лишенная мистики и чуждая фантастики, но чаще всего она призвана распознавать, объяснять чудеса, которыми наполнена социальная жизнь. Главное чудо, с которым мы имеем дело ежедневно, ежечасно, — это социальнаямашина, которая работает четко, буднично, надежно: в вузе нас учат, в библиотеке выдают нужные нам книги, на работе у нас есть надежные партнеры, с которыми мы взаимодействуем, и т.д.

Главная загадка социальной жизни — это то, почему коллективные формы повседневной жизни обладают устойчивостью, способностью существовать десятилетия или даже столетия. Людей, создавших эти коллективные формы, давно уже нет, а их детище существует и функционирует.

Стремление разгадать эту загадку приводит нас к проблеме институализации, т.е. установления («институт» в переводе с латыни означает установление),.укоренения определенной процедуры социальных действий и взаимодействий, обеспечивающейсамовозобновляющийся, прочный, четко налаженный характер процесса удовлетворения важнейших потребностей людей.

Социальные институты — это великое социальное изобретение человека. Безопасность человека, его образование, здоровье, хозяйственная деятельность, отдых и т.д. — все эти явления, составляющие будничный, каждодневный смысл нашей жизнедеятельности,приобрели институализированный характер, т.е. гарантированы от случайности, спорадичности. Институализированное противоречит хаотичному, нестабильному, неорганизованному.

Для социологии институты — один из важнейших объектов анализа, а объяснение функционирования институтов представляет собой, образно говоря, ядро социологии. Не случайно и Г. Спенсер, и Э. Дюркгейм, и почти все другие социологи считают социальные институты фабрикой социального.

ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ ИНСТИТУТОВ

Социальные институты — это исторически сложившиеся и закрепленные, устойчивые, самовозобновляющиеся виды социальных взаимодействий, призванные удовлетворять те или иные человеческие нужды.

Итак, для социальных институтов характерны:

1.         Четкое распределением функций, прав и обязанностей участников институализированного взаимодействия. Каждый должен выполнять надлежащим образом свою функцию, а потому каждый
ожидает от партнера достаточно надежно обоснованных действий.
В результате поведение личности в рамках социального института
обладает высокой степенью предсказуемости.

2.         Разделение труда и профессионализация выполнения функций,
обусловленные выполнением определенного круга обязанностей.
Общество может осуществлять и специальную подготовку людей
для выполнения ими профессиональных обязанностей. Тем самым
обеспечивается достаточно высокая эффективность институтов в
деле удовлетворения потребностей людей.

3.  Особый тип регламентации. Как и всякая социальная связь,
институт основывается прежде всего на социальном регулировании взаимоотношений.

4. Более четкий, нередко более рационально обоснованный, жесткий и обязывающий характер механизмов регуляции. Обязывающая сила социального института органично связана с наличием:

•       четко фиксированных, однозначно толкуемых образцов по
ведения — норм;

•       социального контроля, санкций, стимулирующих желательное поведение и препятствующих нежелательному по-
ведению.

По М. Веберу, институт — это особая процедура социальных взаимодействий, основу которой составляет устойчивая система, комплекс взаимосвязанных норм, правил. Норма — стандартный (деиндивидуализированный) образец поведения, главный символически-культурный инструмент, обеспечивающий институализацию взаимодействий.

Норма содержит ясное, однозначно толкуемое предуказание, как и что следует делать.

Социальные связи тогда приобретают институциональный характер, когда они помимо названных особенностей нерасторжимы с контролем, санкциями. Можно сказать, что каждый институт лишь тогда чего-то стоит, если сумеет себя защитить, гарантировать выполнение заложенных в нем норм.

5. Наличие учреждений, в рамках которых организуется деятельность того или иного института, осуществляется управление, контроль за его деятельностью. Каждый социальный институт, кроме того, должен обладать необходимыми средствами и ресурсами.

Институциональное взаимодействие предстает как хорошо отлаженный порядок повседневной жизни в основных сферах нашего бытия, как реальная практика социальной жизни.

 СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ (ЭФФЕКТЫ) ИНСТИТУАЛИЗАЦИИ

Первая группа последствий — очевидные последствия.

• Каждый социальный институт, с одной стороны, способствует более качественному, надежному удовлетворению потребностей индивидов, а другой — ускорению общественного развития. Поэтому чем больше общественных нужд удовлетворяется специально организованными институтами, тем более многогранно развито общество, тем оно качественно богаче.

•     Чем шире область институализированного, тем больше предсказуемости, устойчивости, упорядоченности в жизни общества
и личности. Расширяется зона, в которой личность свободна от
своеволия, неожиданностей, надежды на «авось». Социальная жизнь
приобретает иное качество, повышается ее организованность.

Вторая группа последствий — возможно, самые глубокие последствия.

Речь идет о тех последствиях, которые порождены прежде всего обезличенностью требований к тому, кто претендует на определенную функцию (или уже выполняет ее). Эти требования облекаются в форму четко фиксированных, однозначно толкуемых образцов поведения — норм, поддерживаемых санкциями. Благодаря последним обезличенность требований приобретает значительную жесткость, силу осязаемой людьми неумолимости,  эффект неодолимости.

Эффект неодолимости  в социальной жизни.

Вступающему в социальный институт «на
 место выбывшего» предъявляется система обезличенных требований. Фактически каждая размежеванная позиция участника институализированных взаимодействий существует как бы независимо от самого участника этих взаимодействий — индивида. Не позиция подстраивается под реального человека, учитывая его возможности, умонастроения, нравы, а наоборот, человек должен быть своеобразным проводником (агентом) деиндивидуализированных нормативных требований, охраняемых санкциями.

Более того, человек может покинуть эту позицию; позиция же участника социального института существует до тех пор, пока существует этот институт, т.е. в определенной степени «бессмертна».

Социальный институт — это "некая плата" упорядоченных, предуказывающих позиций.

Эти упорядоченные «бессмертные» позиции в социальном институте, обществе, существующие независимо от конкретных людей, в социологии называются статусами (статусными позициями), а деперсонифицированные требования к поведению того, кто эту позицию занимает, — ролью.

Социальный институт — это система упорядоченных статусов и ролей, принудительно, неодолимо обеспечивающих самовозобновляемость, регулярность принятого (ожидаемого) характера процесса удовлетворения потребностей людей.

Наш анализ последствий процесса институализации приближается к кульминации.

Общество представляет собой сложную систему взаимосвязанных социальных институтов, т.е. сложную, многоярусную систему многих «плат» упорядоченных и предуказывающих позиций, ячеек.

Люди, вступающие в социальные институты, вынуждены  действовать по уже готовому сценарию, так, как положено, предуказанно действовать, являясь как бы проводниками соци-Кьных позиций и связей.

Объективное в социальной жизни.

Общество как иерархизированная система статусно-ролевых позиций предстает как нечто независимое от сознания, желаний, предпочтений конкретных людей. Более того, создается впечатление, что в ходе функционирования общества воспроизводятся логика, порядок вещей, которые имеют предопределенный характер.

Это свойство в науке обозначается термином «объективное», т.е. независимое от сознания. Что же объективно в социальной жизни?

Дюркгейм рассматривал объективное как вообще независимое от сознания, воли людей. Подобное толкование способствовало утверждению в науке, а потом и в идеологии идеи об объективной необходимости, предопределенности, которая составляет основу общественно-исторического процесса, имеющего предопределенный финал. Яркое выражение это нашло в учении о естественно-исторической необходимости победы пролетарской революции, победы коммунистического общественного устройства и т.д.

Современная социология в основном едина в отрицании пыток рассматривать поведение человека как результат воздействия неких сил, которые действуют как бы «за спинами» людей, сил, которые индивиды и не контролируют, и не понимают

М. Вебер аргументированно критиковал своеобразный миф так называемой объективной необходимости, составляющей основу естественно-исторического процесса и предопределяющей действия

К. Маркс рассматривает объективное как независимое от данного человека, данного поколения людей: каждое новое поколение вынуждено осуществлять свою деятельность в условиях, уже созданных предыдущими поколениями. «Люди сами делают свою историю,— отмечает К. Маркс, — но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого. Традиции всех мертвых поколений тяготеют... над умами живых...».

Итак, благодаря статусно-ролевым деиндивидуализированным предуказаниям, подкрепленным санкциями, в ходе воспроизводства институализированных связей в социальной жизни возникает эффект независимого от сознания данной личности, данного поколения людей, предопределяющего логику их действий, предпочтений.

Только сейчас к характеристикам социальной реальности можно добавить еще одну — объективность, независимость от данного человека, поколения.

Итак, общество, коллективные формы социальной жизни в результате институализации обретают свойство объективно не зависеть от людей, во многом предопределять их поведение. Этим объясъняется появление таких выражений, как «Общество требует«Обществу это вредит...» и т.д.

Однако не следует фетишизировать независимость социальных институтов — мы сами изобрели их как гарантов предсказуемости поведения партнеров в важнейших сферах нашей жизни, как гарантов самовозобновления процесса удовлетворения наших потребностей.

Социальная структура

В социологии понятие структура одно из центральных, которое ощутимо отличается по своему содержанию от обывательского его понимания.

Термин «структура» должен быть соотнесен со словом «система» — организация, целостность. Структура (в переводе с латинского — строение, расположение, порядок) — это внутреннее строение системы, то неизменное во внутренней организации системы, что делает эту систему относительно устойчивой, целостной и т.д. Следовательно, структура — это наиболее устойчивые, важные связи, взаимоотношения, «взаиморасположения» внутренней организации системы.

Социальная структура — это связи (взаиморасположения):

                          наиболее важные, устойчивые, неизменные, делающие эту систему относительно устойчивой, целостной;

                             независимые от сознания отдельных людей, новых поколений; во многом предуказывающие индивидам их поведение.

Соответственно, используя термин «социальная структура», мы оворим о своеобразном «бессмертном» костяке общества, подчеркиваем, что это неизменное предуказывает людям их поведение.

Социальная структура и личность.

Институализация социальных взаимодействий, наличие предуказывающих социальных структур (статусов, ролей) обусловливают проблему «личность и общество», «личность и социальный порядок».

Именно в социальных институтах личность вынуждена подстраиваться под статусно-ролевой стандарт, «уместиться» в ячейку, не ею созданную, вести себя не так, как хочется, а так, как предуказанно, т.е. во многом стандартно.

Следовательно, желая получить гарантию регулярности, самовозобновляемости, предсказуемости поведения партнеров, удовлетворения своих потребностей, люди расплачиваются своей свободой.

Но в социальном пространстве не существует, не может и не должна существовать «интуитивно-животная», безбрежная свобода индивида. Ясно и четко представляя механизмы организации людей в устойчивые, предсказуемые связи, мы понимаем, чтоинституализация как бы создает два мира: мир институализированных взаимодействий (где индивид постоянно взаимодействует с другими партнерами) и мир индивидуальной жизни (где личность сама принимает решения, творит).

Может ли человек быть подлинно свободным в выборе жизненно важных решений в условиях хаоса, беспорядка? Подлинная свобода, демократия всегда строится на высокой дисциплинированности, законопослушании, предсказуемости поведения индивидов по отношению друг к другу.

Эффекты стратификации.

Третья группа последствий институализации социальных связей — эффекты стратификации.

Различие между способностями, умениями людей, решаемыми ими функциями, задачами приобретает в условиях социальных институтов характер устойчивой социальной дифференциации по горизонтали и по вертикали. Возникает не только профессиональноеразмежевание статусно-ролевых позиций, ячеек (дифференциация по горизонтали), но и социально-иерархическое разделение статусно-ролевых позиций (дифференциация по вертикали т.е. социальная стратификация). Социальная стратификация, располагающаялюдей по разным ступеням общественной лестницы в зависимости от занимаемой социальной позиции, — это одно из наиболее значимых социальных последствий процесса институализации.

Спорадически возникающее зыбкое преимущество людей той или иной специальности, выполняющих ту или иную функцию, приобретает характер устойчивого, предсказуемого, признаваемого всеми преимущества. Это преимущество (или, наоборот, подчиненность)закрепляется за любым, кто занял определенную позицию в обществе. Само же общество предстает как иерархизи-рованная, многообразная, сложно организованная самовозобновляемая система статусно-ролевых позиций.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации