Доклад - Информация и развитый капитализм. Теория Герберта Шиллера - файл n1.doc

Доклад - Информация и развитый капитализм. Теория Герберта Шиллера
Скачать все файлы (70 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc70kb.11.01.2014 16:37скачать

n1.doc



Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Северный Арктический федеральный университет имени М.В. Ломоносова»

НАУЧНЫЙ ДОКЛАД
Информация и развитый капитализм: Герберт Шиллер

Архангельск

2012

СОДЕРЖАНИЕ


Введение……….………………………………………………………....

3-4

Политико-экономический подход к пониманию информации……………………………………………………


5-7

Основные идеи теории «информационного капитализма Шиллера и капитализм в XX веке.............................................................................................................



8-11

Рыночные принципы, как система организации информационного общества………………………………………………………..



12-14

Классовое неравенство как составляющее доступ к информации…………………………………………………....


15

Корпоративный и потребительский капитализм как составляющие информационной революции……………………….

Заключение……………………………………………………………...

Библиографический список…………………………………………...





ВВЕДЕНИЕ
Современное общество не мыслит себя без информации и доступа к ней. С понятиями «информация» и «общество» неотрывно связаны и постмодернистские концепции философии информационного общества. В истории развития цивилизации наблюдалось несколько «информационных взрывов» или «революции». Одна из них, постмодернистская приходится на наше время и выдвигает на первый план индустрию, связанную с производством технических средств или информационных технологии.

«Термин «информационное общество» был введен в научный оборот в начале 60-х годов фактически одновременно в США и Японии Ф.Махлупом и Т.Умесао, авторами, получившими широкую известность своими исследованиями динамики развития наукоемких производств»1.

Тем не менее, современные теоретики информационного общества расходятся во взглядах на ситуацию его развития. Существует понимание информационного общества как главенствующей идеи развития общественных отношений и есть взгляд на информатизацию как продолжение ранее установленных отношений. Отсюда следует, что к сторонникам, провозгласившим возникновение общества нового типа, обычно относят: постиндустриализм (Дэниел Белл и его последователи); постмодернизм (Жан Бодрийяр, Марк Постер); теоретиков гибкой специализации (Майкл Пайор и Чарльз Сейбл, Ларри Хиршхорн); теоретиков информационного способа развития, самым известным из которых является Мануэль Кастельс. К сторонникам идеи социальной преемственности относят теоретиков: неомарксизма (Герберт Шиллер); регуляционной теории (Мишель Альетта, Ален Липиц); гибкой аккумуляции (Дэвид Харви); рефлексивной модернизации (Энтони Гидденс); публичной сферы (Юрген Хабермас, Николас Гарнэм).

Герберт Шиллер – американский социолог, философ, журналист, который признает влияние информации на общественное развитие и рост этого влияния в XX в., Он согласен с ее глобальным значением для разворачивающихся в мире событий, но при этом утверждает, что информация и коммуникация - лишь основные составляющие давно сформировавшейся и хорошо известной капиталистической формации. Герберт Шиллер – это представитель так называемых «парамарксистов» или «критических теоретиков». Шиллер говорит, что мы живем в эпоху, когда «производство и распространение... «информации» становится для всего общества важнейшим — по любым меркам — и абсолютно необходимым делом» (Schiller, 1976, с. 3). Хочется отметить, что сторонниками зависимости информации от капитализма были так же ученые такие, как: Питер Голдинг, Грэм Мердок, Николас Гарнэм, Сиз Хамелинк, Арман Маттлар, Каарле Норденстренг, Винсент Моско, Джеральд Сассман, Стюарт Ивен. На протяжении всей своей жизни Герберт Шиллер оставался сторонником левых. Именно та нищета, которую он увидел в Берлине, Алжире и других странах, заставило его усомниться в благородной миссии Америки, которую она выполняет на родине и за рубежом. Наиболее значимые исследования Герберта Шиллера, это Mass Communications and American Empire, 1969; The Mind Manager, 1973; Who Knows? 1981; Information and the Crisis Economy, 1984 и Culture Inc., 1989.
Глава I. Политико-экономический подход к пониманию информации
Главное, по Шиллеру, в этом подходе – это стремление увидеть за информацией скрытый смысл. «Обычно речь идет о таких экономических характеристиках, как структура собственности СМИ, источники рекламных поступлений, доходы аудитории. Политические экономисты склонны видеть в этих структурных элементах то, что незаметно влияет на содержание телевизионных новостей или на типы создаваемых компьютерных программ»2.

Так же важно увидеть и проанализировать место информации на рынке. «То есть они прилагают все мыслимые усилия, чтобы определить место конкретной сети кабельного телевидения или компании, разрабатывающей программное обеспечение, во всей социально-экономической системе»3.

Именно этой системой и является капитализм и его значение для развития информационной сферы. При этом не следует забывать о роли истории и развитии капитализма в разные эпохи. Шиллер, исходя из этого, считал, что для современного состояния капитализма особое значение имеют информация и коммуникация, поскольку они тесно связаны со стабильностью и благополучием данной экономической системы. Герберт Шиллер так говорит о состоянии информационного общества сегодня: «Нет сомнения в том, что сегодня мы производим больше информации, чем когда-либо ранее. Нет сомнения и в том, что подобных средств для создания, хранения, поиска, обработки и распространения информации не было никогда раньше, и это относится как к их количеству, так и к качеству».

Одним из столпов этой политэкономии считается труд Герберта Шиллера, появившийся в 1969 году - Массовые коммуникации и Американская Империя (Mass Communications and American Empire). В своем труде он утверждает, что СМИ в современном мире представляют важные векторы оксидентализации, а скорее даже американизации, мира. «Выйдя из Второй мировой войны беспрецедентно сильной в экономическом и военном плане державой США, констатирует Герберт Шиллер, вошли в фазу имперского развития и поиска глобального лидерства. Новые средства коммуникации как новые факторы силы в международных отношениях являются главным инструментом этого экспансионизма»4.

Таким образом, если следовать мировоззрениям Шиллера, то вопреки мнению, что капитализм меняет свою природу, основные императивы рыночной экономики остаются теми же самыми, какие бы изменения ни происходили в технологической и информационной сферах.

Для капитализма существенна сфера информации,для подтверждения этого, «парамарксисты обращаются к своим излюбленным категориям власти, контроля и выгоды. В середине 1970-х годов Герберт Шиллер настаивал, что при анализе «характера и перспектив новых информационных технологий основную проблему можно сформулировать с помощью хорошо известных понятий; нужно только спросить, кому эти технологии выгодны и в чьих руках сохраняется контроль над их применением» (Schiller, 1973, с. 175)»5.

Еще в своей знаменитой работе «Манипуляторы сознанием»с Шиллер писал: «информационная система всегда была коммерческой, самоизбирательной и реакционной. Более того, это было достигнуто без централизованного руководства, под влиянием структур, действовавших в рамках безоговорочных исходных посылок, общих для всех владельцев собственности и владельцы средствами массовой информации не являлись исключением»6


Глава II. Основные идеи

теории «информационного капитализма» Шиллера и капитализм в XX веке

При анализе информационного общества, Шиллер настаивает принимать во внимание рыночные критерии.Признав определяющую роль рынка, Шиллер сделал вывод, что рынок диктует важное направление развития: информация должна превратиться в товар, то есть доступ к ней все чаще будет возможен только на коммерческих основаниях. «В этом отношении информация все больше будет уподобляться любым другим товарам в капиталистическом обществе: «Сегодня информация рассматривается как товар. Это что-то вроде зубной пасты, овсяных хлопьев или автомобилей, ее все чаще покупают и продают» (Schiller and Schiller, 1982, с. 461)»7.

Далее, основным фактором, влияющим на распространение информации, доступ к ней и право ее создавать, является классовое неравенство. Проще говоря, классовая принадлежность определяет, какую информацию вы получаете сами и какую информацию позволяете получать другим.

Так же он говорит, что общество находится в стадии развития «коропративного капитализма». Т. е. «характер современного капитализма определяют корпорации, причем корпорации особого рода. Сегодня для них характерна огромная концентрация капитала, они представляют собой институты олигопольного, а часто и вообще монопольного рынка, они диктуют свои интересы государству, а то и международному сообществу»8.

С точки зрения Герберта Шиллера, в информационной сфере доминируют именно интересы корпоративного капитализма. На первом месте в списке их приоритетов — развитие информации и информационных технологий в интересах частного бизнеса, а не в интересах общества в целом. Поэтому информационные технологии несут на себе, прежде всего, отпечаток корпоративного капитала, а уж потом — любой другой группы интересов в современном обществе.

Если говорить о капитализме XX века, то нельзя не сопоставить его с термином «транснациональной империи». Это значит, что возникает глобальный рынок и на нем утверждаются американские корпорации: Ford, General Motors и Nissan, Apple.

Герберт Шиллер считает это свидетельствами того, что развитие информационной сферы подчинено потребностям корпораций. «Герберт Шиллер утверждает, что основная масса развлекательной продукции, становится доступной только на рыночных условиях, и одновременно — эта же продукция средство маркетинга товаров, прежде всего американского происхождения. Это относится к телевизионным программам, голливудским фильмам, спутниковому вещанию, одним словом, ко всему, что заполняет досуг, а в производстве подобной продукции лидируют Соединенные Штаты (ср. Tunstall, 1977). Все коммерциализовано и используется таким образом, чтобы повысить продажи товаров и услуг»9.

Примером тому, что без информационной поддержки СМИ едва ли можно было продавать по всему миру джинсы Levi's, кока-колу, «форды» и сигареты «Мальборо» (Janus, 1984).

Другим ключевым фактором по мнению Шиллера в транснационализации информации является роль Соединенных Штатов как производителя и распространителя новостей. Поскольку американские СМИ уделяют внимание прежде всего тому, что волнует их собственную страну.

«Источником 90% всех сообщений на международные темы, опубликованных мировой прессой, служат четыре западные агентства, из которых два американские (Юнайтед Пресс Интернейшнл (UPI) и Ассошиэйтед Пресс), одно британское (Рейтер) и одно французское (Ажанс Франс Пресс), что, конечно, отражается на содержании их сообщений. Две трети сообщений, передаваемых UPI, отражают события в Соединенных Штатах, и только 2% — события в Африке. При таком подходе к отбору новостей Америка (и вообще страны Запада) могут и не тратиться на топорные лозунги вроде «Запад — это здорово», «Вперед к американской мечте» или «Да здравствует капитализм!». Им достаточно того, что весь мир смотрит на события их глазами, что в центре внимания всегда то, что происходит в метрополии, тогда как остальной мир предстает лишь источником тревог (и то лишь в том случае, если беспокоиться приходится господствующим странам), как место, где всегда происходят военные перевороты, войны, катастрофы, засухи и т.д. Попадая в новости лишь как источник проблем, остальные нации предстают лишь как сборища недотеп, к тому же склонных к актам насилия, или как несчастные жертвы очередного циклона, извержения вулкана или неурожая»10.

Позиция Шиллера вполне логично следует из его постулата, что в основе ситуации, существующей в СМИ, лежит глубинное неравенство двух частей населения планеты.

Шиллер считает, что в этих условиях дать возможность бедным странам выразить свою волю к борьбе за лучшее будущее — значит бросить вызов информационному империализму. Герберт Шиллер интерпретирует эти явления как «культурный империализм», как использование информации для сохранения западного господства в экономической и политической сферах. Так пишет он об этом: «осознание того, что господство над коммуникациями означает огромную власть, сказалось два десятилетия спустя, когда американские компании, получившие огромные правительственные субсидии, первыми разработали, а потом монополизировали системы спутниковой связи. Нетерпеливые американские ассоциации печати, правительственные эксперты в области коммуникации и многие другие понимали, какие преимущества дает контроль над глобальными коммуникациями для расширения внешней торговли и экспортных рынков»11.


Глава III. Рыночные принципы, как система организации информационного общества

Шиллер утверждает, что рыночные принципы — и в наибольшей степени стремление к максимизации прибыли — работают в информационной сфере так же, как и в капиталистическом обществе в целом. Из этого следует, что так называемое «новое поколение «развлекательных систем» появилось очень вовремя: замена черно-белого телевидения цветным уже произошла, появились каналы и приемники, работающие в цвете, потом переносные телевизоры, еще какое-то время спустя люди стали покупать второй и третий телевизоры в спальню и на кухню, возросла надежность этих приборов, и рынок оказался под угрозой насыщения. Как раз в этот момент и появились видеомагнитофоны, телетекст, спутниковое телевидение и пр. Впрочем, во всех этих новинках не было ничего удивительного ни по форме («ящик в углу»), ни по содержанию (развлечение), все новые домашние информационные системы» казались старыми знакомыми»12.

В связи с этим нужно отметить, что, наблюдая за значительным ростом количества информации в последние годы, легко не заметить, какую роль в этом росте играют рыночные факторы. Герберт Шиллер по этому поводу замечает: «В рыночной экономике вопросы стоимости и цен неизбежно играют самую важную... роль, какая бы база данных ни создавалась и для каких бы она целей ни была предназначена (то есть, кто бы ни платил за ее использование). Что хранится в такой базе данных, тесно связано с потребностями информационной службы и с ее умением продавать свои услуги. (Schiller, 1981, с. 35)»13.
Подводя итог, следует сказать, что то, что называется информационным обществом, фактически не более чем производство, обработка и передача очень большого количества данных обо всем: об индивидах и нациях, об обществе и процессах обмена в нем, об экономике и о военном деле. Большая часть этой информации создается с тем, чтобы удовлетворить потребности гигантских корпораций промышленно развитых стран в очень специальных сведениях, а также их бюрократию и командование вооруженных сил.

Глава IV. Классовое неравенство как составляющее доступа к информации

Классовое неравенство, или — шире, любая имущественная иерархия в обществе, в «информационную эпоху» превращается в важный фактор. Таким образом, на первый план выходит платежеспособность как фактор, определяющий создание и доступ к информации. Проще говоря, чем выше положение человека в социальной иерархии, тем богаче и разнообразнее информация, к которой он получает доступ. Чем ниже стоит человек на социальной лестнице, тем ниже качество информации, которую он может получить. Герберт Шиллер (Schiller, 1983a) выделяет троих «главных исполнителей информационной революции», выстраивая их в зависимости от способности создавать и распространять наиболее современные и дорогие результаты использования информационных технологий: военно-промышленный комплекс, крупные частные корпорации и правительство. «Ведущая роль критерия платежеспособности, тесно связанного с классовой принадлежностью, приводит Герберта Шиллера к идее, которую можно было бы назвать информационной стратификацией общества. Шиллер пишет об «информационных богачах» и «информационных бедняках», имея в виду как отдельные группы в обществе, так и целые страны»14.

Шиллер утверждает, что информационная революция родом из классового общества, на ней лежит печать неравенства, и она только обостряет это неравенство.

Размышляя об этой концепции, Герберт Шиллер (Schiller, 1987), пишет, что «мы видим и слышим все больше и больше о все менее и менее существенных вещах. Утром это телевизионные "новости" — полтора часа бессмысленной болтовни ни о чем, якобы рассказ о текущих событиях»15.

Глава VI. Корпоративный и потребительский капитализм

как составляющие информационной революции

С точки зрения Герберта Шиллера, больше всего от информационной революции выиграли крупные корпорации в передовых капиталистических странах, поскольку они представляют собой наиболее лакомый сегмент рынка. В XX в. рыночная экономика превратилась из экономики бесчисленного множества малых предприятий в экономику, в которой доминирующее положение занимают немногочисленные, вертикально и горизонтально интегрированные корпорации, работающие по всему миру.

оскольку информационные технологии «отлично соответствуют требованиям мирового капитала» (Schiller, 1981, с. 16), они помогают укреплению системы как в пределах отдельного общества, так и по всему миру. Причем разными способами.

Информационная индустрия представлялась Герберту Шиллеру полем, на котором соперничают гигантские капиталистические корпорации, которые во все большей мере берут на себя ответственность за организацию и предоставление связи и за содержание информации.

«Развитие информационной сферы — важное условие распространения консюмеризма (от лат consume — потребляю — Прим. перев.), поскольку информация — средство, с помощью которого корпоративный капитализм убеждает людей что потребление — существенный и неизбежный элемент их образа жизни. Созданный информационный колпак, соглашается Шиллер, используется для того, чтобы «внедрить во все стороны человеческой жизни рыночные категории... из которых самая важная — потребление» (Schiller, 1992, с. 3)»16.

Так же Шиллер обращает внимание на рыночные критерии и роль корпоративного капитализма. «В «информационную эпоху» классовое неравенство не исчезает. Наоборот, он отмечает, это неравенство стало ключевым фактором, определяющим - в местном и глобальном масштабах, - какая информация создается, при каких условиях и кто при этом получает выгоду. И, наконец, его характеристика «потребительского капитализма» - независимо от того, как относиться к выбору термина и его применению - напоминает нам, сколь значительную роль в информационной сфере играет информация, направленная на то, чтобы побудить человека, казалось бы, скрывшегося в скорлупке собственного дома, что-нибудь приобрести»17.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Известный американский ученый профессор Герберт Шиллер на протяжении длительного времени выступает с острой критикой системы американской буржуазной журналистики и коммуникации, их методов и приемов.

Шиллер при анализе информационного общества прежде всего обращает внимание на три факта. Во-первых, на то, что в этом обществе продолжают действовать законы рынка. Более того, рыночные критерии распространяются на новые сферы и становятся всепроникающими. Информация превращается в товар и функционирует в соответствии со всеми законами рынка. Логичным следствием сохранения и даже расширения сферы действия рыночных критериев является сохранение и углубление классового неравенства. Поверх традиционного имущественного неравенства возникает неравенство информационное или, вернее сказать - цифровое неравенство (Digital Divide). Цифровое неравенство определяет способность стран или отдельных слоев населения в соответствующих пределах получать, использовать, генерировать и распространять информацию (знания). Причем разрыв в сфере развития и использования информационных технологий между развитыми странами и остальным миром (между различными слоями населения внутри стран — богатыми и бедными) постоянно увеличивается и принимает действительно устрашающие формы: люди разного социального положения буквально живут в разных мирах.

А, во-вторых, третьей чертой современного информационного общества Г.Шиллер считает особую стадию развития капитализма – корпоративный капитализм. Имеется в виду, что характер современного капитализма определяют корпорации, причем корпорации особого рода. Таким образом, господствующей тенденцией является развитие информации и информационных технологий в интересах частного бизнеса (корпораций).
Библиографический список


  1. Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.

  2. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием / Пер. с англ.; Науч. ред. Я.Н. Засурский. – М.: Мысль, 1980. – 326 с.

Электронные ресурсы:

  1. Маттелар Т. Коммуникация и культурное доминирование / Теории интернационализации аудиовизуальных СМИ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mfrj.ru/fra/events/mat_ru.pdf, свободный.

1 Симакина М. А. Информационное общество как основа формирования нового качества жизни человека. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.uecs.ru/uecs40-402012/item/1262-2012-04-16-07-00-12, свободный.


2 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.

3 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.


4 Маттелар Т. Коммуникация и культурное доминирование / Теории интернационализации аудиовизуальных СМИ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mfrj.ru/fra/events/mat_ru.pdf, свободный.

5 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.

6 Шиллер Г. Манипуляторы сознанием / Пер. с англ.; Науч. ред. Я.Н. Засурский. – М.: Мысль, 1980. – 326 с.


7 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.


8 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.


9 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.


10 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.


11 Шиллер Г. Манипуляторы сознанием / Пер. с англ.; Науч. ред. Я.Н. Засурский. – М.: Мысль, 1980. – 326 с.


12 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.


13 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.


14 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.

15 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.


16 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.


17 Уэбстер Ф. Теории информационного общества/ пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой– М.: Аспект пресс, 2004.- 400 с.


Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации