Чубарьян А.О. (ред.) Цивилизации. Вып.6. Россия в цивилизационной структуре Евразийского континента - файл n1.doc

Чубарьян А.О. (ред.) Цивилизации. Вып.6. Россия в цивилизационной структуре Евразийского континента
Скачать все файлы (6045.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc6046kb.01.04.2014 05:56скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   21

ПОСТСОВЕТСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ. ИМПЕРАТИВ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Природа человека принципиально несводима к биологиче­ской компоненте. Человек несет в себе духовную или культурную составляющую. Эти соображения относятся и к этносу. Механиз-

88

мы воспроизводства зрелого этноса сложны, включают в себя множество составляющих биологического, социального, куль­турного, наконец, общеисторического порядка. Эти факторы и механизмы исчерпывающе не описаны и до конца не изучены. Процессы демографической динамики носят объективный харак­тер и не могут быть объектом управления. Мы только продвига­емся по пути постижения внутренней логики процессов этнокуль­турной динамики.

Среди значимых параметров воспроизводства, которые от­крываются исследователю, назовем один - устойчивое позитив­ное самоощущение, вытекающее из совпадения картины мира, парадигмы человеческой жизни (как личной, так и обществен­ной), задаваемой той культурой, которую разделяет этнос, и под­тверждаемой опытом реальности. Пока жизнь массового челове­ка подтверждает базовые параметры и картину мира, самовос­производство народа идет успешно. Но если однажды люди осоз­нают, что родная культура перестала объяснять мир, а "наши" боги отвернулись от нас или оказались поверженными чужими богами, воспроизводство социокультурного космоса переживает глубочайший кризис, прерывается, рассыпается. Так бывает в случае настоящей исторической катастрофы. Данный человеку от рождения мир в силу непостижимых причин рассыпается.

Дезориентированное общество, народ, утративший историче­скую перспективу, в принципе не могут воспроизводить себя как био-социо-культурная целостность. Исторический крах, будучи осознан, запускает процессы глубокого переформирования этно­са. Здесь возможны два сценария. Проигравший этнос спускается на стадиально предшествующий, нижестоящий уровень и "окук­ливается" (курды, айсоры, ацтеки). В этом случае проигравшая существование на уровне государства этнокультурная целост­ность находит нишу для существования на уровне племени. По­нятно, что при этом радикально изменяются культура, психоло­гия, образ жизни. Либо этнос полностью сходит с исторической арены (римляне, византийцы).

Подобный исторический переход растягивается на жизнь не­скольких поколений. Переживающая системный кризис общ­ность утрачивает привлекательность в глазах как своих собствен­ных носителей, так и представителей других народов. Рушатся механизмы ассимиляции, растет число смешанных браков, люди уезжают, уходят в другие конфессиональные, цивилизационные и этнические общности.

Мы переживаем эпоху глубоких изменений мироощущения граждан России. Советская пропаганда десятилетиями заклады­вала в сознание людей положительный сценарий. Кризисные яв-

89
ления замалчивались, а любые разговоры об упадке или страте­гической перспективе изменения статуса государства были невоз­можны. В своем большинстве российское общество не готово осознавать реальность.

Реальность состоит в том, что белая раса, к которой принад­лежит русский народ, прошла пик численности в начале 1925 г. и уменьшается в своих размерах. При этом она контролирует 70% совокупного мирового богатства. Россия, составляющая 2,5% от общей численности населения мира, производит 1,3% в мировом ВНП, насчитывает 1,6% в мировом экспорте и 0,8% в мировых инвестициях. При этом территория РФ составляет 1/8 от территории земного шара. В России с 1992 г. началось сокра­щение численности населения. Россия вступила в период депопу­ляции, и для нее характерны черты демографического перехода, присущие так называемому золотому миллиарду41. Советский Союз 75 лет раскалывал мир христианской цивилизации и "бе­лого человека", мобилизовывал страны третьего мира на борь­бу с империализмом. Вооружал, обучал и поддерживал самых непримиримых врагов Запада. Создавал идеологические фик­ции типа "всего прогрессивного человечества". Непреложные законы истории сработали, и теперь русский народ разделяет судьбы "белого человека".

• Приведенные выше цифры характеризуют промежуточный результат некоторого объективного процесса. Российское обще­ство столкнулось с историческим вызовом, смысл которого оно пока еще не в состоянии осознать. Налицо признаки самого пуга­ющего - гносеологического - кризиса, кризиса адекватного пони­мания происходящих процессов. Либо мы сможем обновить свое видение, выйти за рамки накатанных схем и выработать адекват­ные ответы на современные вызовы, либо... Историки будущего, вне всяких сомнений, все объяснят, но для нас было бы предпоч­тительнее, если бы ответы и объяснения нашли мы - современни­ки процесса.

В сознании значительной части русских поселился страх утра­ты исконного идентитета. Пугающие эксцессы скинхедов или ре­шения казачьих сходов о выселении цыганских семей за пределы станиц свидетельствуют о сбоях в механизмах традиционного вос­производства русского мира. Русские веками существовали в кон­тексте имперского государства, которое проводило последова­тельную политику, направленную на расширенное воспроизвод­ство русских. Прежнего государства не стало, объективные усло­вия складываются таким образом, что государство не может ог­раждать пространства центральной России от свободного переме­щения представителей разных национальностей. Отсюда страх

90

перед будущим, который переживают носители традиции, и вы­званные им радикалистские действия.

Существует деликатная тема: проблема этнической толерант­ности русских. Из разных лагерей на этот счет звучат глубоко различающиеся оценки. Вообще говоря, меру толерантности оце­нить достаточно сложно. Легко можно подобрать примеры, как подтверждающие, так и противоречащие любому суждению на данный счет. Не вдаваясь в оценки, заметим, что в традиционном обществе негативное отношение к инородцу - один из инструмен­тов ассимиляции. Оно совершенно не обязательно должно носить крайние формы. Постоянное давление подталкивает человека к принятию стандартов и моделей поведения, принятых в домини­рующей культурной среде. Вхождение в язык, культуру, образ жизни доминирующего населения снимает или, по крайней мере, минимизирует давление на "другого". Давление на "другого" - во­площение интегративной интенции традиционной культуры.

Однако описанный нами механизм имеет парадоксальное свойство перевертывания вектора при кардинальном измерении ситуации. Если "мы" оказываемся в меньшинстве, то заданная культурой установка на гомогенизацию и противостояние тем, кто выделяется, сдвигает русского к ассимиляции в чуждой среде. Традиционные российские механизмы ассимиляции были одним из элементов экстенсивно развивающегося имперского целого и работали в ситуации, когда носитель русской идентичности живет с осознанием безусловного доминирования. Как поведут себя эти механизмы в новых исторических условиях, сказать трудно. Из последних событий, имеющих отношение к этой теме, вспомина­ется, возможно, частный, но показательный эпизод: в Архангель­ской области возникла мусульманская община, состоящая из эт­нических русских.

Процессы глобализации разворачиваются в высшей степени энергично и на наших глазах формируют новую реальность. Од­на из составляющих глобализации - миграция, объем которой на­растает по мере разворачивания демографического перехода в странах - лидерах мировой динамики. Снижение рождаемости в странах-лидерах, рост объема мигрантов и заданные процессами глобализации изменения в образе жизни, культуре, социальных структурах общества привели развитые страны к радикальным сдвигам в принципах иммиграционной политики.

Прежде государство регулировало иммиграционные потоки, следя за тем, чтобы традиционный расово-этнический баланс в стране не был нарушен. Далее, страны, принимавшие иммигрантов, реализовывали политику этнической гомогенизации, за которой за­крепилось название "тигля плавильного котла", предполагавшую

91

принятие иммигрантами базовых ценностей, установок, моделей поведения, образа и стиля жизни, характерных для ядра нации42. Однако после второй мировой войны большинство развитых стран перешло к ассимиляционно-иммиграционной модели, получившей название "миска салата". В рамках данной модели объемы имми­грации существенно возрастают, а сам процесс регулируется менее жестко. Иммигранты интегрируются в общество на условиях при­нятия базовых политических принципов, законов и практик обще­жития, сохраняя собственные традиции, образ жизни, нормы и принципы, если последние не противоречат законам страны.

Реализация принципов, заложенных в новой ассимиляционно-иммиграционной модели, привела к существенным изменениям в расово-этническом и культурном ландшафтах развитых стран. Со временем эти изменения были осмыслены в парадигме "муль-тикультурализма". Мультикультурализм базируется на идеоло­гии плюрализма культур внутри одного государства. Базовая цен­ность мультикультурализма - толерантность. Мультикультура­лизм предполагает подавление эмоциональных импульсов и аф­фективных реакций отторжения, профанации и демонизации "другого", восходящих к традиционной культуре, и опору на раци­ональные решения. Приоритетная задача государства - достиже­ние равенства перед законом вне зависимости от любых культур­ных различий.

Известны и подробно описаны детерминанты и императивы, продвинувшие страны Запада по направлению к мультикультур-ному обществу. Мигранты обеспечили Западную Европу контин­гентом дешевой рабочей силы, что позволило странам региона провести структурную перестройку экономики и достичь необхо­димого уровня конкурентоспособности западноевропейских това­ров. Нельзя сказать, что реализация принципов мультикультура­лизма не рождает серьезных проблем. Как справедливо заметил В. Соловей, после 11 сентября 2001 г. выяснилось, «что часть не­которых этнических групп в западных странах не только не раз­деляет политических принципов обществ, в которых живут - что есть базовое условие мультикультурализма, - но и пытаются их подорвать. В результате западный политический дискурс обога­тился понятием "внутреннего врага"»43. Тем не менее активная иммиграционная политика и установка на политику, выражаемую в понятии "миски салата", на некотором этапе развития предста­вляется абсолютно неизбежной. В дальнейшем развитые страны могут ужесточать иммиграционную стратегию. Так, согласно прогнозу, после 2020 г. миграция из развивающихся стран в раз­витые будет иметь тенденцию к снижению из-за жесткого конт­роля и стабилизируется на уровне 1,3 млн человек в год44.

92

Тенденции, которые сложились в странах Западной Европы после второй мировой войны, наблюдаются и в РФ. В российском обществе разворачивается депопуляция. За десятилетие 1989-1999 гг. население РФ сократилось с 147 021 тыс. человек до 146 369 тыс. При этом русские сократились с 119 866 тыс. до 117 883 тыс. Эта убыль частично компенсируется миграцией45. В стране устойчиво сложились ниши, связанные с опасными или не­престижными профессиями и родами занятий, которые можно за­полнить, только обращаясь к представителям некоренного насе­ления. Россия остро нуждается в структурной перестройке эконо­мики. Перед ней стоит проблема достижения необходимого уров­ня конкурентоспособности российских товаров.

Сегодня в России активно используется труд граждан из стран СНГ. Часть трудовых мигрантов неизбежно оседает в России. За­конодательно закреплена практика контрактной службы в армии РФ в обмен на получение российского гражданства. Все это, без­условно, - разумная политика. Масштабы привлечения выходцев из СНГ, по-видимому, будут только расти. Однако мы не можем представить себе отдаленных последствий подобных процессов. Скорее всего, трудовая миграция из Украины, Молдавии и Бело­руссии будет снижаться по мере интеграции этих стран в европей­ские экономические структуры. Со временем основной ресурс миграции составят выходцы из Казахстана, Средней Азии и Кав­каза. В подавляющем большинстве это представители тюрко-язычных народов. Если в России будет складываться мультикуль-турное общество, то рано или поздно тюркоязычная диаспора начнет интегрироваться в единое целое. Российское общество де­монстрировало устойчивость в ситуации, когда русские (русско­язычные, славяне, люди христианской культуры) численно доми­нировали над тюрками. Когда соотношение славян и тюрок в рамках одного государства более или менее сбалансировалось, СССР распался.

Далее, миграционные процессы и сегодня не исчерпываются гражданами СНГ. Будем полагать, что негры, арабы или индусы и впредь останутся незначительными экзотическими группами. Другое дело - китайцы, корейцы и вьетнамцы. Средний россий­ский обыватель не отличает китайца от вьетнамца. Эти народы принадлежат к одному культурному кругу и, при всех различиях и внутренних счетах, перед лицом резко отличающегося от них ко­ренного населения России, логикой противостояния и конфликт­ного взаимодействия, агрегируются в некоторую общность. Для мигрантов из стран Дальнего Востока Россия - это территория, знакомая достаточно давно. Китайцы и корейцы жили по всей Российской империи еще до 1917г. Вьетнамцы осваивают Россию

93

с 70-х годов прошлого века. Сегодня в России, прежде всего в Си­бири и на Дальнем Востоке, проживает около 1,5 млн китайцев. По ряду экспертных оценок, к 2010 г. число только китайцев на территории России может достичь 8-10 млн человек. Тогда они станут второй по численности национальной группой в стране по­сле русских46.

Если эти оценки справедливы, то можно ожидать следующе­го развития событий: на территории России складывается два пространственно локализированных потока иммиграции. Запад­ная или европейская Россия оказывается в поле тюркоязычной иммиграции, Сибирь и Дальний Восток - китайской. Предска­зать, как образуется граница между этими потоками, сложно. Ус­ловно можно принять, что она проходит по реке Оби. Речь не идет о событиях, ожидаемых в ближайшее время. Но если наши предположения окажутся верными, последствия развития собы­тий по такому сценарию будут носить стратегический характер.

Для честного и непредубежденного исследователя вопрос, го­товы ли мигранты, большими массами переселяющиеся в Рос­сию, разделить даже не столько русскую культуру, но граждан­скую ответственность за государство, остается открытым. Дру­гой, не менее остро стоящий вопрос: располагает ли Россия необ­ходимым интегративным потенциалом? Способна ли она "пере­варить", хотя бы в самом предварительном порядке, миллионы людей? Наконец, готово ли российское общество к подобному развитию событий? Впрочем, на последний вопрос у автора есть ответ: российское общество не готово - по крайней мере, сейчас -к тем процессам, которые разворачиваются на глазах встрево­женных и дезориентированных людей.

1 Заметим, что такие народы, как грузины или армяне, до вхождения в Россию имевшие продолжительную историю существования в рамках государства и цивилизации, демонстрировали значительно меньшую ассимилятивную интен­цию, нежели этносы, впервые попавшие в рамки устойчивого регулярного го­сударства с приходом российской власти.

2 Норма звательного падежа сохраняется у Пушкина: "старче".

3 Скрынников Р.Г. Самозванцы в России в начале XVII в. Григорий Отрепьев. Новосибирск, 1987. С. 45.

4 См., например, работы киевского историка П.П. Толочко.

5 Например, см: Пантин В.И. Циклы и волны глобальной истории. М., 2002; Кульпин Э.С. Золотая Орда. М., 1998.

6 Татары // Народы и религии мира. Энциклопедия. М., 2000. С. 515-516.

7 Украинцы // Народы и религии мира. Энциклопедия. М., 2000. С. 567-570.

8 Интеграция украинской нации и ассимиляция происходили параллельно. При этом наблюдалось попеременно доминирование то одной, то другой тенден­ции. Так, с середины XVIII до середины XIX в. доминирует ассимилятивная тенденция. С середины XIX в. энергично заявляет о себе украинский национа­лизм. К рубежу XIX-XX вв. можно фиксировать равновесие ассимилятивных и

94

национально-интегративных тенденций. В 20-е годы XX в. в связи с политикой "коренизации" доминирует национально-интегративная тенден­ция. С начала 30-х годов и до конца советского этапа истории политика им­перского центра задает доминирование ассимилятивной тенденции. См., на­пример: Субтельный О. Украина: История. Киев: Либщь, 1994. 9 Так, в конце XIX - начале XX в. прирост населения на Украине был одним из самых больших в Европе. См.: Субтельнъш О. Украина. С. 659.

10 Термин этот был введен М.М. Сперанским.

11 Речь идет не о патриархальных общинах, скрепленных религиозной доктри­ной, а о носителях модернизированной культуры большого общества.

12 При ближайшем рассмотрении этот католицизм оборачивается христиано-языческим синкрезисом. Однако христианская компонента неустранима и структурирует целое.

13 Культура Рима в известном смысле оказалась способной к жизни после смер­ти. На субстрате римской античности формировались общества, стадиально последующие относительно античного общества.

14 Кургинян С. Стратегические итоги // Завтра. 1995. № 52.

15 Человек и реформы / Под ред. И.М. Римашевской. М., 2003. С. 134.

16 Там же. С. 64.

17 Медицинский вестник. 2001. 27 сентября.

18 Собеседник. 2000. № 140.

19 Самоубийства: мифы, реальность, статистика // Интернет-издание "Крими­нальные новости". 11 июня 2002.

20 Заславская Т.И. О смысле и предварительных итогах российской трансфор­мации // Куда пришла Россия? Итоги социетальной трансформации. М., 2003. С. 396.

21 Данные об относительном количестве заключенных по некоторым странам // Интернет-издание "Тюрьма и воля" (www.prison, org).

22 Афанасьев Ю.Н. Опасная Россия. М., 2001. С. 222. Характерно название гла­вы книги: "Больное и вымирающее население".

23 Там же. С. 223.

24 Герасимов Н. Выступление на парламентских слушаниях "О демографиче­ской ситуации в России и мерах правительства РФ по ее оптимизации", ноябрь 2000 г. // Интернет-сайт "РФ сегодня". Сообщение 15. 11. 2000 г. (www.russia-today.ru/archive).

25 В этом аспекте реклама делает свое дело. Но этого явно недостаточно. Про­фанированный в советской культуре потребитель нуждается в культурной ре­абилитации.

26 Байкальский экономический форум // Новости. 07.02. 2002 (http//forum/ baikal/ru/news/07-02-2002/htm).

27 Согласно данным Тобольского краеведческого музея. Информация получена от В.Л. Каганского.

28 Соловей В. О государственной стратегии формирования национальной иден­тичности в России // Мировая экономика и международные отношения. 2003. № 6. С. 98.

29 Подробнее см: Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России М., 1997; Kopomeeea B.B. Теория национализма в зарубежных социальных на­уках. М., 1999; Миллер А. О дискурсивной природе национализма // Pro et Contra. 1997. Т. 2, №4.

30 Дробижева Л.М., Аклавев А.Р., Kopomeeea B.B. Демократия и образы нацио­нализма в Российской Федерации 90-х годов. М., 1996. С. 305-306.

31 Подробнее см: Яковенко И.Г. Российское государство: национальные интере­сы, границы, перспективы. Новосибирск, 1998.

95


32 Николай Трубецкой. Наследие Чингисхана. М., 2000. С. 403.

33 В качестве примера см.: Меньшиков М.О. Письма к русской нации / Сост. М.Б. Смолин. М., 2000.

34 Наиболее полное исследование см: Митрохин Н. Русская партия. Движение русских националистов в СССР 1953-1985. М., 2003.

35 Из последних публикаций, например, см: Западники и националисты: возмо­жен ли диалог? Материалы дискуссии. М.: ОГИ, 2003.

36 Вызов Л. Становление новой политической идентичности в постсоветской России: эволюция социально-политических ориентации и общественного за­проса // Российское общество: становление демократических ценностей? М., 2002. С. 70.

37 Гудков Л. Русский неотрадиционализм и сопротивление переменам // Отече­ственные записки. 2002. № 3. С. 99.

38 Коротеева В. Существуют ли общепризнанные истины о национализме? // Pro et Contra. 1997. Т. 2, № 3.

39 Соловей В. Указ соч. С. 104.

40 Красинец Е., Кубшиин Е., Тюрюканова Е. Нелегальная миграция в Россию. М., 2000. С. 82.

41 Население и глобализация. М.: Наука, 2002. С. 200.

42 Эта иммиграционно-ассимилятивная модель была разработана Томасом Джефферсоном.

43 Соловей В. Указ. соч. С. 104.

44 Население и глобализация / Под ред. Н.М. Римашевской. М.: "Наука"; ИСЭПН РАН, 2002. С. 204.

45 Орлова И.Б. Демографическое благополучие России. М.: ИСПИ РАН, 2001. С. 24.

46 См: Малахов В. Осуществим ли в России русский проект? // Отечественные записки. 2002. № 3.
Л.А. Андреева
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   21
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации