Деметер Г.С. Очерки по истории отечественной физической культуры и олимпийского движения - файл n1.rtf

Деметер Г.С. Очерки по истории отечественной физической культуры и олимпийского движения
Скачать все файлы (228.4 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.rtf702kb.17.11.2012 18:59скачать

n1.rtf

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Георгий Степанович Деметер

Очерки по истории отечественной физической культуры и олимпийского движения


Георгий Степанович Деметер

Очерки по истории отечественной физической культуры и олимпийского движения
Предисловие
История физической культуры относится к числу профилирующих дисциплин в системе физкультурного образования. Способствуя формированию современного мировоззрения, она имеет большое познавательное, образовательное и воспитательное значение. Особенно велико значение отечественной истории физической культуры. Содействуя воспитанию у студентов любви к Родине, чувства гордости за достижения российского спорта, она вместе с тем выступает как часть их профессиональной подготовки.

Подготавливая к опубликованию настоящие «Очерки…», автор исходил из того, что в истории физической культуры существует еще немало белых пятен и далеко не полностью решены отдельные вопросы, требующие оценки событий, фактов, персоналий, особенно в разделе истории физической культуры России, Советского Союза и Российской Федерации, с современных позиций.

«Очерки…» состоят из трех разделов. Первый из них посвящен теоретическим и методологическим вопросам физической культуры и олимпийского движения. Эти работы, на мой взгляд, могут представлять интерес, особенно для студентов и молодых историков, не только с точки зрения методологии, но и для лучшего понимания того, как развивалась в нашей стране история физической культуры, какие этапы она прошла в своем развитии, какие проблемы волновали в разные годы историков спорта. Готовя свои труды, в том числе диссертационные исследования, мы, историки старшего поколения, обращались к этим вопросам в силу недостаточной зрелости нашей области знаний в то время, а также в связи с проявлявшейся порою недооценкой истории физической культуры отдельными руководителями физкультурного образования.

Второй раздел посвящен физической культуре в Российской империи. В нем автор стремился показать развитие физической культуры и спорта сквозь призму современных представлений. Впервые уделено должное внимание освещению физического воспитания в Древней Руси. В этом нам помогло использование новых публикаций общеисторических трудов, в частности восьмитомного собрания произведений крупнейшего русского историка и писателя Николая Михайловича Карамзина1, которого А. С. Пушкин назвал «первым нашим историком и последним летописцем».

Ряд новых фактов, выводов и обобщений можно найти и в изложении развития физической культуры и спорта в эпоху Петра I и последующее время, особенно в период после отмены крепостного права (1861 г.), когда Российская империя сделала новый значительный шаг вперед в сфере экономики и культуры, в том числе физической. Следует отметить, что в годы Советской власти было немало упущений и ошибочных политизированных оценок при освещении многих событий и фактов истории физической культуры в учебниках, учебных пособиях и другой специальной литературе: принижались достижения Российской империи в развитии спорта, замалчивались отдельные успехи, искажались многие факты, такие, например, как вклад ряда педагогов и общественных деятелей (А. Д. Бутовский, В. Н. Воейков, Г. А. Дюперрон и др.) в развитие физической культуры, отношение Русской Православной Церкви, царской семьи к народному спорту и физической культуре. Недостаточное внимание к вопросам физической культуры Древней и средневековой Руси и Российской империи нашло выражение, в частности, в том, что их тысячелетняя история именовалась всего лишь как «дореволюционный период». Помещенные в настоящих «Очерках…» работы по отдельным актуальным вопросам развития физической культуры, спорта и олимпизма в России дополняют основной очерк.

Третий раздел предлагаемой читателю книги состоит из очерков, в которых рассматривается генезис физической культуры и спорта в годы Советской власти. Однако мы не ставили перед собой задачу исследования всех этапов ее развития, уделив первостепенное внимание ФОРМИРОВАНИЮ советской системы физического воспитания (1917—1941 гг.). При этом впервые предпринята попытка анализа развития физической культуры в СССР не по хронологическому, а по проблемному принципу, чтобы создать наиболее цельное представление о процессе развития физической культуры в первые годы Советской власти.

Мы пытались преодолеть допускавшееся ранее принижение достижений Российской империи в области физической культуры населения и их ЗНАЧЕНИЯ для первоначального развития физической культуры после революции 1917 г. Опираясь на современное мировоззрение, мы стремились создать правдивую картину развития физкультурного движения в стране, показать отрицательные последствия политизации, идеологизации физкультурно-спортивной работы, сталинских репрессий, широко проводимых в условиях однопартийного государства. Нетрудно себе представить, насколько быстрее и качественнее развивался бы наш спорт, если бы руководство страны не отказалось от участия в Олимпийских играх, не способствовало бы самоизоляции спортивных организаций от международного спортивного движения. И все же наш спорт уже на первом этапе послереволюционного развития (1917—1941 гг.) добился весьма существенных результатов, позволивших Советскому Союзу после победы в Великой Отечественной войне вновь войти в олимпийскую семью, став при этом мировой спортивной державой.

Настоящие «Очерки…» предназначаются для студентов, аспирантов, преподавателей физкультурных учебных заведений, а также для всех интересующихся историей спорта и олимпизма.

Автор благодарит за оказанную помощь в подготовке и издании книги ректора МГАФК доктора педагогических наук, профессора С. Г. Сейранова, советника ректора профессора, академика Академии гуманитарных наук В. В. Громыко, проректора по НИР доктора педагогических наук, профессора В. Б. Коренберга, кандидата педагогических наук, доцента А. В. Починкина, преподавателя кафедры лингвистических дисциплин Т. М. Швейд, сотрудника академии А. Г. Демирчогляна.
Автор
РАЗДЕЛ I.

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И ОЛИМПИЗМА
К вопросу преемственности в развитии физической культуры и спорта
Вопросы методологии истории, в том числе истории физической культуры, всегда имели приоритетное научное значение. Однако на современном этапе, в новых социально-экономических условиях, переживаемых страной, разработке методологии исторической науки в области физической культуры уделяется явно недостаточное внимание. Это побудило нас обратиться к одному из узловых методологических вопросов истории – вопросу о преемственности как одной из закономерностей исторического процесса. Его суть состоит в том, что каждый исторический этап должен включать положительный опыт прошлого, то ценное, прогрессивное, что может принести пользу в новых исторических условиях.

Преемственность неразрывно связана с историческим подходом (принципом историзма) при рассмотрении общественных явлений, исторических факторов и фактов. В основе историзма, как известно, лежит диалектическая идея развития природы и общества.

Как показывает опыт истории, забвение прошлого, нарушение преемственности тормозит процесс общественного развития, оказывая отрицательное воздействие на все сферы народного хозяйства и культуры.

Нечто подобное произошло в нашей стране в результате Октябрьской революции. В угоду классовым амбициям прошлый положительный опыт, достижения в развитии физической культуры замалчивались или отрицались. После создания Всевобуча (1918 г.), решений II и III съездов комсомола (1919, 1920 гг.) в физическом воспитании наблюдался сугубо классовый подход, его идеологизация, политизация, подчинение физкультурно-спортивной деятельности задачам коммунистического воспитания при игнорировании общечеловеческих нравственных ценностей. Приверженность идее разрушения старого, пренебрежение к требованиям преемственности в физкультурном движении породили такие вопросы, как:

– проводить ли спортивные соревнования;

– встречаться ли советским спортсменам с зарубежными («буржуазными») спортсменами;

– участвовать ли в Олимпийских играх;

– развивать ли спорт среди детей;

– нужен ли вообще спорт с его утверждением превосходства одних людей над другими?

В результате подобных дебатов, например в вопросе о спортивных соревнованиях, в 1920-х годах проявлялась тенденция отдавать приоритет не индивидуальным состязаниям, а достижениям коллективов, к чему призывало постановление Оргбюро ЦК РКП(б) от 13 июля 1925 г. «О задачах партии в области физической культуры»2. Встречи с «буржуазными» спортсменами вплоть до 30-х годов не проводились, развивались лишь спортивные связи с представителями рабочего спорта; наши спортивные организации, не являясь членами международных спортивных объединений, не участвовали в первенствах Европы и мира. Тем самым они оказались в изоляции от мирового спортивного движения, что замедляло развитие спорта, рост спортивного мастерства отечественных спортсменов. Этому способствовал и запрет в ряде регионов страны соревнований по гимнастике, боксу, борьбе и футболу, а также отказ от участия в Олимпийских играх (при проведении собственных региональных олимпиад). Что касается детского спорта, то его развитию мешала так называемая теория «нормального урока», согласно которой физические нагрузки на уроках физической культуры не рекомендовались. Все это, несомненно, отрицательно сказывалось как на массовости физкультурного движения, так и на повышении уровня спортивных достижений.

Большой вред молодому советскому физкультурному движению наносили пролеткультовские извращения. Возникшие еще до Октябрьской революции организации «Пролетарской культуры» оказывали заметное влияние на развитие культуры в первые годы Советской власти. Маскируясь крикливыми фразами, теоретики Пролеткульта проповедовали отказ от использования предшествующих достижений культуры, отрицали возможность культивирования в нашей стране ряда видов спорта только потому, что они применяются в капиталистическом обществе. Отрицание наследия прошлого в области физической культуры нашло яркое выражение в программных тезисах Центрального комитета Пролеткульта «О задачах физической культуры пролетариата», в которых говорилось:

«1. Отрицая с исторической и научной точки зрения все старые системы физической культуры буржуазии, пролетариат создает классовую физическую культуру.

2. В настоящее время надо строить не физическую культуру для пролетариата, а физическую культуру пролетариата.

3. Новая физическая культура пролетариата – это психофизиологическое воспитание нового квалифицированного человека.

4. Новая физкультура пролетариата есть новая трудовая гимнастика и новый коллективный спорт…».3

На практике это приводило к тому, что вместо занятий спортом, играми и гимнастикой изучались трудовые движения. Например, вместо упражнений на гимнастических снарядах рекомендовалось выполнять движения молотобойца по наковальне. Спортивные сооружения – залы и стадионы – сторонники Пролеткульта хотели превратить в мастерские, в которых рабочие упражнялись бы в трудовых движениях. «Долой спорт!», «Долой брусья!», «Создадим свои пролетарские упражнения и снаряды!» – вот лозунги, провозглашавшиеся пролеткультовцами.

Недооценка спорта привела к тому, что вместо спортивных объединений основной организационной формой в сфере физической культуры стали кружки на предприятиях, в учебных заведениях, рабочих клубах. На это ориентировал общественность ЦК РКП(б), о чем свидетельствуют резолюции XII (1923 г.) и XIII (1924 г.) съездов партии. А в постановлении Оргбюро ЦК РКП(б) от 13 июля 1925 г. «О задачах партии в области физической культуры» отмечалось, что «физкультура не должна обособляться в организационном отношении в какие-либо самостоятельные спортивно-гимнастические объединения, что неизбежно привело бы к отрыву от основной политико-просветительной работы и к отрыву занимающихся физической культурой масс от основных общественных организаций».4

Старые спортивные общества без разбора объявлялись классово враждебными, буржуазными, им чинились всякого рода препятствия, в связи с чем они оставались в изоляции, а затем и вовсе были распущены (1923 г.). Такое нарушение преемственности приводило к значительному замедлению темпов развития спорта в стране, тормозило становление всей системы физического воспитания.

Лишь в 1936 году были созданы добровольные спортивные общества профсоюзов, что не замедлило сказаться как на росте массовости физкультурного движения, так и на подъеме спортивного мастерства. Советский спорт стал принимать современный вид.

Прошли годы, и история, к сожалению, повторилась: спортивные общества вновь ликвидировались. Произошло это в 1987 году, когда вместо них было создано единое Всесоюзное добровольное физкультурно-спортивное общество (ВДФСО) профсоюзов. Предпринималось это с благими намерениями: укрепить руководство профсоюзным спортом, но жизнь показала обратное. Роспуск спортивных обществ отрицательно сказался на физкультурном движении. Не случайно в 90-х годах уже в условиях суверенной Российской Федерации стали воссоздаваться спортивные общества, начало было положено возрождением таких популярных объединений, как «Спартак», «Буревестник» и др. Жизнь убедительно показывает необходимость подобных обществ, основы которых были заложены еще энтузиастами российского спорта во второй половине XIX века.

Как отметил в своем исследовании А. Л. Чистяков, деятельность спортивных лиг, обществ и клубов в XIX столетии и в начале прошлого века явилась фундаментом современного российского спорта, научное освоение которого помогает более глубокому осмыслению и решению проблем физкультурно-спортивного движения в наши дни.5

Недооценка предшествующих достижений России в развитии физической культуры, пренебрежительное отношение исторической науки к проблемам преемственности явно проявилось в том, что в историографии истории физической культуры и спорта дореволюционному периоду не уделялось должного внимания. Это нашло отражение и в учебниках по истории физической культуры, в которых развитию физической культуры в России до 1917 года отводилось в несколько раз меньше места, нежели короткому по историческим меркам советскому периоду.

Пренебрежение опытом прошлого нанесло ущерб и развитию органов государственного руководства физкультурным движением. Известно, что к 1914 году в России была найдена оптимальная форма такого руководства в виде Канцелярии Главнонаблюдающего за физическим развитием народонаселения, которую возглавлял военный и спортивный деятель генерал В. Н. Воейков. Однако после революции первый орган государственного руководства физкультурным движением в нашей стране был создан лишь в 1930 году.

И все же, несмотря ни на что, преемственность пробивает себе дорогу. Например, при создании Всевобуча был использован опыт «мобилизации» спорта в России периода Первой мировой войны. Отказавшись от участия в Олимпийских играх в послереволюционные годы, наша страна вернулась в лоно олимпийской семьи в 1951 году.

Итак, сказанное позволяет сделать вывод о том, что нарушение преемственности и пренебрежительное отношение к опыту прошлого чревато нежелательными, непредсказуемыми последствиями и выступает в качестве тормоза общественного прогресса.

Так как преемственность во многих случаях, подчас с большим опозданием, прокладывает себе дорогу в той или иной форме, задача спортивной науки состоит в том, чтобы содействовать этому процессу. Необходимо глубоко изучать и пропагандировать историческое наследие для того, чтобы, опираясь на него, увереннее и быстрее продвигаться вперед.
1999 г.
История спорта или история физической культуры и спорта?6
В современных условиях значительно повышаются требования ко всем общественным дисциплинам, в том числе к исторической науке, а следовательно, и к составной ее части – истории физической культуры.

История физической культуры как учебно-научная дисциплина имеет не только познавательное и воспитательное значение, но и призвана служить дальнейшему развитию физкультурного движения.

Как учебная и научная дисциплина история физической культуры сложилась в годы Советской власти. Круг историков физической культуры значительно расширился в послевоенный период, особенно в 60–70-е годы XX века, когда вышли в свет: первое учебное пособие для физкультурных вузов, охватывающее весь курс7; коллективная монография, подводящая итоги развития физической культуры и спорта в стране за 50 лет советской власти8; учебные пособия для средних физкультурных учебных заведений9; новый учебник для вузов10 и другие издания. В последние годы защищен ряд докторских диссертаций по истории и социологии физической культуры (Н. И. Пономарев, Н. Н. Бугров, Д. А. Крадман, К. А. Кулинкович), растет с каждым годом число кандидатов наук в этой области знаний.

Однако положение, складывающееся с преподаванием истории физической культуры и спорта в физкультурных учебных заведениях, вызывает удивление. Дело в том, что в учебных планах институтов и техникумов физической культуры из года в год уменьшается количество часов, отводимых на преподавание этой дисциплины. Так, по учебному плану 50-х гг. истории физической культуры в вузах отводилось 100 часов, затем количество их последовательно сокращалось. Ранее учебный план предусматривал выполнение курсовых работ на дневном и заочном факультетах, а в действующем плане их нет.

Согласно учебному плану 1972 г. на спортивных факультетах введен курс истории спорта. Ознакомление с программой этого курса и некоторый опыт преподавания убеждают, что он является надуманным, искусственным. И вот почему.

Прежде всего хотелось бы остановиться на вопросе о взаимосвязи физической культуры и спорта. Известно, что понятие «физическая культура» шире понятия «спорт». Ведь физическая культура – это часть общей культуры, совокупность достижений общества в деле создания и использования специальных средств физического совершенствования народа.

Существенным показателем этих достижений является «уровень здоровья, всестороннего развития физических способностей, спортивного мастерства и проникновения средств физического воспитания в повседневный быт людей»11. В этом определении совершенно четко сказано, что спорт в советской системе физического воспитания рассматривается в неразрывной связи с физической культурой.

Правда, в последние годы масштабы спорта значительно выросли и спорт превратился в крупное общественное явление. Но тем не менее спорт в нашей стране выступает в единстве с физической культурой.

Неудивительно поэтому, что в работе, посвященной анализу выступления советских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене, председатель Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР С. П. Павлов специальный раздел посвятил состоянию массовой физической культуры в стране.

Он отметил, что «результаты выступлений советских атлетов на международной арене в определенной мере можно рассматривать как показатель качества работы тех или иных наших спортивных организаций по массовому развитию физической культуры и спорта» .12

В свете сказанного возникает вопрос: правомерно ли, можно ли читать историю спорта в физкультурном вузе, не затрагивая вопросов физической культуры?

Совершенно очевидно, что ответ на этот вопрос может быть только отрицательным. Историю спорта методологически неправомерно рассматривать изолированно, в отрыве от истории физической культуры, частью которой она является.

Нарушение этого положения привело к тому, что учебная программа по истории спорта оказалась в тисках непреодолимых противоречий. Возьмем, например, вопрос о происхождении физической культуры. Как показано в известных исследованиях советских историков и социологов физической культуры, посвященных первоначальному возникновению физического воспитания, можно говорить о происхождении физических упражнений, элементов физической культуры, но не спорта. Или такой имеющий место в программе вопрос: «Гуманисты и ранние социалисты-утописты о роли гимнастики и атлетики в воспитании человека». Но ведь эти педагоги и общественные деятели говорили не о спорте, а о физическом воспитании, о физической культуре!

В программе не нашлось места для освещения известных систем физического воспитания XIX века, хотя без них весьма сложно, по существу невозможно, доходчиво изложить вопрос о выделении спорта, игр, гимнастики и туризма в относительно самостоятельные средства (методы) физического воспитания.

Большим, по нашему мнению, недостатком курса истории спорта является невнимание к системе физического образования П. Ф. Лесгафта, о которой упоминается мимоходом: «Значение трудов физиологов, врачей, просветителей и педагогов (Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, И. М. Сеченова, И. П. Павлова, П. Ф. Лесгафта, Ж. Демени и др.) для создания основ спортивной науки». Нужно ли говорить о том, какой большой ущерб подготовке будущих специалистов может быть причинен таким отношением к важнейшим вопросам истории физической культуры и спорта!

Особенно, на наш взгляд, бросается в глаза надуманность нового курса при изложении советского периода истории физической культуры. Задача этого раздела курса – создать у студентов целостное представление о развитии физической культуры и спорта в нашей стране, о возникновении, развитии и особенностях советской системы физического воспитания. Однако курс истории спорта не позволяет решить эту задачу, сводя развитие нашего многогранного физкультурного движения только к спорту.

Следует отметить, что упомянутые недостатки – не упущения авторов программы (ее составляли весьма квалифицированные сотрудники ГЦОЛИФКа и ГДОИФКа), а результат надуманности самого курса.

Но как могло случиться, что в учебный план включили такую «дисциплину»?

По нашему мнению, дело здесь в том, что составители учебного плана, вводя новую дисциплину, не обменялись мнениями с теми, кто будет ее преподавать, со специалистами в области истории физической культуры и спорта. Вопрос о новой дисциплине обсуждался на Предметной комиссии истории физической культуры Спорткомитета СССР уже после включения ее в учебный план. Кстати, подавляющее большинство членов комиссии отрицательно отнеслось к нововведению.

Свои предложения мы в основном хотели бы свести к следующему:

1. Читать на педагогических и спортивных факультетах один курс – «История физической культуры и спорта». Ведь и учебник издан общий – учебник истории физической культуры и спорта.

2. Советский период истории физической культуры и спорта излагать не в общем потоке новейшей истории, а в разделе истории отечественной физической культуры, что позволит в большей мере показать практическое значение курса для будущих специалистов.

3. Отвести на курс истории физической культуры и спорта не менее 60 часов: 36 лекционных и 24 семинарских.

4. Возобновить выполнение курсовых работ для студентов педагогического и спортивного факультетов по этой дисциплине. Это будет способствовать ее более углубленному изучению, подготовке из числа учащихся пропагандистов физической культуры и спорта.

5. Организовать издание централизованным путем наглядных пособий по истории физической культуры и спорта.

Эти меры, на наш взгляд, поднимут престиж истории физической культуры и спорта в наших физкультурных учебных заведениях, будут способствовать ее более плодотворному развитию и усилению ее роли в воспитании молодых специалистов.
«Теория и практика физической культуры», 1976, № 5
Чему учат уроки прошлого?
Столько лет минуло, а я до сих пор отчетливо помню, какой резонанс вызвали принятые в первые послевоенные годы постановления ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», об опере В. Мурадели «Великая дружба», документы по вопросам состояния биологической науки, «гениальные труды» И. В. Сталина по языкознанию. Так было положено начало развернувшейся в стране борьбе с «космополитизмом» и другими надуманными пороками в науке, литературе, искусстве.

В учебных и научных учреждениях проводились массовые собрания, митинги. В ту пору я был студентом Ленинградского института физической культуры имени П. Ф. Лесгафта и хорошо запомнил, с каким пылом-жаром иные ретивые ораторы, подчас весьма молодые, как правило, специально подготовленные, обливали грязью своих же еще вчера весьма уважаемых профессоров, в частности Г. Шахвердова и Е. Зеликсона, которые присутствовали здесь же. Им в лицо бросали упрек в том, что они якобы обучали нас вразрез с требованиями коммунистической морали, марксизма-ленинизма.

Вся эта неприглядная история завершилась тем, что вскоре Е. Зеликсон, один из первых наших историков и социологов физической культуры, директор Ленинградского научно-исследовательского института физической культуры, профессор ГДОИФКа был арестован и осужден на длительный срок. Впоследствии он был полностью реабилитирован и восстановлен в партии. В Москве ряд педагогов ГЦОЛИФКа оказались вынуждены покинуть свой вуз и искать работу в других городах.

В память врезалась небольшая статья в «Комсомольской правде» под названием «Халтура вместо науки». В ней необоснованно подверглись критике видные ученые в области физического воспитания – А. Новиков, И. Крячко, С. Янанис и другие. Впечатление было крайне удручающим. «Халтура вместо критики», – подумалось тогда. Затем статьи, развенчивающие «изъяны» науки о физическом воспитании, появились в «Правде» и других изданиях. Одним из авторов был некто П. Жуков. Он слыл смелым «критиком», но был весьма посредственным научным работником. Учебник теории и методики физического воспитания, вышедший под его редакцией, оказался пустоцветом, из-за чего на ряд лет задержалось развитие этой области знаний, а заодно – истории и социологии физической культуры.

Существенный урон был нанесен и дисциплинам, составляющим естественнонаучные, медико-биологические основы физического воспитания. Недооценка, незаслуженно резкая критика в адрес известного физиолога, лауреата Сталинской премии, профессора Н. Бернштейна, стремление ограничить рамки естественнонаучной мысли учением академика И. Павлова, на что сам великий ученый, как известно, никогда не претендовал, привели к торможению в развитии таких дисциплин, как физиология спорта, биомеханика и спортивная медицина.

Уклономания Сталина крайне отрицательно воздействовала на освещение социальных вопросов физической культуры и спорта. Так, вплоть до 70-х годов прошлого века в истории физической культуры любые недостатки, имевшие место в физкультурной работе в 20-е годы, именовались не иначе как уклоны. Хотя в те годы завершенной генеральной линии в развитии физической культуры не было. Советская система физического воспитания находилась еще в стадии становления.

В наши дни перегибы минувшего постепенно преодолеваются. Перестройка распространилась и на физкультурное движение. Ускорение, а главное, углубление, гуманизация процесса физического воспитания, внесение в него в большей мере духовности и доброты, демократизации взаимоотношений в нашей спортивной жизни на всех уровнях, стремление не на словах, а на деле дойти до каждого человека – вот те насущные вопросы, которые предстоит решать всем нам с учетом горьких уроков прошлого.
«Советский спорт» от 11 марта 1989 г.
Некоторые теорико-методологические вопросы исследования и преподавания проблем олимпийского движения
Перед научными работниками, исследующими проблемы олимпийского движения, и преподавателями истории физической культуры возникла весьма актуальная задача пересмотра теоретико-методологических подходов к оценке исторических фактов, событий, персоналий, относящихся к Олимпийским играм и олимпийскому движению как важному разделу истории и социологии физической культуры и спорта в свете нового мышления. Жизнь настоятельно требует отказа от догматизма, идеологизации, политизации как в теоретических работах, так и в преподавании. И в этой связи в первую очередь следует учитывать новые подходы, вытекающие из осмысления ряда кардинальных проблем, как-то:

– проблема воспитания историей, отношения к историческому наследию прошлого, в данном случае в сфере Олимпийских игр и олимпийского движения;

– соотношение между общечеловеческими и классовыми ценностями и ряд других.

Останавливаясь на первой проблеме, следует отметить, что общая недооценка достижений Российской империи сказывалась и на отношении к физической культуре прошлого. Историки физической культуры стремятся преодолеть этот пробел, в том числе и в отношении к олимпийскому прошлому дореволюционной России. В последнее время проведены исследования, показывающие роль российского спорта в развитии олимпийского движения в нашей стране и в мире.

Гипертрофированный классовый подход привел не только к грубейшим изъянам в политике, многим социальным потрясениям, но и к ряду антинаучных последствий. Сюда следует отнести, в частности, отказ от многого ценного, что было создано в области теории и практики дореволюционной физической культуры и спорта. Например, при создании советского физкультурного движения не использовался опыт работы старых демократических спортивных клубов, полностью было отвергнуто скаутское движение. Нарушение преемственности привело к недооценке спорта в первые годы Советской власти и запрету отдельных видов спорта, к отказу от встреч с буржуазными спортсменами (они все же имели место, но носили эпизодический характер), в том числе и от участия в Олимпийских играх, хотя Россия оставалась страной, признанной Международным олимпийским комитетом.

С уходом в прошлое конфронтации между нашей страной и США, холодной войны, идеологизации, политизации физической культуры наше олимпийское движение освободилось от тяжкого бремени погони за олимпийскими медалями как самоцели, от обязательной победы на Олимпийских играх как доказательства превосходства социалистического строя над капиталистическим. Это вовсе не означает, что не нужно стремиться к победам. Спорт есть спорт, он неразрывно связан с соперничеством. Но атмосфера спортивной борьбы становится иной. Устранение излишнего психологического напряжения у спортсменов, тренеров, руководителей лишь повысит шансы на достижение победы в спортивном единоборстве.

Общечеловеческое мышление позволяет нам глубже оценить поистине гуманистические принципы Олимпийской хартии, их возросшее значение в современных условиях, когда национальные противоречия нередко приводят к военным конфликтам.

И конечно же особую значимость имеет открытость Игр для всех людей независимо от материального положения, национальности, политических и религиозных убеждений.

Олимпийская проблематика занимает особое место в курсе истории физической культуры и спорта при подготовке будущих специалистов к профессиональной деятельности. Курс состоит из трех разделов: всеобщей истории физической культуры и спорта, истории отечественной физической культуры и истории международного спортивного и олимпийского движения. В физкультурных учебных заведениях это профилирующая дисциплина, занимающая важное место в системе физкультурного образования, так как она не только расширяет кругозор и повышает общую и педагогическую культуру, но и имеет существенное познавательное, теоретическое (образовательное), воспитательное и в известной мере практическое значение для специалистов по физической культуре и спорту. Все это относится и к истории, и к философии Олимпийских игр, олимпийского движения. Профессиональный педагог в нашей сфере должен квалифицированно разбираться в проблемах олимпийского движения, в организации Олимпийских игр, что поможет ему в повседневной спортивно-педагогической деятельности, в работе по пропаганде физической культуры и спорта.

В связи с этим мы считаем полезным и актуальным привлечь внимание к роли олимпийской проблематики в становлении специалиста в сфере физической культуры, высказать некоторые предложения по совершенствованию преподавания олимпийских проблем.

Олимпийская проблематика буквально пронизывает курс истории физической культуры и спорта. Уже во время первой встречи с первокурсниками в качестве примера масштабности физической культуры, ее роли в физическом, нравственном и эстетическом воспитании и миротворческой функции я обычно ссылаюсь на Олимпийские игры, которые объединяют людей всех континентов и большого числа стран – не меньше, чем ООН. Например, рассказываю студентам об Играх в Барселоне, где меня приятно удивило органическое слияние спорта и культуры, искусства. В церемониях открытия и закрытия Игр участвовали выдающиеся певцы мира, показавшие, что классика или не совсем «легкая» музыка может увлечь слушателей не меньше, чем самый популярный рок-концерт.

Читая историю физической культуры Отечества, с первых же занятий обращаем внимание студентов на то, что в Древней и средневековой Руси знали о древнегреческих Олимпийских играх. Еще в 1274 г. на Духовном соборе Ростовский митрополит Кирилл возмущался широким распространением игр и игрищ среди народа: «Узнал, что еще держатся бесовского обычая треклятых эллин: в божественные праздники со свистом, кличем и воплем бьются на дрекольях». 92-я глава свода духовных законов «Стоглав» посвящена критике «игрищ эллинского бесования»13. Эти церковные установления – важный источник изучения русских народных игр, их широкой популярности.

В процессе преподавания мы говорим, например, о взглядах М. В. Ломоносова, который планировал написание статьи об Олимпийских играх, на физическое воспитание, упоминаем другие подобные факты и, наконец, в последней лекции по истории физической культуры Российской империи останавливаемся на вкладе России в возрождение олимпийского движения, который состоит в деятельности А. Д. Бутовского по созданию МОК и организации Игр I Олимпиады, в деятельности других членов МОК для России, в возникновении в России олимпийского движения и Российского олимпийского комитета, участии российских спортсменов в Играх IV и V Олимпиад и проведении в 1913 и 1914 годах российских Олимпиад.

Все эти факты, иллюстрирующие развитие олимпийской идеи в нашей стране, имеют большое познавательное, образовательное и воспитательное значение. Важный раздел курса – вступление в олимпийское движение спортсменов СССР и участие их в Олимпийских играх.

Когда ведется речь о древнегреческих Олимпийских играх, мы рассматриваем их как своего рода фундамент современных Игр, говорим о сходстве и различии древних и современных олимпийских состязаний. В центре интересующей нас проблематики находится раздел курса, посвященный истории и теории Олимпийских игр и олимпийского движения. В нем уделяется большое внимание жизненному пути и деятельности основоположника современного олимпийского движения Пьера де Кубертена, олимпийской символике и другим вопросам. Мы стремимся показать Олимпийские игры и олимпийское движение как важнейшие достижения мирового спортивного движения и добиться того, чтобы студенты поняли разнообразие проблем олимпизма, в первую очередь воспитательную, гуманистическую значимость олимпийских идеалов; стремимся передать слушателям свою увлеченность Олимпийскими играми, возбудить любовь к этому крупнейшему и красивейшему спортивному зрелищу, в какой-то мере нацелить студентов на проведение состязаний, особенно среди детей, в олимпийском духе, с элементами олимпийского церемониала. Помогают этому яркий, запоминающийся характер древнегреческих Олимпийских игр, масштабность и красочность современных Игр, их волнующий церемониал и символика; необычайно колоритная, удивительно разносторонняя личность Пьера де Кубертена, неоценимый вклад России и советских спортсменов и деятелей физкультурного движения в олимпийское движение, ставшее поистине всемирным.

Закрепляется материал на семинарских занятиях, готовясь к которым, студенты изучают учебник и дополнительную литературу. В подготавливаемых студентами рефератах большое внимание уделено олимпийской проблематике.

Лучшие рефераты заслушиваются на семинарских занятиях. Это позволяет отобрать работы, которые докладываются на кафедральной, затем общеинститутской (академической) конференциях. Авторы лучших работ вовлекаются в научное общество, а затем представляют наше учебное заведение в Центральной олимпийской академии, где проводится всероссийский конкурс студентов и молодых ученых под эгидой Олимпийского комитета России. Среди воспитанников нашей академии – немало лауреатов этих научных конкурсов.

Отход общественных наук в нашей стране от догматизма, идеологизации, политизации тех или иных общественных явлений создает более благоприятные условия как для научной работы, так и для преподавания истории физической культуры, в том числе проблем олимпийского движения.
1994 г.
Учение П. Ф. Лесгафта о физическом образовании и олимпизм
Цель настоящей работы состоит в том, чтобы показать значение учения П. Ф. Лесгафта о физическом образовании, всестороннем и гармоническом развитии личности для работы по олимпийскому образованию и воспитанию молодого поколения в наши дни, когда проблемы нравственного воспитания молодежи получили особую остроту и актуальность. Как ни странно, но под этим углом зрения труды и деятельность Петра Францевича Лесгафта в специальной литературе не рассматривались. При подготовке настоящей статьи мы опирались на труды П. Ф. Лесгафта, П. де Кубертена, а также многих отечественных и зарубежных авторов.

Прежде всего необходимо уточнить, что представляет собою олимпизм. Под олимпизмом мы понимаем совокупность философских (теоретических), педагогических, морально-этических и организационных идей и принципов, воплощающихся в олимпийском движении и Олимпийских играх как его кульминации. Понятие «олимпизм» впервые выдвинул П. де Кубертен в 1912 году. «Олимпизм, – писал он, – объединяет, как сноп солнечных лучей, принципы, которые способствуют совершенствованию человека». Эти идеи легли в основу Олимпийской хартии, в первых строках которой говорится о гармоничном, всестороннем развитии, об объединении в единое целое достоинств тела, души и разума, о соединении спорта с культурой, высокой нравственностью. Весьма современно также замечание основоположника олимпизма о том, что атлетика «может пробуждать чувства благородные, как и злые, она может быть рыцарской и продажной, мужественной или трусливой, может как укрепить мир, так и привести к войне».

Мы можем гордиться тем, что изложенные выше положения перекликаются с научно обоснованными, высказанными еще ранее, независимо от Кубертена, идеями выдающегося русского ученого-энциклопедиста П. Ф. Лесгафта (1837—1909 гг.). Поистине широк круг его научных интересов и знаний: крупнейший анатом, передовой биолог и физиолог, педагог и психолог, теоретик и практик физического воспитания, создавший одну из первых в мире научно обоснованных систем физического воспитания, организатор высшего физкультурного образования в России, поборник женского образования, блестящий лектор, прогрессивный общественный деятель, патриот, гуманист и демократ – таким был Лесгафт.

По выражению профессора Е. Н. Медынского, П. Ф. Лесгафт «завершил своей теорией физического образования и разработкой теории семейного воспитания стройное здание прогрессивной русской педагогики XIX века, фундамент которого заложили Герцен и Белинский, а корпус и детали построили Чернышевский, Добролюбов, Пирогов, Толстой и Ушинский».14

П. Ф. Лесгафт положил начало научному анализу физического воспитания, рассматривая его с позиций анатомии и физиологии, педагогики и психологии. Он одним из первых в мире поставил физическое воспитание в один ряд с другими дисциплинами, преподаваемыми в школе. Величайшая заслуга Петра Францевича состоит в том, что он научно раскрыл неразрывную связь физического воспитания с умственным, нравственным и эстетическим воспитанием, их взаимосвязь и взаимообусловленность. Сердцевиной педагогических взглядов ученого на физическое воспитание явилось положение О ЕДИНСТВЕ ФИЗИЧЕСКОГО И ДУХОВНОГО РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА ПРИ РЕШАЮЩЕЙ РОЛИ НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ.

Свое учение о физическом образовании он изложил в капитальном труде «Руководство по физическому образованию детей школьного возраста» (1888—1901 гг.), 1-я часть которого начинается с исторического анализа развития физической культуры. Видное место в нем занимает изложение постановки физического воспитания в Древней Греции. Отмечая большие достижения греков в этой области, Лесгафт обращает внимание на то, что, хорошо понимая значение гармонического развития личности, благодаря постепенному и последовательному развитию физических сил и ловкости в молодом организме, они побуждали его «к сознательной деятельности и умению владеть собой; укрепляя тело строгими гигиеническими условиями, музыкой и графикой, содействовали его умственному развитию…».15

Подвергая анализу греческую гимнастику, он обращает внимание на то, что наряду с оздоровительной, эстетической, военной применялась и ЭТИЧЕСКАЯ гимнастика, которая предназначалась для развития посредством упражнений отваги и решительности, сознательного отношения к своим действиям и быстрой сообразительности с тем, чтобы вместе с умственным развитием добиться возможно большей гармонии в душевном состоянии (там же. – С. 91).

П. Ф. Лесгафт увидел в греческой гимнастике такие достоинства, которые, найдя научное подтверждение, займут важное место в разработанной им системе физического образования: всестороннее, гармоническое развитие человека, тесная, неразрывная связь и взаимовлияние физического и умственного воспитания, сознательное отношение занимающихся к обучению, соблюдение последовательности и постепенности при применении физических упражнений, умение владеть собой в различных ситуациях. В постановке физического воспитания в Древней Греции, в применении таких упражнений, как бег, метания, игры и другие, в любви афинян к прекрасному, а также в стойкости и ловкости спартанцев Лесгафт видит пример для подражания (там же. – С. 112).

Рассматривая публичные состязания в виде Олимпийских, Пифийских, Истмийских и Немейских игр, занимавших важное место в общественно-политической жизни греков, ученый приходит к выводу о том, что лишь в Древней Греции могла идти речь о «ФИЗИЧЕСКОМ ОБРАЗОВАНИИ и более полной гармонии умственного и нравственного образования и воспитания, чем у какого-либо другого народа до настоящего времени» (там же).

Взгляды ученого на физическое воспитание, его учение о физическом образовании формируются в 80-е гг. XIX столетия. Позади осталась учеба в Медико-хирургической академии, защита с интервалом в три года двух докторских диссертаций (на степень доктора медицины и хирургии), создание такого капитального труда, как «Основы естественной гимнастики» (1874 г.), педагогическая деятельность в Казанском университете, откуда он был уволен без права преподавания за критику неблаговидной ситуации, сложившейся в университете. Впереди – работа в качестве профессора в Петербургском университете, создание на средства своего ученика Серебрякова Биологической лаборатории (ныне Естественнонаучный институт им. П. Ф. Лесгафта) и участие в создании Общества содействия физическому развитию учащейся молодежи, создание Курсов воспитательниц и руководительниц физического образования – первого Института физической культуры в нашей стране, в котором преподавали крупнейшие ученые того времени. «Курсы» в 1919 г. были преобразованы в Институт физического образования им. П. Ф. Лесгафта. В 1930 г. он был переименован в Государственный институт физической культуры им. П. Ф. Лесгафта.

Вернемся к системе физического образования ученого. Для лучшего понимания особенностей этой системы необходимо уяснить, почему она называется системой ФИЗИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ. По мнению автора, физическое образование должно решать задачи не только оздоровления, но и умственного, нравственного и эстетического воспитания. Таким образом, понятие «физическое образование», по Лесгафту, шире, нежели «физическое воспитание». Физическое образование включает в себя весь процесс формирования организма и личности, в том числе и физическое воспитание.

Определяя задачи физического образования, Лесгафт прежде всего останавливается на обосновании неразрывной связи физического воспитания с умственным. С этого вопроса начинает П. Ф. Лесгафт изложение своего «Руководства», системы физического образования. «Умственный рост и развитие, – пишет ученый, – требует соответствующего развития физического». Ссылаясь на исторический опыт, он отмечает, что школа не может существовать без физического воспитания, а физические упражнения должны быть ежедневными и находиться в полном соотношении с умственными занятиями. При этом Петр Францевич отмечает, что выполнение физических упражнений способствует и умственному развитию ребенка.

Говоря о необходимости соблюдения правильного соотношения умственного и физического образования, П. Ф. Лесгафт считает, что, «как одностороннее физическое развитие приводит только к проявлению деятельности недостаточно умственно проверенной и направленной, так и одностороннее развитие умственное непременно связано с недостатком объективной проверки…».16

Исходя из тесной взаимосвязи умственного и физического развития, П. Ф. Лесгафт придает важное значение методу слова при обучении. При этом последующий показ упражнений двигательного действия выступает в качестве проверки учеником правильности представления об упражнении. Петр Францевич рассматривает человека как целостный организм и одновременно как личность. Нельзя не согласиться с мнением профессора И. Н. Решетень, которая отмечает, что из этого вытекают важнейшие вопросы взаимосвязей умственного, нравственного, эстетического и физического развития и взаимовлияний соответствующих им сторон воспитания.17

П. Ф. Лесгафт видит главную задачу школы «в содействии выяснению значения личности человека и в ограничении произвола его действий»18. Выяснение значения личности Лесгафт понимал как осознание человеком своего места в жизни общества. Ограничение произвола действий он рассматривал как самообладание, сознательное владение своими поступками, подчиненное твердым нравственным установкам. Эта задача, хотя и связана с умственным воспитанием, является в своей основе задачей нравственного воспитания. Важнейшее средство для достижения этой цели Лесгафт видит в физическом образовании, в частности, в играх. Недаром он уделяет чуть ли не целый том описанию подвижных игр с усложнениями правил в зависимости от возраста занимающихся, при этом подчинение играющего правилам Лесгафт рассматривает как важное средство воспитания самодисциплины. Таким образом, нравственное воспитание играет ведущую роль в учении П. Ф. Лесгафта о физическом образовании.

В педагогическом процессе, полагает ученый, воспитательные и образовательные цели сливаются, становятся общими. По его мнению, надо «содействовать возможно большей сознательности в проявлениях и действиях молодого человека и устойчивости его нравственного характера» (там же. – С. 291).

Несмотря на распространенное в литературе мнение о том, что П. Ф. Лесгафт был противником спорта, имеются сведения, согласно которым он проявлял интерес к современному олимпийскому движению. Так, он выступал с лекцией о физическом совершенствовании человека вместе с Н. С. Риттером, который рассказывал о первых Олимпийских играх современности, состоявшихся в Афинах, очевидцем которых он был. А. Д. Бутовский познакомил Пьера де Кубертена со взглядами П. Ф. Лесгафта на физическое воспитание. Основоположник олимпийского движения проявил большой интерес к идеям русского ученого и дал им высокую оценку: «Я был восхищен совпадением наших мыслей». Изложенное позволяет сделать следующее краткое заключение. Система физического образования П. Ф. Лесгафта является одной из первых в мире научно обоснованных систем физического воспитания, будучи построенной на прочном фундаменте биологических (естественных) наук, педагогики и психологии. Многогранная теоретическая и практическая деятельность автора системы явилась важным научно-педагогическим источником, на который опирались последующая теория и методика физического воспитания.

Рассмотрение физического воспитания на уровне физического образования, что осуществлено П. Ф. Лесгафтом, открыло новый этап в складывавшейся науке о физическом воспитании. Научно обосновав связь физического воспитания с умственным и эстетическим воспитанием при решающей роли нравственного, ученый тем самым одним из первых в мире поставил физическое воспитание в ряд с другими дисциплинами, преподаваемыми в школе. Вместе с тем учение Лесгафта о физическом образовании явилось одной из важных предпосылок относительно быстрого восприятия и распространения в России олимпийских идей. Но значение теоретического наследия П. Ф. Лесгафта не ограничивается прошлым. В наши дни оно, особенно идея о решающей роли в формировании личности нравственного воспитания, не только не утратило своего значения, но и возросло. Наши изъяны, упущения в сфере нравственности еще ярче высветили непреходящее значение педагогических выводов, открытий великого русского ученого.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации