Стилистика Английского языка - файл n1.doc

Стилистика Английского языка
Скачать все файлы (77.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc78kb.19.02.2014 02:19скачать

n1.doc



|| ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РФ

ИНГУШСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА




КУРСОВАЯ РАБОТА

ПО СТИЛИСТИКЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА
ТЕМА: СТИЛИСТИЧЕСКИЙ ЭФФЕКТ АЛЛЕГОРИИ, ОЛИЦЕТВОРЕНИЯ, ПЕРИФРАЗА И ИРОНИИ.


Руководитель: Ужахова Т. О.

Подготовила: студенка IV курса

Льянова Т. Б.
Оценка: ___________________



МАГАС 2011г.

Содержание
Введение …............................................................................................................. 3
Глава I: Стилистический эффект олицетворения, перифраза, аллегории и иронии ………………………………………………………………….. 4

    1. Роль тропов в создании языковой образности .............................4

    2. Функционирование олицетворения и аллегории в контексте ….....4

    3. Функционирование иронии и перифраза в контексте ….................8

Заключение ….......................................................................................................14

Библиография …...................................................................................................15
Введение

Как известно, стилистика использует данные лексикологии, грамматики, фонетики, семасиологии, фразеологии и т.д. Однако в отличие от этих дисциплин она занимается не элементами языка как таковыми, а их выразительным потенциалом в контексте – их стилистической функцией. Стилистика рассматривает экспрессивные качества языковых средств, их функционирование в данном тексте.

Большое многообразие тропов и их функций вызвало к жизни и множество их классификаций. Важнейшими тропами являются метафора, метонимия, синекдоха, ирония, гипербола, литота и олицетворение. Несколько особняком стоят аллегория и перифраз. Мы ограничимся лишь кратким общим обзором таких тропов как олицетворение, перифраз, аллегория и ирония и покажем, как они применяются в сонетах Шекспира.

Актуальность курсовой работы определяется неоднозначностью представления олицетворения, перифраза, аллегории и иронии как языковых единиц. Кроме того, олицетворение, перифраз, аллегория и ирония используются во всех художественных произведениях, однако сравнительно небольшое количество ученых занимаются их выделением в произведениях.

Цель данной курсовой работы заключается в определении стилистического эффекта иронии, перифраза, аллегории и олицетворения и их роли в контексте.

Для выполнения намеченной цели ставятся следующие задачи:

  1. Дать определение олицетворению, перифразу, аллегории и иронии.

  2. Выявить их роль в контексте.

  3. Изучить характер олицетворения, перифраза, аллегории и иронии в англоязычном тексте.

За основу практической части курсовой работы взяты сонеты Шекспира.

Работа состоит из введения, одной главы, заключения и списка использованной литературы.

Глава I: Стилистический эффект олицетворения, перифраза, аллегории и иронии.

1.1 Роль тропов в создании языковой образности.

Каждый элемент художественного текста – слова, звуки слов, построение фраз – воздействует на разум и чувства читателя не по отдельности, не в изоляции, а в своей конкретной функции, в связи с художественным целым, включая микро- и макроконтекст.

Стилистика изучает взаимодействие прямых и переносных значений слов при создании художественных образов. Тропы – лексические изобразительно-выразительные средства, в которых слово или словосочетание употребляется в переносном значении. Суть тропов состоит в сопоставлении понятия, представленного в традиционном употреблении лексической единицы, и понятия, передаваемого этой же единицей в художественной речи при выполнении специальной стилистической функции. Важнейшими тропами являются метафора, метонимия, синекдоха, эпитет, ирония, олицетворение, аллегория, перифраз, гипербола, литота. [6; 12]

1.2 Функционирование олицетворения и аллегории в контексте.

Согласно Арнольду, олицетворением называется троп, который состоит в перенесении свойств человека на отвлеченные понятия и неодушевленные предметы, что проявляется в валентности, характерной для существительных – названий лица. Это значит, что слова, так употребленные, могут заменяться местоимениями he и she, употребляться в форме притяжательного падежа и сочетаться с глаголами речи, мышления, желания и другими обозначениями действий и состояний, свойственных людям. Иногда олицетворение маркируется заглавной буквой. В сонетах Шекспира особенно часто встречается олицетворение Time, поскольку это понятие играет большую роль в его философии. [1; 78]

Наиболее полно идеи Шекспира, связанные с этим понятием, выражены в следующем сонете:

Like as the waves make towards the pebbled shore.

So do our minutes hasten to their end;

Each changing place with that which goes before.

In sequent toil all forwards do contend.

Nativity, once in the main of light,

Crawls to maturity, wherewith being crown'd,

Crooked eclipses 'gainst his glory fight. [14; 60]
Как движется к земле морской прибой,

Так и ряды бессчетные минут,

Сменяя предыдущие собой,

Поочередно к вечности бегут.

Младенчества новорожденный серп

Стремится к зрелости и наконец,

Кривых затмений испытав ущерб,

Сдает в борьбе свой золотой венец. [ 7; 65]
В сонете представлены олицетворения, развернутые в разной степени. Глаголы hasten, contend forwards предполагают сознательное стремление спешить, поэтому уже в строке So do our minutes hasten to their end и последующих имеется некоторый элемент олицетворения минут, что дает сочетание тропов: время с помощью метонимии представлено минутами, а минуты олицетворены, поскольку их действия описаны глаголами, которые должны сочетаться с названиями лиц. Таким же образом возникает и некоторая персонификация абстрактных nativity и maturity.

And Time that gave doth now his gift confound.

Time doth transfix the flourish set on youth

And delves the parallels in beauty's brow,

Feeds on the rarities of nature's truth,

And nothing stands but for his scythe to mow:

And yet to times in hope my verse shall stand,

Praising thy worth, despite his cruel hand. [ 9; 60]
Резец годов у жизни на челе

За полосой проводит полосу.

Все лучшее, что дышит на земле,

Ложится под разящую косу.

Но время не сметет моей строки,

Где ты пребудешь смерти вопреки! [7; 66]



Олицетворение развертывается полностью в центральном образе сонета – Time написано с большой буквы, замещается местоимением мужского рода (his gift, his scythe, his cruel hand), наделяется человеческим органом – рукой и человеческими действиями: оно может давать и отнимать, быть жестоким и т.д. Коса – атрибут традиционных изображений смерти – делает образ жестоким и мрачным. Идея борьбы человека с безжалостным временем и победы над временем через бессмертие творчества явственно раскрывается перед читателем, если он не ограничится констатацией наличия олицетворения, а постарается выяснить его функцию в данном контексте.

Выражение отвлеченной идеи в развернутом художественном образе с развитием ситуации и сюжета называется аллегорией. Согласно Арнольду аллегория – это условное изображение в искусстве отвлечённых идей, которые не ассимилируются в художественном образе, а сохраняют свою самостоятельность и остаются внешними по отношению к нему. [ 1; 134]

В противоположность многозначности символа смысл аллегории характеризуется однозначной постоянной определённостью и раскрывается не непосредственно в художественном образе, а лишь путём истолкования содержащихся в образе явных или скрытых намёков и указаний, т. е. путём подведения образа под какое-либо понятие. Поскольку в художественном образе всеобщее и особенное нераздельно переплетены друг с другом, аллегория не может исчерпывать содержания образа, даже будучи существенным и необходимым его компонентом. [ 3; 56]

And having climbed the steep-up heavenly hill,

Resembling strong youth in his middle age,

Yet mortal looks adore his beauty still,

Attending on his golden pilgrimage:

But when from highmost pitch, with weary car,

Like feeble age he reeleth from the day,

The eyes (fore duteous) now converted are

From his low tract and look another way:

So thou, thyself outgoing in thy noon,

Unlooked on diest unless thou get a son. [14; 7]
Когда в расцвете сил, в полдневный час,

Светило смотрит с высоты крутой, -

С каким восторгом миллионы глаз

Следят за колесницей золотой!

Когда же солнце завершает круг

И катится устало на закат,

Глаза его поклонников и слуг

Уже в другую сторону глядят.

Оставь же сына, юность хороня.

Он встретит солнце завтрашнего дня! [7; 11]
Видовые явления, связанные с родовым явлением солнца (восход, зенит и закат) обозначают соответствующие видовые явления, связанные с жизнью человека (рождение, зрелость и старость). В результате установления родовых и видовых соответствий появляется аллегория: ребёнку люди радуются, как восходу солнца, зрелым человеком любуются, как солнцем в зените, от старика все отворачиваются, как от меркнущего светила. Замечательно при этом, что аллегорический образ живет у Шекспира своей реальной жизнью:

Why didst thou promise such a beauteous day,

And make me travel forth without my cloak,

To let base clouds o'ertake me in my way,

Hiding thy brav'ry in their rotten smoke? [14; 34]

Блистательный мне был обещан день,

И без плаща я свой покинул дом.

Но облаков меня догнала тень,

Настигла буря с градом и дождем. [7; 38]

Это аллегория, и вместе с тем это живая деталь ("без плаща") из того быта, в котором жил Шекспир.

Применяя аллегории, писатели объясняют читателям своё отношение к тем или иным явлениям жизни на примерах, доступных всем. В литературе существует ряд исторических жанровых форм, предписывающих авторам использовать аллегории. Наиболее известным жанрами, относящимся к этому ряду, являются басни и сказки, где животные, явления природы или предметы наделяются человеческими свойствами и попадают в ситуации, символизирующие разные жизненные положения. [6; 97]
1.3 Функционирование иронии и перифраза в контексте.

Выражение насмешки путем употребления слова в значении, прямо противоположном его основному значению, и с прямо противоположными коннотациями, притворное восхваление, за которым в действительности стоит порицание, называется иронией. Согласно Арнольду противоположность коннотации состоит в перемене оценочного компонента с положительного на отрицательный, ласковой эмоции на издевку в употреблении слов с поэтической окраской по отношению к предметам тривиальным, чтобы показать их ничтожество. [1; 194]

Согласно Гальперину ирония основывается на одновременной реализации двух логических значений – словарного и контекстного. Слово, содержащее иронию ярко выражается интонацией. Иронию не следует путать с юмором, хотя они имеют очень много общего. То, что является смешным, должно проявиться как внезапное столкновение положительного и отрицательного. В этом отношении иронии можно сравнить с юмором. Но функция ирония заключается не только в производстве юмористического эффекта. [ 5; 133]

Ирония — это стилистический прием, посредством которого в каком-либо слове появляется взаимодействие двух типов лексических значений: предметно-логического и контекстуального, основанного на отношении противоположности (противоречивости). Таким образом, эти два значения фактически взаимоисключают друг друга. [ 2; 78]

Для стилистической иронии иногда необходим широкий контекст. Так, например, в «Записках Пиквикского клуба» Диккенс, впервые представляя читателю м-ра Джингля, дает его речевую характеристику следующим образом:

"Never mind," said the stranger, cutting the address very short, "said enough — no more; smart chap that cabman; but if I'd been your friend — damn me — punch his head — 'cod I would — pig's whisper — no gammon." [10; 67]
"Не беспокойся," сказал незнакомец, обрывая адрес на мелкие кусочки, "сказано достаточно! Толковый парень этот извозчик – но если бы я был вашим другом — черт меня побери – ударил бы его по голове – если бы мог – шепот свиньи – никакого вранья.''

Далее следует речь автора:

This coherent speech was interrupted by the entrance of the Rochester coachman. [6; 68]

Этот гармоничный разговор был прерван входом кучера в Рочестер.

Слово coherent которым Диккенс характеризует манеру речи м-ра Джингля, является иронией.
Ирония иногда используется в целях выявления отношения автора к фактам действительности. В этом случае ирония не столь прямолинейно реализует отношение контекстуального значения слова к предметно-логическому. [4; 27]

Who, moving others, are themselves as stone,

Unmoved, cold, and to temptation slow -

They rightly do inherit heaven's graces,

And husband nature's riches from expense;

They are the lords and owners of their faces,

Others but stewards of their excellence.

The summer's flow'r is to the summer sweet,

Though to itself it only live and die. [14; 94]
Кто двигает других, но, как гранит,

Неколебим и не подвержен страсти, -

Тому дарует небо благодать,

Земля дары приносит дорогие.

Ему дано величьем обладать,

А чтить величье призваны другие. [ 7; 98]

Еще одно важное замечание необходимо отметить при анализе языкового характера иронии. Ирония обычно используется, чтобы передать отрицательное значение. Поэтому только положительные определения могут быть использованы для передачи их логического словарного значения.

Троп, состоящий в замене названия предмета описательным оборотом с указанием его существенных, характерных признаков, называется перифразом. Возможны перифразы различной сложности, от самых простых до самых сложных, сближающихся с метонимией, олицетворением и др. видами тропов. [10; 92]

Традиционными перифразами называются такие, которые понятны и без соответствующего контекста, т. е. для раскрытия значения которых не требуется пояснительного текста типа: cap and gown (student), the fair sex (women), my better half (wife) и др. Эти традиционные перифразы являются синонимами соответствующих слов, заключенных в скобках. [1; 58]
No longer mourn me when I am dead

Than you shall hear the surly sullen bell

Give warning to the world that I am fled

From this vile world, with vilest worms to dwell. [14; 71]
Ты погрусти, когда умрет поэт,

Покуда звон ближайшей из церквей

Не возвестит, что этот низкий свет

Я променял на низший мир червей. [7; 76]
Как видим, здесь, вместо того, чтобы написать просто “оплакивай меня только до тех пор, пока меня не похоронят” поэт прибег к развернутому перифразу, составившему образ, исполненный мрачной выразительности. Попутно Шекспир одной фразой мастерски выражает свое трагическое мироощущение, не только дав этому миру эпитет “vile” (“низкий”, “подлый”, “гнусный”), но дав понять, что помышляет о “бегстве” из него в мир червей.

Three winters cold

Have from the forests shook three summers’ pride,

Three beauteous springs to yellow autumn turn’d

In process of the seasons have I seen,

Three April perfumes in three hot Junes burn’d

Since first I saw you fresh, which yet are green. [ 14; 104]
Три зимы седые

Трех пышных лет запорошили след.

Три нежные весны сменили цвет

На сочный плод и листья огневые,

И трижды лес был осенью раздет...

А над тобой не властвуют стихии. [7; 109]
Здесь вместо того, чтобы сказать “прошло три года с тех пор, как мы впервые встретились”, поэт разворачивает сложное иносказание, подробно и метафорически описывая троекратную смену сезонов. Этот перифраз, преследует по меньшей мере три цели: во-первых, поэт дает выход своему восприятию быстротекущего времени (тема, постоянно присутствующая в его сонетах); во-вторых, благодаря столь развернутому перифразу три года, о которых идет речь, предстают как значительный, насыщенный отрезок времени; в-третьих, вся эта картина быстрой гибели всех лучших проявлений природы подготавливает контраст с концовкой “а ты по-прежнему юн”, которой тем самым придается большое значение и сложный смысл.

Таким образом, перифраз это такой стилистический прием, который в форме свободного словосочетания или целого предложения заменяет название соответствующего предмета или явления. Перифраз обычно выделяет одну из черт явлений, которая представляется в данном конкретном случае характерной, существенной. Такое выделение новой черты описываемого явления одновременно показывает и субъективное отношение автора к описываемому. [ 12; 58]

В романе Диккенса мы находим следующее определение понятия мать:

I understand you are poor, and wish to earn money by nursing the little boy, who has been so prematurely deprived of what can never be replaced. [6; 54]
Я понимаю, ты бедна и хочешь зарабатывать деньги, поступив кормилицей к маленькому мальчику, который был так рано лишился того, что никогда не заменить.

Сочетание what can never be replaced является перифразом. Здесь выделяется черта описываемого понятия, которая Диккенсу представляется наиболее существенной, а именно незаменимость.
В сонете 21 Шекспир пишет:

And then believe me Мy love is as fair

Аs any mother’s child, though not so bright

As those gold candles fix’d in heaven’s air. [14; 21]
И я пишу, что милая прекрасна,

Как все, кто смертной матерью рожден,

А не как солнце или месяц ясный. [7; 26]

Перифраз “mother’s child” вместо “man” или “woman” понадобился, возможно, для того, чтобы избежать указания на пол этого предмета любви. Другой перифраз, “those gold candles fix’d in heaven’s air” вместо “звезды”, вероятно, имеет пародийный характер – дает пример излишне пышной и пустой метафоричности.

Для раскрытия значения некоторых перифразов необходимо знакомство с библейскими образами, историческими героями и событиями и т. д.

Заключение

В заключение рассмотрения стилистического эффекта аллегории, перифраза, иронии и олицетворения заметим, что, хотя проблема эта затрагивается практически в каждом анализе текста, научной теории стилистической эффекта пока не существует и проблема еще ждет своего исследователя. Начало такому исследованию только положено. Эти языковые явления придают художественному миру автора исключительную выразительность, передавая мысли с помощью чувственных образов и тем самым оживляя контекст.

В данной курсовой работе мы ставили перед собой задачи дать определение олицетворению, перифразу, аллегории и иронии и изучить характер их применения в англоязычном тексте.

Такие авторы как Гальперин, Арнольд, Скребнев указали на эти явления, которые действительно составляют важнейшие факторы в художественном воздействии текста. На основе их работ мы дали характеристику олицетворению, перифразу, аллегории и иронии и их функционированию в контексте.

Чтобы продемонстрировать, как аллегория, перифраз, олицетворение и ирония могут прояснять стилистическую природу понятий, в рамках данной курсовой работы были исследованы их примеры из произведений Шекспира и Диккенса. В качестве примеров для их раскрытия исследовались также непосредственно цитаты из художественного текста.

Таким образом, мы выяснили, что языковые средства представляют огромный интерес для изучения, так как до настоящего времени нет однозначного определения данных явлений. Тем самым существуют различные споры о природе, содержании и употреблении аллегории, перифраза, олицетворения и иронии. В данной курсовой работе мы обобщили полученную информацию и рассмотрели их с различных точек зрения.



Библиографический список

  1. Арнольд И. В. Стилистика. Современный английский язык. Наука. М., 2002

2. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. М., 1988.

3. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М., 1999.

4. Безменова Н. А. Речевое воздействие как риторическая проблема М., 1989.

  1. Гальперин И. Р. Стилистика английского языка. Высшая школа. М. 1981

6. Знаменская Т.А. Стилистика английского языка. Основы курса / Stylistics of the English Language. Fundamentals of the Course.2005

7. Маршак С. Я. Сонеты Шекспира. Детская литература, М. 2006 8. Мюллер В. К. Англо-русский словарь. – М.: Астрель. – 2003.

9. Ожегов С. И. Толковый словарь. Мир и Образование. М. 1999

10. Скребнев Ю.М. Основы стилистики английского языка. М., Астрель-Аст. 2003

11. Телия В.Н. Энциклопедический словарь. М., 1990.

12. Diсkens Ch. Novels. Antology. M. 2003

13. Oxford Illustrated Dictionary . Oxford University. 2003

14. Shakespeare W. Sonnets. Harvard University Press. 1999
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации