Богомаз С.А. Психологические типы К.Г. Юнга, психофизиологические типы и интертипные отношения - файл n1.doc

Богомаз С.А. Психологические типы К.Г. Юнга, психофизиологические типы и интертипные отношения
Скачать все файлы (721.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc722kb.30.03.2014 06:47скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


Богомаз С.А.

д.пс.н., профессор

(Томский государственный университет,

кафедра медико-биологических дисциплин)

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ К.Г.ЮНГА, ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ И ИНТЕРТИПНЫЕ ОТНОШЕНИЯ


Томск

2000

Пособие предназначено для практических психологов и педагогов, а также всех, кто интересуется типологией К.Юнга и проблемой самоопределения.

Пособие подготовлено и издано при поддержке РФФИ

Современный вариант типологии К.Юнга (постюнговская типология) вызывает все больший интерес у разных специалистов, посвятивших свою деятельность изучению стилей мышления и поведения человека, а также исследованию отношений между людьми. В предлагаемой читателям пособии излагается авторская интерпретация этой типологии, основанная на представлении об ориентации психики человека на два основных способа восприятия информации и два основных способа ее оценки, которые зависят от особенностей морфофункциональной организации полушарий мозга. Основным принципом при отборе материала являлся принцип его экспериментальной, статистической проверки. В работе сформулированы некоторые идеи о возможных направлениях научных исследований в русле постюнговской типологии.

Вместе с тем, работа максимально ориентирована на широкий круг читателей, написана доступным языком и проста для понимания. Прочитав её, Вы сможете понять, чем обусловлены особенности Вашего мышления и поведения, от каких факторов могут зависеть Ваши отношения с окружающими, как оценить степень комфортности и степень конфликтности Ваших отношений. Для этого в работе приводятся тесты, позволяющие выяснить Ваш психологический и психофизиологический типы, представлены схемы количественной оценки интертипных отношений. Достоинством работы является система сопоставления именно этих трех уровней психологического мира человека.

В целом работа демистифицирует типологию Юнга, позволяет рассматривать ее в качестве одного из важных и перспективных методов дифференциальной психологии.
Доктор психологических наук, профессор В.И.Кабрин


СОДЕРЖАНИЕ


ГЛАВА 1. ПСИХИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ И СТРУКТУРА ПСИХИКИ В ТИПОЛОГИИ К.ЮНГА 6

ГЛАВА 2. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ ИДЕЙ ЮНГА 15

ГЛАВА 3. ВОСЬМИКОМПОНЕНТНАЯ МОДЕЛЬ СТРУКТУРЫ ПСИХИКИ 18

ГЛАВА 4. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ 26

ГЛАВА 5. ИНТЕРТИПНЫЕ ОТНОШЕНИЯ 31

ГЛАВА 6. ПОДХОДЫ К КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ОЦЕНКЕ ИНТЕРТИПНЫХ ОТНОШЕНИЙ 48

ГЛАВА 7. ПСИХОДИАГНОСТИКА ТИПОВ 53

ПРИЛОЖЕНИЕ 63

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 73


ГЛАВА 1. ПСИХИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ И СТРУКТУРА ПСИХИКИ В ТИПОЛОГИИ К.ЮНГА



Метод разделения сложной системы изучаемых объектов и явлений на более простые элементарные составляющие используется практически во всех науках. В психологии таким методом является типология. Ее история имеет древнюю традицию, вследствие чего в психологии накоплено некоторое разнообразие подходов к дифференциации людей на типы. В последние годы все большую известность и популярность приобретает типология К.Юнга.

Основные ее положения стали известны в России благодаря работам отечественных исследователей (Аугустинавичюте, 1983; 1991; 1996; Сандомирский, Гуленко, Молодцов, 1991; Онуфриенко, 1991; Панченко, Панченко, 1993; Кононова, 1994; Седых, 1994; Филатова, 1994; Гуленко, 1995; Васильев и др., 1996 и др.) и переводам книг западных авторов (Шарп, 1994; Крегер, Тьюсон, 1995; Тигер, Бэррон-Тигер, 1996). Знакомство с этими работами указывает на необходимость их критического анализа и интеграции различных точек зрения относительно возможности дифференциации людей на психологические типы согласно идеям К.Юнга.

Свои представления о типичных формах поведения людей К.Юнг изложил в своей работе "Психологические типы" (1923). В ней автор привел исторический обзор различных данных по проблеме типологии, накопленных предшественниками в области философии, литературы и психиатрии, а также описал наблюдения из собственной более чем двадцатилетней практики. При этом важно, что в работе рассматривались не болезненные и патологические случаи (что составляло основную задачу психиатрии того времени), а в основном "норма" человеческого поведения (Иванов, 1997).

К.Юнг, в стремлении понять закономерности поведения человека, сделал вывод о том, что в мыслительных процессах человека можно выделить 4 устойчивые психические функции: мышление, чувство, интуицию и ощущение. Эти четыре функции, образующие целостный набор возможных способов организации опыта и ориентации человека в мире, легли в основу типообразования. Как заметил К.Юнг, степень развития этих психических функций у разных людей различна - какая-то из них обычно преобладает. В соответствии с наиболее развитой, доминирующей на уровне сознания психической функцией, автор выделил мыслительный, чувствующий, интуитивный и ощущающий типы.

Он утверждал, что степень развития выделенных им психических функций создает очевидную разницу в поведении людей и определяет различия в предпочтениях, симпатиях и антипатиях человека к людям, событиям и ситуациям на протяжении всей его жизни. Эти предпочтения, по словам К.Юнга, формируются очень рано, образуя основу индивидуальности.

Согласно его точке зрения, индивидуальность проявляется в специфической ориентации психики на избирательный прием информации о внешнем мире и в особенностях умозаключений, сделанных на основе полученной информации. Так, анализ имеющейся литературы позволяет утверждать, что "ощущающая" психическая функция активируется при восприятии конкретных свойств объектов и явлений с помощью органов чувств. "Интуитивная" функция стимулируется при восприятии идей, заключенных в воспринимаемых объектах и явлениях (т.е. в восприятии их идеальных свойств). Функция "мышления" связана с процессом аналитической деятельности мозга, направленной на выявление объективных причинно-следственных связей между объектами и явлениями. Психическая функция "чувствования" нацелена на субъективную (эмоциональную) оценку воспринимаемого.

Другими словами, ощущающая функция устанавливает то, что "нечто" существует в объективном мире, мышление говорит нам что это такое, по каким законам оно развивается, чувство сообщает какова его ценность и значимость, а через интуицию мы получаем смысл того, что с этим "нечто" можно сделать (каковы его потенциальные возможности) (Шарп, 1994).

Выделенные им 4 психические функции К.Юнг разделил на две группы. Первая из них, в которую входили функции ощущения и интуиции, была названа иррациональной. Автор считал, что эти функции связаны с процессом безоценочного восприятия и отвечают за непосредственный контакт человека с внешним миром. Вторую группу функций, в которую вошли мышление и чувство, он обозначил как рациональную, утверждая их связь с процессом различения отдельных явлений и событий окружающего мира.

В этой связи Д. Шарп (1994) поясняет, что «мышление» в контексте юнговских рассуждений, как функция логического различения, с очевидностью, рационально. Однако, и чувство, по его мнению, как способ информировать нас о ценности тех или иных вещей, вполне может быть различительной. В этом случае функция «чувствования» может рассматриваться в качестве рациональной функции. Таким образом, мышление и чувство, с точки зрения Д. Шарпа, относятся к разряду рациональных функций, поскольку обе базируются на рефлективном линейном процессе, образующем отдельное суждение.

Психические функции "интуиция" и "ощущение" являются функциями иррациональными (постигающими, воспринимающими). Д. Шарп уточняет, что каждая из этих функций есть просто тот или иной способ что-то воспринимать, независимо ни от какой логики. Ощущение «сообщает» человеку, что «нечто» существует во внешнем для него мире, а интуиция «указывает» на то, какие идеи могут быть заключены в этом «нечто».

Кроме того, К.Юнг утверждал, что каждая из психических функций может иметь либо интровертированную, либо экстравертированную установку (под установкой понимается готовность психики действовать или развиваться в определенном направлении). У субъектов с интровертированной установкой психическая активность направлена на собственный внутренний мир, а восприятие внешнего мира преломляется через внутренние модели (объект-модель-психика). Таким образом, внутренние или субъективные факторы (концепции, модели, образы) оказываются для интровертированных типов ведущей движущей силой для суждений, чувственных восприятий, аффектов и действий.

Напротив, у субъектов с экстравертированной установкой восприятие объектов и явлений внешнего мира непосредственное (объект-психика), а психическая активность направлена во внешний мир. Для них внешняя реальность изначально оказывается более важной, она является источником получения помощи или объектом воздействия. То есть, в отличие от интровертов, для экстравертов преобладающей движущей силой для суждений, чувственных восприятий, аффектов и действий являются внешние факторы.

Метафорично можно сказать, что интровертированные и экстравертированные типы различаются характером связи внутреннего мира с внешней реальностью (модель «человек-окружающая среда»). Экстраверт свою психическую активность склонен направлять на внешнюю реальность ("я для мира"), стремясь овладеть ею, подчинить ее, обеспечить себе максимальную возможность манипулирования объектами и субъектами, включенными в данную реальность. В противоположность этому, интроверт склонен использовать окружающую реальность таким образом, чтобы достичь для себя, своего внутреннего мира стабильного душевного и физического комфорта ("мир для меня"). Таким образом, как указывает Д. Шарп (1994), интроверсия и экстраверсия являются психологическими способами адаптации к окружающему миру.

Вместе с тем важно отметить, что эти понятия для К.Юнга обозначают крайние полюса, между которыми существует некоторый континуум возможных состояний. Кроме того, вертность индивидуума может изменяться в некоторых пределах. В реальной жизни продемонстрировать экстра- и интроверсию крайне сложно, так как в изолированном виде они не существуют. Направленность психики у того или иного человека становится ясной только в связи с одной из 4 психических функций (мышление, чувство, ощущение, интуиция), каждая из которых имеет свою область существования (Шарп, 1994).

Таким образом, как считал К.Юнг, 4 независимых психических функции и 2 психических установки (экстра- и интроверсия) могут служить типологическими детерминантами и позволяют прогнозировать особенности мышления и поведения людей. Эти детерминанты позволили говорить К.Юнгу о реальности существования 8 психологических типов.

Следует уточнить, что, как указывал сам К.Юнг, "классификация типов соответственно экстраверсии, интроверсии и четырем базовым функциям не является единственно возможной". Однако он считал, что его модель является полезным практическим методом для выявления психологической ориентации.

По мере знакомства с типологией К.Юнга можно убедиться, что все психологические типы одинаково ценны, что у всех есть свои сильные и слабые стороны. Тип не бывает ни хуже, ни лучше, он не делит людей на умных и глупых, больных и здоровых. Он не определяет умственные способности, не сулит успехов и не указывает на то, кто лучше, а кто хуже приспособлен к жизни. Вместе с тем, эта типология помогает понять, что движет каждым индивидуумом, какие мотивы лежат в основе его поведения, и дает возможность применить эти знания на практике (Тигер, Бэррон-Тигер, 1996).

Заметим, что типология К.Юнга не отрицает уникальность каждого человека. Как пишут П.Тигер и Б.Бэрон-Тигер (1996), если собрать в одной комнате сто человек одного и того же типа, мы не найдем среди них одинаковых. У всех разные родители, разные гены, разный опыт, разные интересы и так далее. Но в то же время можно обнаружить, что у них есть очень много общего. Установление психологического типа позволяет выявить это общее и обратить его на пользу.

Сам К.Юнг считал, что "моя типология гораздо вернее является критическим аппаратом, служащим для отбора и организации материала из хаоса эмпирических данных, и уж ни в коем случае не предназначена для навешивания на людей ярлыков. Это не физиогномия и не антропологическая классификация, а критическая психология, имеющая дело с организацией и определением границ психических процессов, которые, как может быть показано, являются типическими" (Юнг, 1995).

Однако типологические идеи К.Юнга не были поняты и приняты многими его коллегами, так как предложенные им категории, для обозначения которых он ввел новые слова, были основаны не на психопатологии. К тому же, как указывают О.Крегер и Дж.М.Тьюсон (1995), и сам К.Юнг сомневался, что его типологическим идеям можно придать законченный вид.

Однако его типологические идеи были подхвачены и развиты некоторыми энтузиастами. Так, независимо от К.Юнга свой собственный типологический подход разрабатывала американка Кэтрин Бриггс, не имевшая формального психологического образования. Ее подход основывался на опыте наблюдений за особенностями поведения различных людей. Она уже описала эти особенности, когда ей в 1923 г. на глаза попалась только что переведенная книга К.Юнга "Психологические типы". После знакомства с этой книгой К.Бриггс убедилась, что ее типологический подход полностью согласуется с выводами швейцарского автора. Она принялась изучать типологию К.Юнга, посещала его лекции и переписывалась с ним (Крегер, Тьюсон, 1995; Тигер, Бэррон-Тигер, 1996).

К.Бриггс увлекла типологией К.Юнга и свою дочь Изабель Майерс-Бриггс. Вдвоем они задались целью сделать открытие К.Юнга понятным и полезным "среднему человеку" и "поставить представления об индивидуальных различиях на более объективные рельсы". В течение сорока лет И.Майерс-Бриггс разъясняла и распространяла типологические идеи К.Юнга, стремясь использовать полученные результаты на практике. Ею под руководством матери был разработан тест, позволяющий достоверно выявлять индивидуальные сходства и различия между людьми. Этот тест получил название "Индикатор типов Майерс-Бриггс" (Myers-Briggs Type Indicator - MBTI, название зарегистрировано в "Консалтинг Сайколоджистс Пресс) (Крегер, Тьюсон, 1995).

Этот индикатор основан на выявлении двух противоположных способов пополнения запаса энергии и сосредоточения внимания (шкала экстраверсия-интроверсия), двух противоположных способов сбора информации (шкала ощущение-интуиция), двух различных способов принятия решений (шкала мышление-чувствование) и двух различных способов организации своего взаимодействия с миром (решение-восприятие). Таким образом, существуют четыре основных шкалы предрасположенностей, три из которых основаны непосредственно на типологии К.Юнга, четвертая (решение-восприятие) - добавлена на основе исследований И.Майерс. По ее мнению, каждый человек в силу своей индивидуальности занимает определенное место на этих шкалах, определяющее его принадлежность к одному из 16-ти психологических типов (Крегер, Тьюсон, 1995).

О.Крегер и Дж.М.Тьюсон в предисловии к своей книге пишут, что путь Индикатора типов от его создания до его широкого признания был долгим и нелегким. В течение нескольких лет И.Майерс-Бриггс проводила опрос многих тысяч людей для уточнения вопросов, вошедших в этот Индикатор. В результате в начале 60-ых годов появились утверждения об эффективности его использования наряду с другими инструментами психологического анализа.

Однако не все психологи согласились с надежностью MBTI. В частности, это было связано с тем, что разрабатывался он не профессиональными психологами (Крегер, Тьюсон, 1995).

Тем не менее, в 1956 году служба тестирования в области образования в Принстоне опубликовала Индикатор типов, наложив строгие ограничения на работу с ним. Во-первых, индикатор можно было использовать только в исследовательских целях; во-вторых, данные должны были быть недоступными для непрофессионалов. В результате мало кто из психологов знал о MBTI и мог его использовать в своей практике.

Важнейшим шагом к признанию результатов работы по созданию Индикатора типов стало приглашение в 1962 г. И.Майерс-Бриггс к выступлению перед Американской ассоциацией психологов. В результате в последующие годы психологами, которые увлеклись типологическими идеями, было выполнено несколько исследований с использованием MBTI.

В 1969 г. И.Майерс-Бриггс вместе с Мэри Маколей, психологом-клиницистом, основали первую типологическую лабораторию при Флоридском университете в Гейнсвилле. Затем на базе этой лаборатории был создан Центр по применению психологических типов. Его создание стало необходимым в связи с накоплением большого количества экспериментальных данных, относящихся к типоведению и характеризующих растущий интерес к юнговской типологии.

В 1975 г. Индикатор типов был опубликован издательством "Консалтинг сайколоджист пресс" и стал доступен широким кругам исследователей. Рост популярности Индикатора и типологии К.Юнга привел к созданию в 1979 г. Ассоциации психологических типов (АПТ) (Крегер, Тьюсон, 1995).

Широко популярной методика Майерс-Бриггс стала в восьмидесятые годы, когда созрело понимание необходимости учета индивидуальных отличий и наклонностей в различных сферах жизни и возродился широкий интерес к идеям К.Юнга. В своей книге О.Крегер и Дж.М.Тьюсон (1995) пишут, что с середины 80-х годов о его типологии стали говорить повсюду и многие миллионы американцев имеют в своем распоряжении MBTI. Кроме того, Индикатор типов был переведен на японский, испанский и французский языки, а АПТ среди своих членов насчитывает немало иностранцев.

О.Крегер и Дж.М.Тьюсон (1995) утверждают, что типологический подход с большим успехом используется в различных сферах деятельности: бизнесе, образовании, личностном и семейном консультировании, профориентации, разрешении конфликтов. В силу того, что эта типология не содержит удручающего многих обычных людей сопоставления "нормы" и "патологии" и не умаляет достоинств ни одного из 16-ти типов, она стала "безопасным" и цивилизованным средством для понимания и обсуждения индивидуальных отличий.

Насколько эти сведения соответствуют действительности - не известно, так как отсутствует централизация в сборе информации по проблеме типологии К.Юнга. Остается лишь доверять словам О.Крегера, который является основателем одной из двух американских психологических организаций, имеющих право официально обучать и сертифицировать специалистов по методике Майерс-Бриггс. О масштабах распространенности типологии К.Юнга на Западе можно судить также по заметке, имеющейся в книге Д.Шарпа (1994), в которой пишется о том, что согласно журналу Форчун ("Личностные тесты возвращаются", март 30, 1987, с. 74) "около 1,5 миллионов людей прошли тест Майерс-Бриггс в 1986 году".

В предисловии к книге О.Крегера и Дж.М.Тьюсон российскими специалистами указывается, что широкое распространение типологии Майерс-Бриггс в России сдерживалось отсутствием официально признанной русскоязычной версии Индикатора типов. В настоящее время ведется работа по его адаптации, однако, на сегодняшний день она еще не завершена. Кроме того, указывается в предисловии, существуют и другие, доступные людям без специальной подготовки способы достоверного определения собственного типа и типов окружающих. Эти способы основываются на наблюдении особенностей поведения конкретных людей.

Однако, поведение человека при определении его типологии, как пишет Д.Шарп (1994), может совершенно вводить в заблуждение. Далее он уточняет, что юнговская типология представляет собой модель личности, а не поведения.

К вопросу о корректности подобного способа типирования людей, приведем слова Тамары и Анатолия Панченко, которые одними из первых в нашей стране предприняли попытки изучения проблем типологии К.Юнга. В своей книге (1993) они пишут: "На недавней конференции (посвященной типологии К.Юнга) одному из нас за три дня конференции различными специалистами было приписано 12 различных юнговских типов из 16 возможных. И не один не соответствовал действительности". Этот и многочисленные другие подобные примеры показывают, что в отсутствие четких критериев типирования людей едва ли возможно однозначное определение типа конкретного человека, а значит, и нет оснований для выявления различий между типами.

В бывшем Советском Союзе типология К.Юнга получила известность и развитие в восьмидесятые годы благодаря работам Аушры Аугустинавичюте (1983). Она, как бы заново, независимо от западных ученых, открыла его типологические идеи. Эта литовская исследовательница возродила интерес к типологическому подходу К.Юнга, считавшемуся в среде отечественных психологов чересчур надуманным, сложным и "работающим" исключительно в руках автора (Аугустинавичюте, 1991).

Следует заметить, что до знакомства с типологической работой К.Юнга А.Аугустинавичюте изучила труды П.Ганнушкина, Э.Кречмера, З.Фрейда, К.Леонгарда, О.Вайнингера, Т.Парсонса, В.Татаркевича, М.Оссовской, Э.Фрома, И.Кона и других ученых. Это позволило ей должным образом отнестись к идеям швейцарского психиатра, оценить их значимость, разобраться в предложенных им принципах классификации людей. В.В.Гуленко (1995) утверждает, что А.Аугустинавичюте была знакома также с тестом MBTI, приведенным в книге Б.Шнейдермана "Психология программирования".

А.Аугустинавичюте писала (1991), что ей в понимании идей К.Юнга очень помогла оригинальная теория информационного метаболизма польского психиатра А.Кемпинского. Эта теория оказала существенное влияние на ее представления о юнговских типах, как о неких информационных структурах, закономерным образом воспринимающих информацию из окружающего мира и специфическим образом обменивающихся информацией с другими информационными структурами.

В результате критического анализа доступной литературы по проблеме типологии А.Аугустинавичюте предложила свою оригинальную модификацию типологии К.Юнга. В дальнейшем, для того чтобы отличать ее от американского варианта типологии, мы будем называть ее отечественным вариантом постюнговской типологии.

Подчеркнем, что, хотя исходная теоретическая база - идеи К.Юнга о психологических типах - в обоих вариантах типологий одна и та же, но их содержание во многом отличается. Действительно, А.Аугустинавичюте предложила ряд оригинальных идей и методических подходов, которые позволили по новому взглянуть на значимость и перспективы типологии К.Юнга. В итоге, ее вариант типологии можно по целому ряду критериев рассматривать как более перспективный для изучения различий между людьми по сравнению с американским вариантом (Гуленко, Тыщенко, 1997).

А.Аугустинавичюте назвала модифицированную ею типологию "соционикой", так как считала, что каждый из юнговских типов выполняет в обществе определенную социальную роль. Выяснение этой роли могло бы, по ее мнению, способствовать достижению социальной гармонии и прогрессу общества. Достичь этого можно было бы, в частности, за счет осознанного формирования отношений между различными типами. Эти отношения, по мнению Аушры, формируются закономерно на основе особенностей информационного обмена между типами, их можно изучать и предсказывать. Построение теории интертипных отношений является несомненным вкладом А.Аугустинавичюте в развитие типологии К.Юнга.

В отличие от этого, американские психологи, по всей видимости, считают, что между психологическими типами возможны любые отношения. В их варианте типологии что-либо, хотя бы отдаленно похожее на составленную А.Аугустинавичюте таблицу интертипных отношений, не встречается (Гуленко, Тыщенко, 1997).

Дальнейшее развитие отечественного варианта постюнговской типологии было также связано с работами киевских исследователей, основными представителями которых можно назвать В.В.Гуленко, Л.В.Молодцова, И.Д.Онуфриенко и других. Они придали практическую направленность соционике, внесли значительный вклад в разработку ее теоретических построений, уточнили концепцию профориентации типов и особенностей взаимодействия типов в группах. Вместе с тем, эти и другие исследователи, называющие себя социониками, претендуют со всей серьезностью на право называться самостоятельной наукой и считают, что строят новую научную парадигму (Гуленко, 1991; 1995; Седых, 1994; Сандомирский, Гуленко, 1995).

Однако в настоящее время для выделения соционики в самостоятельную науку нет явных оснований - накоплено лишь небольшое количество экспериментальных данных, свидетельствующих о реальности многих соционических теоретических моделей. Слишком часто в соционике желаемое выдается за действительное. Обусловлено это, в частности, тем, что рост интереса к соционике и кажущаяся простота ее категориального аппарата нередко приводят к тому, что за решение типологических проблем брались люди, не имеющие опыта исследовательской работы и культуры научных доказательств выдвигаемых гипотез. С другой стороны, появление в больших количествах бессистемных псевдонаучно-популярных публикаций, отличающихся чрезмерно восторженным характером (иногда даже с элементами ажиотажа) оттолкнуло многих психологов и в значительной степени дискредитировало типологию Юнга-Аугустинавичюте в их глазах (Васильев и др., 1996).

Очевидно, что на данном этапе исследований не целесообразно выходить за рамки типологических воззрений К.Юнга, а следует строго придерживаться его понимания типологии как метода классификации устойчивых когнитивных различий между людьми.

В связи с этим следует обратить внимание на высказывание Д. Шарпа, который в своей книге (1994) писал: «Классифицировать человеческое бытие на категории - вовсе не цель психологической типологии - это само по себе было бы довольно бессмысленным делом. Ее цель, скорее, обеспечить критическую психологию возможностью осуществлять методическое исследование и делать осмысленным представление эмпирического материала. Это критический инструментарий для исследователя, который нуждается в определенной точке зрения и руководстве, если он собирается приуменьшить хаотическое изобилие индивидуальных переживаний и придать всему этому некоторый порядок...»

Собственный опыт исследовательской работы подтверждает эту точку зрения и указывает на то, что юнговская типология построена на сильной рациональной основе и может с успехом использоваться в тех областях психологии и физиологии высшей нервной деятельности, где возникает необходимость дифференциации разных форм реагирования человека на различные воздействия. Особенно перспективным представляется отечественный вариант постюнговской типологии, поскольку он дает возможность работать с более значительным количеством типологических признаков по сравнению с американским вариантом типологии, позволяет формировать различные типологические группы, отличающиеся мотивацией, установками, темпераментом, восприятием информации и стилями мышления, а также создает предпосылки для изучения механизмов межличностных отношений. Поэтому дальнейшее изложение материала направлено на раскрытие основных положений и принципов типологии К.Юнга в модификации отечественных исследователей.

Согласно взглядам А.Аугустинавичюте (1983; 1991; 1996), все, что находится вокруг человека, можно рассматривать как некое информационное поле, состоящее из более простых составных частей - информационных аспектов. Этих аспектов всего 8 и с каждым из них связана определенная юнговская психическая функция. Каждый психологический тип характеризуется тем, 1) с какой легкостью (в каком объеме и с какой степенью дифференцированности) он воспринимает тот или иной аспект окружающей действительности и 2) каким образом он в процессе мышления опирается на воспринятую информацию. Именно сочетание этих двух психических процессов отражается в понятии "психическая функция" в концепции К.Юнга.

Обратим внимание на то, что А.Аугустинавичюте в контексте своих соционических идей изменила юнговские названия психических функций (а соответственно и типов). "Мыслительная» функция получила название "логической», а функция «чувствования" - «этической". Это было вызвано тем, что процесс мышления свойственен всем людям без исключения, несмотря на их принадлежность к какому-либо из психологических типов. Однако только у некоторых из них функция логического анализа может быть развита в большей степени, чем другие психические функции. Поэтому оправданным представляется дать им название «логический» тип. Вместе с тем, название "этика" (этическая функция), определяемая А.Аугустинавичюте как функция оценки межличностных отношений, очевидно, значительно уже юнговского понятия "чувствующей" функции. Нам представляется, что более оправданным будет использование другого названия – эмотивные типы.

Согласно идеям К.Юнга, в постюнговской типологии также утверждается, что люди, как представители различных типов, при восприятии информации и принятии решения преимущественно опираются на более развитую у них психическую функцию. Например, некоторые из них могут преимущественно использовать логическую функцию с экстравертированной или интровертированной установкой. В первом случае такие люди (т.е. экстравертированные логики) легко ориентируются в причинно-следственных связях между объектами, событиями и явлениями окружающего мира, непосредственно воспринимают их. Причем их психика направлена на поиск возможности воздействия на эти объекты и процессы с целью достижения деловой выгоды, эффективности и целесообразности. В постюнговской типологии экстравертированную логическую функцию принято обозначать буквой Р (см. рис. 1).

Субъекты с интровертированной логической функцией также способны к тонкой дифференциации объективных причинно-следственных связей между объектами окружающего мира, но преломляет их через отношение к собственному внутреннему миру. Их мыслительная активность направлена на построение иерархических соотношений объектов (в терминах главное-второстепенное, значимое-незначимое) и определение в этой иерархии места для них самих. Интровертированную логическую функцию обозначают буквой L.

Психическая активность экстравертированных эмотивных типов сопровождается субъективной оценкой воспринимаемого и выражается разнообразными внешними эмоциями. Такие типы способны хорошо разбираться в эмоциональном состоянии других людей, могут легко манипулировать этим состоянием, изменяя эмоциональный фон и настроение свое и окружающих. Эмотивная экстравертированная функция обозначается буквой Е.

Психическая активность интровертированных эмотивных типов сопровождается субъективной (эмоциональной) оценкой внешних объектов по отношению к их внутреннему миру. Такие типы предпочитают открыто не показывать собственные эмоции, более склонны скрывать их от постороннего взора. В отличие от интровертированного логика, который, определяя свое отношение к объектам и явлениям мира, может мыслить в терминах умный-неумный, целесообразный-бесполезный, начальник-подчиненный, интровертированный эмотивный тип, при построении своей иерархии отношений, будет мыслить в терминах приятный-неприятный, привлекательный-отталкивающий, нравящийся-ненравящийся. Тонко различая эмоции и чувства окружающих людей, интровертированные эмотивные типы оказываются чувствительными к межличностным отношениям в коллективе и способны разобраться в их нюансах. Этому способствует их более выраженная склонность к созерцательности. Эти типы тонко улавливает отношение к себе, легко определяют, кто кого любит, кто с кем дружит, симпатии и антипатии в коллективе. Эмотивную интровертированную функцию обозначают буквой R.

Экстравертированные сенсорные типы, воспринимая конкретные свойства объектов и явлений, хорошо ориентируются в пространстве объектов, легко манипулируют ими, все время нацелены на овладение все большим числом объектов, на экспансию собственного контролируемого ими пространства. Функция обозначается буквой F.

Психическая активность интровертированных сенсорных типов сопровождается осознанием отношений конкретных свойств объектов окружающего мира к их внутреннему миру. Поэтому такие типы очень тонко дифференцируют ощущения от объектов внешнего мира и от своего собственного тела. В силу этого они способны осознавать удобство и неудобство вещей, уловить гармонию и соразмерность форм, умеют создать комфорт и уют. Сенсорная функция с интровертированной направленностью обозначается буквой S.

Экстравертированные интуитивные типы ориентированы на восприятие тех идей, которые несут в себе объекты внешнего мира (идеальные свойства объектов). В результате эти типы способны к тонкой дифференцировке потенциальных возможностей объектов и явлений. Они стремятся постичь их смысл. Интуитивная функция с экстравертированной направленностью обозначается буквой I.

Интровертированные интуитивные типы, тонко воспринимая идеи, потенциальные возможности объектов и ориентируясь при этом на свой внутренний мир, способны прийти к пониманию того, каким образом эти идеи, в случае их реализации, могут повлиять на их собственную судьбу, на их систему ценностей. Эти типы могут улавливать динамику развития событий, чувствовать "дух времени" и, как следствие, они способны к прогнозированию исторического процесса. Люди с этой функцией отличаются ярко выраженной способностью к "мистическому озарению", к поэтической фантазии. Интуитивная функция с интровертированной направленностью обозначается буквой Т.

В постюнговской типологии, принято считать, что функции сенсорики и интуиции являются разными полюсами одной шкалы - иррациональной, а логическая и эмотивная функции - другой шкалы - рациональной. Другими словами, эмоционально окрашенное чувствование (эмотивность) противоположно рассудочному мышлению, а проницательная интуиция - поверхностному ощущению. Соответственно этому, выделяют

рациональные и иррациональные типы. Предположительно, они различаются по степени устойчивости их психической активности. Причем рациональные типы характеризуются ее высокой устойчивостью и стабильностью. Вследствие этого, они способны к продолжительной интеллектуальной или физической деятельности, не любят менять темп своей работы, они не охотно переключаются с одного вида деятельности на другой. У рациональных типов более стабильные интересы, более постоянное настроение, эмоциональные проявления, привязанности и чувства. Все это проявляется в склонности придерживаться более жесткой стратегии поведения (личностное свойство "консервативность").

Напротив, у иррациональных типов психика, ориентированная на восприятие окружающего мира, в сильной степени зависит от изменений в этом мире. Поэтому их психическая активность динамична и непостоянна, для них характерна более легкая, по сравнению с рациональными типами, изменчивость интересов, мотивов деятельности, они более легко переключаются с одного вида деятельности на другой, их темп деятельности может легко изменяться. Для них свойственно непостоянство настроения, эмоций и привязанностей, они реализуют более гибкую поведенческую стратегию (Сандомирский, Гуленко, 1995).

Важно обратить внимание на различия в понятиях рациональный тип и рациональное поведение. Следует учитывать, что у рациональных типов, с точки зрения окружающих людей, поведение может быть крайне не рациональным. Но заметим, что в своих проявлениях это нерациональное поведение рационального типа будет отличаться стабильностью и устойчивостью протекания во времени (например, регулярные вспышки агрессивности и «фоновая» раздражительность по отношению к окружающим).

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации