Чубарьян А.О. (ред.) Цивилизации. Вып. 3 - файл n1.doc

Чубарьян А.О. (ред.) Цивилизации. Вып. 3
Скачать все файлы (5786 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc5786kb.12.01.2014 15:01скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Цивилизации. Вып. 3. / Ред. кол.: Чубарьян А.О. (отв. ред.) и др. М.: Наука, 1995. - 234 с.
Чубарьян А.О. (ред.) Цивилизации. Вып. 3. М.: Наука, 1995. - 234 с.
Цивилизации 3 1995 =Чубарьян



РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИИ Институт всеобщей истории



ББК 63.3(0) Ц 57

Редакционный совет: академик ЯД. Ковальченко, академик Г.М. Бонгард-Левин, ' 43 академик Ј.Л. Рыбаков, академик Г.Я. Севастьянов,

академик С.Л. Тихвинский, чл.-корр. Л.Я. Сахаров,

чл.-корр. Л.О. Чубарьян, доктор исторических наук В.А. Тишков

Рецензенты:

доктор исторических наук И.В. Следзевский, кандидат исторических наук КМ. Андерсон

Ц 57 Цивилизации. Вып. 3.-М.: Наука, 1995. -234 с.

ISBN 5-02-009754-3.

В центре внимания авторов широкий круг проблем: теория в историография цивилизационного анализа, пути выхода из кризиса современной историческое науки, сравнительные исследования по истории отдельных цивилизаций и др.

Для специалистов и широкого круга читателей.
0503010000-602 042(02Ь95

49-94-1 полугодие

ISBN 5-02-009754-3

ББК 633(0)

Коллектив авторов, 1995

Российская Академия наук, 1995 ,

ВВЕДЕНИЕ

Настоящий сборник является продолжением публикаций исследовательских работ отечественных и зарубежных историков, этнографов, археологов, филологов и философов, посвященных проблемам теории цивилизаций и практического применения цивилизационного подхода к решению конкретных задач исторической науки. Среди авторов сборника, начало которого было положено известным историком, профессором М.А. Баргом, такие всемирно известные специалисты в области сравнительной истории цивилизаций, как С.Н. Эйзенштадт, Э. Геллнер, Ф.Л. Томпсон, а также Л.С.Васильев, К.В. Хвостова, А.А. Сванидзе, Е.В. Гутнова - ведущие отечественные исследователи по истории отдельных стран и регионов.

При составлении сборника использованы разнородные материалы. Это соответствует принципиальной задаче, которую ставят перед собой составители - выявить многообразие точек зрения на проблему использования теории цивилизаций в исторической науке, обнародовать подготовленную годами работы специалистов фактическую базу и теоретический инструментарий.
Дело в том, что данный сборник - первый в серии, подготовленный после кончины инициатора этого издания профессора М.А. Барга. И дань его памяти составители отдают не только тем, что в сборнике помещена статья, посвященная научному наследию этого крупного ученого. В ряде статей, помещенных в книге, обозначены пути реше­ния тех проблем, которые более всего волновали покойного профес­сора М.А. Барга. Их авторы, видят перспективу дальнейшего развития цивилизационного подхода в продвижении к историческому синтезу и превращении на его основе понятия "цивилизация" в полноценную, ра­ботающую категорию исторической науки. Решение этой задачи пред­полагает анализ взаимодействия в истории общего и особенного, ма­териального и идеального, природы и культуры, рационального и иррационального, потребностей и ценностей человека, причинных и мотивационных связей. Кроме того, важнейшими являются проблемы, порождаемые сложной структурой активности историка в процессе исторического познания: вопросы взаимодействия исторической науки как общественного института и индивидуальной деятельности историка, познавательного и ценностного аспектов исторического знания. О сложности этих проблем говорит хотя бы то, что они заставили отвернуться от идеи "целостностной истории" и системных представлений о цивилизации историков французской исторической школы "Анналов", составлявших в 30-60-х годах XX в. один из передовых отрядов историков цивилизаций.

Сторонников подобных взглядов много и среди отечественных исто­риков. Но в российской исторической традиции стремление к истори­ческому синтезу постоянно подпитывается интуитивным ощущением "всеединства" мира, внутренне присущим нашей национальной куль­туре. Это обстоятельство подавляет развитие у нас исторического ре­лятивизма, отрицающего возможности общих оснований для сравни­тельного изучения культур и цивилизаций. "Русскому духу присуще стремление к целостности и всеохватывающей конкретной тоталь­ности, к последней и высшей ценности и основе", - писал видный философ "серебряного века" С.Л. Франк.

На эту традицию поиска системности в истории и разуме историка опираются авторы статей сборника, прослеживающие теоретические предпосылки исторического синтеза как основы теории цивилизаций -объективные, воспроизводящие идею "целостной истории" Ф. Броделя (статья Е.Б. Черняка) или познавательные, субъективные (статья И.Н. Ионова). В статье Н.А. и В.М. Хачатурян прослежены, в частно­сти, истоки того синкретического взгляда на мир в русской культурной традиции, который заставляет нас постоянно возвращаться к идее це­лостности истории. Ряд авторов статей пытается на деле осуществить исторический синтез как основу изучения истории отдельных циви­лизаций. Некоторые из них, такие как A.M. Буровский, пытаются осу­ществить синтез путем исследования антропогеосистем и их энерге­тической эффективности. Другие, как А.И. Кобзев, сосредотачивают свое внимание на культуре, взаимодействии развития языка и мен­талитета.

Это определяет общий пафос сборника - принципиальный отказ от релятивистского, чисто культурологического подхода к истории цивилизаций, поиск путей широкого исторического синтеза. Конечно, решить эту задачу в рамках любого единичного труда невозможно. Однако каждый шаг, сделанный в этом направлении, имеет для нас двойную ценность. Он представляет не только научный интерес, ведет к преодолению кризиса в отечественной истории. Он возрождает интуиции национального сознания, способствует восстановлению российской культурной традиции.

Е.Б. Черняк МИХАИЛ АБРАМОВИЧ БАРГ

В мае 1991 г. скончался крупный советский ученый доктор исторических наук, профессор М.А. Барг, вдохновитель и создатель сборника "Цивилизации".

М.А. Барг родился в 1915 г. в семье адвоката, умершего, когда сыну было четыре года. Мать ученого, учительница средней школы, в годы второй мировой войны погибла в гитлеровском концлагере. Детские и юношеские годы М.А. Барга прошли на Украине. Он окончил исторический факультет Харьковского университета, работал преподавателем истории и директором средней школы. В 1944 г. М.А. Барг поступил в аспирантуру Института истории Академии наук СССР, которую закончил в 1947 г., защитив кандидатскую диссертацию по аграрной истории средневековой Англии. Далее его путь в науке пролегал через преподавание истории в различных московских вузах. М.А. Барг завоевал широкое признание многих поколений студентов как замечательный лектор и педагог. Уже на этом этапе стал заметным его большой научный потенциал, прояв­лявшийся не только в выборе особо значительных и слабоизученных тем и аспектов исторического процесса, но и глубине исторического мышления и блестящей, растущей год от года исследовательской технике. В 1958 г. на Ученом совете института истории с блеском им была защищена докторская диссертация, в 1960 г. ему присвоено звание профессора. В 1967 г. М.А. Барг переходит на работу в Институт истории АН СССР. Перу М.А. Барга принадлежат научные монографии, десятки исследовательских статей, печатавшихся в академических журналах. Он вырастил целую плеяду талантливых исследователей, создал научную школу в области средневековой истории Англии.

Еще на рубеже 50-60-х годов внимание М.А. Барга привлекает во­прос о месте исторической науки в рамках обществознания. Он возра­жал против низведения историографии до роли служанки "материали­стической теологии", при которой на долю историков "великодушно" отдавался сбор и первичная обработка собранного материала, тогда как его осмысление, выявление следующих из него выводов целиком объявлялось прерогативой философов. Такое понимание роли этих дисциплин, превращая философию в область бесплодного схоластиче-

© Е.Б. Черняк.
ского оперирования затверженными "истинами", вместе с тем лишало историографию права самостоятельного теоретического анализа про­цесса развития общества не только в глобальном, но и региональном масштабе, выявления закономерностей хода общественной эволюции на национальном и локальном уровне сравнительно с уровнем всемирно-историческим.

Некоторые из своих концепций М.А. Барг высказал в ряде статей. К числу таких работ надо отнести статьи о системно-структурном методе и его роли в историческом исследовании, о проблемах формализации такого исследования. Эту же задачу преследовала и статья М.А. Барга в журнале "Вопросы философии" (написанная совместно с Е.Б. Черня­ком) "Структура и развитие классово-антагонистических формаций" (1967 г.), в которой была поставлена проблема исследования разновид­ностей формаций как единиц исторического процесса.

В 70-80-е годы одной из главных тем в исследовательской работе М.А. Барга становится изучение онтологических проблем механизма исторического развития. Результаты этой работы частично отражены в (написанных совместно с Е.Б. Черняком) разделах книг "Проблемы социально-экономических формаций. Историко-типологические иссле­дования" (1975 г.), "Теоретические проблемы всемирно-исторического процесса" (1979 г.) и в труде "Великие социальные революции XVII-XVIII веков в структуре переходной эпохи от феодализма к капита­лизму" (1990 г.). В этих исследованиях впервые введена в научный оборот категория "общественно-необходимых общественных отноше­ний" как субстрат всех остальных общественных отношений; этот субстрат является основой всемирно-исторического развития, а на региональном и глобальном уровне может подвергаться значительным модификациям и трансформациям под влиянием внутренней (несистемные элементы в данном обществе) и внешней среды (другие региональные общества). Задачей историка является, не останавли­ваясь только на изучении общественно-необходимых отношений, изучение которых делят между собой философия истории и теоретический отдел исторической науки, сосредоточить внимание как раз на указанных модификациях и трансформациях, которые являются исследовательским объектом для историографии. Различение уровней исторического процесса служит основой для последующего типологи­ческого анализа его базисных, идеологических и государственно-политических структур. Выявление разных уровней и субординации структур создает реальную основу для выяснения различия между социологическими законами, фиксирующих тенденции всемирно-исторического развития, и историческими закономерностями, в которых воплощено своеобразие его региональных и локальных вариантов.

Задачи создания типологии исторических структур и историчес­ких закономерностей логически подводили к совершенно неразра­ботанной в теоретической историографии проблеме внутренней струк­туры общественных отношений. Совокупность таких отношений

создает все экономические, политические и идеологические структуры общества.

Выяснение параметров социальных отношений позволяет значи­тельно глубже понять важнейшую категорию "переходная эпоха всемирной" истории" и предпринять попытки проанализировать ее историческую структуру опять-таки на глобальном и региональном уровнях. Особое место в осмыслении М.А. Баргом процесса общест­венного развития занимала отраженная как в упомянутых выше, так и в других трудах проблема всемирности, выявляющая единство при всем многообразии этого процесса.

Стремление к более точному уяснению структуры процесса истори­ческого развития подчинено у М.А. Барга еще одной важной задаче -повышению доказательной силы выводов исторической науки. Это узел, связующий упомянутые выше труды М.А. Барга с его исследо­ваниями гносеологических проблем историографии. Среди целого ряда фундаментальных теоретических исследований ученого важнейшее место, бесспорно, занимает труд "Категории и методы исторической науки", опубликованный в 1984 г. Эта книга, подытоживавшая другие исследования автора, дает новаторские решения ряда важнейших во­просов теоретической историографии и в этом смысле является этапной в ее развитии.

М.А. Барг подчеркивал в этой работе, что в определении предмета исторической науки, которое укоренилось в исторических и философ­ских трудах, концептуализируется, скорее, то, чем историки преиму­щественно веками занимались, а не то, чем они должны прежде всего заниматься в рамках современной системы наук.

М.А. Баргу принадлежит большая научная заслуга в раскрытии и теоретическом осмыслении содержания категории "историческое вре­мя", к которой он обращался еще в своих конкретно-исторических тру­дах по английскому феодализму. Историческое время - это форма существования и движения мира истории. По отношению к календар­ному времени это социально опредмеченное время, "внутреннее", содержательное время исторического процесса. Календарное время, позволяя упорядочить события в порядке их следования одного за другим, ничего не сообщает нам об историческом существе процессов и ритмах изменений, которые лежат в их основе. Если положение данного "события", фиксированное в календарном времени, необрати­мо, то во времени историческом оно может быть настоящим, прошед­шим и будущим. "Событие", планируемое на будущее, реализуясь с течением времени, становится настоящим, а затем отодвигается в прошлое. Вместе с тем событие, произошедшее в настоящем, содер­жательно принадлежит как будущему, так и прошлому.

По сути дела каждое отдельное историческое событие полихронно, поскольку разными своими сторонами принадлежит к различным хро­нологическим рядам исторического процесса, как динамической сово­купности многих хроноструктур. С гносеологической точки зрения особо важно не смешивать структуру объективно-исторического
времени с историческим временем", каким оно предстает в истори­ческих трудах. Последнее объясняется тем, что исторический процесс -это бесконечное множество, которое в историческом понимании необходимо предстает как счетное, т.е. конечное множество. За представлением об одной интегральной "линейной" хронологии скрывается, как уже отмечалось, полихрония как в разных сферах, так и в рамках одной определенной сферы истории, множество различных исторических времен, воплотившихся в различиях ритма развития составляющих данного общества и их взаимодействия с другими обществами. Всемирно-историческое время (время передового "предельного" региона) в каждую эпоху неизбежно опережает локально-историческое (время остальных регионов). М.А. Баргом столь же основательно изучено содержание категорий "система", "целостность", "процесс", принцип системного в историческом иссле­довании. В целом здесь последовательно и действительно системно рассмотрен гносеологический аспект проблематики, исследованной в других теоретических работах автора и коллективных трудах, созданных при его участии.

Особо стоит отметить впервые произведенное на уровне теоретиче­ской истории выявление содержания такой стержневой для историо­графии категории историзма, как "научно-исторический факт".

В последние годы жизни М.А. Барг много внимания уделял изуче­нию теоретических проблем истории цивилизаций и объединению усилий ученых нашей страны и их зарубежных коллег для организации совместных работ в этой области, имеющих фундаментальное значение для исторической науки на новейшем этапе ее развития. Термин "цивилизация" используется в историографии в самых различных смыслах, нередко просто для обозначения социологически обобщенного очерка истории той или иной страны с уделением преимущественного внимания рассказу об эволюции, главным образом культурных, идеологических и политических структур, и сведением к минимуму истории событийной.

На современной стадии историография, вне зависимости от ее обще­философски различных направлений, остро нуждается в категории, которая заключала бы в себе необходимую интегративную потенцию, как в рамках национальной истории, так и истории всемирной. Перво­очередной научной задачей стало введение в научный оборот в качестве важнейшего средства исторического познания категории "ци­вилизации" с четко очерченными содержанием и границами. М.А. Барг предлагал такое определение этого понятия: обусловленный природ­ными основами жизни, с одной стороны, и объективно-историческими ее предпосылками - с другой, уровень развития человеческой субъективности, проявляющийся в образе жизни индивидов, в способе их общения с природой и себе подобными. Как отмечал сам автор, очевидно, что акценты в данном определении с объективных форм выражения цивилизации - характера и уровня развития общественного производства, форм общественной организации - перенесены на

10

носителя данной цивилизации, историческое своеобразие которого сводится не только к тому, что и как он производит, но и к тому, каков стиль его труда и мышления, социального поведения. В рамках исторической науки можно так определить значение категории "цивилизация", ее парадигмальный смысл: историко-антропологичес-кий - цивилизация - это историзованная природа общественного индивида, ее носителя, раскрывающаяся как универсальный стиль различных сторон его жизнедеятельности; социокультурный - это совокупность универсально-стилевых, духовных, материальных и нравственных средств, которыми данное сообщество вооружает своего члена и в его противостоянии внешнему миру; социологический - это диалектическое единство двух субстратов общества как динамически целостного, объективно необходимого и субъективно волевого, разре­шающегося в процессе целенаправленной человеческой деятельности; и, наконец, исторический - это культурно-исторический тип орга­низации общества, в котором его фундаментальная конститутивная идея, синтезирующая в нем бытие, парадигма, выступает превращенно как основание.

М.А. Барг рассматривал понятие "цивилизация" в качестве центра поисков парадигмы, призванной создать подлинно глобальное видение общества, включающее как объективный, так и субъективный ее ас­пект (человеческий, т.е. историко-антропологический). Придавая поня­тию "цивилизация" парадигмальный смысл (вместо описательного), историческая наука рассматривает общество сквозь познавательную призму, в которой оно выступает как всеобъемлющая микросистема, притом в человеческом плане, не абстрактно обезличенная, а подлинно историческая. Концепция цивилизации включает как объективный (сфера формации), так и субъективный (антропологический) аспекты исторического процесса. Тем самым создается возможность постро­ения собственно исторической методологии, которая позволит различать не только противостояние общественных классов, не только проявление социальных антагонизмов, но и область социально-культурного консенсуса, взаимодействия на базе общечеловеческих ценностей.

М.А. Барг считал, что историческая наука находится еще в самом начале предстоящего ей долгого пути изучения теоретических проблем истории цивилизации, в особенности сравнительно-исторического ее исследования и создания типологии ее региональных разновидностей.

С изучением теоретической проблематики исторической науки и, в частности, историографического ее аспекта был связан интерес М.А. Барга к истории исторической мысли, которой была посвящена его книга "Эпохи и идеи. Становление историзма". За годы, прошед­шие со времени ее опубликования, книга не получила достойной оценки в научной литературе. Между тем этот труд М.А. Барга (и законченные, но еще не изданные его последующие части) имеет принципиальное значение для исторической науки вообще и истории исторической науки в особенности. Автору впервые удалось

11
проследить эволюцию исторического сознания Западной Европы. М.А. Барга интересовала не историография сама по себе, а менталитет людей, выполнявших в различных обществах функцию историков. Историю исторической науки можно изучать, во-первых, с внешней стороны, как сменявшие друг друга историографические направления (что и было до сих пор предметом интереса и исследований ученых), и, во-вторых, как невидимый на поверхности процесс, обусловленный связями с данным типом культуры, мировоззренческую суть которой выражает прежде всего именно историческое сознание. Необходимо анализировать его с учетом историзма самого исторического сознания и способов - идеологических, логических и других, с помощью которого оно осмысливало содержание истории. Историческое сознание, как об этом писал М.А. Барг, выступает в качестве фундаментальной мировоззренческой характеристики культуры любой эпохи.

Подводя итоги своего труда по эволюции западноевропейского историзма с V по XVIII в., М.А. Барг писал, "что историческое сознание народов, наиболее отчетливо в каждую культурно-историческую эпоху проявляющееся в том, как в ней содержательно раскрывалась идея истории, формировалось в процессе накопления исторического опыта. В конечном счете тип историзма, доступный каждой данной эпохе, задается ее выразителем столь же объективно, как и общественный способ производства".

Среди многих книг и статей М.А. Барга центральное место занимает его монография "Исследования по истории английского феодализма в XI-XIII вв.". Это поистине монументальный труд, которым по праву может гордиться историческая наука. В монографии исследованы на­правления и характер социальных сдвигов, происходивших в структуре основных классов английского общества с XI по XIII вв. Основой исследования послужило сопоставление данных двух источников -земельных кадастров, известных под именем "Книга страшного суда" (1086 г.) и "Сотенных свитков" (1279 г.). Такое сравнение требовало преодоления исключительных технических трудностей, но позволило создать поистине уникальную аграрную статистику средневековой Англии. Среди статистически проанализированных проблем нужно упомянуть соотношение виллы и манора, эволюцию среднеанглийской вотчины в 1086-1270 гг., изменения в иерархической структуре феодального землевладения, сдвиги в распределении феодальной собственности в XI-XIII вв., социальную динамику светского вотчинного землевладения (землевладение светских держателей и субдержателей короны), генезис вилланства общего права и ряд других. Особенно весомым для понимания исторических судеб английского феодализма стало всестороннее статистическое обследование места фригольда в системе аграрных отношений -генезис вилланства общего права, внутриманориального фригольда, его сословная принадлежность в 1279 г., особенности дифференциации фригольдеров "крестьянского типа", которые представляли в

12 ...'.•-•'• •'

большинстве порвавшие с земледелием, но не порвавшие с манором ремесленные и купеческие элементы. Значительный удельный вес этих слоев явился одной из причин относительно быстрой социально-экономической эволюции средневековой Англии.

Более объемным, выходящим за рамки рассмотрения процессов в социально-экономической сфере, предстает в трудах ученого знаме­нитый вопрос о "кризисе XV века", новую концепцию которого М.А. Барг сформулировал в ряде своих трудов. (В частности, в монографии "Проблемы социальной истории в освещении современной западной медиевистики", 1973). По его мнению, дело шло не о кризисе феодализма, а о новой фазе в восходящем развитии европейского об­щества, в которой политико-экономические сдвиги не только в области торговли и финансов, но прежде всего в основаниях феодального способа присвоения в сельском хозяйстве потребовали принципиально новых форм регулирования всей системы власти и авторитета, включая и сферу ее идеологических санкций. Ренессансный гуманизм, рассматриваемый в общеевропейской перспективе, должен быть в своих истоках соотнесен с той перестройкой феодальных общественно-политических и идеологических структур, которым предстояло приспособиться к требованиям полностью развитого простого товарного производства.

Особенности аграрного развития Англии на столетия вперед определили специфику экономического, социального и политического развития этой страны, обусловили многие черты и загадки кульминационного пункта британской средневековой истории -революции XVII в. Решению этой загадки посвящены несколь­ко монографий и статьи ученого: "Английская буржуазная револю­ция XVII в." (написана совместно с В.М. Лавровским); "Кромвель и его время", "Народные низы в английской буржуазной революции

XVII в.".

М.А. Барг предпринимает фундаментальное исследование вопроса, основанное на изучении десятков и сотен памфлетов, трактатов, газет, листовок и переписки бурного времени революции. Концепция ученого в основном сводится к следующему: основа социального конфликта в этой крупной европейской революции - аграрный вопрос в самом широком смысле слова; содержание этого конфликта составляет борьба двух путей очищения страны от феодализма: пути лендлордизма и пути крестьянско-плебейской революционной демократии. Эта борьба нашла свое выражение в двух программах, выдвинутых различными лагерями в революции: буржуазно-дворянской, проводи­мой пресвитерианами и затем индепендентами, и крестьянско-плебейской.

Последняя книга М.А. Барга в цикле его работ по истории XVII столетия "Английская революция XVII века в портретах ее лидеров". Это не просто биографии трех ключевых фигур революции - Кром­веля, Лильберна и Уинстэнли. Это и портрет трагического и сложного времени, это и концепция Английской революции, положившей водо-

:.' 13

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации