Защита нарушенных прав - файл n1.doc

Защита нарушенных прав
Скачать все файлы (110 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc110kb.31.03.2014 03:33скачать

n1.doc

Оглавление

Введение ……………………………………………………...…………… 3

  1. Общие понятия о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах ……………………………………………………………………….... 4

  2. Понятие и виды исков …………………………………………………... 13

  3. Особые средства преторской защиты …………………………..…….... 16

  4. Законный срок, исковая давность ……………………………..……….. 18

Заключение ………………………………………………………….…... 20

Список используемой литературы ………………………………...…… 21


Введение

В древнейшее время единственным способом защиты нарушенного права была самозащита, то есть самоуправное отражение притязаний третьих лиц.

По мере развития Римского государства, возникновения классового неравенства и т.д. появляется специальный орган разрешения возникшего спора – суд.

Соответственно возникает и особый порядок разрешения частно-правовых споров в суде, то есть появляется гражданский процесс.

Основные признаки гражданского процесса Древнего Рима:

- обязательное личное участие сторон в судебном процессе (как истца, так и ответчика);

- обеспечение явки ответчика возлагалось на истца, так как представители государственной власти не могли принудительно воздействовать на ответчика. В связи с этим истец обладал правом задержать ответчика и силой доставить его в суд;

- процесс состоял из двух стадий: «ius» и «iudicium». В первой стадии (ius) проходила подготовка к вынесению решения. Если на этой стадии ответчик признавал претензии истца, то дальнейшее производство прекращалось и судья выносил окончательное решение. Основной являлась вторая стадия процесса (iudicium), так как именно в этой стадии осуществлялась проверка всех обстоятельств дела и выносилось судебное решение;

- строгий формализм процесса на первоначальных стадиях его развития. В дальнейшем происходит упрощение судебной процедуры. [6, с. 9]

Общие понятия о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах

Разным периодам развития Древнего Рима соответствовали и разные типы гражданского процесса. В период республики процесс назывался легисакционным. В эпоху принципата процесс стал формулярным. В эпоху абсолютной монархии процесс сделался экстраординарным. [6, с. 10]

Гражданский процесс республиканского Рима носил название легисакционного (per legis actiones).

В Институциях Гая выражения lege agere, legisactio объясняются двояко: или (по словам Гая) такие выражения происходят оттого, что эти формы процесса были созданы законами, или же оттого, что претензии сторон в легисакционном процессе должны быть выражены словами соответствующего закона (и, следовательно, только при условии, если данная претензия подходит под текст какого-нибудь закона и можно было ее осуществить).

Однако приведенное объяснение вызвало справедливое сомнение (И.А. Покровского) с той стороны, что в те отдаленные времена, когда появился легисакционный процесс, законов было еще очень немного. Может быть, lege agere означало: действовать законным образом, т.е. не прибегая к незакономерному насилию.

Стороны являлись в первой стадии (in iure) к судебному магистрату и здесь выполняли требуемые по ритуалу обряды и произносили установленные фразы, в которых истец выражал свою претензию, а ответчик - свои возражения. Магистрат активного участия в процессе не принимал, хотя также давал отдельные реплики по установленному ритуалу. Совокупность всех этих обрядов и фраз и носила название legis actio.

Для иллюстрации этой формы процесса можно изложить legis actio sacramento in rem (спор относительно вещи посредством пари). Эта процедура описана в Институциях Гая следующим образом. Стороны являлись к магистрату (in ius) и приносили с собой вещь, составлявшую предмет спора (если спор шел о недвижимости, приносили кусок земли, черепицы и т.п.). Истец, держа в руке festuca или vindicta (палку), налагал ее на вещь и произносил слова: "Hanc ego rem ex iure Quiritium meam esse aio; sicut dixi, ecce tibi vindictam imposui", т.е. "Я утверждаю, что этот раб по квиритскому праву принадлежит мне; как я сказал, так вот я наложил перед тобой Vindicta". Если ответчик молчал или положительно соглашался с этим заявлением, то иск считался признанным (confessio in iure, судебное признание); дело этим заканчивалось, и истец уносил или уводил с собой спорную вещь. Если же ответчик спорил, то он говорил и делал то же самое, что и истец, и, таким образом, на виндикацию истца отвечал контравиндикацией. Тогда магистрат, как бы разнимая спорящих, говорил: "Mittite ambo rem", т.е. "Оставьте оба вещь". После этого истец задает новый вопрос: "Postulo, anne dicas qua ex causa vindicaveris?" - "Требую от тебя ответа, на каком основании ты заявляешь притязание (на данную вещь)?" На это ответчик заявляет: "Ius feci sicut vindictam imposui", т.е., "Наложив виндикту (выразив притязание на вещь), я поступил по праву". На это истец отвечал: "Quando tu iniuria vindicavisti, quinquaginta (или в зависимости от цены спорной вещи) quingenti aeris sacramento te provoco" - "Поскольку ты претендуешь на вещь вопреки праву, я вызываю тебя установить залог в сумме 50 (или 500)". Ответчик делал взаимный вызов: "Et ego te" ("И я тебя"). Магистрат после этого определял, у кого из спорящих должна была оставаться спорная вещь до окончания процесса; та сторона, у которой оставалась вещь до решения спора, должна была выставить поручителей в обеспечение того, что, если вещь будет присуждена другой стороне, вещь (со всеми плодами от нее) будет выдана этой второй стороне. На этом производство in iure заканчивалось, и претор назначал присяжного судью для решения спора.

Заключительный акт производства in iure назывался litis contestatio, засвидетельствование спора. Стороны обращались к заранее приглашенным свидетелям: "Testes estote" - "Будьте свидетелями происшедшего". С этим моментом связывалось погашение иска, т.е. после того, как закончилось производство in iure, истец уже не мог заявить вторично то же самое притязание против того же ответчика, хотя бы дело и не было потом рассмотрено на второй стадии (in iudicio) и фактически удовлетворения по иску не наступило.

Кроме описанного обряда legis actio sacramento были еще следующие основные виды leges actiones: посредством наложения руки, путем взятия залога, в форме истребования назначения судьи, путем приглашения ответчика на суд.

Когда весь ритуал производства in iure был выполнен, дело переходило во вторую стадию, iudicium. В этой второй стадии назначенный магистратом по согласованию со сторонами присяжный судья (а по некоторым делам, например о наследстве, - судебная коллегия) проверял доказательства и выносил решение по делу. [3, с. 30-32]

Сторона автоматически проигрывала дело, если без уважительной причины не являлась в суд.

Решение суда вступало в законную силу немедленно и не могло быть обжаловано.

Если предметом спора являлась не вещь, а обязательство должника, то истец заявлял должнику о долге и «налагал на него руку». Если после этого должник немедленно не уплачивал долг, то истец имел право увести должника к себе и заключить в оковы. Если по истечении 60 дней долг так и не был уплачен (необязательно самим должником), то должник становился полной собственность истца. [6, с. 10-11]

В последние годы республики происходят серьезные изменения в хозяйственной жизни Рима. Вместо земледельческой общины с полунатуральным хозяйством вырастает огромное государство, ведущее широкую внутреннюю и внешнюю торговлю. Понятно, что легисакционный процесс, чрезвычайно сложный с обрядовой стороны и не открывавший возможности дать судебное признание вновь складывающимся отношениям (поскольку они не подходили под букву закона), оказался не соответствующим новым социально-экономическим условиям. Жизнь требовала, чтобы судопроизводству была придана иная, более гибкая форма. Такой упрощенный порядок гражданского процесса появился сначала в практике перегринского претора, так как к перегринам применять цивильные leges actiones было нельзя.

С течением времени, и городской претор стал практиковать этот упрощенный порядок, который состоял в следующем. Претензия истца и возражения ответчика заявлялись без каких-либо обрядностей, и все это неформальное производство in iure заканчивалось вручением истцу записки, адресованной судье, в которой указывались те предположения или условия, при наличии которых судье предписывалось удовлетворить иск, а при отсутствии этих условий - отказать в иске. Эта записка, содержащая условный приказ судье, называлась формулой. Отсюда новый процесс, сложившийся в последние годы республики и допущенный (законом Эбуция) к применению по желанию тяжущихся наряду с легисакционным, а затем двумя законами Августа (duae leges Juliae), окончательно установленный на место легисакционного, получил название формулярного (производство per leges заменено производством per formulas).

Отличие формулярного процесса от легисакционного не исчерпывается упрощением судебной процедуры. Самое основное заключалось в том, что теперь претор, давая исковую защиту, не был связан старым правилом об изложении иска в точных словах закона. Пользуясь своим imperium, претор получил возможность признавать новые отношения развивавшейся жизни или, наоборот, оставлять порой без защиты отношения, формально отвечающие закону, но по существу отмирающие вместе с этим законом, отказывая в подобного рода случаях в выдаче истцу формулы иска. В своем эдикте претор заранее объявлял, в каких случаях он будет давать исковую защиту, в каких - нет; при этом он объявлял и формулы исков. Таким образом, получалось, что судебная исковая защита стала не просто средством признания и охраны материальных гражданских прав, а основным моментом, по которому только и можно было судить о наличии материального гражданского права. Поэтому принято характеризовать римское частное право как систему исков.

Составные части формулы. Формула начиналась с назначения судьи ("Octavius iudex esto" - "Пусть будет судьей Октавий").

Затем шла важнейшая часть формулы - интенция, в которой определялось содержание претензии истца; тем самым из интенции было видно, какой вопрос ставился на рассмотрение суда. Претензия истца могла быть основана на нормах цивильного права; тогда она называлась intentio in ius concepta, а иск назывался actio civilis. Например, формула виндикационного иска собственника содержала следующую интенцию: "Если окажется, что вещь, относительно которой идет спор, принадлежит по квиритскому праву Авлу Агерию (условное обозначение истца), то ты, судья..." и т.д.

Если требование истца нельзя было обосновать нормами цивильного права, а претор все же считал справедливым защитить это требование, то в интенции описывались те факты, на которых истец основывает свою претензию и при наличии которых следует иск удовлетворить. Например, лицо договорилось со своим должником, оспаривавшим долг, что, если первый присягнет в существовании долга, второй без суда уплатит требуемую сумму; это лицо присягнуло, однако должник все-таки не платит; тогда претор давал истцу формулу, в интенции которой указывался факт присяги; такая интенция называлась in factum concepta, а иск - actio praetoria.

Если истец указывал в интенции большую сумму, чем ему следует, то такое преувеличение требования (pluspetitio) приводило не только к отказу в удовлетворении иска в полной сумме, но и к полному освобождению ответчика ввиду погашающего действия литисконтестации, сохранившегося и при формулярном процессе.

Pluspetitio могла выразиться не только в превышении суммы иска, но также в преждевременности иска, в предъявлении не в надлежащем месте и т.п., причем и в этих случаях pluspetitio сопровождалась теми же последствиями.

Другая основная часть формулы называется кондемнацией: в ней судье предлагалось удовлетворить иск, если интенция подтвердится, и отказать в иске в противном случае: "Если окажется, что..., то присуди Нумерия Негидия (условное обозначение ответчика), а если этого не окажется, оправдай".

Если по характеру интенции судье трудно было судить, о каком отношении идет спор, впереди интенции в формуле описывалось это отношение, для чего включалась в формулу особая часть - демонстрация; например: "Если Авл Агерий вел дела Нумерия Негидия и при этом... и т.д.".

По некоторым судебным делам (например, по искам о разделе общей собственности) судья иногда был вынужден (например, ввиду неделимости вещи) присудить вещь одной из сторон, а другую сторону компенсировать установлением какого-нибудь нового права за счет первой стороны (например, права на денежные выплаты и пр.). Полномочие поступить таким образом судье давалось в специальной части формулы, называвшейся adiudicatio.

Перечисленные части формулы называются основными (хотя demonstratio и adiudicatio включались далеко не во всякую формулу).

В формуле могли быть также второстепенные части: а) эксцепция, б) прескрипция.

Эксцепция буквально значит "изъятие", "исключение". В случае включения эксцепции в формулу судья, установив правильность интенции, должен удовлетворить иск, "за исключением того случая, если...". Таким образом, в форме эксцепции ответчик выдвигал свои возражения против иска. Однако не всякое возражение ответчика называлось эксцепцией. Если, например, в интенции говорится, что ответчик должен истцу 100 сестерциев, а ответчик заявляет, что он ничего не должен, это - отрицание иска, а не эксцепция. Если же ответчик подтверждает, что он действительно принял на себя обязательство уплатить 100 сестерциев (т.е. интенция им не отрицается), но заявляет, что это произошло вследствие примененного со стороны иска насилия (так что кондемнация, несмотря на подтверждение интенции, не должна иметь места), то такая ссылка называлась эксцепцией. В приведенном примере эксцепция могла быть заявлена, когда бы истец ни предъявил иск. Такая эксцепция называется погашающей, или уничтожающей. В отличие от таких эксцепции возможны эксцепции отсрочивающие. Например, против иска истца ответчик ссылается на состоявшееся между сторонами соглашение не взыскивать долга в течение двух лет; эксцепция имеет тогда применение лишь в том случае, если иск предъявлен ранее этого срока.

Наконец, прескрипцией (буквально - надписание) называлась часть формулы, которая следовала непосредственно за назначением судьи. Нередко такая надпись делалась для того, чтобы отметить, что в данном случае истец ищет не все, что ему причитается, а только часть. Такая оговорка была нужна ввиду указанной выше особенности римского процесса; однажды предъявленный из какого-либо правоотношения иск уже не мог быть повторен; включением прескрипции истец предупреждал погашающее действие литисконтестации и обеспечивал себе возможность в дальнейшем довзыскать остальную часть причитающейся суммы.

Как в легисакционном, так и в формулярном процессе судебное решение обжалованию не подлежало. Оно сразу вступало в законную силу и признавалось за истину (в отношении сторон по данному процессу); res iudicata pro veritate accipitur. Разрешенный судом вопрос не может быть вторично предметом спора между теми же сторонами. Если вопреки этому предъявляется новый иск, против него дается exceptio rei iudicatae, т.е. возражение, что дело уже было разрешено судом.

Особенностью формулярного процесса было, между прочим, то, что кондемнация в иске определялась в денежной форме. Исполнение судебного решения в случае удовлетворения иска производилось так, что первоначальное притязание исков заменялось новым обязательством, вытекающим из самого судебного решения и снабженным особым иском (actio iudicati), соответствующим современному исполнительному листу. Если ответчик оспаривал существование законного решения по делу и возражал против actio iudicati, а между тем подтвердить свои возражения не мог, он отвечал в двойном размере.

Если добровольного платежа по actio iudicati не поступало, производилось принудительное взыскание. Магистрат мог арестовать должника до уплаты долга (личное взыскание) или же обратить взыскание на его имущество. В последнем случае кредиторы вводились во владение имуществом должника, которое продавалось с публичных торгов.

Экстраординарный процесс. Еще в классическую эпоху наряду с нормальным гражданским процессом, делившимся на две стадии - ius и iudicium, стали встречаться случаи, когда спорные дела граждан разбирались магистратом без передачи решения дела присяжному судье. Такой особый, чрезвычайный (extra ordinem) порядок рассмотрения понемногу стал применяться и по таким делам, где раньше давалась формула. К концу III в. н.э., т.е. при переходе к абсолютной монархии, этот экстраординарный (extra ordinem) процесс, не делившийся на ius и iudicium, совершенно вытеснил собой формулярный процесс. Императорская власть не доверяла выборным судьям (хотя их "выборность" и в период принципата была больше на словах, чем на деле); императоры стали вести борьбу с нарушениями права (а тем самым и рабовладельческого строя) непосредственно сами или через своих чиновников.

В экстраординарном процессе судебные функции осуществляются административными органами: в Риме и Константинополе (в связи с разделением империи на западную и восточную) - praefectus urbi (начальником городской полиции), в провинциях - правителем провинции, а по менее важным делам - муниципальными магистратами. Однако нередко императоры принимали судебные дела и к своему личному рассмотрению.

Рассмотрение дел утратило публичный характер и происходило в присутствии лишь сторон и особо почетных лиц, которые имели право присутствовать при рассмотрении дел. При неявке истца к слушанию дела дело прекращалось; при неявке ответчика - дело рассматривалось заочно.

В противоположность процессу классического периода в экстраординарном процессе было допущено апелляционное обжалование вынесенного решения в следующую высшую инстанцию. Таким образом, на решение praefectus urbi можно было приносить жалобы императору, на решение правителя провинции - praefectus praetorio (начальнику императорской гвардии), а на его решения - императору.

Судебные решения в экстраординарном процессе приводились в исполнение органами государственной власти по просьбе истца. В случае присуждения ответчика к выдаче определенной вещи она отбиралась принудительно (manu militari), если в течение двух месяцев ответчик не передавал ее добровольно.

Если присуждалась денежная сумма, судебные исполнители отбирали у ответчика соответствующую сумму или какую-нибудь вещь, которую продавали для удовлетворения претензии истца. Обращение взыскания на все имущество должника имело место лишь в том случае, если заявлены претензии несколькими кредиторами несостоятельного должника, причем он не передает добровольно имущество для их удовлетворения.

Правило республиканского процесса об окончательном погашении однажды предъявленного иска (хотя бы по нему и не состоялось решение) в экстраординарном процессе не применяется. Значение res iudicata - судебного решения, вступившего в законную силу, остается непоколебимым. [3, с. 32-35]


Понятие и виды исков

В классическом римском праве иск – это предусмотренное эдиктом претора средство добиться в результате судебного процесса вынесения решения, соответствующего интересам заявителя иска. [6, с. 12]

Судебные магистраты (главным образом преторы) имели в силу своего imperium право отказать в судебной защите отношения, хотя бы оно и подходило под нормы цивильного права, и, наоборот, дать судебную защиту в случае, не предусмотренном нормами цивильного права.

Поэтому практически первостепенное значение имел вопрос, дает ли претор в данном случае иск (actio). Ответ на этот вопрос можно было найти в преторском эдикте. Смысл термина actio в эпоху легисакционного процесса сводился к определенной деятельности лица, выражавшейся в выполнении установленного ритуала. В классическом римском праве actio есть предусмотренное эдиктом судебного магистрата средство добиться путем судебного процесса решения, соответствующего интересам данного лица.

Постепенно формулы исков в практике претора типизируются, т.е. вырабатываются типические формулы для отдельных категорий исков.

Среди многочисленных различных исков необходимо выделить следующие важнейшие виды.

Actio in rem (вещный иск) и actio in personam (личный иск). Юрист Павел противопоставляет право собственности на вещь, с одной стороны, и право требовать от другого лица что-либо сделать или чего-либо не делать (воздержаться от определенного действия), с другой стороны; право собственности (как и некоторые другие права) может быть нарушено любым третьим лицом, причем заранее неизвестно, кто именно является возможным нарушителем права. Поэтому принято говорить, что для защиты такого права иск дается против любого третьего лица, какое будет нарушать право данного лица; иск в этом случае называется actio in rem - вещный иск. Термин actio in rem показывает, что отвечает по иску тот, у кого находится вещь, или вообще тот, кто посягает на данную вещь. По современной терминологии это называется абсолютной защитой.

В противоположность actio in rem иск, именуемый actio in personam, дается для защиты правоотношения личного характера между двумя или несколькими определенными лицами. Например, А обязался что-то сделать для В; В имеет право требовать совершения этого действия именно от А и ни от кого другого. Следовательно, нарушить право В в данном случае может только А, ибо никто другой не принимал на себя обязательства совершить для В данное действие. Таким образом, возможный нарушитель такого рода права известен заранее, и иск возможен только против этого лица. Поэтому иск в этом случае носит название actio in personam (личный иск). По современной терминологии - это относительная защита.

Другое важное различие исков: actio strict! iuris - иск строгого права и actio bonae fidei - иск, построенный на принципе добросовестности. Основное значение этого различия заключается в том, что при рассмотрении исков строгого права судья связан буквой договора, из которого вытекает иск; а при рассмотрении исков bonae fidei положение судьи свободнее: он имеет право принимать во внимание возражения ответчика, основанные на требованиях справедливости, хотя бы в формулу иска и не было включено особой эксцепции (например, при actio bonae fidei судья учитывает ссылку ответчика на dolus со стороны истца, т.е. на то, что истец допустил обман), даже если в формулу иска не включено специальной эксцепции по этому поводу.

Одним из средств для осуществления правотворчества без изменении буквы закона служила actio utilis, т.е. иск по аналогии. Эту разновидность исков можно пояснить на следующем примере. Если одно лицо неправомерно уничтожает или повреждает чужое имущество, то по Аквилиеву закону (республиканского периода, приблизительно III в. до н.э.) причинитель вреда отвечает лишь при условии, если вред причинен corpore corpori, т.е. телесным воздействием на телесную вещь. С помощью иска (из Аквилиева закона) в форме utilis претор распространил защиту потерпевшего вред и на те случаи, когда вред причинен виновным образом, но без непосредственного телесного воздействия на вещь (например, лицо виновным образом уморило чужое животное голодом).

Actio ficticia (иск с фикцией). В тех случаях, когда претор признавал необходимым распространить предусмотренную законом защиту на какое-то новое, не предусмотренное в законе отношение, он иногда предлагал (в формуле) судье допустить существование некоторых фактов, которых в действительности не было, и с помощью такой фикции подвести новое отношение под один из существующих исков. В формуле этот прием выражался следующим образом: если окажется то-то и то-то, в таком случае, если бы было то-то, ты, судья, присуди, и т.д. Например, когда назрела потребность допустить передачу требования от одного лица к другому, то для защиты нового лица претор стал давать иск, в котором судье предлагалось предположить (допустить фикцию), что новое лицо (которому передано право требования) является наследником первого лица (а на наследника переходили права и обязанности). Тем самым лицо, которому передано право требования, получало исковую защиту.

Различались иски штрафные и иски об удовлетворении, или о восстановлении нарушенного состояния имущественных прав (так называемые реиперсекуторные, actiones rei persecuto-riae). Иногда из одного и того же факта вытекали одновременно и штрафной, и реиперсекуторный иски; например, потерпевший от кражи мог предъявить и иск о возврате похищенного (реиперсекуторный иск), и иск о взыскании штрафа (штрафной иск).

Специальную категорию составляли кондикции (condictiones). В чем состояло отличие кондикции от actiones, спорно. Можно определить кондикции как иски, основанные на цивильном праве, в которых не указывалось, из какого основания они возникали (абстрактные иски). Например, истец мог потребовать с помощью кондикции платежа известной суммы, причем в формуле иска не указывалось (и это было безразлично), обязан ли ответчик уплатить эту сумму по договору займа или на основании специального письменного договора и т.п., лишь бы долг в этой сумме существовал. [3, с. 36-37]

Особые средства преторской защиты


Помимо предоставления исков преторы, пользуясь принадлежащей им властью (так называемым imperium), оказывали иногда защиту особыми средствами, своими безусловными (в противоположность формуле иска) непосредственными распоряжениями (хотя с течением времени и здесь преторы в некоторых случаях перешли на путь условных распоряжений).

Основными средствами преторской защиты являлись:

- интердикты;

- реституции;

- стипуляции;

- ввод во владение.

Интердикты (запрещения). Так назывались распоряжения претора о немедленном прекращении каких-то действий, нарушающих общественный порядок и интересы граждан. Первоначально претор давал интердикты после расследования фактов, на которые ссылалось обращающееся к нему лицо (например, приходил гражданин с жалобой на то, что другой гражданин самовольно прогнал его с земельного участка, находящегося во владении жалобщика; претор проверял, действительно ли первый владел участком земли, а второй насильно прогнал его с этого участка, и после этой проверки предоставлял защиту). Поскольку в этом случае фактические обстоятельства дела проверялись до предоставления интердикта просителю, интердикт был категорическим и безусловным распоряжением. С течением времени, по мере увеличения числа дел, претор стал давать интердикты без проверки фактов, в виде условного распоряжения ("если подтвердятся факты, на которые ссылается заявитель"), и тогда интердикты с процессуальной стороны стали похожи на иски. Важнейшая категория интердиктов - владельческие интердикты.

Реституции Restitutio in integrum (восстановление в первоначальное положение). В особо уважительных случаях претор позволял уничтожить наступившие юридические последствия (например, расторгнуть заключенный договор) ввиду того, что он признавал несправедливым применение в подобного рода случаях общих норм права. Постановление о таком восстановлении прежнего положения или о реституции претор выносил после предварительного выяснения обстоятельств дела (causa cognita). Так, например, лицо в возрасте до 25 лет, заключившее невыгодную для себя сделку (хотя формально законную), могло получить от претора разрешение не считаться с этой сделкой (такую льготу претор давал, принимая во внимание неопытность лица). Равным образом лицо, которое терпит значительный ущерб от сделки, заключенной под влиянием угроз или обмана и пр., также могло получить от претора реституцию и т.д. [3, с. 37-38]

Если обещание дано в присутствии претора (стипуляция), то оно становится обязательным, и в случае его неисполнения возможно применение принудительных мер.

Ввод во владение применялся при наследовании имущества для того, чтобы защитить права лица, которое признавалось наследником не по старому (цивильному) праву, а по преторскому. [6, с. 14]





Законный срок, исковая давность


Лицо, частное право которого нарушено, имеет в своем распоряжении исковую защиту. Воспользоваться ею или нет, т.е. предъявить иск или не предъявлять, всецело зависит от управомоченного лица. Однако государство не может предоставить управомоченному на предъявление иска решать вопрос, предъявлять иск или нет, без всякого ограничения во времени. Состояние неопределенности, которое создается ввиду непредъявления иска в течение продолжительного времени после того, как возник повод для его предъявления, создает вредную, с хозяйственной точки зрения, неуверенность, неустойчивость отношений. Для предупреждения таких неблагоприятных последствий устанавливается известный максимальный срок (давностный срок), в течение которого управомоченное лицо может требовать рассмотрения его иска. Истечение такого срока называется теперь исковой давностью.

Классическое римское право знало только нечто подобное тому, что теперь называют исковой давностью. Именно классическому праву были известны законные сроки предъявления исков. Отличие законного срока от исковой давности заключается в следующем. Законный срок сам по себе (независимо от активности или бездействия управомоченного) прекращает право на иск; исковая давность оказывает действие ввиду бездеятельности истца. Поэтому если отпадает повод для немедленного предъявления иска, например, вследствие того, что ответчик подтвердил свой долг, течение давностного срока прерывается и начинается течение исковой давности заново; течение же законного срока не прерывается, хотя бы управомоченное лицо получило от должника подтверждение долга, и т.п.

Только в V в. н.э. в римском праве появилась и исковая давность (в указанном выше смысле). Срок исковой давности был установлен в 30 лет. Начало течения этого срока определяется моментом возникновения искового притязания. Например, по иску собственника течение давностного срока начинается с того момента, когда вещь собственника неправомерно удерживается другим лицом или собственник вообще встретил препятствия к осуществлению своего права; по обязательству из займа - с того дня, когда лицо, давшее взаймы, получает право требовать возврата данной взаймы суммы, и т.д. Течение давности может приостанавливаться на то время, когда существуют препятствия для предъявления иска, признаваемые правом уважительными; например, отсутствие по государственному делу; после отпадения такого препятствия течение давности продолжается.

Течение давности может быть (как указано выше) прервано (признанием требования со стороны обязанного лица; предъявлением иска). В этом случае истекшее (до перерыва) время в расчет не принимается; может начаться только новая давность, например, если после признания долга платежа не последовало. [3, с. 38-39]


Заключение

В римском частном праве иск занимает ключевое положение в сфере защиты нарушенных прав и законных интересов лица, ведь именно посредством подачи иска совершенствовалась практика римских юристов.

Так, кардинально меняется положение римского претора, это уже далеко не формальное лицо, перенаправляющее требование истца судье. Напротив, он вправе парализовать иск, остановить движение процесса, тем самым сделав установленное цивильное право (интерес) ничтожными. Формулярный процесс в отличие от легисакционного лишь до известной степени воплощал в реальности тезис о том, что носитель материального права либо интереса в то же время обладает правом на иск. Иногда претор давал ход защите требований, которые не были коррелятивны jus civile, но соотносились с принципом aequitas. Насколько часто преторы пользовались таким полномочием, неизвестно, но с учетом того, что ссылки римских юристов на aequitas в различных источниках права встречаются всюду и, кроме того, утверждалось, что законодатели и практики обязаны им руководствоваться в собственной деятельности, то можно предположить, что подобные случаи имели место.

Таким образом, рассмотрение дела на основе иска имело достаточно серьезную перспективу в сфере формулирования практики римских юристов.

Список используемой литературы

  1. Дождев Д. В. Римское частное право. Учебник для вузов. Под ред. члена-корр. РАН, профессора В.С. Нерсесянца. – М.: Издательская группа ИНФРА, 1996. – 704 с.

  2. Кудинов О. А. Римское право: Практикум по курсу / Московский государственный университет экономики, статистики и информатики. – М.: МЭСИ, 2000. – 119 с.

  3. Новицкий И. Б. Основы римского гражданского права – М.: Зерцало, 2007. – 316 с.

  4. Новицкий И. Б. Римское право.— Изд. 7-е стереотип­ное. – М., 2002. – 310 с.

  5. Омельченко О. А. Римское право: Учебник. Издание второе, испр. и допол­н. – М.: ТОН – Остожье, 2000. – 208 с.

  6. Смирнов М. М. Римское частное право (конспект лекций). – М.: ПРИОР, 2000. – 96 с.

  7. Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. – М.: Юриспруденция, 2000. – 448 с.


Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации