Барг М.А. (ред.) Цивилизации. Вып.1 - файл n1.doc

Барг М.А. (ред.) Цивилизации. Вып.1
Скачать все файлы (6215.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc6216kb.01.04.2014 05:45скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

углубляя ее, ставя по ее поводу новые вопросы. Таким образом, мы действуем в соответствии с познавательными принципами герменев­тического круга. Но чтобы не оказаться в его плену, необходим про­рыв за пределы пред-знаемого. На это указывает Х.-Г. Гад а мер, по праву считающийся одним из ведущих герменевтиков современности. "Понимание обретает свои подлинные возможности, — пишет он, — лишь тогда, когда его предварительные мнения не являются слу­чайными. А потому есть глубокий смысл в том, чтобы истолкователь не просто подходил к тексту (под текстом здесь имеется в виду любое "чужое" высказывание. — Л.Н.) со всеми уже имеющимися у него готовыми пред-мнениями, а, напротив, подверг их решительной про­верке с точки зрения их оправданности, то есть с точки зрения проис­хождения и значимости"14.

Исследователь при этом должен научиться слушать и восприни­мать "других" не для того, чтобы отказаться от своего мнения, но для того, чтобы расширить свой кругозор. Сам Гад а мер связывает этот познавательный принцип с образованностью, необходимой в истори­ческом исследовании. Конструктивным признаком образованности является "открытость всему иному, другим более обобщенным точкам зрения. В образовании заложено общее чувство меры и дистанции по отношению к нему самому и через него подъем к всеобщему"'5.

Ссылаясь на авторитет герменевтики, мы не призываем отказы­ваться от рационального объяснения исторического процесса и слепо следовать ее предписаниям. Научная история не может обойтись без объяснения закономерности общественного развития. Однако и не прислушаться к соображениям герменевтики было бы нелепо, ибо в ис­торическом знании всегда присутствует большой пласт, основанный на понимании. Он захватывает и идею цивилизации. Но для того чтобы идея цивилизации могла выполнять функцию объяснительного принци­па, она сама должна быть подвергнута философской рефлексии, кото­рая, не порывая с нашими пред-знаниями о цивилизации, способство­вала бы, используя выражение Гадамера, "подъему ко всеобщему".

Принятая в качестве объяснительного принципа всемирно-исто­рического процесса идея цивилизации, позволяет, как представляется, преодолеть "предельность" формационного подхода. "Предельность", свойственная любой закрытой теории, имеет в виду прежде всего "чистоту" ее абстрактно-всеобщего содержания и логическую строй­ность, последовательность ее суждений. М.А. Барг характеризует "предельность" формационного подхода в плане всемирной истории «как: а) наиболее отчетливое выражение ее универсальности, содер­жательного единства процессов вопреки простоте локальных форм; б) наиболее очевидное проявление всемирно-исторической закономер­ности, "предсказывающей" всем другим регионам — внутри данной формации — и всем другим, более ранним существующим формаци­ям их грядущее; в) указание на то, что роль различных народов в про­кладывании пути исторического процесса изменчива»1*. Против этого трудно что-либо возразить.

>< Идея цивилизации принципиально открыта. Она открыта в онто­логическом и гносеологическом плане. В онтологическом ее откры­тость означает, что мы не можем найти абсолютную точку отсчета возникновения цивилизации. Вполне правомерной является мысль, что человечество как особый биологический вид изначально "обрече­но на цивилизацию", что цивилизация является социальной формой движения материи. Открытость человеческой цивилизации означает также, что новые закономерности развития локальных цивилизаций не обязательно являются выражением общей исторической законо­мерности, но возможны случаи, когда закономерности в экстремаль­ных условиях порождаются заново (концепция И. Пригожина позво­ляет сделать такое допущение). В этом плане методологический инте­рес представляет дискуссия и о "типичности" или "нетипичности" за­конов развития античной цивилизации. Да и объяснить возникнове­ние капиталистической цивилизации в Европе, исходя только из об­щей исторической необходимости, не учитывая исключительного стечения обстоятельств, вряд ли возможно. В XV в. Европа, по свиде­тельствам современников и историков, представляла собой провин­цию цивилизованного мира.

Далее, как мы уже отмечали, вопреки формационным прогнозам К. Маркса, предрекавшим скорый крах капитализма, что вполне соот­ветствовало тогдашнему его положению, современная капиталистиче­ская цивилизация, используя достижения научно-технического про­гресса, элементы государственного планирования, развития социаль­ных программ и т.п., сумела изыскать внутренние источники самораз­вития. Открытыми остаются перспективы перестройки, начатой в Со­ветском Союзе. Можно полагать, что это новый виток в развитии ци­вилизации и он не может привести к заранее запрограммированным результатам, ибо изменения, начатые перестройкой, вовлекли в про­цесс исторического творчества не только внутренние силы, но и всю мировую систему, включив одновременно и мощные силы торможения и реакции. Каков будет суммарный результат его? Его ответ на этот вопрос можно сформулировать лишь с некоторой степенью вероятно­сти, как веер возможных вариантов.

Открытым остается и вопрос о судьбах мировой цивилизации в целом. Открытым хотя бы потому, что "третий мир", составляющий, по выражению М. Гернье, "три четверти мира", еще не сказал своего слова. При наличии экономического и демографического дисбаланса, в условиях перегруженности мира ядерным оружием это "слово" мо­жет оказаться последним. Наконец, не следует закрывать глаза и на предельную техногенную перегрузку экологического базиса современ­ной цивилизации. Остается надеяться, что и этот мрачный прогноз остается открытым, ибо "спасительное, — по выражению М. Хайдег-гера, — не стоит пообок опасности. Опасность сама, выступая в ка­честве опасности, есть спасительное, несет спасительность из своего потаенно обратимого существа"17.

Цивнлиэацнонный подход представляется открытым и в гносеоло-

15
гическом плане. Он не ограничивается строго логическим выводным знанием, но ориентирован и на диалог, на понимание. Он "не запре­щает" двигаться по герменевтическому кругу, делать заходы "со сто­роны", строить утопические модели, достоверность которых ограни­чивается подчас очень небольшой степенью их вероятности, и тем не менее совсем вероятность их осуществления исключить нельзя. В от­личие от формациейного подхода, тяготеющего к классическим объектам, цивилизационный подход проявляет интерес к погра­ничным ситуациям, "темным векам", "смутному времени", ибо именно здесь, вдали от влияния мощного центра цивилизации, за­рождаются новые связи, закономерности, формы, ценности. Откры­тость цивилизационного подхода, однако, предполагает, что рано или поздно все его идеологе мы могут быть сведены в общую систему на­учного знания. А пока схематично очертим принятую парадигму цивилизации.

На основе обобщения философских идей цивилизации и соотнесе­ния их с исторической реальностью, т.е. идя по герменевтическому кругу, можно дать несколько определений цивилизации, повышая уро­вень их абстрактности.

^ Прежде всего на уровне обыденного сознания цивилизация может

/ быть понята как осознанная организация человеческого общежития. Следует заметить, что термин "общежитие" очень часто используется в исторических текстах в качестве предтечи или одного из синонимов цивилизации. Далее, восходя от непосредственной данности к более общим представлениям, цивилизация может быть определена как соб­ственно социальная, основанная на всеобщих принципах (закон, долг, мера, деньги и пр.) форма организации жизни людей. В этой парадиг­ме цивилизация противопоставляется первобытности, для которой ха­рактерна общность, основанная на естественных, кровно-родствен­ных или традиционных, связях. Как собственно социальная форма ор­ганизации жизни людей цивилизация в своем пределе совпадает с гражданским обществом, где каждый равен каждому, где свободное развитие каждого является гарантией свободного развития всех. Од­нако в отличие от понятия гражданского общества, фиксирующего только саму социальную связь индивидов, цивилизация неотделима как от природных условий существования, так и от естественно сло­жившихся традиционных форм социальности. Цивилизация как бы наслаивается на наличные традиционные связи, подчиняя их общим цивилизационным принципам. Но одновременно вследствие обратно­го воздействия этих традиционных форм и отношений происходит мо­дификация ее общих принципов.

Поднимаясь на следующую ступень абстракции, в частности по­ставив историю рядом с природными процессами, можно определить цивилизацию как способ бытия и развития общества. В этом смысле человечество "обречено" на цивилизацию. Собственно, оно и стало человечеством, т.е. особой ветвью естественного процесса, только вступив на путь цивилизации. И только с момента цивилизации есте-

ственно-адаптивный процесс уступил место событийно-историческо- ~> му развитию общества.

Существенным моментом в развитии цивилизации стало возник­новение мировых религий. Как подметил К. Ясперс, их возникновение произошло почти синхронно. Мировыми религиями всеобщие прин­ципы цивилизованности ("не убий", "не укради", "не сотвори себе ку­мира" и пр.) были записаны в культурный код человечества в качестве / безусловного императива. В результате цивилизация становится необ­ратимым способом самоорганизации и воспроизводства разумной жизни на Земле и тем самым обретает космический характер.

С этой, космологической, точки зрения цивилизация может быть

определена как способ негэнтропийной самоорганизации больших со- __

циальных систем, обеспечивающих путем сознательного регулирова­ния обмена веществ, деятельности и информации внутри системы и с окружающей природной средой их структурную устойчивость по отно­шению к внешним воздействиям и внутренним флуктуациям.

Космологическая точка зрения на цивилизацию всегда сопутство­вала социально-исторической. Однако между ними существовал раз­рыв, заполняемый лишь теософскими построениями. Идеи В.И. Вер- ' надского, А.Л. Чижевского, И. Пригожина позволяют нащупать ре­альную связь между этими двумя уровнями бытия Вселенной. В част­ности, проведенные Пригожнным и его сотрудниками исследования дают основание экстраполировать фундаментальные характеристики природно-космического процесса на гуманитарно-историческую сфе­ру. "Понятия структурной устойчивости и порядка через флуктуацию применимы и к более сложным проблемам, в том числе (хотя и ценой чрезмерных упрощений) к проблемам эволюции человечества"18. Та­ким образом, развитие разумной жизни на Земле, воспроизводство ее устойчивости и порядка посредством цивилизации вполне вписывает­ся в современные космологические представления о развитии нестаци­онарной Вселенной. В свою очередь, космологический взгляд позволя­ет лучше понять и некоторые скрытые на социально-историческом уровне закономерности, истолкование которых до недавнего времени оставалось уделом теософии.

Для исторической науки наиболее "работающими" Являются вто­рой и третий.уровни абстракции, однако и четвертый должен витать в нашем сознании. Они позволяют понять и объяснить основание циви­лизации, ее генезис, многообразие ее культурно-исторических типов, стадиальность их развития.

Но для того чтобы общая идея цивилизации приобрела значение объяснительного принципа, она сама должна быть отрефлексирована с позиций метаистории и согласована с системой понятий наличной исторической науки. В качестве метаистории с учетом сложившихся в советской историографии традиций выступает материалистическое объяснение истории, которое не следует отождествлять с теорией об­щественно-экономических формаций. Последняя является лишь логи­ческим выводом исторического материализма, выводом, абстрагирую-

16

2 Тип. эах. 3104

17

К-

щимся от особенного и конкретного. Материалистическое объяснение богаче. Оно позволяет выявить материальные предпосылки цивилиза­ции в ее взаимодействии с природой, определить ее экономический базис, обозначить пределы развития и одновременно вскрыть источ­ники саморазвития цивилизации, позволяющие ей преодолевать эти пределы.

К материальным предпосылкам цивилизации относится конфликт, возникший между природой и первобытной общностью людей, утра­тивших адаптивные способности и вынужденных компенсировать их преобразующей трудовой деятельностью, требующей постоянного стимулирования (или принуждения) и организации. Цивилизация и стала социальной организацией, обеспечивающей относительную не­зависимость человеческого рода от природы. Ее экономическим бази­сом является общественное богатство, воспроизводство и перераспре­деление которого обеспечивает жизнеспособность цивилизации, ее устойчивость по отношению к деструктивным воздействиям среды, способность к регенерации и саморазвитию.

Как известно, основными источниками общественного богатства являются земли (шире — природная среда) и сам человек как непос­редственная производительная сила. Техника в этом отношении вы­ступает как преобразованные человеческим трудом и силой знания природные объекты, используемые в качестве средств дальнейшего преобразования мира и самого человека. Конкретно-исторические способы соединения этих трех начал, а также вытекающие отсюда формы обобществления прибавочного продукта, цели и способы его I реализации определяют основные исторические типы богатства и со-• ответствующие им стадиальные типы социальности. Люди, как пишет К. Маркс, "обновляют самих себя в такой же мере, в какой они обнов­ляют создаваемый ими мир богатства"19. В основе этого стадйально-цивилизационного процесса лежит, по Марксу, смена в качестве гос­подствующих трех социальных форм общественного богатства: вос­производство натуральных форм богатства и прежде всего плодородия земли, капитала в его двух ипостасях — постоянного (техники) и пе­ременного (рабочая сила) и непосредственно общественной формы богатства с его главной целью — человеком. Им соответствуют ста­дии мировой цивилизации — аграрно-традиционная, капиталистиче­ская и коммунистическая, каждую из которых характеризует свой тип социальных связей. Первую стадию — "отношения личной зависи­мости... при которых производительность людей развивается лишь в незначительном объеме и в изолированных пунктах". Вторую — "личная независимость, основанная на вещной зависимости... при ко­торой впервые образуется система всеобщего общественного обмена веществ, универсальных отношений, всесторонних потребностей и универсальных потенций". Третьей стадии соответствует "свободная индивидуальность, основанная на универсальном развитии индивидов и на превращении их коллективной общественной производительно­сти в их общественное достояние"20.

18

В абстракции каждая из стадий мировой цивилизации может быть выделена и рассмотрена как ее самостоятельный стадиально-истори- , чески и тип. В действительности же каждый новый тип в качестве до- минирующего надстраивается на старом основании, образуя многоук­ладное общество.

Теория стадиального развития цивилизации или человеческого об­щежития не нова. Ее истоки при желании можно усмотреть в христи­анской теософии. Большой резонанс, хотя и с опозданием, имела нату­ралистическая типология стадиальности Дж. Вико, позднее заимство­ванная О. Шпенглером, усиленно обсуждалась эта проблема просвети­телями и утопистами. В частности, в исторической типологизации ста­диальности Маркса легко можно распознать влияние Ш. Фурье. Да и в настоящее время строятся различные варианты стадиального разви­тия цивилизации. Так, триадическая типологиэация развития цивили­зации, предложенная О. Тоффлером в "Третьей волне", по многим па­раметрам совпадает с типологией стадиального развития цивилизации Маркса, реконструированной здесь нами, с той разницей, что вторая стадия обозначается им как индустриальная, хотя многие характери­стики ее совпадают с характеристиками капитализма Маркса. Третья же, наиболее проблематичная стадия (по Марксу, ей соответствует коммунистическая), обозначается им нейтрально как "постиндустри­альная".

Однако концепция стадиальности развития цивилизации дает не только ответы, но и ставит вопросы и требует определенной корректи­ровки применительно к анализу конкретного исторического процесса. Во-первых, вопрос возникает уже относительно общего числа стадий. Думается, что положение Массона об особой стадии ранних цивили­заций заслуживает внимания и специального исследования. Во-вто­рых, возникает вопрос об отношениях между стадиями цивилизации. Дело в том, что в истории зарождение и развитие новой стадии проис­ходит тогда, когда остаются в силе многие старые социальные структу­ры. Так, первичные цивилизации имели на периферии море первобыт­нообщинных структур. Только за счет их они могли существовать. Ка­питалистическая или индустриальная цивилизация возникает и утверждает себя, когда еще в силе остаются многие институты и отно­шения традиционно-аграрной цивилизации. Мало того, многие тради­ционные формы социальности переживают сейчас возрождение в раз­вивающихся странах. В-третьих, миф о непроницаемости культур сле­дует списать на счет художественной фантазии Шпенглера. На самом же деле в истории имеют место сознательные и сознательно-бессозна­тельные взаимодействия, прививки, мутации, порождающие многооб­разие, но все же легко распознаваемое, переходных и маргинальных типов. Мексиканский философ Леопольд Сеа вводит понятие "мети-сиэации" цивилизаций, одним из вариантов которой стал периферий­ный капитализм Латинской Америки.

Наконец, мы говорим о начавшемся переходе к третьей стадии ми­ровой цивилизации (как бы мы ее ни называли — коммунистнче-

19
ской, постиндустриальной) в то время, когда мир расколот на три ча­сти и в нем не решены задачи первой и второй стадии цивилизации и не изжиты присущие им противоречия. И в этом смысле можно счи­тать, что все стадиальные типы цивилизации современны. Вопросы такого рода могут быть умножены. И все же, на наш взгляд, концеп­ция стадиального развития цивилизаций дает ключ к пониманию мно­гих происходящих в современном мире противоречивых процессов.

Следует отметить, что стадиальная типологизация цивилизации как бы совмещает формационно-историческую и цивилизационную, что позволяет с ее помощью совершать переход от одного уровня ана­лиза к другому, раскрыть диалектику единства и многообразия, уни­версальности и локальности, общего и особенного, непрерывности и дискретности в историческом процессе. Такое пересечение естествен­но, так как и тот и другой переход имеют дело с одной и той же исто­рической реальностью.

Сложность и многомерность исторического процесса как в синх­ронном, так и в диахронном измерении предполагает и требует много­образных методов и уровней исследований. В отличие от формацион-ного подхода, который ограничивается материалистическим объясне­нием истории и его детерминантами, при цивилнзационном подходе материалистическому объяснению сопутствуют и дополняют его гене­тический , исторнко-сравнительный, культурологический, или культур­но-антропологический, футурологический методы исследования, по­зволяющие в единстве цивилизации увидеть асинхронность историче­ского развития, многообразие ее культурно-исторических типов, их устойчивость и перспективы исторического развития.

Наиболее тесно увязан с цивилизационным подходом генетиче­ский анализ. К понятию цивилизации весьма охотно и продуктивно прибегают историки первобытного общества (начало этой традиции в марксистской историографии, как известно, положено Ф. Энгельсом). Оно позволяет фиксировать момент появления социальной организа­ции, принципиально отличающейся от "естественно сложившихся форм" общности21. Понятие общественно-экономической формации здесь оказалось малоэффективным хотя бы потому, что новый тип со­циальности не поддается достаточно определенной формационной квалификации. Попытки ввести первичную "азиатскую формацию" представляются недостаточно корректными, когда речь идет об объяс­нении с ее помощью ранних протоцивилиэаций и переносе ее на мезо-американские цивилизации. Цивилиэационный подход позволяет до­статочно строго фиксировать переломный рубеж в развитии человече­ства и, в частности, на основе вычления атрибутивных признаков ци­вилизации (малая триада: письмо, монументальная архитектура, город) реконструировать ряд закономерностей, присущих новому типу соци-, альности: резкое повышение продуктивности сельскохозяйственного va производства на основе организации мелиоративных работ, отделение ремесла от земледелия, социальное расслоение общества, разделение труда и обобществление общественного богатства, выделение поте-
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации