Кёниг Карл. Любовь и структура личности - файл n1.doc

Кёниг Карл. Любовь и структура личности
Скачать все файлы (59 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc59kb.19.02.2014 06:55скачать

n1.doc



Карл Кёниг
Любовь и структура личности
г. Гёттинген, 2008, - 10 с.
Известный немецкий психоаналитик, профессор Карл Кёниг, руководитель отдела групповой клинической психотерапии Гёттингенского университета и директор института психоанализа им. Лу Андреас Саломе в г. Гёттингене, в своей новой книге “Проблемы на работе и личность” рассказывает, как особенности личности человека проявляются в его отношении к реальности и к другим людям. Автор приводит интересные наблюдения, как одеваются нарциссы, шизоиды и истерики, люди с депрессивной, навязчивой и фобической структурами личности. К. Кёниг исследует особенности отношений с близкими людьми и любви, характерные для различных типов личности.

Так, люди по-разному относятся к реальности. Например, у нарциссов высокая самооценка может приводить к собственной переоценке, что делает опасным взаимодействие с реальностью. Шизоиды же отдаляются от реальности и уходят в себя. По меньшей мере, это происходит отчасти. Особенно это относится к реальности отношений с людьми. Это связано с тем, что у шизоидов слабо сформированы границами между Я и Ты. Людям с ярко выраженным депрессивным радикалом в личности трудно понять структуру объекта, с которым они взаимодействуют. Они “отдаются” объекту целиком, часто не думают о будущем. Непосредственное удовлетворение для них важнее, чем то, что будет потом. Например, медсестра закрывает глаза на то, что пациенту приносят неразрешенные продукты – лишь бы ему сейчас было хорошо. Основной страх человека с навязчивой структурой личности – это боязнь, что в его окружении произойдут неконтролируемые конфликты, которые приведут к хаосу. Свой отвергнутый и вытесненный хаос, свои внутренние “Содом и Гоморру”, человек с навязчивой структурой личности проецирует на внешний мир. Он пытается создать вокруг себя порядок и борется с проявлениями беспорядка. Люди с истерической структурой личности многим интересуются и многим восхищаются, но их увлеченность быстрее ослабевает, чем у других.

В отношении к другим людям для нарциссов характерна высокая оценка самого себя (self) и обесценивание других (objekt). Нарциссы относятся к людям как к “человеческому материалу”, фигурам на шахматной доске. Для нарцисса объект может быть важен только как обезличенный объект, который он интегрирует в свой собственный образ самого себя. В этом случае он становится важен для него как своя рука, нога или ухо. Нарцисс становится, например, беспомощным, если теряет свою “правую руку”. Шизоиды боятся, что другие люди, другие объекты могут вторгнуться в них и разрушить их изнутри. В то же время, иногда объект может иметь для шизоида очень важное значение, и он хочет с ним слиться. Но это касается лишь отношений с кем-то особенно близким в окружении шизоида. Люди с депрессивной структурой личности считают, что для других нужно делать все. Часто для них характерна жертвенная позиция. Люди с навязчивой структурой личности в межличностном общении стремятся либо доминировать, либо подчиняться. Тогда, как им кажется, “все будет на своем месте”. Если человек с навязчивой структурой личности проецирует свой внутренний произвол на внешний мир и пытается создать вокруг себя порядок и чистоту, то человек с фобической структурой личности делегирует другим обязанность следить, чтобы он не совершил ничего недопустимого. Ему нужен защитник или внешний “объект, который будет его вести”. Без такого объекта побуждение что-то сделать всегда будет вызывать у него страх. Для людей с истерической структурой личности, у которых нет ярко выраженной фаллически-нарциссической составляющей, успех в межличностных отношениях важнее успеха в работе. Ради достижения успеха в межличностных отношениях они используют свой шарм. Люди с фаллически-нарциссической структурой личности (разновидность истерической структуры) ради достижения честолюбивых целей могут пренебрегать отношениями с другими людьми, семьей.

Особенности личности проявляются в одежде. Для нарцисса, например, важно, чтобы одежда была дорогая, от известной фирмой. При этом окружающие люди не обязательно должны об этом знать. Шизоиды подчеркивают свою индивидуальность, которая отличает их от других людей. Иногда они демонстрируют ее эксцентрической одеждой. Другие шизоиды, наоборот, пренебрегают одеждой. Для них важна идея, а не то, во что они одеты. Билл Гейтс, самый богатый человек в мире, ходит в потрепанном пиджаке с засаленными локтями. Для него важно только его дело – расширение империи “Майкрософт”. Людям с депрессивной структурой личности стыдно красиво и модно одеваться. У них гипертрофированы СВЕРХ-Я и ИДЕАЛ-Я и недоразвито Я. Гедонистическая установка у них подавлена, способность испытывать удовольствие недостаточно развита. Поэтому, если они что-то получают, то испытывают от этого меньше удовольствия, чем другие. Нет достаточной инициативы и мотивации, чтобы что-то хотеть. Они не разрешают себе получать удовольствие от одежды, не умеют и не хотят этого делать. Их одежда часто серая и невзрачная. Для людей с навязчивой структурой личности важны порядок и постоянство в одежде. Например, мужчина чувствует себя неприятно без галстука или небритым, даже если он выходит из дома в воскресенье. Для женщин с навязчивой структурой личности часто бывает очень важно, чтобы обувь была безупречно чистой. Одежда истериков отличается демонстративностью, утрированием типичных мужских или женских атрибутов, например, используется яркая косметика, бижутерия и пр.

Как же проявляются особенности личности в отношении к близкому, любимому человеку?

Нарцисс любит только себя. Шизоид при близости с объектом хочет слиться с ним. Он живет по принципу: либо отчуждение, либо полное слияние с другим человеком. При этом он боится потерять свою идентичность. Только люди, которые субъективно кажутся ему такими же, как он сам, не вызывают страх потерять себя. Тождественный не может нарушить идентичность. Только с такими людьми возможно слияние для шизоида. Но это будет полное слияние, когда любимый человек – это ВСЁ, это Бог, это царь. Однако, если шизоид обнаружит, что близкий человек не такой, как он его субъективно воспринимал, то он чувствует себя обманутым и отчуждается.

В соответствие с механизмом защиты по типу альтруизма люди с депрессивной структурой личности удовлетворяют свои собственные потребности, которые они сами не могут удовлетворить в себе, через проекцию этих потребностей в других людей и идентификацию с этими людьми. Для людей с депрессивной структурой личности любовь важнее работы, любовь может заменить всё. Как уже говорилось, люди с депрессивной структурой личности жертвует собой, в то время как люди с навязчивой структурой личности часто занимают позицию “помогающего”. Человек с навязчивой структурой личности стремится к асимметричным отношениям, где помогающий находится “сверху”, а ищущий помощь – “снизу”. Вплоть до того, что другого человека нужно “подталкивать к своему счастью”. Стремление либо доминировать, либо подчиняться связано с садистическими и мазохистическими наклонностями. Как подчинение, так и доминирование может доставлять удовольствие.

В случае фобической структуры личности партнер часто используется как “направляющий объект”, т. е. должен поддерживать, помогать, направлять. Иногда бывает достаточно, чтобы близкий человек просто присутствовал рядом.

Для людей с истерической структурой личности характерно постоянное стремление утвердиться в своей половой роли, с одной стороны, и неуверенность в себе как в мужчине или как в женщине, с другой стороны. Отсюда их демонстративность, стремление конкурировать, их способность быстро увлекаться, а потом также быстро остывать. Петер Альтенберг в “Венских этюдах” приводит замечательныю метафору истерического характера: “Как солнце функционирует мое сердце – этот странный, непригодный для жизни орган, …щедро рассыпает оно тепло своих лучей и быстро оставляет одно для другого…”
Какого цвета любовь?
Канадский социолог John Lee из Торонтского университета проанализировал более четырех тысяч цитат о любви, начиная от Платона и Св. Павла и кончая З. Фрейдом, выделив шесть устойчивых стилей любви, которые он связал с символикой красного, желтого и синего цвета, а также их сочетания в оранжевом, зеленом и фиолетовом цвете.

Эрос (в греческой мифологии: бог любви) – этот стиль любви обычно связывается с красным цветом – это романтическое и чувственное наслаждение, восхищение красотой; часто вызывается «любовью с первого взгляда».

Людус (от латинского: «игра как времяпрепровождение») - этот стиль любви обычно связывается с желтым цветом - характеризует игривый вариант любви без притязаний на обладание («Playboy» и «Playgirl»).

Сторге (от греческого: «нежность», «симпатия») - этот стиль любви обычно связывается с синим цветом - развивается медленно, без безумства и лихорадки, становясь спокойной товарищеской и все равно очаровательной формой любви.

На образовавшийся таким образом первичный треугольник J. Lee накладывает вторичный треугольник стилей любви, которые также символически связаны с цветами, образующимися при смешении основных цветов. Так, при смешении силы страсти красного цвета и активности и экстраверсии желтого цвета образуется оранжевый цвет, символизирующий манию.

Мания (от греческого «manie»: «неистовство», «безумство») – комбинация эроса и людуса; это одновременно и страстное желание, стремление к чему-то необыкновенному, словно к звезде на небе, и потому недостижимому (возносимого до небес человека всегда мало), и в то же время мучительное чувство, боль ревности, беспокойства, навязчивых представлений и депрессии; этот стиль отношений настоятельно требует обладания.

При смешении желтого людуса и синего сторге образуется зеленый цвет прагматической любви.

Прагма (от греческого «pragmatike»: «искусство действовать правильно») - рационально и практически направлена на всестороннее удовлетворение различный потребностей партнеров.

Соединение красного эроса и синего сторге дает фиолетовый цвет самоотверженной любви агапе.

Агапе (от греческого: «дарящая, божественная любовь») - самоотверженно стремится только к счастью и благополучию любимого человека.

По мнению J. Lee, стили отношений, находящиеся на противоположных полюсах его шестиконечной «звезды любви» (самоотверженная и игривая любовь; маниакальная и товарищеская любовь; эротическая любовь и прагматические отношения) противоречат друг другу и никогда не сочетаются. Выделенные J. Lee стили любви остаются стабильными на протяжении всей жизни человека. Это подтвердили исследования, которые на огромной выборке испытуемых провел немецкий психолог профессор Hans Werner Bierhoff из г. Бохума. Он исследовал символику цвета шести стилей любви при помощи специально разработанного им теста, включающего шестьдесят цветов - по десять цветовых оттенков на каждый из шести стилей любви. В обследовании приняло участие две тысячи человек. Больше всего испытуемых можно было отнести к стилю «эрос». Напротив, с товарищеской или прагматической любовью соотносило свои чувства меньше всего испытуемых.

Проведенные в США и Германии исследования показали, что большинство пар образуется при совпадении стилей любви. Однако редко бывает, чтобы связь двух «игроков» сохранялась долго. Ревность особенно опасна, если вместе оказываются два «маньяка». Однако несмотря, а может быть благодаря страху потери их отношения всегда интенсивны, и высоко ценятся обоими.

H.W. Bierhoff считает, что стиль любви – это глубокая предрасположенность. Его нельзя легко поменять. Стиль любви может быть изменен только в ходе долгой и напряженной психотерапевтической работы.

Импотенция

По данным исследований, проведенных в 1970 г. в США, от 30 до 50 % мужчин не удовлетворены своей потенцией. Психогенная импотенция в большинстве случаев не является сексуальным нарушением в собственном смысле слова: ведь не нарушена ни сексуальная сторона сама по себе, ни строение гениталий. Временную импотенцию даже скорее следует считать нормальной реакцией организма на переживание ситуаций, когда желаемые сексуальные действия были бы совсем не уместны. Большинство мужчин, которые обращаются по поводу импотенции к сексопатологу, на вопрос о том, как они себя чувствуют в постели перед половым актом, отвечают обычно, используя всевозможные позитивные атрибуты, как например, «супер», «эротично», «я завожусь» и т. п. Однако, когда пациента начинают расспрашивать специалисты, скоро выясняется, что эти высказывания далеко не верные. Они лишь только повторяют, что ожидает от себя сам мужчина и что общество считает нормой «мужской страсти и силы», но не то, что мужчина ощущает на самом деле. В действительности часто он чувствует все, что угодно, но не наслаждение и ничем не омраченное удовольствие. Он настолько далек от своих подлинных ощущений, что не замечает или не хочет замечать, что этих необходимых для эрекции эмоциональных базовых предпосылок у него вообще нет. Многие мужчины бывают поражены и глубоко «тронуты», когда в ходе беседы становится ясно, как сильно страх неудачи препятствует полноценному развитию наполовину уже присутствующего чувственного желания.

Сдерживаемое подобным образом сексуальное возбуждение снижается еще больше, если на протяжении длительного времени и с возрастающей озабоченностью мужчина наблюдает прогрессирующее недостаточное отвердение полового члена, отчаянно сравнивая его с тем, что должно быть. Не нужно говорить, что такие «озабоченные» оценки и наблюдения не способствуют эротизации. Но страдающий импотенцией мужчина это мало осознает, особенно в критической ситуации. Он не считает свои проблемы естественным следствием своего нервного, неприятно вялого эмоционального состояния, а часто даже считает, что в его гениталиях есть какой-то дефект. Он стремится во что бы то ни стало вызвать в своем теле не соответствующую его эмоциональному состоянию эрекцию. Он даже становится противником самого себя, когда отчитывает себя в монологе с самим собой. Более того, он часто оказывается неспособным к эрекции, потому что ошибочно исходит из того, что он способен к ней.

К такой позиции склонны прежде всего те мужчины, кого с самого детства приучали, что самое важное – исполнять то, чего от тебя ждут другие, а не действовать в соответствии с собственными желаниями. Поэтому таким мужчинам сложно просто предаться удовольствию, позволить всему происходить так, как получается. Более того, им сложно позволить себе быть свободным и делать в гармонии с партнершей то, что им хочется, не думая при этом, что должно происходить что-то определенное. Они не могут предаться разумному эгоизму и видеть в женщине в постели также и «сексуальный объект». Это не получается, прежде всего, у таких мужчин, которые невротически закомплексованы, зажаты в своей агрессии и самосознание которых нарушено. Чтобы оценить последствия этого, следует вспомнить, что у приматов эрегированный член служит сигналом угрозы и импонирования (impo- внушать уважение, производить впечатление) (Ploog, 1966). Статистика изнасилований показывает, что мужская часть homo sapiens еще не вполне утратила эти свойства.

Обобщая, можно сказать, что психогенные сексуальные проблемы в целом и импотенция в особенности связаны не с тем, что человек «не может», а с тем, что он себе «не разрешает». Исходя из этого, основополагающие задачи психотерапии сексуальных расстройств связаны с развитием самооценки, с изменением образа самого себя и с вопорсом: «Как относиться к телу, как изменить свои взгляды и установки, чтобы отвечать на сексуальное возбуждение желанной реакцией?»


Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации