Ответы к кандидатскому экзамену по истории и философии науки. Раздел 1. Общие проблемы философии науки - файл n1.doc

Ответы к кандидатскому экзамену по истории и философии науки. Раздел 1. Общие проблемы философии науки
Скачать все файлы (504.5 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc505kb.01.02.2014 18:28скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7
1. Философия и наука. Предмет философии науки.

Ф.н. – 1-фи­лософская дисциплина, исследующая свой срез рефлек­сивного отношения мышления к бытию, в данном случае к бы­тию науки. 2-направление современной фи­лософии, представлена множеством оригинальных концепций, предлагающих ту или иную модель развития науки и эпистемо­логии, сосредоточена на выявлении роли и значимости на­уки, характеристик когнитивной, теоретической деятельности. Ф.н. как дисциплина возникла в ответ на потреб­ность осмыслить социокультурные функции науки в условиях НТР во 2 пол. 20в. Направление-столетием раньше.

Предмет ф.н.-об­щие закономерности и тенденции научного познания как особой деятельности по производству научных знаний, взятых в их исто­рическом развитии и рассматриваемых в исторически изменяю­щемся социокультурном контексте.

Цель ф.н. — в интегративном анализе и синтетическом подходе к широ­кому спектру обсуждаемых проблем. Се­годня для ф.н. характерна тенденция содержатель­ной детализации, а также персонификации заявленной тематики, когда обсуждение проблемы ведется с учетом достигнутых автором конкретных результатов. Конвенциализм (Пуанкаре). Утверждение значимости личностного знания (Полани). Философа науки интересует научный поиск, «алгоритм открытия», динамика развития научного знания, методы иссле­довательской деятельности. Ф.н.- реф­лексия над наукой.

Центральная проблема ф.н. Франк: это вопрос о том, как мы переходим от утверждений обыденного здравого смысла к общим научным принципам. Поппер: как возможно рассудить или оценить далеко идущие притязания кон­курирующих теорий или верований. Проблемы ф.н. - вопросы типа: детерминируются ли общие положения науки однозначно или один и тот же комплекс опытных данных может породить различные общие положения? Как отличить научное от ненаучного? Каковы критерии научно­сти, возможности обоснования? Как мы находим основания, по которым верим, что одна теория лучше другой? В чем состоит логика научного знания? Каковы модели его развития? Центральная проблемы — проблема роста, раз­вития научного знания. Иногда о ф.н. говорят в истори­ко-философском контексте: неокантианская ф.н., ф.н. неореализ­ма, сциентистская и антисциентистская.

Дж. Лоузи:

Ф.н.-область, в рамках которой предлагаются, изучаются и сравниваются модели развития науки. В последней трети XX в. обсуждается новое, расширенное по­нятие научной рациональности, обостряется конкуренция различ­ных объяснительных моделей развития научного знания, попы­ток реконструкции логики научного поиска. Возникает осознанное стремление к историзации науки, выдвигается требование соотношения философии науки с ее ис­торией, остро встает проблема универсальности методов и проце­дур, применяемых в рамках философии наукиВновь обретает силу воп­рос о социальной детерминации научного знания, актуальными оказываются проблемы гуманизации и гуманитаризации науки, ее нейтральности.

Существует точка зрения, утверждающая, что после смерти традиционной философии науки ее заменит когнитивная социо­логия науки. Последняя будет начинаться с решения вопроса о консенсусе — согласии между учеными. Стан­дартная концепция науки уверена, что наблюдения адекватны ре­альности и исключают эмоциональность, предрассудки и интел­лектуальную предубежденность ученых. В этом она противоре­чит психологии. Наблюдения не могут быть оторваны от наблюдателя. Современная философия науки выступает в качестве недоста­ющего звена между естественнонаучным и гуманитарным знани­ем и пытается понять место науки в современной цивилизации в ее многообразных отношениях к этике, политике, религии.

  1. Аналитическая философия.

Логико-лингвистический поворот, т.е. перевод философских проблем в сферу языка и решение их на основе анализа языковых средств и выражений в философии ХХ в. начался с Бертрана Рассела (1872-1970), Людвига Витгенштейна (1889-1951).

Лингвистическую и логицистскую традицию анализа продолжил неопозитивизм. Основные идеи неопозитивизма сформировались в рамках Венского кружка (1930-1940 гг.). В отличие от позитивистов он видел задачу философии не в систематизации и обобщении специально-научного знания, а в деятельности по анализу языковых форм знания. Предметом философии должен быть язык, и, прежде всего язык науки, как способ выражения знания, а также деятельность по анализу этого знания и возможностей его выражения в языке.

Особенностью языка науки является язык наблюдения, протокольных предложений, фиксирующий чистый чувственный опыт. Теоретическое научное знание должно быть принципиально сводимо к опыту, т.е. верифицируемо. Ненаучным, следовательно, признается знание, теория, суждение, понятие, которые не поддаются проверке. Представители неопозитивизма: Мориц Шлик (1882-1936), Рудольф Карнап (1891-1970), Отто Нейрат (1882-1945).

3.Феноменология

Феноменология возникла в начале ХХ века, ее создателем был немецкий философ Эдмунд Гуссерль, влияние феноменологии шло медленно, и лишь к концу двадцатого века она приобрела должный авторитет среди философов, но, пожалуй, осталась философией для философов. На русский язык произведения этой школы стали переводиться очень поздно, за исключением того, что было издано в начале века.

Оправдано считается, что феноменология есть необходимый момент всякого философствования. Этот «момент» и есть метод, который наиболее ярко и полно выражает суть философствования вообще. Это метод феноменологической редукции (создатель современного варианта феноменологии Э. Гуссерль называл также эту редукцию греч. словом - эпохе - которое означает “воздержание от суждения”). Основная задача феноменологической редукции – радикальное сведение сознания к самому себе, путем отвлечения от всех внешних, естественных обстоятельств мышления и сознания. (Такое отвлечение называется в феноменологии - “заключение мира в скобки”). Гуссерль считал редукцию “наиболее трудной задачей философии”, в силу того, что она, по его мнению, имеет противоестественный характер относительно естественной установки сознания. Естественная установка сознания состоит в том, что сознание всегда направленно на внешний мир, на предметы – есть “сознание чего-то”. (Эта черта сознания в феноменологии называется интенциональностью.)

Та радикальность, с которой феноменология сводит сознание к его изначальным данностям, действительно представляет специфическую и сложную философскую задачу, но основа редукции в совершенно обычной способности человека к осознаванию собственного знания, чувствования, восприятия. Сознание всегда направлено не только на внешний мир, но и на самого себя. (Я не только знаю, но и знаю о том, что знаю). Эта необходимая черта сознания есть способность к рефлексии.

Следовательно, можно феноменологическую редукцию обозначить как метод философской рефлексии. В свете рефлексивной установки сознания редукция уже не видится столь уж неестественной процедурой.

Пафос феноменологии в том, чтобы очистить сознание от стереотипов, догм, шаблонов восприятия и мышления. В силу того, что обыденное сознание не различает своих исходных данностей, оно не способно и сам предмет, на который направлено внимание, воспринять в его самоданности. К этому восприятию всегда примешаны навязанные субъекту установки от других людей, социума, культуры. Отсюда понятен прямо противоположный исходному призыв феноменологии: ”Назад, к самим предметам!” Предмет или вещь, которая самообнаруживает (самообнажает) свой смысл в потоке сознательных переживаний это и есть феномен.

Э. Гуссерль выделяет три типа (или этапа) редукции: психологическую, эйдетическую и трансцендентальную. На первом этапе мир (или предмет) заключается в скобки и субъект остается наедине со своим опытом мира (предмета). На втором этапе схватываются сущностные формы (эйдосы) этого опыта. На третьей - обнаруживается самоданность чистой субъективности (Я).

Эти типы редукции также хорошо знакомы обычному сознанию: они представляют уровни самоопределения человека в мире. Представим себе крайний вариант: субъект вообще не рефлексирует над своими действиями и чувствами. В этом случае он будет полностью привязан к предмету своего желания, будет составлять с ним одно целое. Каким образом во всех обычных ситуациях человек отвязывается от себя как “желающего данный предмет”? Первый шаг всегда состоит в том, чтобы обратиться своему собственному опыту желания (к “горизонту желаний”). В этом психологическом контексте множества желаний человек способен разорвать свою связь с каждым из них в отдельности.

Если, наконец, человек прейдет к идее того, что его собственная реальность бесконечно выше окружающей его предметности, то он совершит подобие третьего шага.

Классическая феноменология Э. Гуссерля принадлежит еще классической философской парадигме, поскольку продолжает мыслить мир в дихотомии объективного и субъективного, сущности - существования и пр., но она оказала на современную философию радикальное воздействия - прежде всего потому, что обрисовала для философии ее собственную проблематику, на которую не может претендовать ни наука, ни искусство, ни религия.

Рассмотренные четыре метода – тот минимум, который всегда присутствует в любом философском дискурсе. В «чистом виде» их встретить сложно, как правило, они используются мыслителем в той или иной комбинации. Вместе с тем общенаучные методы укоренены в вышеназванных.

Критическому методу мысли соответствуют общенаучные аналитические методы классификации и систематизации;

Диалектическому – методы синтеза данных: типологический и таксономический;

Герменевтическому – методы интерпретации;

Феноменологическому – методы рефлексии.
4. Философия науки Франкфуртской школы.

ФРАНКФУРТСКАЯ ШКОЛА - группа интеллектуалов, объединившихся вокруг возглавлявшегося Хоркхаймером Института социальных исследований (1930). После установления в Германии национал-социалистической диктатуры Институт переместился сначала в Париж, а затем в Нью-Йорк. В 1949 основная группа возвратилась во Франкфурт, где Институт был воссоздан. Сотрудниками Института были Адорно, Фромм, Маркузе, Беньямин, Л. Лёвенталь, Ф. Поллок. Центральной фигурой второго поколения Ф.ш. стал Хабермас. В качестве значительных последователей Ф.ш. в 70-80-е годы можно назвать А. Шмидта, О. Негта, А. Вельмера.

Просуществовав около сорока лет, Ф.ш. оказала огромное влияние на интеллектуальную атмосферу не только Германии, но и других стран Запада. Особенно это касается 50-60-х годов. Но и после официального завершения деятельности Ф.ш. ее идеи оказывают влияние на демократические движения - антивоенные, феминистические, экологические.

Идейно-теоретические истоки Ф.ш. противоречивы. Это - сплетение двух взаимоисключающих философских линий - линии «философии жизни» от А. Шопенгауэра до Ницше и традиции диалектического философствования от Гегеля до Маркса. Отсутствие единой системы взглядов затрудняет вычленение собственного комплекса идей Ф.ш. Ее представителей традиционно причисляют к неомарксизму, воспринявшему наследие Маркса через интерпретацию Лукача.

Программной работой первого периода деятельности Ф.ш. считается статья Хоркхаймера «Традиционная и критическая теория» (1937), где социологическая позиция Ф. ш. противопоставляется всем прежним теориям общества. Различие их логических структур и способов познания задается противоположностью выполняемых ими общественных функций. Согласно Хоркхаймеру, традиционные теории озабочены воспроизведением наличного, они следуют образцу наук о природе, используя восходящий к Декарту понятийный аппарат. Главная цель таких теорий - образование согласованной системы понятий и подведение предметного содержания под мысленные конструкции. Критическая теория, не приемлющая данность, имеет другую логическую структуру. Все понятия критического способа мышления определяются через призму категории противоречия, что разрушает замкнутую дедуктивную связь понятий, отрицает методику подведения единичного под общие законы и тем самым взрывает систему изнутри.

Во второй период, начиная с совместного труда Хоркхаймера и Адорно «Диалектика просвещения» (1947), франкфуртцы отходят от марксизма, не отказываясь, правда, от идеи объективности и закономерности общественного развития и от критики товарного фетишизма. Но эти идеи остаются только вкраплениями в совершенно противоположную по направленности концепцию. Если на первом этапе внимание уделялось главным образом анализу типов социальности и критике капитализма, то теперь философствование переводится в новое измерение, где не действуют экономические категории. Объектом рассмотрения становится новая квазиреальность - технологическая рациональность, определяемая не экономическими категориями собственности, а внеэкономическим господством в его «первоначальном смысле» - подчинении природы. Преобладающим становится влияние не Маркса, а его теоретического антипода - Вебера. С «Диалектики просвещения» начинается оригинальное философствование франкфуртцев, центр которого смещается с исследования социальности на анализ специфического типа культуры, каковым является западная цивилизация. Этот анализ предполагает исследование того типа рациональности, в рамках которого возникают и капитализм, и социализм.

Теоретики Ф.ш. предлагают подход к истории с позиций глобальной проблематики, критического переосмысления истоков цивилизации. Все положения освещаются с позиций будущего примирения, осуществляемого в справедливом обществе. Ответ на вопрос, почему человечество впало в новый тип варварства, приводит их к мысли, что причины кроются не в экономических формах господства, а в наличии некоего метафизического субъекта господства, формирующего западную цивилизацию с самых ее истоков. Пытаясь уклониться от подчинения природе путем уподобления ей, человек подчиняет ее посредством труда. Но овладение внешней природой возможно только при условии подчинения внутренней природы, искоренения всего импульсивного, непосредственного, жизненного и формирования твердого, «мужского» характера, буржуазной самости как субъекта власти. Всепроникающий принцип господства трансформируется в господство человека над человеком. В итоге субъектом господства выступает Всеобщее, которое низводит единичное до голой функции, формирует не только сознание человека, но и бессознательные влечения с помощью гигантской машинерии культурной индустрии. Господство изменяет сущность мышления. Не осуществляя своих собственных целей - саморефлексии, последнее превращается в неизменный во всех ситуациях инструмент. На уровне идеального это достигается через жесткую дедуктивную связь, не оставляющую возможностей для игры и воображения. Господство определяет форму рациональности: тождественность, замкнутость, запрет негативного. Так встречаются миф с его принципом судьбы и разум с его символом кругооборота. Таким образом, диалектика просвещения заключается в том, что в основе технологического, калькулирующего «рацио» на самом деле лежит природный принцип господства и подчинения. Человек копирует природный принцип господства, направляя его против природы - таков путь европейской цивилизации.

Третий этап в теоретической эволюции Ф.ш. - разработка новых моделей рациональности. Адорно проектирует миметическое, художественное мышление, Маркузе - рациональность, высвобождающую чувственность из-под гнета норм культуры, Хабермас возлагает надежды на «коммуникативную рациональность». При этом Адорно скептически относится к сексуальному утопизму Маркузе, а Хабермас упрекает Адорно в игнорировании коммуникативного дискурса.

Изменение исторической ситуации, а также посмертная публикация сочинения Адорно «Эстетическая теория» (1970) позволили обнаружить другие пласты философской концепции Ф.ш. Исследователи выявили продуктивные связи между «негативной диалектикой» Адорно, с одной стороны, и феноменологией Гуссерля и онтологией Хайдеггера с другой, а также близость теоретических поисков Адорно с мышлением Фуко и Деррида. Главным устремлением Адорно было обнаружить «пространства, свободные от господства», а значит, и от ненавистного принципа «пуленепробиваемой тождественности» (см.: Идентичность). В противовес всей предшествующей философии, считающей благом абсолютное, тождественное, решенное, Адорно выдвигает революционный тезис: благом может быть только негативное, нетождественное, нерешенное. Такое мышление, отрицающее замкнутость, есть в то же время подлинная практика, поскольку оно расшатывает основы главного условия господства - тождественности. Нетождественное мышление имеет целью, с одной стороны, спасти прежде подавленные слои опыта (миметическое, непосредственное, в котором выражается человеческое страдание и боль), а с другой - сохранить рациональное. Философия должна выразить страдание на языке понятия, понять непонятийное, высказать невысказанное. Именно эта утопия, «сизифов труд», изначально определяет философию как диалектику. Но это - не традиционная диалектика, характерная для прежнего типа рациональности, а конфигурация мимесиса и «рацио», непосредственного, природного, с одной стороны, и рационального, понятийного, с другой. Все категории такой диалектики двузначны. Она отвергает систематичность, но желает остаться теорией; протестует против метода, но демонстрирует его «в ансамбле модельных анализов», будучи «определенной неопределенностью», «неметодическим методом», «непонятийным понятием» (поскольку ориентируется на эстетику.

Другую концепцию рациональности выдвигает Хабермас. По его мнению, традиционная критическая теория исчерпала все возможности прежней парадигмы «целерационального действия», так что дальнейшее ее развитие требует перехода в измерение интерсубъективного взаимопонимания. Программа «универсального примирения», в основе которой лежит принцип ненасильственного отношения к природе, - утопична. Именно эта утопия привела Адорно к его «ироническому предприятию» - созданию «теорию мимесиса», в результате чего Адорно был вынужден вообще отказаться от теории и обратиться к авангардистскому искусству. Хабермас намерен повернуть вектор рациональности с отношения к природе на отношение между людьми. В коммуникативном дискурсе не только опосредуются взаимопониманием все познавательные акты, начиная с признания объективности мира, но и корректируются личные интересы и влечения. Члену определенного жизненного мира дозволяются отнюдь не все действия, рациональные с точки зрения успеха, но только те, которые считаются ценностно значимыми с точки зрения других участников дискурса. Отказываясь от ориентиров эстетики и выдвигая в центр теорию аргументации, Хабермас обращается к давнему оппоненту критической теории - аналитической философии, объединяя, казалось бы, противоложные методы.

4. Постмодернистская философия науки. Работа Ж. Лиотара «Состояние постмодерна».

Термин «постмодернизм» (появился еще в 60-х гг.) описывает нов. культурную ситуацию «постсовременности». Нов. позиция по отнош-ю к культуре:

1) принципиальная неангажированность никакой идеологией, декларируемое отсутствие единой позиции,

2) делание привычного необычным за счет изъятия из привычного контекста,

3) культура как игра (прежде всего, стилистическая игра смыслами и интерпретациями),

4) художник – не творец, а интерпретатор, он «играет» уже созданным, «проговоренность» всех смыслов и идей и др. Цитата и комментарий.

5) абсолютная исчерпанность рационализма и рац. онтологии, 

6) множественность истин.

Филос-и постмодернизма в строгом смысле слова не сущ. (хотя бы потому, что представители этого культурного течения говорят о невозможности выработки новой филос-и).

Мир нельзя рационально описать и познать, существует «ГЛУБИННОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ ВЕЩЕЙ» этому. «События всегда опережают теорию». За стирание границ между науками, иск-вом, религией, филос-й и т.п. Множественность интерпретаций и подходов. Каждый читает текст (=мир) по-своему. Асистемность, вариативность, плюрализм подходов.

Постмодернистская ситуация включает в свою орбиту не только культуру, эстетику и искусство, но и науку. Фс осмысление достижений квантовой физики, термодинамики, информатики, теории игр, теории катастроф привело к выводу об изменении типа рациональности.
  1   2   3   4   5   6   7
Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации