Реферат - Исторические сведения о древних германцах; их быт, общественный строй - файл n1.docx

Реферат - Исторические сведения о древних германцах; их быт, общественный строй
Скачать все файлы (46.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.docx47kb.09.01.2014 14:58скачать

n1.docx

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«Тульский государственный университет»

Реферат по дисциплине

«Основы теории английского языка»

Исторические сведения о древних германцах; их быт, общественный

строй.

Студент гр. 820311аф2 ___________________________________ Сухоедова Я. В

канд.фил. наук, доц.______________________________________ Тивьяева И.В

Тула 2012

Содержание

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………......3

1. Исторические сведения о древних германцах………………………………...4-7

2.Общественный строй и быт древних германцев……………………………..8-10 3.Обычаи, нравы и верования древних германцев……………………………11-13


ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………….14

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………………15

Введение
Период поздней античности и раннего средневековья отражает главнейшие события, связанные  со  становлением  в  Европе раннесредневековых государств и народов. Именно в раннем средневековье экспансия германских племён в Европе обеспечила смену эпох и заложила основу формирования европейской цивилизации.

Специфика германских порядков  в  сочетании  частично усвоенными и своеобразно переработанными античными традициями, стала исходной базой сложения феодализма. Германские племена ярко  и  последовательно отразили доминирующие тенденции рубежа античности  и  раннего средневековья: при их активном участии  разворачивались грандиозные социальные катаклизмы, разрушались границы, приходили  в движение народы.

Германское этническое пространство эпохи Переселения являлось наиболее значительным.

Древние герма́нцы (лат. Germani) — группа родственных народов (десятки племён), принадлежавших к индоевропейской языковой семье и занимавших к I веку обширную территорию между Рейном и Вислой от запада к востоку, Дунаем на юге и Балтийским и Северным морями на севере, а также южную Скандинавию.

1. Исторические сведения о древних германцах.
Самые ранние этнографические сведения о германцах сообщил Юлий Цезарь, покоривший к середине I в. до н. э. Галлию, в результате чего вышел к Рейну и столкнулся в сражениях с германцами. Римские легионы к концу I в. до н. э. продвинулись до Эльбы, и в I веке появились труды, в которых подробно описаны расселение германских племён, их общественное устройство и нравы.

Рассмотрение социально-экономического строя Поздней Римской империи, и в частности вопроса о предпосылках феодального развития в недрах переживавшего глубокий и всесторонний кризис рабовладельческого общества, заставило обратиться к изучению той силы, которая нанесла смертельный удар империи и тем самым расчистила путь для генезиса феодализма и феодально-зависимого крестьянства.

Такой силой явились варвары.

Вторжения германских племен, гуннов, венгров, других степных народов, а также славян, арабов, северных германцев-норманнов наполняют почти весь изучаемый нами период.

Они привели к коренной перекройке этнической, лингвистической и политической карты Европы, к возникновению новых государственных образований.

Невозможно понять начальный этап становления европейского крестьянства, не обратив самого пристального внимания на общественные и хозяйственные порядки, существовавшие у этих народов.Как неоднократно подчеркивали Маркс и Энгельс (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с. 643; т, 3, с. 21, 22, 74 и др.), решающую роль в разрушении Римской империи сыграли германцы (при всей этнической неопределенности этого понятия, о чем см. ниже), поэтому представляется необходимым особенно подробно обрисовать их аграрные отношения.

Целесообразность этого объясняется также и тем, что в научной литературе по вопросу о социально-экономическом строе германцев нет единодушия, и настоятельна потребность разобраться в существующих контроверзах.

Процесс формирования крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе начался после завоевания варварами территории Римской империи.

Главную роль в Великих переселениях играли германские племена. Поэтому изучение их социального строя — необходимая предпосылка анализа истории возникновения крестьянства. В какой мере можно говорить о том, что феодальное подчинение крестьян было подготовлено в века, предшествовавшие завоеваниям? Имелись ли какие-либо зародыши раннефеодальной системы у германцев? Как надлежит понимать преемственность между этими двумя этапами истории Европы — до и после варварских вторжений и переселений?

Эти вопросы оживленно дебатировались на протяжении двух последних столетий развития исторического знания.

В самом деле, общественный строй германцев историки разных направлений характеризовали и как первобытное равенство, и как господство аристократии и крупного землевладения, эксплуатировавшего труд подневольных крестьян. Экономический быт германцев понимали то как номадизм, то как переходную стадию от кочевничества к примитивному земледелию, то как «кочевое земледелие», то как переложное земледелие при преобладании скотоводства, наконец, как развитое земледельческое хозяйство (Weber, 1924).

Ожесточенные споры вызывал и вопрос об общине: если одни историки находили в древней Германии общиннородовой быт и видели в ней колыбель средневекового маркового устройства, то другие, отрицая любые намеки на подобное устройство, утверждали, что германцы знали частную собственность на землю. Теории, согласно которой германцы явились силой, разрушившей Римскую империю и обновившей Европу, противопоставлялась теория, отрицавшая какую бы то ни было катастрофу при переходе от древности к средневековью: германцы якобы постепенно проникли в империю и приобщились к ее цивилизации, близкой к их собственным социальным порядкам (Dopsch, 1923; Коehne, 192S; Kulturbruch oder Kulturkontinuitдt.., 1968).

Поэтому очерк аграрного строя древних германцев приходится начинать с рассмотрения вопроса о памятниках, в которых он нашел свое отражение.

Как уже сказано, историки в своих суждениях традиционно исходили из анализа сообщений античных писателей. Эти письменные свидетельства появляются с тех пор, как представители античной цивилизации вступили в контакты с германскими варварами. Но отношения с варварами были по преимуществу немирными: Рим то оборонялся от германских вторжений, то вел против них наступательные войны; военные действия перемежались переговорами и обменом посольствами. В Германии побывали полководцы и воины, купцы и должностные лица, все они смотрели на ее население и его быт настороженно или просто враждебно. Строй жизни народов, живших за Рейном и Дунаем, неизменно виделся в противостоянии строю римской жизни.

Первое крупное столкновение между Римом и германцами — вторжение кимвров и тевтонов, которые около 113 г. до н.э. двинулись из Ютландии в южном направлении и в 102 и 101 г. до н.э. были разгромлены Марием. Правда, не существует достоверных сведений о том, что эти племена вообще были германцами, древние авторы именовали их «кельтами» или «кельто-скифами», и к германцам впервые их причислил лишь Цезарь.

Цезарь, который в ходе завоевания Галлии в середине 1 в. до н. э. вступил в более интенсивные отношения с германским племенем свевов, вторгшимся в эту страну, оставил довольно пространные описания германцев (два «германских экскурса» в «Записках о Галльской войне»). Но, конечно, Цезарь, политический деятель и полководец, был весьма далек от намерения собрать объективную информацию о свевах в чисто познавательных целях — он заботился и об оправдании и превознесении собственных действий в Галлии. Разгром свевов, огромные массы которых перешли Рейн и захватили часть земель галлов, был нелегким делом даже для такого военачальника.

Экскурс о свевах в IV книге его «Записок» входил в донесения римскому сенату: «германский экскурс» в VI книге, независимо от того, был ли он присоединен Цезарем при окончательной работе над этим сочинением или же возник вместе со всеми остальными комментариями, также отнюдь не чужд тенденциозности в отборе и истолковании материала. Хотя Цезарь форсировал Рейн, в глубь Германии он не заходил, и сообщаемые им сведения могли быть почерпнуты лишь у прирейнских племен или у германцев, переселившихся в Галлию. Это не помешало Цезарю распространить сделанные им локальные наблюдения на германцев в целом.

Кроме произведений Цезаря и Тацита — «коронных свидетельств» о германцах, сообщения о них сохранились в трудах Страбона, Веллея Патеркула, Гая Плиния Старшего, Плутарха, Флора, Аппиана, Диона Кассия и других древних авторов; события более позднего времени рисуются в «Истории» Аммиана Марцеллина (IV в.).

Значительная часть письменных известий о германцах не принадлежит очевидцам. Но и в тех случаях, когда автор повествования непосредственно общался с ними, подобно Цезарю, достоверность его сообщений подчас вызывает самые серьезные сомнения. Северные варвары были чужды грекам и римлянам и по языку, и по культуре, по всему строю своей жизни — они были выходцами из иного мира, который пугал и настораживал. Иногда этот мир внушал и другие чувства, например чувство ностальгии по утраченной чистоте и простоте нравов, и тогда описание германских порядков служило, как у Тацита, средством косвенной морализаторской критики римской пресыщенности и испорченности — у древних авторов существовала давняя традиция восприятия «примитивного человека», не испорченного цивилизацией, и связанные с нею штампы они переносили на германцев. В этих условиях сообщения античной этнографии и анналистики о жителях заальпийской Европы неизбежно окрашивались в специфические тона. Читая эти сочинения, сталкиваешься в первую очередь с идеологией и психологией их авторов, с их представлениями о варварах, в большой степени априорными и предвзятыми, и вычленить из такого рода текстов реальные факты жизни германцев крайне трудно.

Трудности, встающие перед исследователем, заключаются не столько в том, что сообщаются неверные сведения о варварах — они могут быть правильными, но оценка их значения, их компоновка в общей картине, рисуемой античным писателем, всецело определяются установками автора.

При этом речь идет не о накоплении разрозненных вещественных находок (сами по себе они фигурировали в научном обороте давно, но не могли сколько-нибудь серьезно изменить картины древнегерманской жизни, сложившейся на основе письменных свидетельств; см.: Неусыхин. Общественный строй.., 1929, с. 3 и сл.), а о внедрении в науку более точной и объективной методики исследования.

Если ряд высказываний римских писателей, прежде всего Тацита, высказываний о явлениях, которые легко распознавались даже при поверхностном знакомстве с бытом германцев, находит археологическое подтверждение (Jankuhn, 1966), то наиболее важные их сообщения о социально-хозяйственной жизни в древней Германии оказываются, как мы далее увидим, в разительном контрасте с новыми данными о полях, поселениях, погребениях и культуре народов заальпийской Европы в первые века нашего летосчисления, данными, многократно подтвержденными и, несомненно, репрезентативными, лишенными элемента случайности.

Есть основания утверждать, что упомянутые находки аграрного характера кладут конец длительным и продемонстрировавшим свою бесплодность спорам, связанным с истолкованием высказываний Цезаря и Тацита о германском земледелии и землепользовании — лишь в свете реконструкции полей и поселений становится вполне ясным, что эти высказывания не имеют под собой реальных оснований.

Археология заставила по-новому подойти и к проблеме этногенеза германцев. «Germani» — не самоназвание, ибо разные племена именовали себя по-разному. Античные авторы применяли термин «германцы» для обозначения группы народов, живших севернее Альп и восточнее Рейна. С точки зрения греческих и римских писателей, это племена, которые расположены между кельтами на западе и сарматами на востоке. Слабое знание их быта и культуры, почти полное незнакомство с их языком и обычаями делали невозможным для соседей германцев дать им этническую характеристику, которая обладала бы какими-либо позитивными отличительными признаками. Первые определенные археологические свидетельства о германцах не ранее середины I тысячелетия до н.э., и лишь тогда «германцы» становятся археологически ощутимы, но и в это время нельзя всю территорию позднейшего расселения германцев рассматривать как некое археологическое единство (Монгайт, 1974, с. 325; ср.: Die Germanen, 1978, S. 55 ff.).

В целом можно заключить, что вместе с уточнением исследовательской методики и переоценкой разных категорий источников знания о социально-экономическом строе германцев одновременно и расширились, и сузились: расширились благодаря археологическим открытиям, которые дали новые сведения, до недавнего времени вообще не доступные, в результате чего вся картина хозяйства германцев выступает в ином свете, нежели прежде, сузились же наши знания о социальной структуре древних германцев вследствие того, что скептицизм по отношению к письменным свидетельствам античных авторов стал перерастать в полное недоверие к ним — его источником явились, с одной стороны, более ясное понимание обусловленности их сообщений римской культурой и идеологией, а с другой — ставшие очевидными в свете находок археологов ошибочность или произвольность многих важнейших известий римских писателей.
2. Общественный строй и быт древних германцев
До эпохи Великого переселения народов у германцев был родовой строй. Цезарь пишет, что германцы селились родами и родственными группами, т.е. племенными общинами.

Некоторые современные географические названия сохранили свидетельства такого расселения. Имя главы рода, оформленное так называемым патронимическим суффиксом (суффиксом «отчества») -ing/-ung, как правило, закреплялось за названием всего рода или племени, например: Валисунги — люди конунга Валиса.

Названия мест поселения племен образовывались от этих родовых имен в форме дательного падежа множественного числа. Так, в ФРГ есть город Эппинген (первоначальное значение «у людей Эппо»), город Зигмаринен («у людей Зигмара»), в ГДР — Майнинген и др. Превратившись в топонимический суффикс, морфема -ingen/-ungen пережила распад общинно-родового строя и продолжала служить средством образования названий городов в более поздние исторические эпохи; так возникли Геттинген, Золинген, Штралунген на территории Германии. В Англии к суффиксу -ing прибавлялась основа ham (да. ham ‘жилище, поместье’, ср. на home ‘дом, жилище’); из их слияния образовался топонимической суффикс -ингем: Бирмингем, Ноттингем и т.п. На территории Франции, где были поселения франков, сохранились подобные географические названия: Карлинг, Эппинг.

Позднее суффикс подвергается романизации и выступает во французской форме -ange: Бруланж, Вальмеранж и т.п. (Топонимы с патронимическими суффиксами встречаются и в славянских языках, например, Боровичи, Думиничи в РСФСР, Климовичи, Маневичи в Белоруссии и т.д.).

Во главе германских племен стояли старейшины — кунинги Высшая власть принадлежала народному собранию, на которое являлись все мужчины племени в боевом вооружении. Повседневные дела решались советом старейшим. В военное время избирался военачальник .

Он собирал вокруг себя дружину. Ф. Энгельс писал, что «это была наиболее развитая организация управления, какая вообще могла развиться при родовом устройстве».

В эту эпоху у германцев господствуют патриархально-родовые отношения. Вместе с тем, у Тацита и в некоторых других источниках, которые приводит Ф. Энгельс, имеются сведения о наличии у германцев пережитков матриархата. Так, например, у некоторых германцев более тесные узы родства признаются между дядей и племянником по сестре, чем между отцом и сыном, хотя наследником является сын.

Женщины не только воодушевляли воинов перед сражениями, но и во время сражений могли повлиять на их исход, идя навстречу обратившимся в бегство мужчинам и этим останавливая их и побуждая сражаться по победы, так как для германцев-воинов была страшна мысль о том, что женщины их племени могут попасть в плен. Некоторые пережитки матриархата прослеживаются в более поздних источниках, например в скандинавской поэзии.

О кровной мести, характерной для родового строя, имеются упоминания у Тацита, в древнегерманских сагах и песнях. Тацит отмечает, что месть за убийство может заменяться выкупом (скотом). Этот выкуп — «вира» — поступает в пользование всего рода.

Рабство у древних германцев носило иной характер, чем в рабовладельческом Риме. Рабами являлись военнопленные. Свободный член рода тоже мог стать рабом, проиграв себя в кости или в другую азартную игру. Раба можно было продать и безнаказанно убить. Но в других отношениях раб — это младший член рода. Он имеет собственное хозяйство, но обязан отдавать своему господину часть скота и урожая. Его дети растут вместе с детьми свободных германцев, и те и другие в суровых условиях.

Наличие рабов у древних германцев указывает на начавшийся процесс социальной дифференциации. Высший слой германского общества был представлен старейшинами рода, военными вождями и их дружинами. Дружина вождя становилась привилегированной прослойкой, «знатью» древнегерманского племени. Тацит неоднократно связывает два понятия — «военную доблесть» и «знатность», которые выступают как неотъемлемые качества дружинников. Дружинники сопровождают своего вождя в набегах, получают свою долю военной добычи и нередко вместе с вождем идут на службу к иноземным правителям.

Основную же массу воинов составляли все взрослые мужчины германского племени.

Описывая в книге IV племя свевов, он отмечает, что каждый округ ежегодно высылает на войну по тысяче воинов, тогда как прочие остаются, занимаясь земледелием и «кормя себя и их; через год эти последние в свою очередь отправляются на войну, а те остаются дома. Благодаря этому не прерываются ни земледельческие работы, ни военное дело».

В той же главе Цезарь пишет о том, как он сжег все поселки и хутора германского племени сигамбров и «сжал хлеб». Землей они владеют сообща, применяя примитивную залежную систему земледелия, периодически, через два-три года, меняя землю для посевов. Техника обработки земли еще низка, однако Плиний отмечает случаи удобрения почвы мергелем и известью, а археологические находки говорят о том, что земля обрабатывалась не только примитивной мотыгой, но и сохой, и даже плугом.

По описанию быта германцев у Тацита уже можно судить о переходе германцев к оседлости и о возросшей у них роли земледелия. В главе XVIII Тацит пишет, что в приданое, которое по их обычаю не жена приносит мужу, а муж жене, входят упряжка волов; волы же использовались в качестве тягловой силы при обработке земли. Основными злаками были овес, ячмень, рожь, пшеница, выращивались также лен и конопля, из которых выделывались ткани.

Цезарь пишет о том, что питание германцев состоит в основном из молока, сыра, мяса, в меньшей мере из хлеба. Плиний упоминает в качестве их пищи овсяную кашу.

Древние германцы одевались, по свидетельству Цезаря, в звериные шкуры, а Плиний пишет о том, что германцы носят льняные ткани и что они занимаются прядением в «подземных помещениях». Тацит же, кроме одежды из звериных шкур, упоминает кожаные плащи с нашитыми украшениями их меха, а у женщин — одежду из холста, окрашенного в красный цвет.

Цезарь пишет о суровом образе жизни германцев, об их бедности, о том, что они закаляются с детства, приучая себя к лишениям. Об этом же пишет и Тацит, который приводит пример некоторых развлечений германских юношей, развивающих у них силу и ловкость. Одно из таких развлечений состоит в том, чтобы прыгать обнаженными между мечами, воткнутыми в землю остриями вверх.По описанию Тацита, селения германцев состояли из бревенчатых хижин, которые отстояли друг от друга на значительном расстоянии и были окружены земельными участками. Возможно, в этих жилищах размещались не отдельные семьи, а целые родовые группы. О внешнем украшении своих жилищ германцы, по-видимому, не заботились, хотя части строений обмазывали цветной глиной, что улучшало их вид. Германцы выкапывали также помещения в земле и утепляли их сверху, там они хранили припасы и спасались от зимних холодов. О таких «подземных» помещениях и упоминает Плиний.

Германцам были известны различные ремесла. Кроме ткачества, они знали производство мыла и красителей для тканей; некоторым племенам было известно гончарное дело, добыча и обработка металлов, а те, которые жили по побережью Балтийского и Северного морей, занимались также судостроением и рыболовством.

Торговые сношения существовали между отдельными племенами, но интенсивнее торговля развивалась в местах, пограничных с римскими владениями, и римские купцы проникали в германские земли не только в мирное, но даже и в военное время. Германцы предпочитали меновую торговлю, хотя деньги были им известны уже во времена Цезаря.

У римлян германцы покупали металлические изделия, оружие, домашнюю утварь, украшения и разные принадлежности туалета, а также вино и фрукты.

Римлянам они продавали скот, шкуры, меха, янтарь с побережья Балтийского моря. Плиний пишет о гусином пухе из Германии и о некоторых овощах, которые вывозились оттуда римлянами. Энгельс считает, что германцы продавали римлянам рабов, в которых они обращали пленных, захваченных во время военных походов.

Торговые отношения с Римом стимулировали развитие ремесел у германских племен. К 5 в. можно наблюдать значительный прогресс в различных областях производства — в судостроении, обработке металлов, чеканке монет, изготовлении украшений и т.д.




3. Обычаи, нравы и верования древних германцев
Об обычаях и нравах древних германцев, об их верованиях сохранились свидетельства античных авторов, многое также нашло отражение в литературных памятниках германских народов, созданных в более поздние эпохи. Тацит пишет о строгости нравов древних германцев, о крепости семейных уз.

Германцы гостеприимны, во время пира неумеренны в вине, азартны, вплоть до того, что могут проиграть все, даже свою свободу. Все важнейшие события в жизни — рождение ребенка, посвящение в мужчины, бракосочетание, похороны и другие — сопровождались соответствующими обрядами и пением.

Своих покойников германцы сжигали; хороня воина, сжигали также его доспехи, а иногда и коня. Богатое устное творчество германцев существовало в разных стихотворно-песенных жанрах. Широко бытовали обрядовые песни, магические формулы и заклинания, загадки, сказания, а также песни, сопровождавшие трудовые процессы.

Из ранних языческих памятников сохранились записанные в 10 в. на древневерхненемецком языке «Мерзебургские заклинания», в более поздней записи на древнеанглийском — заговоры, написанные метрическим стихом (11 в.).

По-видимому, памятники языческой культуры уничтожались в средние века во время насаждения христианства. Дохристианские верования и мифы отражаются в древнескандинавских сагах и в эпосе.

Религия древних германцев уходит своими корнями в общее индоевропейское прошлое, но в ней развиваются и собственно германские черты.

Тацит пишет о культе Геркулеса, которого воины прославляли песнями, отправляясь в бой. Этот бог — бог грома и плодородия — назывался у германцев Донар (сканд. Тор); его изображали с мощным молотом, которым он производил гром и сокрушал врагов.

Германцы верили, что в сражениях с врагами боги помогают им, и они брали с собой в битвы изображения богов как боевые знамена. Вместе с боевыми песнями у них существовал особый напев без слов, так называемый «бардит» (barditus), который исполнялся в виде сильного непрерывного гула для устрашения врагов.

Особо почитаемыми божествами были также Водан и Тиу, которых Тацит называет Меркурием и Марсом. Водан (сканд. Один) был верховным божеством, он господствовал как над людьми, так и в Валгалле (сканд. valhol от valr ‘трупы убитых в битве’ и hol ‘хутор’), где после смерти продолжали жить воины, павшие в бою.

Наряду с этими главными и древнейшими богами — «асами» — у германцев были также «ваны», боги более позднего происхождения, которые, как можно предполагать, были восприняты индоевропейскими племенами от побежденных ими племен другой этнической группы. Германские мифы рассказывают о долгой борьбе асов с ванами.

Не исключено, что в этих мифах отразилась реальная история борьбы индоевропейских пришельцев с племенами, населявшими до них север Европы, в результате смешения с которыми и произошли германцы.

В мифах говорится о том, что германцы ведут свое начало от богов. Земля породила бога Туиско, а его сын Манн стал прародителем рода германцев. Богов германцы наделяли человеческими качествами и считали, что люди уступают им в силе, мудрости, знаниях, но боги смертны, и, как всему на земле, им суждено погибнуть в последней мировой катастрофе, в последнем столкновении всех противоборствующих сил природы.

Вселенную древние германцы представляли себе как некое исполинское дерево-ясень, на ярусах которого расположены владения богов и людей. В самой середине обитают люди и все, что их непосредственно окружает и доступно их восприятию. Это понятие сохранилось в древнегерманских языках в названии земного мира: двн. mittilgart, дс. middilgard, да. middanjeard, гот. midjungards (букв. «среднее жилище»). Главные боги — асы — обитают на самом верху, в самом же низу помещается мир духов тьмы и зла — ад. Вокруг мира людей были миры разных сил: на юге — мир огня, на севере — мир холода и туманов, на востоке — мир великанов, на западе — мир ванов.

Каждое племенное объединение древних германцев являлось также и культовым союзом. Первоначально богослужения совершал старейшина рода или племени, позднее возникло сословие жрецов.

Свои культовые обряды, которые иногда сопровождались жертвоприношениями людей или животных, германцы совершали в священных рощах. Там хранились изображения богов, а также содержались специально предназначенные для отправления культа белоснежные лошади, которых в определенные дни впрягали в освященные повозки; жрецы слушали их ржание и фырканье и толковали его, как некое пророчество.

Гадали также и по полету птиц. Античные авторы упоминают о распространении среди германцев различных гаданий. Цезарь пишет о жеребьевых палочках, гадание по которым спасло от смерти пленного римлянина; таким же способом женщины племени гадали о сроках наступления на врага. Страбон рассказывает о жрицах-предсказательницах, гадавших на крови и внутренностях убитых ими пленных. Руническое письмо, которое появилось у германцев в первые века нашей эры и было доступно сначала только жрецам, служило для гаданий и заклинаний.

Германцы обожествляли своих героев. Они чтили в сказаниях «великого освободителя Германии» Арминия, победившего римского главнокомандующего Вара в битве в Тевтобургском лесу. Этот эпизод относится к началу 1 в. н. э. Римляне вторглись на территорию германских племен между реками Эмсом и Везером. Они пытались навязать германцам свои законы, вымогали у них налоги и всячески притесняли их.

Арминий, принадлежавший к родовой знати племени херусков, провел юность на римской военной службе и был в доверии у Вара. Он организовал заговор, сумев вовлечь в него вождей других германских племен, также служивших у римлян. Германцы нанесли сильный удар Римской империи, уничтожив три римских легиона

Отголоски древнегерманского религиозного культа дошли до нас в некоторых географических названиях. Название столицы Норвегии Осло восходит к дисл. бss ‘бог из племени асов’ и lo ‘прогалина’. Столица Фарерских островов — Торсхавн ‘гавань Тора’. Название города Оденсе, в котором родился Г. Х. Андерсен, происходит от имени верховного бога Одина; название другого датского города — Виборг восходит к ддат. wi ‘святилище’. Шведский город Лунд возник, по-видимому, на месте священной рощи, насколько об этом можно судить по древнешведскому значению lund (в современном шведском lund ‘роща’). Бальдурсхейм — название хутора в Исландии — хранит память о юном боге Бальдре, сыне Одина. На территории Германии имеется немало небольших городов, сохраняющих имя Водана (с изменением начального w в g): Бад-Годесберг около Бонна (в 947 г. упоминается его первоначальное название Вуоденсберг), Гутенсвеген, Гуденсберг и др.


Заключение
Каждое из  германских племён представляло собой определённую общность, выражающуюся общей хозяйственной деятельностью, осознанием родства, наборе культурно – бытовых особенностей. Общественная, административная, судебная  и  военные организации племен основывались на кровнородственных связях. Обладание территорий и борьба за её сохранение определили систему межплеменных отношений.

Никаких чётких границ между племенами не существовало. Племя сплачивалось тесными кровородственными, хозяйственными и культурными связями. Сохранение племенной чистоты и древних традиций предполагало строгую эндогамность племени при столь же строгой экзогамности входивших в него родов. Браки разрешались только внутри племени, а межплеменные браки запрешались.

Интенсивные этнокультурные связи между германскими племенами приводили к образованию надплеменных организаций, при которых уже не племя,а группа племен выступала в виде определённой этносоциальной общности.

На первом этапе Переселения в варварском племенном мире активизируются процессы этнической консолидации и дифференциации. У большинства племен они происходили почти одновременно, но  в  одних  случаях доминировало всё ещё этническое разделение и обособление, в других – решающую силу набирала интеграция.

При этом в одно территориальное целое племена  зачастую включались насильственным путём. Общественная и военная организация германцев этого времени претерпела изменения. Сфера деятельности народного собрания сузилась. Совет старейшин уступил место совету военной дружины. Власть конунга усилилась, стала прерогативой одного рода. Социальный вес свободных германцев определялся уже их состоятельностью. Выделяются предводители племенных союзов.

Таким образом, возникновение новых этносоциальных общностей у германцев было ускорено их переселением на другие земли. Однако к этому времени у германцев сохранялись ещё некоторые черты прежнего родоплеменного устройства. Лишь свободные германцы могли участвовать в народных собраниях и оказывать влияние на политическую жизнь. Из них формировалось военное ополчение, после походов они получали часть добычи. Только из числа соплеменников избирались конунги.

Список литературы.

1.Корсунский А.Р. Упадок и гибель Римской империи и возникновение германских королевств. М.,1984.
2.Корсунский А.Р. Государство и этнические общности в раннефеодальный период  в  Западной Европе.СВ.,1968.
3. Нестор И.Варварский мир и конец античного мира.М.,1970.
4.Риер Я. Г. История цивилизаций: учеб пособие для студ. В 5 частях.Могилев, 2001.
5.Соловьева Л.Н. Древние германцы  и  их языки.М.,1990.
6.Тугай В.В.История средних веков: древние германцы: учеб. пособие. Минск,2006.


Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации