Косов Г.В. Политическая концепция ислама: цивилизационный и политологический анализ - файл n1.doc

Косов Г.В. Политическая концепция ислама: цивилизационный и политологический анализ
Скачать все файлы (1065 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc1065kb.30.03.2014 15:55скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12



КОСОВ Г.В.
П О Л И Т И Ч Е С К А Я К О Н Ц Е П Ц И Я

И С Л А М А: П Р О Б Л Е М Ы

Ц И В И Л И З А Ц И О Н Н О Г О И

П О Л И Т О Л О Г И Ч Е С К О Г О

А Н А Л И З А


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ

СТАВРОПОЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
КОСОВ Г.В.
ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ИСЛАМА:

ПРОБЛЕМЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО И ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
Монография


Ставрополь,

2008



ББК 63.3 (5)

К 71

Рецензенты:
доктор социологических наук, профессор Магомедов А.А.

доктор политических наук, профессор Ефимов Ю.Г.
К 71 Косов Г.В. Политическая концепция ислама: проблемы цивилизационного и политологического анализа: Монография. - Ставрополь: Изд-во Ставроплт, 2008. - 220 с.

В монографии осуществлен анализ политического ислама как на теоретико-методологическом, так и практическом уровнях. Поднимаются проблемы цивилизационного анализа исламского мира в контексте современных социально-политических и экономических трансформаций, как регионального, так и глобального масштабов. Рассматриваются проявления политического ислама и во внутриполитической, и международной жизни.

ISBN 978-5-903998-02-9
© Косов Г.В., 2008

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ




ГЛАВА I. СТОЛКНОВЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ ИЛИ СТОЛКНОВЕНИЕ «СЦЕНАРИЕВ ГЛОБАЛИЗАЦИИ» (СТОЛКНОВЕНИЕ ИНТЕРЕСОВ)?




1.1. Цивилизационные особенности политического процесса




1.2. Столкновение цивилизаций: сущность и основания




1.3. Глобализация как социально-политическое явление




1.4. Сценарии глобализации как концентрированное выражение политических интересов




ГЛАВА II. «ИСЛАМСКИЙ МИР» КАК СУБЪЕКТ ВНУТРЕННЕЙ И МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ: ТЕОРЕТИКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ




2.1. Основные течения в исламе и их политические концепции




2.2. Принципы исламской политической теории




2.3. Идеальный правитель и правительство в политической концепции ислама




2.4. Государство в исламской концепции миропорядка




2.5. Общая характеристика «исламского мира» в ситуации глобализации по неолиберальному сценарию




2.6.Политический ислам: сущность, функции, причины «возрождения»




2.7. Экстремизм: сущность, основные характеристики. Исламский радикализм.




2.8. Терроризм под исламским прикрытием: сущность, специфика




2.9. Политический ислам и современная Россия




БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ




ВВЕДЕНИЕ
В ситуации социально-экономической неустойчивости, политической нестабильностью, вызванной трансформационными процессами во всех сферах жизни поликонфессиональных общностей, актуальным становится поиск и политологический анализ факторов, несущих в себе как дестабилизирующий, так и стабилизирующий эффект. К таковым факторам автор относит конфессиональный, политологический анализ которого и осуществляется на протяжении всей работы.

Нам представляется, что именно конец ХХ века, века реализации «проекта Модерна»1, века господства «рацио» религиозный и шире конфессиональный фактор начинает играть все более заметную роль в политическом процессе. Так, Л. Росса и Р. Нисбетта утверждают, что «этнические, расовые, религиозные и даже экономические субкультуры являются в некотором существенном смысле не только квинтэссенциями исторически сложившихся ситуаций, но и мощными современными детерминантами поведения людей»2.

Нам представляется, что одним из механизмов старта «этнического ренессанса» середины XX века были попытки политической элиты переустроить политическое пространство с максимально выгодными для себя последствиями. Наиболее действующим катализатором политической активности является ситуация «наших бьют», «свой-чужой», где вся ответственность за социальные страхи3, экономическую неурядицу возлагали на чужого4. Таким «чужим» до поры выступал социалистический/капиталистический блок, но после его разрушения потребовались новые разновидности раздражителей-катализаторов, которыми и стали люди иного этнического происхождения5.

В свою очередь, процесс освобождения колониального мира был тесно связан с ростом этнического (национального) самосознания, стремлением этнической элиты перераспределить финансовые потоки и властные ресурсы, для реализации чего и была сделана ставка на разжигание болезненных моментов этого сознания.

Еще одним из пусковых элементов «этнического ренессанса» явился постепенный переход Европы и США к реально функционирующему социальному государству, где грань между классами антагонистами начинала стираться, происходил переход к обществу «белых воротничков», обществу, в большей степени, социально гомогенному, ориентированному на конфликт между слоями-классами, а конфликт между обществом и властью. Для разрешения этой ситуации и потребовалось властным структурам переориентировать общество на подконтрольное со стороны власти социальное напряжение между новыми «своим» и новыми «чужими», водораздельная черта прошла по этническому компоненту.

Но, как показывает исторический опыт, побочная политика чревата следующими моментами:

во-первых, часто подконтрольное социальное напряжение часто выходит за рамки ограниченные политиками и разрушает саму политическую систему, породившую это его;

во-вторых, со временем динамика созидательного/разрушительного потенциала этнического фактора замедляется, население вынуждено с течением времени реагировать на новые вызовы и угрозы политической, социальной, экономической жизни, и этнический фактор, как катализатор политической напряженности, условие современного передела политической реальности и перераспределение финансовых потоков уходит на второй и т.п. план.

Но, исходя из такого вектора развития социально-политической действительности, можно предположить, что желание власти и властвовать у политической элиты не уменьшается, следовательно, можно предположить, что ими (политической элитой) будет предпринята попытка поиска нового объединяющего фактора, который бы в «эру рацио», отключил бы поведение людей от этого сценария, и переключил бы их поведение в эмоционально-чувственную сферу, способную специфически перестроить их политическое сознание и политическое поведение. На наш взгляд, таким фактором может являться религия, конфессиональный фактор.

Соотношение между сферами религии и политики издавна дебатировались как общественностью, так и учеными.

Так, М.Вебер полагал, что именно религиозные принципы являются определяющими в политической и экономической деятельности общества1. Жозеф де Местр утверждал, что «все вообразимые учреждения покоятся на религиозной идее, ибо она непреходяща»2. Истоки религии видел в американской цивилизации Алексис де Токвиль3.

В XX веке религия рассматривалась уже как часть надстройки гражданского общества, так например, американский социолог Т. Парсонс считал, что религия призвана поддержать в обществе социальный порядок4. Ему вторит современный немецкий философ Петер Козловски: «Вне религии практически нет никаких фактических гарантий поддержания и сохранения социального этноса»5.

Интересным представляются, связи с этим, рассуждения дагестанского политолога Э. Эмирова о том, что существует немало общего между понятиями «гражданское общество» и «ислам», так как объединяющим их началом является ориентированность на общественно значимые интересы. Как известно, многие исламские нормы выступают в качестве саморегулирующего и самоуправляющего политического фактора внутри самого же общества. Поэтому нельзя исключать того, что «гражданское общество» можно создать и на базе принципов ислама и мусульманской общественной общины (в дагестанском варианте – это джамааты), но здесь необходимо исходить из того, что Дагестан находится в правовом пространстве светского государства. Исходя из этого, построение основ гражданского общества в Дагестане должно лишь учитывать традиционно сложившиеся структуры внутриобщинной организации, в том числе основанные на религиозных нормах, а не всецело руководствоваться ими. Именно такой дифференцированный подход позволит обеспечить бесконфликтную интеграцию народов Дагестана в современное мировое сообщество».1

Исходя из вышеизложенного, отмечает Э. Эмиров, можно отметить бесспорную роль взаимосвязанных общественных сил «религиозные институты – государство – гражданское общество». Конечно же, у каждой особая природа, различные сферы человеческого духа, практики и общежития. Ибо в деятельности религиозных институтов на первый план выступает устремленность людей к духовным ценностям, в деятельности государства, стремление к четкой и формализованной институализации межчеловеческих связей, а в практике гражданского общества – тяготение к непринужденным формам повседневной самодеятельности и самовыражения людей. Но автономия этих трех важнейших измерений жизни предполагает и принцип их взаимного уважения и взаимной соотнесенности.2

Э. Мортимер, в своей работе «Христианство и ислам», анализируя соотношение религии и политики, рассуждает о том, может ли религия играть роль и в укреплении демократических режимов и при каких условиях. Он возвращается к практически забытому опыту демократизации Западной Европы конца XIX - начала ХХ века, когда обычным делом было создание религиозных партий и призывы к религиозным чувствам. Э. Мортимер предпринимает попытку выяснить, каким образом религия влияет на политические процессы, и всегда ли это влияние пагубно для демократии; как соотносится опыт христианских демократических партий Европы с современными тенденциями, наблюдаемыми на Ближнем Востоке и в ряде других регионов мира1.

Английский политолог Л. Зидентоп, являясь приверженцем христианских ценностей, в ряде своих работ обосновывает мысль о том, что именно христианское учение о духовном равенстве создало европейской гражданское общество и стало отправной точкой развития рыночных отношений и одним из источников современной демократии является христианство2. По его мнению, именно духовное равенство, которое с XVIII века чаще именовалось «естественным равенством», стало важнейшим элементом движения к новому типу общества, основанного на гражданском равенстве. Он пишет, что «только пришествие христианства произвело подлинную духовную революцию. Оно заложило нравственные основы современной демократии, наделив индивидуумов единым моральным статусом сынов Божьих, - статусом, который со временем трансформировался в общественный статус, или социальную роль»3.

Ларри Зидентоп доказывает, что только христианство с его универсализмом способствовало формированию европейских норм в категориях прав и обязанностей индивидов, а не отличительных особенностей групп. Именно христианство легло в основу такого рода плюрализма, в котором главную ценность представляет индивидуум. Плюрализм, при котором моральный универсализм и принцип равной свободы гарантирует защиту индивида от произвола и социального давления, зачастую порожденных этнической или религиозной солидарностью. Европейское сообщество, базирующееся на христианства и либерализме, по его мнению, есть добровольная ассоциация, возникшая из внутреннего стимула к сближению, из акта свободного волеизъявления.

Но, по мнению И. Берлина, существует и иного рода разновидность плюрализма1, которая держит в поле зрения социальные группы и культуры, каждая из которых является носителем и выразителем своих собственных ценностей. Эта разновидность плюрализма ориентируется на то, что основой ассоциации являются наследственные или продленные атрибуты - язык, этническая принадлежность, цвет кожи, сексуальная ориентация, территория проживания. Такая заданность этих атрибутов считается залогом большей прочности и стабильности данных сообществ по сравнению с ненадежностью объединений, основанных лишь на воле. Можно сделать вывод, что данная разновидность плюрализма предполагает, что человеческая индивидуальность и общественный порядок лучше защищены в недобровольных ассоциациях, нежели в добровольных.

Рассматривая сходства и различия между христианством, исламом и иудаизмом в контексте политических практик, Л. Зидентоп, отмечает, что ислам, как и христианство, сформулирован на языке универсализма, и в этом смысле он ближе к христианству. Но в то же время ислам акцентирует внимание на «равенство подчинения» верующих воле Аллаха, в отличие от христианства, проповедующего «равную свободу» перед Богом. Ислам скорее требует строгого выполнения определенных правил, религиозных законов. Его отличает «следование правилам, а не требованиям совести», что делает его ближе к иудаизму, чем христианству2. Он доказывает, что мысль о том, что духовное равенство влечет за собой автономию личности и уважение к требованиям справедливости не стала краеугольным камнем ислама, и, следовательно, ислам породил свои специфические политические практики.

С последним пассажем Л. Зидентопа соглашается Шамири Самир Абдулрахман Хайл. Он пишет, что демократии свойственен ряд пороков, которые делают ее непригодной для арабских и иных развивающихся стран3.

На современном этапе исторического развития наблюдается тенденция вовлечения во властные отношения представителей различных религиозных конфессий и использования религиозной идеологии в борьбе за достижение, сохранение и поддерживания власти, что позволило ряду современных авторов анализировать такую форму власти как теократия2.

Так, ислам как религия имел государственный статус и был символом легитимизации власти, но в конце ХХ века его стали использовать как прямой инструмент политики и борьбы за власть. Именно в ХХ веке в исламе стали преобладать политические приоритеты, а в политических приоритетах - антизападные настроения.

В настоящее время в мусульманском мире наблюдается тенденция возврата к тем идеалам ислама, которые можно использовать для активных политических действий и реставрации некоторых исламских норм и институтов. В.И. Комар считает, что ныне многие мусульманские политики и идеологи проповедуют необходимость создания общественно-политической системы и политической идеологии, опирающихся на исламские ценности3. Исламизм как политическое движение стал реальной политической силой, оказывающей решающее воздействие на массовое сознание, морально-этические, культурные, социально-экономические, особенно политические проблемы развития.

Исламизм, возникнув и развиваясь в мусульманском религиозном и культурном ареале, одним из основных лозунгов избрал «возврат к истокам». Само это понятие, предполагающее обращение к изначальны исламским ценностям, исламистами используется в сугубо политических целях, они ставят перед собой конкретные политические задачи – захват власти и создание исламского государства, порой экстремально политизируя религию, пропагандируя в политических целях ее консервативные формы и игнорируя многие ценности культурного наследия своих великих предков.

Совсем недавно, С. Хантингтон, предсказывая столкновение неких «цивилизаций», сделал религию главным и все объясняющим фактором мировой политики1. Однако он вовсе не озаботился показать точные связи между религией и политической мобилизацией, что на наш взгляд, является одним из существенных недочетов его концепции.

Факт того, что в современной Европе в отличие от Европы начала – середины ХХ века наблюдается резкое увеличение числа конфессий, зачастую не традиционных для данной территории, вокруг которых происходит объединение выходцев-мигрантов из иных государств, регионов и начинает выстраиваться новая идентичность – не столько национальная, этническая, сколько конфессиональная (религиозная) в рамках одного государства, религиозные партии начинают приобретать всю большую популярность, и влиять на политических процесс, способствовать трансформации политический системы.

На наш взгляд, ситуация складывающаяся в Европе вокруг роста популярности конфессиональных (религиозных) политических партий, может дестабилизировать политическую ситуацию в данном регионе, и совершенно обоснованно выглядит положение Закона РФ «О политических партиях», связанное с запретом на упоминание в названии организации религиозной или национальной принадлежности.

Ведь, на наш взгляд, универсальной платформой объединения групп интересов в современном обществе являются наиболее распространенные политические идеологии – либерализм, консерватизм и социализм. Их универсальный характер проявляется в стремлении преодолеть иные, более частные и разделяющие массового избирателя факторы, в том числе и религиозный, и конфессиональный. Степень и формы влияния конфессионального фактора зависят от национальной традиции, особенностей политической культуры, условий формирования политической системы и других причин.

Современные политические идеологии можно условно разделить на «локальные» и «универсальные», предлагающие ориентир в виде «счастья» или для избранных («локальные»), или для всех («универсальные»). Необходимо отметить, что ряд партий религиозного толка исповедуют локальную идеологию и стремятся реализовать свою программу-максимум ради реализации идеи счастья для своей узкой религиозной группы, зачастую за счет ущемления интересов иных религиозных и конфессиональных объединений. Но, иные партии, под прикрытием той или иной конфессиональной риторики, стремятся реализовать свою конфессиональную мессианскую роль (например, создание исламского государства в масштабах планета Земля), и затем, их локальный уровень (счастье для избранных) разрастается до уровня глобального, ибо все становятся сторонниками единой «правильной» религии.

Итак, исторические факты подтверждают, что обращение к религии есть широко распространенная практика при проведении внутренней политики самых разных субъектов, имеющих конкретные политические интересы.

На современном этапе исторического развития наблюдается тенденция вовлечения во властные отношения представителей различных религиозных конфессий и использования религиозной идеологии в борьбе за достижение, сохранение и поддержание власти.

В монографии осуществлен анализ политического ислама как на теоретико-методологическом, так и практическом уровнях. Поднимаются проблемы цивилизационного анализа исламского мира в контексте современных социально-политических и экономических трансформаций, как регионального, так и глобального масштабов. Рассматриваются проявления политического ислама и во внутриполитической, и международной жизни.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации