Методическое пособие - Расстройства адаптации у безработных - файл n1.doc

Методическое пособие - Расстройства адаптации у безработных
Скачать все файлы (93.3 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc647kb.19.10.2000 14:18скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6


Государственный Центр профессиональной ориентации и психологической поддержки безработных граждан и незанятого населения

Расстройства адаптации у безработных
Методическое пособие

для специалистов – психологов службы занятости

Москва 2000 год

Глава 1. Особенности безработицы в России
Социально-экономические реформы, произошедшие в России в конце 80-х - на­чале 90-х годов, сопровождались значительными структурными изменениями в экономике: формированием различных форм собственности, дестабилизацией производства, ухудшением положения в финансово-кредитной системе страны. Одним из следствий перехода на рыночные отношения стало формирование в России такого хорошо известного во всем мире социального явления, как безра­ботица. Официальной датой “рождения” российской безработицы считается 19 апреля 1991 года, когда Законом “О занятости населения в РФ” были определены ее правовые, экономические и организационные аспекты.

Наметившаяся с момента институализации безработицы тенденция к ее росту сохраняется и по сегодняшний день. Если в октябре 1992 года количество безра­ботных, зарегистрированных в службе занятости, ровнялось 442,4 тысячам чело­век, то в августе 1999 года их число составило уже 1423 тысячи человек (данные Комитета Труда и Занятости). Цифры, отражающие масштабы безработицы и зву­чащие в большинстве отчетов, на первый взгляд, сравнительно невелики и говорят скорее о благополучном положении дел в данной сфере. Однако они соответст­вуют действительности лишь отчасти, так как учитывают только официально за­ре­гистрированных безработных. Между тем, не только за рубежом, но и в нашей стране исследователями выделяются два показателя безработицы, а именно: ре­гистрируемая и реальная (Фидлер М.Л. 1995). К категории “регистрируемая без­работица” относятся граждане, вставшие в установленном порядке на учет в ор­ганы службы занятости. Реально же, к безработным, в соответствии с методоло­гическими положениями Междуна­родной Организации Труда относятся лица старше 16 лет, не имеющие занятия, но активно его ищущие и готовые к нему приступить. Институт статистики и экономических исследований РФ выделяет показатель “коэффициент регистра­ции безработных”, который отражает удель­ный вес зарегистрированных в госу­дарственной службе занятости безработных в общей их численности. На конец 1999 г., по данным различных исследователей, этот показатель колеб­лется в интервале 15,6-15,8%, в масштабах всей России. Причины, по которым лица, утратившие работу не становятся на учет, могут быть самыми разными - от уровня требований и эффективности предоставляемой службой занятости по­мощи до престижных соображений самого безработного. Таким образом, реаль­ные масштабы безработицы значительно превышают реги­стрируемые показатели. По данным Госкомстата РФ, на конец августа 1999 года уровень реальной безработицы по Российской Федерации увеличился до 9,1 мил­лионов человек, что составляет 12,4% экономически активного населения страны (зарегистрировано - 1,4 миллиона человек).

Безработица не является исключительно российским феноменом. Многие за­рубежные страны, как развитые, так и развивающиеся, знакомы с ней не пона­слышке. Не проходит и года, чтобы в одном из мировых регионов не разразился очередной экономический кризис, сопровождающийся значительным увеличе­нием числа незанятого населения. Помимо этого, цикличность развития эконо­мики в большинстве развитых стран предполагает периодическое увеличение уровня безработицы. Однако не стоит забывать о том, что в отличие от России, длительность существования безработицы в зарубежных странах предполагает более основательную изученность этого явления, факторов и закономерностей его развития, а также, накопление опыта и навыков по адекватному его сдер­живанию. По данным Международной Организации Труда, в большинстве стран Европы, США, Японии за последние несколько лет наметилась тенденция к ста­билизации или к снижению уровня безработицы. Подобная положительная ди­намика, с точки зрения социологов, связывается с осуществлением грамотной экономической политики в отношении мер, способствующих снижению безрабо­тицы, реализацией программ, направленных на социальную, финансовую и пси­хологическую поддержку людей, ищущих работу (Шютте Г.Г. 1995). “Классиче­скими”, обеспечивающими наибольшую эффективность, считаются шведская и немецкая программы по стабилизации рынка труда, которые реализуются сего­дня во многих странах, столкнувшихся с этой проблемой (Баранова Т.В.1998).

К сожалению, по причине достаточной специфичности российской безрабо­тицы зарубежный опыт может быть использован для реализации в нашей стране лишь опосредованно. Существует ряд социально-экономических аспектов, определяющих особенности безработицы в России (Петров В.П. 1993, Белозерова С.М.1995, Винсенс М.1999 и др.). К ним, в частности, относятся:

- ситуация экономического кризиса;

- реструктуризация и перепрофилирование, направленные на сокращение ряда производств;

- поляризация регионов по возможностям обеспечения занятости;

-сегментация рынка труда, сопровождающаяся увеличением безработицы среди населения с узкой профессиональной специализацией;

- дисбаланс спроса и предложения на квалифицированную рабочую силу по воз­растным, половым и другим признакам;

- низкий уровень пособий по безработице, нерегулярность их выплаты;

- латентный характер безработицы, существование “теневой” экономики, высокая миграция и целый ряд других особенностей.

К социально-психологическим аспектам особенностей российской безработицы относятся:

-ее непривычность для массового общественного сознания, неготовность принять ее и отсутствие практических навыков и умения жить и действовать в условиях безработицы;

-искаженное восприятие и представления о рынке труда у значительной части населения;

-выраженное снижение социального статуса и социальной привлекательности многих профессий;

-значительное среди безработных число людей с высшим образованием и высо­кой квалификацией, имеющих развитую систему потребностей и большие соци­альные ожидания.

В конечном итоге отсутствие достаточного собственного опыта и невозможность в полной мере использовать зарубежные наработки делают безработицу одной из важнейших социально-экономических проблем нашей страны.

Являющиеся ключевой составляющей проблемы, безработные определяются законом “О занятости” как: трудоспособные граждане, которые не имеют работы и заработка, зарегистрированы в органах службы занятости в целях поиска под­ходящей работы, ищут работу и готовы приступить к ней. Социальная поддержка этой категории граждан заключается в выплате пособия по безработице, стипен­дии в период профессионального обучения, возможности участия в оплачиваемых общественных работах. Пособие выплачивается при ус­ловии про­хождения, не реже двух раз в месяц, перерегистрации. Помимо социальной поддержки, безработные граждане имеют право на консультацию специалиста службы занятости, профконсультанта, пси­холога, профессиональную ориентацию и получение информации о наличии свободных вакансий, особенностях сущест­вующего рынка труда, востребованности тех или иных профессий. На определенные категории безработных распространяется также право на бесплатную профессиональную подготовку, переподготовку и повыше­ние квалификации.

Граждане, ищущие работу, но не зарегистрированные в органах службы заня­тости как безработные, относятся к категории “незанятое население” на которую права безработных, за исключением возможности получения определенного спектра кон­сультационной и информативной помощи, не распространяются.

Первые несколько лет после официального появления в стране безработицы функции органы службы занятости осуществлялись в рамках предоставления безработным материальной помощи и информационной поддержки. В 1996 году постановлением Министерства труда и социального развития РФ были сформу­лированы положения о профессиональной ориентации и психологической под­держке безработных и сформированы подразделения для их практического осу­ществления. Профориентационный блок предполагалось реализовываться в на­правлениях: информирования, консультирования, подбора, отбора и адаптации; а психологическая поддержка включала в себя психологическую профилактику, консультирование и коррекцию. На сегодняшний момент в Москве функци-онируют Центр профессиональной ориентации и психологической поддержки безработных граждан и незанятого населения и 3 отдела профессиональной ориентации и психологической поддержки безработных, а в большинстве территориальных подразделений работают специалисты - психологи и профконсультанты. Не ставя под сомнение очевидную необходимость и целесообразность наличия по­добных подразделений в структуре КТиЗ, хотелось бы остановиться на сущест­вующих, тем не менее, в настоящее время проблемах.

По данным ЦПОиПП г. Москвы, в помощи психолога нуждаются 40% лиц, об­ращающихся в службу занятости. Рост актуальности и востребованности среди безработных в Москве психологической помощи виден на примере того, что за 4 месяца 1999 года к психологам и профконсультантам обратилось около 35 тысяч человек (Жданов А.И.1999). Численность же психологов московской службы занятости составляет около 60 человек, что вряд ли может соответствовать запросам обращающихся и предполагать долгосрочную и глубо­кую работу с клиентом.

Отсутствие разработанной социально-психологической типологии безработных и единого научно-методологического подхода нередко приводит к произвольному подходу в оценке ситуации, диагностиче­ским просчетам, затрудняет адекватный выбор методов работы с клиентом (Бен­дюков М.А.1999). Большая часть психо­логов не имеет медицинской специализации, ряд из них - среднее образование, работа же профконсультанта вообще не подразумевает базового образования. Отсюда, зачастую возникают сложности при работе с людьми, обнаруживаю­щими признаки акцентуации ха­рактера или психических нарушений, когда кли­ент воспринимается как “про­блемный” и общение с ним расценивается как тяго­стная обязанность. По мнению директора ЦПОиПП г. Москвы Ляшенко А.И.(1999): “...Сегодня пси­хологическая поддержка безработных осуществляется скорее опосредованно, че­рез рассмотрение и решения преимущественно социально-экономических про­блем, касающихся вопросов выплаты и исчисления пособия, рас­четам перспек­тивности различных профессий. Отечественная психология оказа­лась не готовой к решению этой актуальной проблемы”.

В последние годы было признано, что незанятое население составляет группу риска развития стрессобусловленных психических расстройств (Гычев А.В. 1997, Пичугина Ю.А.1997, Михайлов В.И.1998, Чуркин А.А. 1998). Однако орга­ни­зация помощи безработным гражданам и незанятому населению в нашей стране до сих пор не предполагает участия в ней специалистов медицинского профиля. Несмотря на то, что процент страдающих психическими расстройствами среди обращающихся достаточно велик (16% по данным Суха­новой И.М. (1998)), их специализированное консультирование не проводится. Как пра­вило, в этих случаях, не имея возможности разобраться в вопросах психопатологии, специа-лист предпочитает минимизировать свое общение с клиентом. Таким образом, можно утверждать, что отсутствие в структуре службы занятости врачей - психиатров и психотерапевтов является одним из факторов, оставляющих открытым вопрос профилактики, диаг­ностики и терапии психических расстройств у безработных. Также не разработан механизм взаимодействия специалистов службы занятости и здравоохранения, что снижает эффективность специализированной медицинской помощи.

Глава 2. Психическое здоровье безработных.
Влияние социокультуральных факторов, негативных политических и экономических пертурбаций, происходящих в обществе, на психическое здоровье населения привлекало внимание исследователей с момента становления психиатрии как научной дисциплины. Французский врач Кабанис в конце XVIII-го - начале XIX-го веков указывает на происходящие в тот период революционные события, как на одну из причин душевных заболеваний. Эскироль в первой половине XIX-го обращает внимание на взаимосвязь между социальными преобразованиями и увеличением числа психически больных в Париже. Происхождение “американского невроза” - неврастении связывается Бирдом в 1869 году с ростом индустриализации, интенсификацией жизни, конкуренцией.

Безработица и угроза потерять работу, в свете современной классификации МКБ-10, также выделяются как социально-экономические и психосоциальные обстоятельства, представляющие потенциальную опасность для здоровья.

Работы, посвященные изучению влияния безработицы на здоровье населе-ния, имеют в основном зарубежное происхождение. Доказательства этиопато-генетической связи незанятости с психи­ческими и психосоматиче­скими рас-стройствами были получены еще в 30-е годы, а к 70-м годам сформировалась четкая оценка безработицы как пато­ген­ного фактора, и развился устойчивый научный интерес к данной проблеме (Tansky C.1967-68, Jackobsen K.1974, Sasseville M.1987).

Заболевания, вызванные безработицей.

Данные многочисленных исследований, проводимых в различных странах и в разные периоды времени, достоверно свидетельствуют о снижении показате­лей психического и соматического здоровья у лиц, утративших работу (Макаров В.В.1994, Шев­ченко В.В. 1998, Hibbard J.H.1985, Svensson P.G.1987, Bethwaite P. 1990, Jin R.L.1995, Goldney R.D.1996, Ettner S.L.1996 и др.). Наиболее четко эта зависимость прослеживается у долгосрочных безработных, выпускников (Leder S.1994, Wadsworth M.E.1999), молодежи (Kieselbah T.1988, Price B. 1995). В ряде стран (Норвегия, Швеция, Финляндия) безработица рассматривается как социо-медицинский ди­агноз, а увеличение среди незанятого населения психической и психосоматиче­ской па­тологии превышает в 4-10 раз аналогичные показатели у лиц, участвующих в профессиональном труде (Claussen C.1991-98). По данным Гончаровой Г.Н. (1996), больными считают себя 87,7% лиц, не имеющих воз­можности найти ра­боту. Результаты исследования, проведенного Studnicka M.(1991), демонстрируют, что долгосрочные безработные (свыше 12 месяцев) в 8 раз чаще, чем занятое население, отмечают плохое психологическое или психическое самочувствие, и в 5 раз чаще предъявляют жалобы на состояние физического здоровья. Некоторые авторы выявляют более скромные расхож­дения. Так Harych H (1995), говорит о нарушении состояния здоровья у 20,5% безработных и 23% ожидающих увольнения, по сравнению с 14% - у продолжающих трудиться.

Отмечается резкое увеличение обращаемости за медицинской помощью и зна­чительный рост показателей госпитализации среди безработных (Пивень Б.Н.1997, Bartley M.1990, Hammarstrom A.1994). Высокий уровень их обращений за медицинской помощью в ряде стран счита­ется одним из факторов, ведущих к перегрузке медицинских учреждений.(Stud­nicka M.1991). Лица, не имеющие работы, значительно чаще, чем занятые, посещают врачей, больше времени затрачивают на получение терапии, проводят большее количе­ство дней в стационаре (Linn M.W.1985,McManus C 1997). Опрос безработных на предмет обстоятельств, побудивших их обратится в психиатрические учреждения, показал, что половина из них называет отсутствие работы как основную или одну из причин госпитализации (Solstad K.1990). Особенно высо­к уровень обращений неработающих к врачу-психиатру и по поводу гос­питализации среди лиц предпенсионного возраста (Kammerling R.M.1993).

Данные о предрасположенности безработных к развитию психосоматической патологии многочисленны. Исследование Viinamaki H. (1993), посвящённое изучению влияния вынужденной незанятости на развитие психосо­матических заболеваний с использованием шкал GHQ-12 (опросник общего психического здоровья), BDI-13(опросник уровня и структуры депрессии Бэка) и опросника пси­хосоматических признаков, демонстрирует четкую их взаимосвязь с фактом по­тери работы.
Сердечно-сосудистые заболевания

По имеющимся данным, угроза увольнения или безработица влекут за собой ряд нейроэндокринных и иммунологических сдвигов. Несмотря на скепсис отдельных авторов (Weber A.1997), большин­ство исследователей оценивают незанятость как фактор риска возникновения заболеваний сердечно-сосудистой системы. Уровень сердечно-сосудистой за­болеваемости среди безработных в 2,6 раза превышает таковой среди работающих (Bartley M.1990). Нарушения, влияющие на развитие этой патоло­гии, наблюдаются, по крайней мере, в течение 2-х лет после потери работы (Arnetz B.B. 1991). К ним различные исследователи относят высокий уровень ишемии мио­карда, увеличение концентрации холестерина в крови (Ferrie J.E.1998), сущест­венное увеличение показателей АД (артериального давления) (Morrell S.L.1998) или тенденцию к его снижению (Claussen B.1993). Отсутствие работы рассматривается как фактор ок­ружающей среды, способствующий развитию коронарной болезни сердца (Crombie I.K.1989), гипертонической болезни (Grayson J.P.1989); найдена высо­кая корреляция между безработицей и смерт­ностью от инсульта (Franks P.J. 1991).
Другие соматические заболевания

Различными авторами прослеживается связь между незанятостью и функциональными расстройствами пищеварения (Valera Novo M.1999); обострением хронических заболеваний ЖКТ (Гончарова Г.Н.1996); язвенной болезнью (Grayson J.P.1989). Найдена выраженная корреляция между безработицей и патоло­гией органов дыхания (Payne J.N.1993). Отсутствие работы приводит к нарушениям обмена веществ, тучно­сти или ожирению (Sarlio-LЁahteenkorva S.1999), сопровождается развитием патологии опорно-двигательного аппарата (Claussen B.1993), заболеваний позвоночника и суставов (Payne J.N.1993, Valera Novo M.1999). Известно об увеличении показателей смертности среди безработных (Iversel L.1989, Janlert U.1997, Roberts H.1997, Mathers C.D.1998).

Влияние безработицы на смертность

Исследователи утверждают, что безработица яв­ляется независимым причинным фактором, влияющим на смертность, причем зависимость тем выраженнее, чем длитель­нее срок незанятости. По данным Martikainen P.R.(1990) соотносительный показатель смертно­сти у неработающих и занятых равняется 1,93. Наибольшие показатели – по насильственной (2,51) и по сердечно-сосудистой смертности (1,54). Похожие результ­аты приводит Ste­fansson C.G.(1991), где показатель смертности среди безработных составляет 1,37 (1,61 – у мужчин и 1,14 – у женщин). Hammarstrom A.(1994) выявляет достоверность высокой смертности среди вынуж­денно неработающей молодежи, особенно по шкале самоубийств и несчастных случаев.

Психическая патология

Высокую распространенность среди безработных собственно психической патологии обнаруживают подавляющее большинство исследователей (Михайлов В.И.1998, Banks M.H.1982, Bjorklund A.1985, Hal­pern.N.1985, Smith R.1985, Rosenfield S.1989, Koskela K.1994, Herrran A.1997, Hilton C.1997, Fryer D.1999 и др.). По данным Garrido Rodrriguez P.(1994) отношение различий распространенности (OR) психических наруше­ний в Валенсии, измеренных посредством GHQ-28, сравнительно с работающими, составляет 16,02 - для безработных свыше 1 года и 8,62 - для лиц с вынужденной или неполной занятостью. Один из самых высоких уровней психических нарушений в Северном Жордане, при достоверной положитель­ной корреляции, определяется Al Jaddou H.(1997) среди незанятого населения. Ис­следование, проведенное Bland R.C.(1988) в Эдмонтоне с использованием шкал GHQ-30 и DIS., показало, что отсутствие возможности работать увеличи­вает распространен­ность психических заболеваний в 2,8 раза. Безработные обнаруживают одни из наиболее высоких показателей пограничной психической патологии (Stansfeld S.A.1991). Отмечается сни­жение показателей психического здоровья не только у неработающих, но и у членов их семей, супругов, детей (Dew M.A.1991, Hammarstrom A.1994).
Взаимосвязь безработицы и психического здоровья

Несмотря на длительность изучения проблемы, ряд положений теории влияния вынужденной незанятости на психическое здоровье населения до на­стоящего времени продолжают неоднозначно трактоваться различными иссле­дователями (Сrepet P.1989). Так, по сегодняшний день продолжается полемика относительно концептуального вопроса: заканчивается ли безработица психи­ческой болезнью, или же психически нездоровые люди с большей степенью ве­роятности становятся безработными? (Montgomery S.M.1999). Являющийся предметом наиболее острых дискуссий феномен высокой распространенности психических заболеваний среди незанятого населения объясняется с точки зре­ния двух предположений: гипотезы селективности и гипотезы причинности. (Schaufeli W.B.1997). Гипотеза селективности основывается на точке зрения о том, что изначально существующая психическая патология затрудняет после­дующее трудоустройство. Гипотеза причинности объясняет возникновение и развитие психиче­ской патологии у безработных именно как следствие психосоциального стресса потери работы.

Многие авторы считают, что нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что ряд психических заболеваний предполагает определенное социальное снижение больного, ограничение его работоспособности, профессиональную дезадаптацию. Отчасти, высокий процент психической патологии среди безра­ботных объясняется значительным уровнем незанятости больных с серьезной психической патологией (Rapp A.1994, Mueser K.T.1997, Drake R.E.1999), ум­ственной отсталостью (Richardson S.A.1988), шизофренией (Mikulska-Meder J.1992), шизоаффективными расстройствами (Priebe S.1998), тревожно-фо­бическими расстройствами (Leon A.C.1995), социальными фобиями (Wittchen H.U.1996), паническими расстройствами (Ettigi P.1997), алкоголизмом (Fauerbach J.A.1998), эпилепсией (Elwes R.D.1991). На основании этих данных некоторые исследователи (Trainor J.1987) вообще исключают возможность достоверных зависимостей между увольнением и отсроченными психическими нарушениями у лиц, подвергнув­шихся ему.

Однако оценка безработицы как психосоциального стрессового фактора, приводящего к развитию и формированию целого спектра психических рас­стройств, представляется, тем не менее, более весомой и убедительной.

Большинство исследователей оценивают вынужденную незанятость как один из значимых факторов, определяющих развитие и продолжительность психиче­ской патологии. Так, по мнению Claussen B.(1991-8), при вдвое большей пси­хиатрической заболеваемости среди безработных в Норвегии, большинство психопатологических состояний вызываются или утяжеляются непосредст­венно незанятостью и должны рассматриваться как ее клинические эффекты. Hamilton V.L.(1990) на модели реструктуризируемого концерна “Дженерал Мо­торс” также прослеживает зависимость развития психической патологии от фактической или ожидаемой безработицы. Определяется взаимосвязь незаня­тости и финансовой напряженности с развитием психических нарушений (OR - 1,57), а также с их продолжительностью (OR - 1,86) (Weich S.1998). Dаniel Ro­sanas J.(1996) указывает на то, что, при значительном преобладании в группе безработных людей с психическими расстройствами, сравнение их с работающими - по уровню первичного обращения к психиатру - не выявляет су­щественных различий. Lahelma E (1988-92), изучая взаимосвязь между безра­ботицей и психическим здоровьем в Финляндии с помощью 12-й версии GHQ, приходит к выводу о достоверной связи между незанятостью и последующим развитием психических нарушений, оценивая влияние отсутствия работы как независимое и прямое. Именно следствием увольнения Shams M.(1994) объяс­няет низкий уровень психического здоровья безработных в Англии.

Виды психических расстройств у безработных

Психические расстройства, развившиеся в ответ на утрату работы, поли­морфны в своих клинических проявлениях и различны по степени выраженности. Наиболее характерными в данном случае являются депрес­сивные (Hall E.M.1988), тревожные (Yelin E.1996), соматоформные (Jackson T. 1998-99), поведенческие расстройства (Rowlands P.1995), алкоголизм (Lester D.1996), злоупотребление другими психоактивными веществами (Fergusson D.M.1997), высокий суицидальный риск (van Heeringen K.1999).

Среди наиболее распространенных психических расстройств, связанных с ситуацией безработицы, Valera Novo M.(1999) называет депрессивные, тре­вожные, фобические, деперсонализационные, поведенческие, ипохондриче­ские, соматоформные болевые расстройства. В группе молодых людей автор отмечает преобладание депрессивных и фобических состояний, а так же рас­стройств по типу анорексии / булимии. Для возрастной группы 35-50 лет ха­рактерны депрессивные, ипохондрические и деперсонализационные наруше­ния. У лиц старше 50 лет ведущее место занимают расстройства ипохондриче­ской направленности.
Депрессия и тревожные расстройства

Подавляющее большинство авторов, изучавших психогенное влияние безработицы, в своих исследованиях указывают на высокую распространенность среди лиц, утративших работу, психогенно обусловленных де­прес­сивных и тревожных расстройств (Hamilton V.L.1993, Harris M.F.1996, Morrell S.L.1998). При этом считается, что возникновение и положительная дина­мика симптоматики связывается не только с фактом, но и с продолжитель­но­стью отсутствия работы (Dew M.A.1992). Указывается на причинную роль вы­нужденной незанятости в развитии таких состояний как: тревожные рас­строй­ства (Montgomery S.M. 1999), генерализованная тревога (Wittchen H.U.1994), пролонгированная депрессия (Roy A.1997), дородовые депрессивные состояния (Bolton H.L.1998) и др. Ведущее место в формировании этих расстройств, по мнению исследователей, занимают сопут­ствующие ситуации ощущения неоп­ределенности и безнадежности (Lynd-Stev­enson R.M.1996), а также большая подверженность безработных стрессовым жиз­ненным событиям (Bolton W.1987). По данным Huppert F.A.(1991), лица, потерявшие работу, являются одной из ведущих по­пуляционных групп, обнаруживающих значительный уровень тревоги и де­прессии. Источники, предоставленные Ytterdahl T.(1999), свидетельствуют, что соматоформные и тревожные проявления встречаются у безработных в два, а депрессивные - в три раза чаще, чем у занятого населения. Claussen B.(1991) при проведении клинической экс­пертизы обнаруживает депрессивные расстройства у 22% обследуемых, тре­вожные – у 17% и психосоматические – у 17% (показатели в группе работающих – 2%,2% и 4% соответственно). Уровень тревожных расстройств и пролонгированной депрессии у лиц, потерявших ра­боту, по мнению Fergusson D.M.(1997), в 1,5-5,4 раз превышает таковой у ра­ботающих. В два раза чаще определяет развернутые депрессивные состояния у незанятого населения Doo­ley D.(1994). Montgomery S.M. (1999), с учетом изна­чальной предрасположен­ности, оценивает относительный риск развития де­прессии (RR) как 2,30 для недавней безработицы (до 12 месяцев), и как 2,04 для долгосрочной (свыше 12 месяцев). По данным Sanzo Ollakarizketa J.M.(1990), депрессивная симптоматика (по шкале CES-D) определяется у 44,68% лиц ищущих работу, сравнительно с 29,37% трудоустроенных (пролон­гированные состояния у 18,08 и 9,37% соответственно). Harych H.(1995) опре­деляет высокий уровень тревоги у более чем 50% работников, подлежащих увольнению, и 41% уже ему под­вергшихся. Влияние эмоционального дистресса при безработице оценивается Jackson T. (1998-99) как фактор, увеличивающий интенсивность болевых ощу­щений у лиц страдающих хроническими болевыми расстройствами.

Социально-демографические показатели, влияющие на развитие депресии и тревожных расстройств.

Существенное значение придается исследователями оценке соци­ально-де­мографических показателей. Исследование, проведенное Crepet P.(1993) показало зна­чительную подвер­женность безработных мужчин к развитию депрессивных состояний по сравнению с женщинами. Точки зрения о боль­шей устойчивости женщин к формированию депрессивных расстройств при­держивается также и Price R.H.(1992). Однако женщины с большей частотой могут обнаруживать состояния, характеризующиеся тревож­ными нарушениями. Так, по данным Lai J.C.(1997), у 54% безработных женщин в Гонконге определяется симптоматика тревожного регистра.

Те или иные эмо­циональные нарушения, депрессивная и невротическая симптоматика выявля­ются у значительной части безработной молодежи (HammarstrЁom A.1997, Jackson T.1999). По данным Verhaegen L. (1994), депрессивная симпто­матика у молодых безработных имеет соматическую окраску или находит отражение в нарушении межличностного общения. Уро­вень же тревоги среди молодежи не является столь значительным, как в других возрас­тных группах (Huppert F.A.1991).

Поведенческие нарушения ассоциального типа, злоупотребление алкоголем и психоактивными веществами, как следствие потери работы

Многие исследователи отмечают, что высокий уровень стрессового напряжения обуславливает у безработных поведенческие нарушения асоциального типа, злоупотребление алкоголем и психоактив­ными веществами. (Bland R.C.1988, Solstad K.1990, Lee A.J.1990,Morrell S.1998). HammarstrЁom A.(1994) выделяет отсутствие работы как фактор, способствую­щий злоупотреблению алкоголем, табаком, гашишем и влияющий на развитие нарушений поведения, в том числе приводящих к пра­вонарушениям. Представляю­щее опасность для здоровья поведение, его асоциальную направленность, тенденцию к увеличению потребления алкоголя выявляет при исследовании последствий закрытия шахт в угольной промышленности Rowlands P.(1995). Vinokur A.D.(1996), исследуя поведенческие особенности в контексте семейных отношений, выявляет деструктивную направленность поведения безработных, которая зачастую приводит к снижению уровня взаимопонима­ния в семье, повышению конфликтности, обострению отношений в семье, и в конечном итоге – к раз­рыву. М.Г. Гильдингреш (1995) отмечает, что в западных странах рост преступности за счет лиц, не имеющих постоянного дохода, составляет более 46%. Официальная российская статистика дает цифру в 39%, отмечая, что особую криминогенную опасность представляет молодежная безработица и застойные формы незанятости.

Безработица выделяется большинством исследователей как один из факторов, способ­ствующий алкоголизации общества, увеличению количества лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами (Левин Б.М. 1997, Janbert U.1997). По наблюдениям исследователей, показатели употребления алкоголя снижаются в периоды эко­номического подъема и возрастают во время спада, с преимущест­венным охва­том определенных социальных слоев: молодежи (Dooley D.1998), одиноких мужчин (Luoto R.1998) и др. По мнению Catalano R. (1993), безработица является одним из предикторов развития алкоголизма, а хотя бы частичная занятость - фактором снижения риска его развития. Известно о вдвое боль­шей распространенно­сти курения среди лиц, не участвующих в профессиональ­ной деятельности (Сlaussen C.1993). Исследование говорит об увеличении потребления си­гарет среди незанятого населения (особенно среди женщи­н), и их большей зависимости от табакокурения (Lee A.J.1991). Сообщается, что в группах высокого потребления алкоголя вынуж­денная неза­нятость приводит к уменьшению его приема за счет роста гашише­курения (Hammer T. 1992). Надеждин А.В.(1998) рассматривает безработицу как одну из предпосылок формирования нарко- и токсикоманий. По данным Miller F.T.(1993), безработные женщины склонны к злоупот­реблению алкоголем и седативными препаратами, мужчины же отдают пред­почтение ве­ществам с психостимули­рующим эффектом.

Некоторыми исследователями описывается также формирование качественно новых или заострение уже имевшихся характерологических особенностей на фоне продолжительной безработицы. Grayson J.P. (1989) описывает у “хрониче­ских” безработных появление устойчивой тенденции занимать позицию несча­стного, гонимого и страдающего человека, преследующей стремление вызвать к себе симпатию или сочувствие, частично избежать бремени ответственности в отношении родных и близких. С течением времени незанятости и утратой веры в свои силы наблюдается формирование своеобразных рентных установок, по типу “госпитализма” (Гончарова Г.Н.1996); рост показателей личностной тре­вожности, нейротизма, интроверсии (Хомутов В.П.1998); “кристаллизуются” су­ществовавшие ранее патохарактерологические особенности личности безра­ботного (Гычев А.В.1997). Здесь можно провести параллель с описанными рядом авторов (Биндер Г.1967, Сергеев И.И.1986, Ушаков Г.К. 1987, Лакосина Н.Д.1970,1994) невротическими развитиями личности и характерологи­ческими расстройствами, возникающими в условиях продолжительной психотравми­рующей ситуации, каковой и является длительная безработица.
Безработица и суицидальные риски

Многие авторы отмечают у безработных высокий суицидальный риск, широкую рас­простра­ненность среди них суицидальных настроений, незавершенных или за­вершен­ных попыток самоубийства. (Norston T.1988, Crombie I.K.1989, Homer M.1994, Weyerer S.1995). Согласно имеющимся данным, уровень суицидов среди неработающих превышает таковой у заня­того населе­ния в 10 раз (Platt S.1990), а проблема отсутствия работы является определяющей для 16% суицидентов (Heikkinen M.E.1994-97). Результаты ис­следования Pritchard C. (1990-95) по двадцати трем европейским странам выяв­ляют статистически достоверную корреляцию между безработицей и само­убийствами. Особенно высокий уровень суицидов автор отмечает среди мужчин, мо­лодежи и длительно неработающих.

Рост числа суицидов среди безработных объясняется некоторыми ав­торами как следствие чрезмерного ими злоупотребления алкоголем (Pirkola S.1997), высоким уровнем психических (Beautris A.L.1998) или характерологических нарушений (Dirks B.L.1998). Velamoor V.R. (1990) вообще не выделяет сущест­венных особенностей в их суицидальных мотивациях.

Однако в большинстве случаев высокий суицидальный риск объясняется независимым влиянием без­работицы (Jones S.C.1991, Johansson S.E.1997 и др.). По наблюдениям Claussen B.(1998), суицидальная направленность мышления (5-летнее исследование с использованием GHQ-28) определялась в начале наблюдения у 17% безработных. Спустя 5 лет эти нарушения были обнаружены у 22% не нашед­ших работу и лишь у 6% трудоустроившихся. Работа Johansson S.E.(1997), про­веденная с учетом состояния психического здоровья, пред­шествующего самоубийству, определяет относительный риск суицида (RR) у безработных как 1,93. По мнению Lewis G.(1998), также изучавшего влияние состояния здоровья и различных негативных социально-экономических факторов на суицидальное поведение, связь между безработицей и самоубийством (OR = 2,0) представляется наиболее значимой по сравнению с другими факторами.

Исследование психического здоровья безработных в России проведенное Гычевым А.В. (1995-97), подтверждает значимость отсутствия работы как фак­тора, способствующего формированию новых и декомпенсации уже имеющихся нарушений психического здоровья. По данным автора, количество безработных, у которых были выявлены нарушения психического здоровья пограничного круга, составило 41,3% (при использовании скрининг-модели). В их структуре были выделены адаптационные реакции (71,1%), невротические расстройства (11,8%), расстройства личности (9,2%), органические заболевания ЦНС (7,9%). Среди наиболее распространенных клинических проявлений автор называет астеническую (гиперестезия, утом­ляемость, вегетативные расстройства, расстройства памяти и внимания, дис­сомния) и аффективную (тревога, гипотимия, эмоциональная неустойчивость, апатия, дисфория, страх) симптоматику. Отме­ча­лся рост уровня психопатологической симптоматики в зависимости от уве­ли­чения срока незанятости. В качестве факторов влияющих на формирование на­рушений психического здоровья, отмечаются: финансовые трудности, не­определенность будущего, нарушение межличностных отношений, одиночество, невостребованность, сужение круга общения, проблему исполь­зования свободного времени, материальную зависимость.

От данных, предоставленных Гычевым А.В, существенным образом отлича­ются данные наблюдения другого российского психиатра Пичугиной Ю.А. (1997). По ее ретроспективной оценке, из 64% безработных, обнаруживших погра­ничные психические расстройства 51% страдали ими задолго до возникновения си­туации безработицы. Предполагается, что у большей части обследованных на­рушения психического характера существовали изначально и в условиях безра­ботицы претерпевали лишь некоторые клинические изменения. Среди таковых автором называются: невроз страха или навязчивости, истерические и невра­стенические формы реагирования. В качестве психогенной реакции здорового человека на потерю работы рассматривается развитие депрессивного невроза (у 13%), проявления которого редуцируются через 1-2 недели.

  1   2   3   4   5   6
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации