Участники Отечественной войны 1812 года и зарубежных походов русской армии 1813-1814 годов - файл n1.doc

Участники Отечественной войны 1812 года и зарубежных походов русской армии 1813-1814 годов
Скачать все файлы (587.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc588kb.16.02.2014 16:48скачать

n1.doc

  1   2   3   4

Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя школа № 4 г.Мценска




РЕФЕРАТ

по теме: «Декабристы – участники Отечественной войны 1812 года и зарубежных походов русской армии 1813-1814 годов»;



выполнила: ученица 10 класса

Гришкина Дарья



Руководитель: учитель русского языка

и литературы

Макарова С.Н.


г. Мценск, 2011 год



ПЛАН-ОГЛАВЛЕНИЕ
1. Введение………………………………………………………………………………………….3-4

2. Основная часть…………………………………………………………………………...............5-3
2.1. Восстание декабристов………………………………………………………………………...5-13
2.1.1.Декабристы.…………………………………………………………………………………....5
2.1.2.Восстание 1825 года………………………………………………………………………......6-8
2.1.3. Нечкина М.В. о восстании 14 декабря 1825 г. в Петербурге ……………………………..8-12
2.1.4. Из рассказа Н.А. Бестужева о расстреле восставших 14 декабря 1825 г. в Петербурге...12
2.1.5. Освобождение………………………………………………………………………………..13
2.2. Лица 1825 года………………………………………………………………………………...13-31
2.2.1.Волконский Сергей Григорьевич………………………………………………….…...…...13-15
2.2.2. Орлов Михаил Фёдорович……………………………………………………….………....15-17
2.2.3. Лунин Михаил Сергеевич………………………………………………………………......17-19
2.2.4.Пестель Павел Иванович…………………………………………………………………....19-21
2.2.5. Сергей Иванович Муравьёв-Апостол……………………………………………….…….21-23
2.2.6. Владимир Федосеевич Раевский……………………………………………………...……23-26
2.2.7. Сергей Петрович Трубецкой………………………………………………………….……26-31.

3. Заключение…………………………………………………………………………………..….32-33
4.Список литературы…………………………………………………………………………...….34


1.ВВЕДЕНИЕ.

Декабристы. Произнося это слово, каждый человек вкладывает в него свой смысл.

Многие из нас могут рассказать про этих людей, кто-то больше, кто-то меньше. И рассказы эти будут разнообразны, потому что каждый человек даст свою оценку поступкам декабристов.

Но в одном, как мне кажется, их взгляды сойдутся: все происходившие события были на редкость красивы. Красивы не по внешнему исполнению там, где кровь и смерть, красоты мало, а по внутреннему содержанию. Все получилось как в хорошем романе: героические поступки, предательства, внезапная развязка, мысли о вечной борьбе против угнетения народа и передача их из поколения в поколение

О декабристах писали много и по-разному. 170 лет назад о них говорила вся просвещённая Россия, о них "переписывались" монархи и правительства, составлялись секретные доклады. Об их жизни - тысячи публикаций, диссертаций, поэм и романов. Одни их ругали, другие ими восхищались. Пушкин причислял себя к декабристам, с грустью вспоминая в стихотворении "Арион": "Нас было много на челне...".

Судьбы этих людей противоречивы. И, думается, неоднозначно, что было бы с Россией, если бы они победили. В критических ситуациях (арест, допрос, камера, ссылка, каторга) они вели себя по-разному.

Актуальность представленной темы определяется интересом к становлению российского либерализма в современных условиях. Глубокий интерес к эпохе, которая знаменовала начало либеральных реформ, ожидание деятельных перемен «сверху», желание встать в один ряд с развитыми, передовыми державами представляется вполне закономерным и актуальным.

Сегодня, когда российское общество возвращается к осмыслению либеральных ценностей, разнообразия форм и методов социально-экономических преобразований, значимости идей, которые почти двести лет назад высказывали выдающиеся политические мыслители

М.М. Сперанский, Н.И. Тургенев, Н.С. Мордвинов, представляется важным осмыслить истоки российского либерализма, характер взаимоотношений власти и общества, особенности развития российской государственности.

Потребность вернуться к изучению идей и свершений эпохи продиктована особенностью проблематики и появлением новых документов, архивных источников, рукописных текстов, вводимых в научный оборот. Это касается и декабристского наследия, ценность которого не вызывает сомнений: важно разобраться в его сущности, найти ответы на ключевые вопросы, переосмыслить значение декабристских идей и сами фигуры участников восстания на Сенатской площади.

Вместе с тем, говоря об актуальности и научной значимости исследования, необходимо подчеркнуть и другое. Сегодня вновь возник интерес к личности декабристов, их поведению, образу мыслей, особенностям реализации богатого интеллектуального и духовного потенциала представителей эпохи. Такой интерес продиктован стремлением осознать истоки русской социально-политической мысли, разобраться в сложных проблемах формирования русского национального сознания путем рассмотрения отдельных крупных, нестандартных, колоритных фигур и их воззрений. Попытка увидеть внутренний мир, проследить «биографию духа», выстроить систему взглядов ярких выразителей общественных идей и настроений представляется в этой связи чрезвычайно важной.

  Многие будущие декабристы, 115 человек, были непосредственными участниками Отечественной войны 1812 г. Борьба против Великой армии Наполеона охватила широкие слои русского общества, еще более укрепила патриотические чувства будущих деятелей декабрьского восстания. Война свела их лицом к лицу с народом, заставила глубже вдуматься в его тяжелое, угнетенное положение.

«Мы дети 1812 года, – писал Матвей Муравьев-Апостол, – жертвовать всем, даже жизнью, для блага Отечества было влечением сердца». Он подчёркивал, что Отечественная война стала одним из исходных моментов декабристского движения. После подавления восстания к следствию были привлечены 579 человек. Верховный уголовный суд в 1826 г. признал государственными преступниками более 120 человек, 65 из них насмерть сражались с врагом на Бородинском поле.

Память – понятие отвлеченное, ее нельзя взять в руки. И все-таки она есть, она - наше наследство, наше историческое прошлое.

Актуальность выбранной мной темы сегодня заключается и в том, что программы декабристов оказались пригодными надолго. Только 30 лет спустя – в эпоху «великих реформ» - началось ее первое серьезное осуществление. Они прекрасно понимали, что борьба с частичными недостатками русской жизни будет бесплодна до тех пор, пока будут существовать порождающие эти недостатки корни. А корнем является отсутствие чувства законности, права.

Идеи декабристов ведут к нашему времени. Идеи равенства свободы, республиканизма, федерализма жизненны и в наши дни. Хотя правительство Николая I и позаботилось о том, чтобы прервать связь с будущим поколением цензурой, уничтожением их, вопреки всему память о них сохранилась как святыня.

Только в наши дни основные идеи декабристов получили начало своего полного осуществления. Эти идеи не были ни чисто подражательными, ни мертворожденными, ни утопическими. Их отвергла традиционная власть, но их снова и снова ставила русская жизнь. Только теперь мы можем вполне почувствовать и ту живую связь, которая соединяет декабристов с нами через головы ряда поколений.

Мы должны твердо знать, что кроме всех идей, декабристы завещали нам еще и одно «чувство», которое двигает горы: чувство любви к родине и энтузиазм самопожертвования за ее интересы. И самое ценное, что мы можем сказать это то, что зажженный ими огонь горел неугасимо в ряде поколений, не погас и в наше дни в русских сердцах.


2.ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

2.1. Восстание декабристов.

2.1.1.Декабристы- русские революционеры, поднявшие в декабре 1825 восстание против самодержавия и крепостничества (название получили по месяцу восстания). Процесс разложения феодально-крепостнического строя, отчётливо проявившийся уже во 2-й половине 18 в. и усилившийся в начале 19 в., явился базой, на которой выросло это движение.

Слабость русской буржуазии способствовала тому, что «первенцами свободы» в России стали революционные дворяне. Отечественная война 1812, участниками которой оказались почти все основатели и многие активные члены будущего движения Декабристы, последующие заграничные походы 1813-14 явились для них в известной степени политической школой.
Война 1812 г. принесла стране разорение, что явилось дополнительной причиной роста стихийных крестьянских волнений, особенно в голодные годы 1820-1822 гг. Крестьяне, героически сражавшиеся против наполеоновской армии в 1812 г., требовали освобождения от крепостной неволи. Публицист Бестужев А.А. писал, что воины, вернувшись из армии домой, говорили: «Мы проливали кровь… а нас опять заставляют потеть на барщине! Мы избавили родину от тирана, а нас опять тиранят господа!»

Радикально настроенное дворянство, среди которых было много офицеров, героически сражавшихся в Отечественную войну и заграничные походы, из-за реакционной политики государя окончательно потеряло надежду на мирное преобразование страны. Оно прониклось революционной идеологией и стало искать возможности преобразования России путем насильственного свержения власти царя и установления демократической формы правления и гражданских свобод. В результате на Сенатской площади в Петербурге в конце 1825 г. произошло восстание декабристов.

Десятки декабристов были молодыми офицерами, храбро сражавшимися в Бородинском бою и были награждены золотыми шпагами с надписью «За храбрость»: Пестель П.И., Лунин М.С., Раевский В.Ф., Митьков М.Ф., Бригген А.Ф., Кавелин А.А., Семенов П.К. и др. За Бородино ордена святого Владимира 4-й степени с бантом удостоены будущие декабристы: капитан Пущин П.С. и поручик Давыдов В.Л., двоюродный брат Дениса Давыдова. А солдатскими Георгиевскими крестами были награждены Муравьев – Апостол М.И. и Якушкин И.Д., сражавшиеся при Бородине в чине подпрапорщиков.

Храбро сражались и в заграничном походе будущие декабристы: прапорщик Норов В.С., поручик Муравьев-Апостол С.И.,  штабс-капитан Булатов А.М.,  подпоручик Трубецкой С.П., штабс-капитан Муравьев А.Н., подпоручик Батеньков Г.С., прапорщик Муравьев Н.М., поручик Фаленберг П.И., поручик Глинка Ф.Н., подполковник Ентальцев А.В. и многие другие.

Среди декабристов было много талантливых людей. К примеру, события Отечественной войны 1812 г. нашли отражение в творчестве поэта-декабриста Рылеева К.Ф., казнённого 13  июля 1826 г. в Петропавловской крепости вместе с Пестелем П.И., Муравьёвым-Апостолом С.И., Бестужевым-Рюминым М.П., и Каховским П.Г. Кондратий Рылеев участвовал в заграничном походе русской армии. Вот как он написал о партизанских офицерских отрядах:

Вкушает враг беспечный сон;
Но мы не спим, мы надзираем -
И вдруг на стан со всех сторон,
Как снег внезапный налетаем.
В одно мгновенье враг разбит,
Врасплох застигнут удальцами,
И вслед за ними страх летит,
С неутомимыми донцами.
2.1.2.Восстание 1825 года.

Кто же был основателем первых политических сообществ и как произошло восстание декабристов?


  В 1816 молодые офицеры А. Муравьев, С. Трубецкой, И. Якушкин, С. Муравьев-Апостол и М. Муравьев-Апостол, Н. Муравьев основали первое тайное политическое общество - «Союз спасения», или «Общество истинных и верных сынов Отечества». Позже в него вступили П. Пестель и др. - всего около 30 человек. Работа над улучшением программы и поиски более совершенных способов действия для ликвидации абсолютизма и отмены крепостного права привели в 1818 к закрытию «Союза спасения» и основанию нового, более широкого общества - «Союза благоденствия» (около 200 человек.). Новое общество считало основной целью формирование в стране «общественного мнения», которое представлялось декабристами главной революционной силой, движущей общественную жизнь. В 1820 совещание руководящего органа «Союза благоденствия» - Коренной управы - по докладу Пестеля единогласно высказалось за республику. Основной силой переворота решено было сделать армию, которой руководили бы члены тайного общества. Происшедшее на глазах декабристов выступление в Семёновском полку (1820) в Петербурге дополнительно убедило их, что армия готова к движению (солдаты одной из рот заявили протест против жестокого обращения командира полка Шварца. Рота была отправлена в Петропавловскую крепость. Остальные роты также отказались повиноваться командирам, после чего весь полк был отправлен в крепость, а затем расформирован). По мнению декабристов, революция должна была совершиться для народа, но без его участия. Устранить активное участие народа в грядущем перевороте казалось необходимым для того, чтобы избежать «ужасов народной революции» и сохранить за собой руководящее положение в революционных событиях.

В 1821 съезд Коренной управы «Союза благоденствия» в Москве объявил общество распущенным и под прикрытием этого решения, облегчившего отсев ненадёжных членов, стал формировать новую организацию. В результате в 1821 образовалось Южное общество декабристов (на Украине, в районе расквартирования 2-й армии), а вскоре - Северное общество декабристов с центром в Петербурге. Руководителем Южного общества стал один из выдающихся декабристов - Пестель. Члены Южного общества были противниками идеи Учредительного собрания и сторонниками диктатуры Временного верховного революционного правления. Именно последнее должно было, по их мнению, взять в свои руки власть после успешного революционного переворота и ввести заранее подготовленное конституционное устройство, принципы которого были изложены в документе, позже названном «Русской правдой». Россия объявлялась республикой, крепостное право немедленно ликвидировалось. Крестьяне освобождались с землёй. Однако аграрный проект Пестеля не предусматривал полного уничтожения помещичьего землевладения. «Русская правда» указывала на необходимость полного уничтожения сословного строя, установления равенства всех граждан перед законом; провозглашала все основные гражданские свободы: слова, печати, собраний, вероисповедания, равенства в суде, передвижений и выбора занятий. «Русская правда» фиксировала право каждого мужчины, достигшего 20 лет, участвовать в политической жизни страны, избирать и быть избранным без какого бы то ни было имущественного или образовательного ценза. Женщины избирательных прав не получали. Ежегодно в каждой волости должно было собираться Земское народное собрание, избиравшее депутатов в постоянно действующие представительные органы местной власти. В «Русской правде» указывался состав будущей территории государства - в Россию должны были войти Закавказье, Молдавия и др. территории, приобретение которых Пестель считал необходимым по хозяйственным или стратегическим соображениям. Демократический строй должен был совершенно одинаково распространяться на все российские территории, независимо от того, какими народами они были заселены. Пестель был, однако, решительным противником федерации: вся Россия, по его проекту, должна была представлять собой единое и неделимое государство. Исключение делалось только для Польши, которой предоставлялось право отделения. Предполагалось, что Польша вместе со всей Россией примет участие в задуманном декабристами революционном перевороте и проведёт у себя, в согласии с «Русской правдой», те же революционные преобразования, какие предполагались и для России. «Русская правда» Пестеля неоднократно обсуждалась на съездах Южного общества, её принципы были приняты организацией. Сохранившиеся редакции «Русской правды» свидетельствуют о непрерывной работе над её усовершенствованием и развитием её демократических принципов. Являясь в основном творением Пестеля, «Русская правда» редактировалась и др. членами Южного общества.
  Северное общество декабристов возглавил Н. Муравьёв; в руководящее ядро входили Н. Тургенев, М. Лунин, С. Трубецкой, Е. Оболенский. Конституционный проект Северного общества разработал Н. Муравьёв. В нём отстаивалась идея Учредительного собрания. Муравьёв решительно возражал против диктатуры Временного верховного революционного правления и диктаторского введения революционной конституции, заранее одобренной тайным обществом. «Конституция» Н. Муравьёва является значительным идеологическим документом движения декабристов. В её проекте классовая ограниченность сказалась гораздо сильнее, чем в «Русской правде». Будущая Россия должна была стать конституционной монархией при одновременном федеративном устройстве. Принцип федерации, близкий по типу к США, совершенно не учитывал национального момента - территориальный в нём преобладал. Россия делилась на 15 федеративных единиц - «держав» (областей). Программа предусматривала безоговорочную отмену крепостного права. Сословия уничтожались. Устанавливались равенство всех граждан перед законом, равный для всех суд.

  В последние годы деятельности тайного Северного общества в нём более резко обозначилась борьба внутренних течений. Вновь усилилось республиканское течение, представленное вступившим в 1823 в общество поэтом К. Ф. Рылеевым, а также Е. Оболенским, братьями Бестужевыми (Николаем, Александром, Михаилом) и др. членами. На эту республиканскую группу пала вся тяжесть подготовки восстания в Петербурге. Южное и Северное общества находились в непрерывном общении, обсуждали свои разногласия. На 1826 был намечен съезд Северного и Южного обществ, на котором предполагалось выработать общие конституционные основы. Однако сложившаяся в стране ситуация вынудила декабристов выступить раньше намеченного срока. В обстановке подготовки к открытому революционному выступлению Южное общество объединилось с Обществом соединённых славян.


  В ноябре 1825 внезапно умер царь Александр I. Его старший брат Константин задолго до этого отказался от престола, но отказ царская фамилия хранила в тайне. Наследовать Александру I должен был его брат Николай, которого давно ненавидели в армии, как грубого солдафона и аракчеевца. Между тем армия принесла присягу Константину. Однако вскоре распространились слухи о принесении новой присяги - императору Николаю. Армия волновалась, недовольство в стране возрастало. В то же время членам тайного общества декабристов стало известно, что шпионы обнаружили их деятельность. Ждать было нельзя. Поскольку решающие события междуцарствия разыгрывались в столице, она, естественно, становилась центром предстоящего переворота. Северное общество приняло решение об открытом вооружённом выступлении в Петербурге и назначило его на 14 декабря 1825 - день, когда должна была происходить присяга новому императору Николаю I.


  План революционного переворота, подробно разработанный на заседаниях декабристов в квартире Рылеева, предполагал воспрепятствовать присяге, поднять сочувствующие декабристам войска, привести их на Сенатскую площадь и силой оружия (если не помогут переговоры) не допустить Сенат и Государственный совет принести присягу новому императору. Депутация от декабристов должна была заставить сенаторов (в случае необходимости - военной силой) подписать революционный манифест к русскому народу. В манифесте объявлялось свержение правительства, отменялось крепостное право, уничтожалась рекрутчина, объявлялись гражданские свободы и созывалось Учредительное собрание, которое окончательно решило бы вопрос о конституции и форме правления в России. «Диктатором» предстоящего восстания был избран князь С. Трубецкой, опытный военный, участник войны 1812, хорошо известный гвардии.


  Первый восставший полк (лейб-гвардии Московский) пришёл на Сенатскую площадь 14 декабря около 11 часов утра под предводительством А. Бестужева, его брата Михаила и декабриста Щепина-Ростовского. Полк построился в каре около памятника Петру I. Только через 2 часа к нему присоединились лейб-гвардии Гренадерский полк и гвардейский морской экипаж. Всего на площади под знамёнами восстания собралось около 3 тыс. восставших солдат при 30 строевых начальниках - офицерах-декабристах. Собравшийся сочувствующий народ численно значительно превосходил войска. Однако цели, поставленные декабристами, не были достигнуты. Николай I успел привести Сенат и Государственный совет к присяге ещё затемно, когда Сенатская площадь была пуста. «Диктатор» Трубецкой не явился на площадь. Каре восставших несколько раз отражало беглым огнём натиск оставшейся верной Николаю гвардейской конницы. Попытка генерал-губернатора Милорадовича уговорить восставших не принесла успеха. Милорадович был смертельно ранен декабристом П. Каховским. К вечеру декабристы выбрали нового руководителя - князя Оболенского, начальника штаба восстания. Но было уже поздно. Николай, успевший стянуть на площадь верные ему войска и окружить каре восставших, боялся, чтобы «волнение не передалось черни», и скомандовал стрельбу картечью. По явно заниженным правительственным данным, на Сенатской площади было убито более 80 «мятежников». К ночи восстание было подавлено.


  Весть о разгроме восстания в Петербурге дошла до Южного общества в двадцатых числах декабря. Пестель к тому времени уже был арестован (13 декабря 1825), но всё же решение выступать было принято. Восстание Черниговского полка возглавили подполковник С. Муравьёв-Апостол и М. Бестужев-Рюмин. Оно началось 29 декабря 1825 в с. Трилесы (около 70 км на юго-запад от Киева), где была расквартирована 5-я рота полка. Восставшие (всего 1164 человека) захватили г. Васильков и двинулись оттуда на соединение с др. полками. Однако ни один полк не поддержал инициативы черниговцев, хотя войска, несомненно, были охвачены брожением. Высланный навстречу восставшим отряд правительственных войск встретил их залпами картечи. 3 января 1826 восстание декабристов на юге было разгромлено. В ходе восстания на юге среди солдат и отчасти народа распространялись воззвания декабристов Революционный «Катехизис», написанный С. Муравьёвым-Апостолом и Бестужевым-Рюминым. 

К следствию и суду по делу декабристов было привлечено 579 человек. Следственные и судебные процедуры велись в глубокой тайне. Пятеро руководителей - Пестель, С. Муравьёв-Апостол, Бестужев-Рюмин, Рылеев и Каховский - были повешены 13 июля 1826. Сосланы в Сибирь на каторгу и поселение 121 декабрист. Свыше 1000 солдат были прогнаны сквозь строй, некоторые сосланы в Сибирь на каторгу или поселение, свыше 2000 солдат переведены на Кавказ, где в то время велись военные действия. Заново сформированный штрафной Черниговский полк, а также др. сводный полк из активных участников восстания также были посланы на Кавказ.

В 1856 г. Александр II вернул из ссылки 40 декабристов.

2.1.3.Нечкина М.В. о восстании 14 декабря 1825 г. в Петербурге.*

«14 декабря офицеры—члены тайного общества еще затемно были в казармах и вели агитацию среди солдат. С горячей речью выступил перед солдатами Московского полка Александр Бестужев. «Я говорил сильно, меня слушали жадно»,— вспоминал он позже. От присяги новому царю солдаты отказались и приняли решение идти на Сенатскую площадь. Полковой командир Московского полка барон Фредерике хотел было помешать выходу из казарм восставших солдат—и упал с разрубленной головой под ударом сабли офицера Щепина-Ростовского. Был ранен и полковник Хвощинский, желавший остановить солдат. С развевающимся полковым знаменем, взяв боевые патроны и зарядив ружья, солдаты Московского полка первыми пришли на Сенатскую площадь. Во главе этих первых в истории России революционных войск шел штабс-капитан лейб-гвардии драгунского полка Александр Бестужев. Вместе с ним во главе полка шли его брат, штабс-капитан лейб-гвардии Московского полка Михаил Бестужев и штабс-капитан того же полка Дмитрий Щепин-Ростовский.

Полк построился в боевом порядке в форме каре около памятника Петру 1. Каре (боевой четырехугольник) было проверенным и оправдавшим себя боевым построением, обеспечивавшим как оборону, так и нападение на противника с четырех сторон. Было II часов утра. К восставшим подскакал петербургский генерал-губернатор Милорадович, стал уговаривать солдат разойтись, клялся в том, что присяга Николаю правильна, вынимал шпагу, подаренную ему цесаревичем Константином с надписью: «Другу моему Милорадовичу», напоминал о битвах 1812 г. Момент был очень опасен: полк пока был в одиночестве, другие полки еще не подходили, герой 1812 г. Милорадович был широко популярен и умел говорить с солдатами. Только что начавшемуся восстанию грозила большая опасность. Милорадович мог сильно поколебать солдат и добиться успеха. Нужно было во что бы то ни стало прервать его агитацию, удалить его с площади. Но, несмотря на требования декабристов, Милорадович не отъезжал и продолжал уговоры. Тогда начальник штаба восставших декабрист Оболенский штыком повернул его лошадь, ранив графа в бедро, а пуля, в этот же момент пущенная Каховским, смертельно ранила генерала. Опасность, нависшая над восстанием, была отражена.

Избранная для обращения к Сенату делегация — Рылеев и Пущин—еще рано утром отправилась к Трубецкому, который перед этим сам заходил к Рылееву. Выяснилось, что Сенат уже присягнул и сенаторы разъехались. Оказалось, что восставшие войска собрались перед пустым Сенатом. Таким образом, первая цель восстания не была достигнута. Это была тяжелая неудача. От плана откалывалось еще одно задуманное звено. Теперь предстоял захват Зимнего дворца и Петропавловской крепости.

О чем именно говорили Рылеев и Пущин в это последнее свидание с Трубецким — неизвестно, но, очевидно, они договорились о каком-то новом плане действий и, придя затем на площадь, принесли вместе с собой уверенность, что Трубецкой сейчас придет туда же, на площадь, и приступит к командованию. Все нетерпеливо, ждали Трубецкого.

Но диктатора все не было. Трубецкой изменил восстанию. На площади складывалась обстановка, требовавшая решительных действий, а на них-то и не решался Трубецкой. Он сидел, терзаясь, в канцелярии Генерального штаба, выходил, выглядывал из-за угла, много ли собралось войска на площади, прятался вновь. Рылеев искал его повсюду, но не мог найти. Кто же мог догадаться, что диктатор восстания сидит в царском Генеральном штабе? Члены тайного общества, избравшие Трубецкого диктатором и доверявшие ему, не могли понять причины его отсутствия и думали, что его задерживают какие-то причины, важные для восстания. Хрупкая дворянская революционность Трубецкого легко надломилась, когда пришел час решительных действий.

Вождь, изменивший делу революции в самый решительный момент, конечно, является в некоторой мере (но лишь в некоторой!) выразителем классовой ограниченности дворянской революционности. Но все же неявка избранного диктатора на площадь к войскам в часы восстания—случай беспрецедентный в истории революционного движения. Диктатор предал этим и идею восстания, и товарищей по тайному обществу, и пошедшие за ними войска. Эта неявка сыграла значительную роль в поражении восстания.

Восставшие долго выжидали. Солдатские ружья стреляли «сами». Несколько атак, предпринятых по приказу Николая конной гвардией на каре восставших, были отбиты беглым ружейным огнем. Заградительная цепь, выделенная из каре восставших, разоружала царских полицейских. Этим же занималась и «чернь», находившаяся на площади (палаш одного разоруженного жандарма был передан брату А. С. Пушкина Льву Сергеевичу, который пришел на площадь и присоединился к восставшим).

За оградой строившегося Исаакиевского собора располагались жилища строительных, рабочих, для которых было заготовлено много дров на зиму. Поселок в народе называли «исаакиевской деревней», оттуда и летело в царя и его свиту немало камней и поленьев 1).

Мы видим, что войска были не единственной живой силой восстания 14 декабря: на Сенатской площади в этот день был еще один участник событий — огромные толпы народа.

Общеизвестны слова Герцена — «декабристам на Сенатской площади не хватало народа». Понимать эти слова надо не в том смысле, что народа вообще не было на площади, - народ был, а в том, что декабристы не сумели опереться на народ, сделать его активной силой восстания.

В течение всего междуцарствия на улицах Петербурга было оживленнее обычного. Особенно это было заметно в воскресенье 13 декабря, когда прошел слух о новой присяге, о новом императоре и отречении Константина. В день восстания, еще затемно, народ стал скопляться то тут, то там у ворот казарм гвардейских полков, привлеченный толками о готовящейся присяге, а возможно, и широко распространившимися слухами о каких-то льготах и облегчениях для народа, которые сейчас объявят при присяге. Слухи эти, несомненно, шли и от прямой агитации декабристов. Незадолго до восстания Николай Бестужев с товарищами ночью объезжал военные караулы у казарм и говорил часовым, что скоро отменят крепостное право и уменьшат срок солдатской службы. Солдаты жадно слушали декабристов.

Любопытно впечатление современника о том, как «пусто» в этот момент было в прочих частях Петербурга: «Чем далее отходил я от Адмиралтейства, тем менее встречал народа; казалось, что все сбежались на площадь, оставив дома свои пустыми». Очевидец, фамилия которого осталась неизвестной, рассказывал: «Весь Петербург стекался на площадь, и первая адмиралтейская часть вмещала в себе до 150 тысяч человек, знакомые и незнакомые, приятели и враги забывали свои личности и собирались в кружки, рассуждали о предмете, поразившем их взоры» 2)

Надо отметить поразительное единодушие первоисточников, говорящих об огромном скоплении народа.

Преобладало «простонародье», «черная кость» — ремесленники, рабочие, мастеровые, крестьяне, приехавшие к барам в столицу, мужики, отпущенные на оброк, «люди рабочие и разночинцы», были купцы, мелкие чиновники, ученики средних школ, кадетских корпусов, подмастерья... Образовались два «кольца» народа. Первое состояло из пришедших пораньше, оно окружало каре восставших. Второе образовалось из пришедших позже — их жандармы уже не пускали на площадь к восставшим, и «опоздавший» народ толпился сзади царских войск, окруживших мятежное каре. Из этих пришедших «позже» и образовалось второе кольцо, окружившее правительственные войска. Заметив это, Николай, как видно из его дневника, понял опасность этого окружения. Оно грозило большими осложнениями.

Основным настроением этой огромной массы, которая, по свидетельствам современников, исчислялась десятками тысяч человек, было сочувствие восставшим.

Николай сомневался в своем успехе, «видя, что дело становится весьма важным, и не предвидя еще, чем кончится». Он распорядился заготовить экипажи для членов царской семьи с намерением «выпроводить» их под „прикрытием кавалергардов в Царское Село. Николай считал Зимний дворец ненадежным местом и предвидел возможность сильного расширения восстания в столице. О том же говорило поручение охраны дворца саперам: очевидно, при охране Зимнего царю мерещились даже какие-то наспех возведенные укрепления, для батарей. Николай еще яснее выразил эти настроения, записав, что в случае кровопролития под окнами дворца «участь бы наша была более чем сомнительна». И позже Николай много раз говорил своему брату Михаилу: «Самое удивительное в этой истории — это то, что нас с тобой тогда не пристрелили». В этих словах мало оптимистической оценки общего положения. Надо признать, что в этом случае историк должен полностью согласиться с Николаем.

В этих условиях Николай и прибег к посылке для переговоров с восставшими митрополита Серафима и киевского митрополита Евгения. Оба уже находились в Зимнем дворце для благодарственного молебна по случаю присяги Николаю. Но молебен пришлось отложить: было не до молебна. Мысль послать митрополитов для переговоров с восставшими пришла Николаю в голову как способ пояснить законность присяги ему, а не Константину через духовных лиц, авторитетных в делах присяги, «архипастырей». Казалось, кому лучше знать о правильности присяги, как не митрополитам? Решение ухватиться за эту соломинку укрепилось у Николая тревожными вестями: ему сообщили, что из казарм выходят лейб-гренадеры и гвардейский морской экипаж для присоединения к «мятежникам». Если бы митрополиты успели уговорить восставших разойтись, то новые полки, пришедшие на помощь восставшим, нашли бы уже основной стержень восстания надломленным и сами могли бы выдохнуться.

Вид приближающейся духовной делегации был довольно внушителен. Узорчатый зеленый и пунцовый бархат облачений на фоне белого снега, сверкание бриллиантов и золота на панагиях, высоких митрах и поднятых крестах, два сопровождающих дьякона в пышных, сверкающих парчой стихарях, надетых для торжественного придворного богослужения, все это должно было приковать к себе внимание солдат.

Но в ответ на речь митрополита о законности требуемой присяги и ужасах пролития братской крови «мятежные» солдаты стали кричать ему из рядов, по авторитетному свидетельству дьякона Прохора Иванова: «Какой ты митрополит, когда на двух неделях двум императорам присягнул... Ты — изменник, ты дезертир … Не верим вам, пойдите прочь!.. Это дело не ваше: мы знаем, что делаем...»

Внезапно митрополиты ринулись бегом влево, скрылись в проломе загородки Исаакиевского собора, наняли простых извозчиков (в то время, как справа, ближе к Неве, их издала дворцовая карета) и объездом вернулись в Зимний дворец. Почему произошло это внезапное бегство священнослужителей? К восставшим подходило огромное подкрепление. Справа, по льду Невы, поднимался, пробиваясь с оружием в руках через войска царского окружения, отряд восставших лейб-гренадер. С другой стороны вступали на площадь ряды моряков — гвардейский морской экипаж. Это было крупнейшим событием в лагере восстания: его силы сразу увеличивались более чем вчетверо.

«Гвардейский экипаж, следовавший на Петровскую площадь, встречен был лейб-гвардии Московским полком с восклицаниями «ура!», на что гвардейский экипаж ему ответствовал, что повторялось на площади несколько раз»,— показывает Михаил Кюхельбекер.

Таким образом, порядок прибытия восставших полков на площадь был следующий: первым пришел лейб-гвардии Московский полк с декабристом Александром Бестужевым и его братом Михаилом Бестужевым во главе. За ним (значительно позже) — отряд лейб-гренадер — 1-я фузилерная рота декабриста Сутгофа со своим командиром во главе; далее— гвардейский морской экипаж под командой декабриста капитан-лейтенанта Николая Бестужева (старшего брата Александра и Михаила) и декабриста лейтенанта Арбузова. Вслед за гвардейским экипажем вступили на площадь последние участники восстания—остальная, наиболее значительная часть лейб-гренадер, приведенная декабристом поручиком Пановым. Рота Сутгофа примкнула к каре, а матросы построились со стороны Галерной другим воинским построением — «колонной к атаке». Пришедшие позже лейб-гренадеры под командой Панова составили отдельное, третье на Сенатской площади, построение — вторую «колонну к атаке», расположенную на левом фланге восставших, ближе к Неве. На площади собралось около трех тысяч восставших солдат при 30 офицерах-декабристах—строевых начальниках. Все восставшие войска были с оружием и при боевых патронах.

Артиллерии у восставших не было. Все восставшие были пехотинцами.

За час до конца восстания декабристы выбрали нового «диктатора» — князя Оболенского, начальника штаба восстания. Он трижды пытался созвать военный совет, но было уже поздно: Николай успел взять инициативу в свои руки и сосредоточить на площади против восставших вчетверо большие воинские силы, причем в его войсках были кавалерия и артиллерия, которыми не располагали декабристы. В распоряжении Николая было 36 артиллерийских орудий. Восставшие, как уже сказано, были окружены правительственными войсками со всех сторон.

Короткий зимний день клонился к вечеру. «Пронзительный ветер леденил кровь в жилах солдат и офицеров, стоявших так долго на открытом месте»,— вспоминали потом декабристы. Наступали ранние петербургские сумерки. Уже было 3 часа дня, и стало заметно темнеть. Николай боялся наступления темноты. В темноте народ, скопившийся на площади, повел бы себя активнее. Из рядов войск, стоявших на стороне императора, начались перебежки к восставшим. Делегаты от некоторых полков, стоявших на стороне Николая, уже пробирались к декабристам и просили их «продержаться до вечера». Более всего Николай боялся, как позже сам записал в своем дневнике, чтобы «волнение не сообщилось черни». Николай дал приказ стрелять картечью. Команда раздалась, но выстрела не последовало. Канонир, зажегший фитиль, не вложил его в пушку. «Свои, ваше благородие»,— тихо ответил он набросившемуся на него офицеру. Офицер Бакунин выхватил запал из рук солдата и выстрелил сам. Первый залп картечью был дан выше солдатских рядов — именно по «черни», которая усеяла крышу Сената и соседних домов. На первый залп картечью восставшие отвечали ружейным огнем, но потом под градом картечи ряды дрогнули, заколебались - началось бегство, падали раненые и убитые. «В промежутках выстрелов можно было слышать, как кровь струилась по мостовой, растопляя снег, потом сама, алея, замерзала»,— писал позже декабрист Николай Бестужев. Царские пушки стреляли по толпе, бегущей вдоль Английской набережной и Галерной. Толпы восставших солдат бросились на невский лед, чтобы перебриться на Васильевский остров. Михаил Бестужев попытался на льду Невы вновь построить солдат в боевой порядок и идти в наступление. Войска построились. Но ядра ударялись о лед — лед раскалывался, многие тонули. Попытка Бестужева не удалась,

К ночи все было кончено. Царь и его клевреты всячески преуменьшали число убитых,—говорили о 80 трупах, иногда о сотне или двух. Но число жертв было гораздо значительнее — картечь на близком расстоянии косила людей. По приказу полиции кровь засыпали чистым снегом, спешно убирали убитых. Всюду ходили патрули. На площади горели костры, от полиции послали по домам с приказом, чтобы все ворота были на запоре. Петербург походил на город, завоеванный врагами.

Наибольшее доверие вызывает документ чиновника Министерства юстиции по статистическому отделению С. Н. Корсакова, опубликованный П. Я. Каином. В документе одиннадцать рубрик. Мы узнаем из них, что в день 14 декабря было «убито народа»: «генералов—1, штаб-офицеров — 1, обер-офицеров разных полков — 17, нижних чинов лейб-гвардии Московского полка — 93, Гренадерского—69, [морского] экипажа гвардии—103, Конного —17, во фраках и шинелях — 39, женска пола — 9, малолетних — 19, черни — 903. Общий итог убитых — 1271 человек» 3).

В это время на квартире Рылеева собрались декабристы. Это было их последнее собрание. Они договорились лишь о том, как держать себя на допросах... Отчаянию участников не было границ: гибель восстания была очевидна. Рылеев взял слово с декабриста Н. Н. Оржицкого, что он сейчас же отправится на Украину, чтобы предупредить Южное общество, что «Трубецкой и Якубович изменили"

В ночь на 15 декабря в Зимний дворец начали свозить арестованных. 

* Цит. по: Сайт Анны Самаль "Виртуальная энциклопедия декабристов" http://decemb.hobby.ru/

2.1.4. Из рассказа Н.А. Бестужева о расстреле восставших 14 декабря 1825 г. в Петербурге.*

«<…> мы были окружены со всех сторон: бездействие поразило оцепенением умы; дух упал, ибо тот, кто на этом поприще раз остановился, уже побежден вполовину. Сверх того, пронзительный ветер леденил кровь в жилах солдат и офицеров, стоявших так долго на открытом месте. Атаки на нас и стрельба наша прекратились; «ура» солдат становилось реже и слабее. День смеркался. Вдруг мы увидели, что полки, стоявшие против нас, расступились на две стороны, и батарея артиллерии стала между ними с разверстыми зевами, тускло освещаемая серым мерцанием сумерек.

Митрополит, посланный для нашего увещания, возвратился без успеха; Сухозанету (генерал, командовавший артиллерией при подавлении восстания декабристов) громогласно прокричали подлеца – и это был последний порыв, последние усилия нашей независимости.

Первая пушка грянула, картечь рассыпалась; одни пули ударили в мостовую и подняли рикошетами снег и пыль столбами, другие вырвали несколько рядов из фрунта, третьи с визгом пронеслись над головами и нашли своих жертв в народе, лепившемся между колонн сенатского дома и на крышах соседних домов. <…> С первого выстрела семь человек около меня упали; я не слышал ни одного вздоха, не приметил ни одного судорожного движения – столь жестоко поражала картечь на этом расстоянии. <…> Другой и третий повалили кучу солдат и черни, которая толпами собралась около нашего места.

С пятым или шестым выстрелом колонна дрогнула, и когда я оглянулся – между мною и бегущими была уже целая площадь и сотни скошенных картечью жертв свободы.

*http://decemb.hobby.ru/
  1   2   3   4
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации