Культурология: история, предмет, методы - файл n1.doc

Культурология: история, предмет, методы
Скачать все файлы (118 kb.)

Доступные файлы (1):
n1.doc118kb.11.01.2014 15:44скачать

n1.doc

План
Введение

1. Предыстория культурологии: анализ культуры в истории философской мысли от античности до Нового времени

2. Формирование культурологии как самостоятельной науки к середине XX в

3. Предмет культурологии

3.1 Место культурологии в системе гуманитарного знания

4. Основные методы культурологии

Заключение

Список литературы
Введение
Культурология — одна из самых молодых наук. Она возникла и оформилась как наука лишь в нашем веке, да и то ближе к его второй половине. В советский период культурология вообще расценивалась как «буржуазная лженаука» и даже сам термин был не то что под прямым запретом, но, во всяком случае, под большим сомнением. Однако надо заметить, что культурологическая про­блематика все же пробивалась в трудах наших ученых, «маскируясь» то под социологию, то под философию, то под филологию.

Несколько по-другому обстояло дело на Западе, где культурология довольно давно завоевала право называться самостоятельной наукой. Но вот парадокс: развиваясь в совершенно свободных условиях, западная культурология не достигла значительных успехов. Дело ограничивалось в основном частными исследованиями, и общая теория культурологии там не была создана.

Хотя культурология и очень молодая наука, но она имеет глубокие, еще донаучные корни. В России вопросы культурологии ставились и отчасти решались в первую очередь в художественной литературе, особенно в той, которую принято называть философской: от Пушкина до Достоевского и М. А. Булгакова.

В современную эпоху особенное значение приобретают вопросы гуманитарного плана. Культурная проблематика, идеи личностного становления привлекают к себе все большее внимание. Система образования должна адекватно реагировать на эту настоятельную потребность, что приводит к постоянному возрастанию роли культурологического знания и обучения.

Культурология не только изучает предпосылки и факторы, под влиянием которых возникают, формируются и развиваются культурные интересы и потребности людей, но и исследует их участие в создании, приумножении, сохранении и передаче культурных ценностей. Культурология изучает культурную жизнь в различных обществах, стремясь выделить особенности и достижения основных культурно – исторических типов.

Культурологические исследования не могут и не должны подменять собой специальные исследования в области смежных гуманитарных наук: так, культурология не изучает соци­альную структуру общества и ее институты — это дело социоло­гии; не берется решать вопрос о сущности искусства — это поле деятельности эстетики; не углубляется в проблемы психологии, философии, истории, хотя и соприкасается с этими дисциплина­ми.

Никто не спорит по поводу неоднородного характера культурологии. В результате некоторые исследователи отказывают культурологии в статусе сложившейся науки, самостоятельной дисциплины. Культурология, скорее, - некоторое суммарное обозначение целого комплекса разных наук, изучающих культурное поведение человека и человеческих общностей на разных этапах их исторического существования.

Связь культурологии с социологией обнаруживается прежде всего в том, что социология «поставляет материал», который куль­турология осмысливает. Это различные модели поведения челове­ка в обществе, разные межличностные взаимоотношения, харак­теристики общественных структур и т.п. В социологии, впрочем, культурология черпает не только материал, но и аргументацию для своих общетеоретических выкладок. Кроме того, изучение быта, как одной из важнейших культурных структур, невозможно без данных конкретной социологии. В принципе связи культурологии и социологии должны были бы быть более тесными, чем это мы наблюдаем сейчас, но дело в том, что социология сама по себе достаточно молодая наука и не выявила еще всех своих возможно­стей, в том числе и в плане связи со смежными научными дис­циплинами.

Примерно то же можно сказать и о связях культурологии с политологией. Культурология очень нуждается в сведениях о типах государственных структур, типах и свойствах разных политических режимов, способах политического управления обществом — все это дает (или в идеале должна давать) политология.

Во многих точках соприкасаются такие науки, как культуроло­гия и психология, поскольку обе изучают человека в основном со стороны его внутреннего мира. Психологические модели челове­ческих типов и поведения человека в разных жизненных ситуаци­ях дополняются, а отчасти и конкретизируются культурологиче­скими закономерностями. Используемая в психологии тестовая методика может быть с успехом применена и в культурологии.

Существенно важную помощь культурологии оказывает такая наука, как этнография. В ней культурология также находит матери­ал для теоретических выводов: описание жизни различных обществ, находящихся на разных ступенях развития, их быта, нравов, обы­чаев.

Далее отметим связь культурологии с эстетикой, общим ис­кусствознанием, литературоведением. Выше уже говорилось о том, что произведения искусства и особенно литературы имеют важ­нейшее значение для культурологии, поскольку не только «выда­ют» культурологические модели, но и пытаются их осмысливать, осваивать

И наконец, связи культурологии с историей. Они различны и многообразны. Выделим главное. Культурологу необходимо быть в той или иной мере историком, чтобы свободно обращаться с раз­ными историческими типами культур, сопоставлять их между со­бой, чтобы выявить как общекультурные, вневременные законо­мерности, так и характер культурного менталитета в ту или иную эпоху.

В культуре как таковой наличествуют и философский, и соци­альный, и исторический, и другие аспекты. Соединяясь, они об­разуют новое качество, не сводимое к сумме составляющих, — культуру. Задачей культурологии, таким образом, становится вы­явление закономерностей, присущих этому новому качеству.


  1. Предыстория культурологи: анализ культуры в истории фило-

софской мысли от античности до Нового времени
Слово «культура» (от латинского «обрабатывать, возделывать») имеет в языке много значений. Мы говорим и о культуре растений, и о культуре поведения, и о культуре Возрождения, и о человеке высокой или низкой культуры, и т.д. Во всех этих значениях упот­ребление слова в речи вполне правомерно, однако для целей науки необходимо придать понятию терминологическую четкость, при­чем сделать это не формально, схоластически, а по существу.

Категории культуры и цивилизации в жизни человечества очень тесно переплетены; более того вырастают из одного корня. Куль­тура невозможна без цивилизации, а цивилизация — без культу­ры; в этом выражается их взаимодействие и взаимозависимость. Но в то же время это существенно разные явления, отражающие разные стороны отношения человека к действительности.

С тех пор как человек стал человеком, он выделился из приро­ды, хотя продолжал и до сих пор продолжает в известной мере быть ее частью. Возникла чрезвычайно значимая оппозиция «че­ловек — мир», которой раньше не было: для того, чтобы этот величайший переворот совершился, необходимо возникновение сознания, обращаемого на самого себя. Только человек оказался способным к тому, чтобы провести и, главное, осознать грань между «я» и «не-я», между собой и природой, — ни одно живот­ное, насколько нам известно, на это не способно.

Antiquitas в переводе с латыни значит «древность, старина». Античность часто рассматривают как исток, основу европейской и даже современной мировой цивилизации. Эпоху античности подразделяют на три этапа: древнегреческий, эллинистический и древнеримский.

Античная цивилизация резко контрастирует с цивилизациями Древнего Востока. Различия заметны в первую очередь в формировании такого явления, как демократия. Греческие города-государства и республиканское устройство Древнего Рима не могли не наложить отпечаток как на развитие экономики в период, когда частная форма собственности перестала подавляться государством и соответственно этому стал развиваться недеформированный внутренний рынок, так и на развитие ментальности. Произошла десакрализация политической и культурной жизни, стало возможным развитие философии. Общекультурный мировоззренческий уровень нашел свое отражение и в области изобразительного искусства, достигшего в период античности небывалого рассвета.

В Западной Европе в эпоху Средневековья постепенно стала формироваться самобытная культура, основой которой было наследие не только Античности, но и варварского кельто-германо-славянского мира.

Абсолютизм пришел в Европу достаточно поздно, лишь к концу XIV в., когда сложились сильные централизованные государства. Монархической власти противостояла церковь. Христианство постепенно из гонимой религии стало господствующей. Церковь же, будучи наднациональным институтом, превратилось в крупнейшего собственника. Ей принадлежало до трети всех западно- и центрально-европейских земель. Поэтому, представляя собой самый могущественный финансово-экономический континентальный институт стала претендовать и на подобающее ей место при решении политических, не говоря уже об идеологических, вопросов. Ни один сколько-нибудь значащий вопрос в государстве не решался без высшего церковника страны – кардинала или епископа.

Но в Западной Европе возникают в Средневековье и первые ростки демократии. В континентальной Европе появлялись города-республики, которые принимали свои хартии вольностей. Во главе этих городов стояли выборные советы коммун, которые распоряжались финансами, судопроизводством, а также войском. Наличие прав у городского населения способствовало возникновению в Англии, Франции, Испании парламентов, обладавших законодательной властью. Вышеперечисленные факторы привели к тому, что в средневековой Западной и Центральной Европе сложились к XII – XIV вв. новая форма власти – сословно-представительная монархия и новый способ производства - феодальный.

К отличительным чертам средневековой европейской культуры можно отнести высокую степень урбанизации. В Европе существовали тысячи городов, причем уже в XI в. город с населением в 4 – 5 тыс. человек считался средним.

То, что средневековая Европа была обществом традиционным, сказывалось и в области ментальности. Безусловное господство церкви в идеологии нашло свое отражение в таком явлении, как крестовые походы, когда весь европейский мир пришел в движение по велению римско-католических иерархов.

Появляются первые каменные христианские церкви, перенимавшие черты римских базилик. Два ряда соединенных арками колонн делили церковь в длину на три нефа. Средний неф всегда был шире и выше боковых, в его верхней части находились окна. Важнейшим признаком базилики и служила эта верхняя, залитая солнцем часть здания. В восточной части, перпендикулярный остальным. Базилика в плане представляла собой букву «Т». Из восточной стены наружу выступала полукруглая ниша – апсида, где размещался алтарь. Интерьер церкви украшался фресками и мозаиками. Первоначально изображения святых окружал тератологический орнамент из фантастических животных. В отличие от античности в христианских храмах нигде не было изображения нагого человеческого тела.

Скульптура не получила широкого развития в раннее Средневековье. Христианская церковь считала, что круглая скульптура носит явные черты языческого поклонения идолам. Поэтому во многих местах круглая скульптура просто запрещалась.

После необратимого упадка античных школ только церковь, в особенности монастыри, продолжала распространять основы латинской грамматики. Начали создаваться школьные учебники по грамматике, риторике, астрономии. По этим учебникам учились представители многих поколений европейцев.

Столь высокий подъем культуры вошел в историю под названием каролингское возрождение.



  1. Формирование культурологи как самостоятельной

науки к середине XX века
Культурологические концепции ХХ века сложны для классификации именно потому, что они чаще всего находятся на стыке разных подходов, на границе ясно выраженных трактовок культуры.

Возьмем точку зрения известного антрополога, исследователя культуры племен Новой Гвинеи Бронислава Каспера Малиновского (1884-1942), который ввел в культурологию принцип функционализма. В трактовке Б. Малиновского любая культура - это целостная система, состоящая из набора элементов, которые, в свою очередь, связаны отношениями функциональной взаимозависимости. Указанный принцип функционализма, безусловно, уходит своими истоками к позитивно-научному мышлению. Ведь как раз у позитивно мыслящих ученых устройство культуры подобно организации всякого живого организма, и даже технической системе.

Но в то же время Б. Малиновский стремился доказать, что различные культуры никак не связаны между собой, а потому бессмысленно, подобно этнографам, располагать их в качестве ступеней в культурно-историческом развитии. Таким образом, отрицая единство культур и культурно-исторический прогресс, этот исследователь сближается с теми, кто, подобно О. Шпенглеру, отрицает взаимосвязь культур в пространстве и во времени. И то же можно сказать о русском ученом Н. Я. Данилевском, который в свое время настаивал на научном подходе к культуре, но, тем не менее, предполагал изначальную разобщенность культурных организмов, что больше свойственно неклассически мыслящим культурологам.

Своеобразный синтез позитивно-научной и неклассической позиций в культурологии предложил французский исследователь Клод Леви-Строс (р. 1908), который, подобно другим этнологам ХХ века, занимался исследованием жизни и сознания дикарей, сохранивших свои традиции вплоть до ХХ века. Своей задачей К.Леви-Строс, возглавлявший в свое время Антропологический музей в Париже и служивший профессором в Коллеж де Франс, считал изучение перехода от природы к культуре. При этом Леви-Строс разработал своеобразную структурную антропологию, методологическая суть которой как раз в сочетании элементов позитивнонаучного и неклассического подходов к культуре.

Леви-Строс считал, что объективная точка зрения науки, предполагающая изучение культуры извне, и точка зрения той философии, которая стремится изучать культуру только субъективно и изнутри, вовсе не противостоят друг другу. В отличие от того, что утверждал, к примеру, В.Дильтей, Леви-Строс считал, что возможно реально совместить точку зрения внешнего наблюдателя и внутреннего "вживания" в культуру. Указанную методологию исследования культуры он практиковал, изучая мифы американских индейцев. Трактовка первобытного мифа, предложенная Леви-Стросом, считается значимой в соответствующей области науки. Что касается метода исследования культуры, то здесь Леви-Строс не добился серьёзной поддержки у своих коллег.

Необходимо уточнить характеристику методологического многообразия в современной культурологии. Это многообразие до определенного времени было скрыто от отечественной науки в силу известных идеологических причин. Но не будет преувеличением сказать, что в 70-е годы XX века в советской науке наступил культурологический бум, связанный с освоением новейших западных разработок в этой области. Второй культурологический бум в нашей стране наступил в начале 90-х годов и определялся уже не внутринаучными, а политическими причинами. С падением Советской власти утратила былой авторитет и её идеологическая основа - марксистское обществоведение. И вместо истории КПСС, марксистско-ленинской философии и научного коммунизма у нас появились культурология, политология, социология и другие новые науки, которые давно преподавались в западных учебных заведениях.

Любая наука - это исследование природы, стремящееся выявить ее объективные законы. Но наука Нового времени, которая формировалась в Европе с XVI века, выстраивала объективную картину мира не так, как это было в древности.

Во-первых, с самого начала она была сориентирована на масштабные наблюдения за жизнью природы.

Во-вторых, она активно "выпытывала" тайны природы при помощи опытов и экспериментов.

В-третьих, она ориентировалась на практическое использование полученных результатов.

Наука Нового времени неуклонно становилась "производительной силой общества". И этим она отличалась от науки древнего мира, где научный поиск был фрагментарен и только косвенно был связан с запросами практики. Широко известны достижения греков в геометрии, успехи римлян в юриспруденции и естественной истории, изобретение алгебры арабами. Но только наука Нового времени превратилась в социальный институт, влияющий на жизнь всего общества.

В Новое время нормы и методы естествознания были спроецированы на всю науку, включая социальное и гуманитарное знание. Такого рода подход к социальным и гуманитарным проблемам принято называть позитивно-научным. Данный термин происходит от слова "позитивный", что в переводе с латыни означает "положительный". "Позитивными" науками в Новое время называли именно естественные науки. Соответственно, позитивизм - это применение методов исследования природы к исследованию общества и жизни человека, а значит к культуре. Позитивизм как способ мышления ученого не нужно путать с позитивизмом как особым направлением в философии XIX-XX веков. При позитивно-научном подходе ставку делают на точные методы, прежде всего математические, поскольку математика всегда считалась "королевой наук". Соответственно, позитивно-научный подход предполагает строгость и однозначность выводов. И объективным законом в этом случае считается только тот закон, который действует всегда и везде.

Любопытно, что ценности цивилизации, становясь в опреде­ленных условиях ценностями культуры, могут продлевать свою историческую жизнь уже в качестве последних. Так, в XX в., если исключить экстремальные ситуации и кулинарную экзоти­ку, никто не пользуется костром для обогрева жилища и приго­товления пищи — с точки зрения цивилизации эта ценность ут­рачена, уступив место печам, газовым и электрическим плитам, центральному отоплению и т.п. Однако люди все-таки продолжа­ют жечь костры, удовлетворяя уже не материально-практические, а духовные, культурные потребности (эстетическое наслаждение от созерцания живого огня, чувство единения с природой, при­общение к исторической памяти, реализация романтического ми­роощущения, эмоциональный протест против современной ци­вилизации и урбанизации, отдых и психологическая разрядка и т.п.). Как духовная, культурная ценность костер продолжает жить, несмотря на все достижения цивилизации.

На рубеже XIX—XX вв. и на протяжении первой половины XX в. в оценке достижений цивилизации существовали и другие тенденции, которые, пожалуй, были даже сильнее нега­тивного отношения к ней. Это объясняется очередным и весьма мощным всплеском научно-технического прогресса, впечатляющими результатами в покорении природы. Лишь неко­торые из них: практическое освоение электричества, изобретение телеграфа и телефона, вообще прогресс в области средств коммуникации, покорение Северного и Южного полюсов, сооружение Суэцкого (1869 г.) и Панамского (1914 г.) каналов, за которыми уже в советское время последовали Волго-Дон и Волго-Балтийская система, создание гидроэлектростанций, стремительное раз­витие авиации — все это и многое другое вызывало гордость за человека, сумевшего превзойти природу, «улучшить» ее. Очень показательны в этом отношении были те же каналы: «неразум­ная» природа заставляла корабли чуть не месяц плыть вокруг Южной Африки или Южной Америки, а человек «исправил» этот недостаток. Еще более очевидными были результаты агрономи­ческой деятельности человека (Бербанк, Мичурин, крылатое из­речение которого — «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача», — могло бы стать девизом всей этой эпохи). Человечество почувствовало возможности, казавши­еся безграничными.

Правда, и в это время раздавались отдельные голоса, призы­вавшие человечество не увлекаться покорением природы, не на­носить ей непоправимого ущерба — таким предостережением был, например, роман Л.Леонова «Русский лес». Однако принципиаль­но дело изменилось лишь после второй мировой войны. Во второй половине XX в. все более и более мощным становится призыв беречь природу и ограничивать вмешательство в нее цивилизации. В настоящее время мы переживаем, очевидно, пик этой культур­ной ориентации. Что же именно произошло во второй половине нашего столетия, что заставило говорить об экологии не только ученых, но и публицистов, писателей, политиков, да и вообще едва ли не всех людей? Решающими здесь оказались два обстоя­тельства.

Одно из них то, что впервые силы и технологические воз­можности цивилизации стали не только сопоставимы с силами природы, но и часто и превышать их. До поры до времени бы­товало мнение, что сколько ни вырубай лесов, сколько ни сбра­сывай в реки отходы от небольших фабрик — на природе это практически не сказывается, она обладает-де достаточной си­лой, чтобы залечивать все раны, нанесенные ей хозяйственной деятельностью человека. Так у человека возникало интуитивное убеждение в неисчерпаемости защитных ресурсов природы, которое сыграло немалую роль в приближении экологического неблагополучия — чтобы не говорить «катастрофы». Во второй половине XX в. ситуация довольно быстро меняется, природа оказалась не в состоянии затягивать озоновые дыры, быстро и без последствий ликвидировать радиационное загрязнение, вос­станавливать водный баланс и т.п. Нехватка чистой воды, тра­гедия Аральского моря, проект поворота северных рек, который, будь он осуществлен, наверняка имел бы катастрофические последствия, — яркие примеры «бессилия» природы перед наступлением цивилизации.

Второе обстоятельство — в XX в. развитие цивилизации со всеми ее последствиями вышло из под контроля человека, стало непред­сказуемым и неуправляемым. Экологические катастрофы разражаются внезапно, наука не в силах их предвидеть, а когда они проис­ходят, бывает уже поздно их исправлять. Аварии на ядерных объектах, возникновение «парникового эффекта», неконтролируемая супер-урбанизация, генетические мутации и многое другое в современ­ной жизни человека служит иллюстрацией к сказанному.

Можно сказать, что человечество, если и вы­игрывает в ходе развития цивилизации в степени физического комфорта, то явно проигрывает в духовном плане.

Из сказанного понятен и характер соотношения природы и цивилизации в системе культуры. Природа — естественная среда обитания человека, а цивилизация — искусственная. Но без той и без другой равно невозможны жизнь человека, его физический и душевный комфорт. Поэтому в культуре важен некоторый пари­тет, оптимальное соотношение того и другого начал. В том случае, когда перевешивает природное начало, человек инстинктивно тянется к цивилизации, и наоборот — пресыщенный и даже, по­жалуй, измученный «благами» цивилизации, он также инстинк­тивно обращается к природе, пытаясь восстановить «естествен­ный», «здоровый» образ жизни, отдохнуть от напряжений и стрессов, «опроститься». Таким видится принципиальное соотно­шение природы и цивилизации в культуре.

Только выделение человека из первобытного стада или из лю­бого более позднего социума требует его личного самоопределе­ния в мире, в том числе и в обществе. Только индивидуальность, в значительной степени независимая от общественных связей, может ставить перед собой принципиальные для культуры вопро­сы о смысле жизни, о сущности смерти, о личном бессмертии и на этом основании формировать систему ценностей, эмоциональ­но-ценностную позицию по отношению к миру и социуму, что, собственно, и является сущностью культуры, как это будет видно из следующей главы. Абсолютно бездумное существование лично­сти, ее полное тождество с остальными индивидуальностями, вхо­дящими в данное общество, еще не создает полноценной культу­ры, да, видимо, и вообще вряд ли возможно, разве что на самых ранних стадиях развития человечества, в стадном его состоянии'. Полное слияние человека с социумом, наблюдаемое в XX в. («автоматизированность» поведения, «зомбизм», как говорит М.Задорнов), не свидетельствует об обратном, как это может пока­заться. Это просто частный случай адаптации культуры личности к культуре общества, обусловленный агрессивным воспитанием. При этом, как бы далеко ни зашла нивелировка личности, ее страхи, надежды, желания, а в известной степени и система цен­ностей, не говоря уж о типе эмоционально-ценностной ориента­ции, остаются все-таки индивидуальными — хотя бы в том смыс­ле, что они лично переживаются и тем самым обусловливают душевный комфорт или дискомфорт. При внешнем сходстве с предкультурным, стадным состоянием человечества культурологичес­кая разница здесь огромна: в первобытном состоянии человеку не свойственно никакое, даже извне навязанное ценностное отно­шение к жизни, он лишен возможности (даже теоретической) сравнивать и выбирать, то есть культурно самоопределяться. В этом просто нет необходимости, но не потому, что это сделали за него и до него, а потому что он еще не видит самого себя как некото­рую ценность. Не вполне еще он сознает и свою смертность, и враждебность мира, а потому и не испытывает необходимости в культурной самозащите, в обретении душевного комфорта. В куль­турном бытии современного человека, как бы он ни был обезли­чен, все эти моменты присутствуют.

Высказанные здесь соображения о субъекте культуры не явля­ются ни бесспорными, ни тем более общепринятыми. Более того, культурологи XX в. в основном предпочитают видеть в культуре явление сугубо общественное, социальное. Такова, например, марксистская концепция культуры, такова идея М.М.Бахтина о «диалоге» как универсальной основе любой культуры, такова и развивающая идеи М.М.Бахтина мысль С.С.Аверинцева о «пони­мании» как стержне гуманитарной культуры. Сюда же надо отне­сти и концепцию культуры у структуралистов, которую в отече­ственной науке наиболее полно развил Ю.М.Лотман. Он, в частности, понимал культуру как явление не только обществен­ное, но как знаково-коммуникативное в первую очередь.

С развитием личностного самосознания человек становится все более одиноким перед коренными вопросами культуры о смерти и смысле жизни в первую очередь. Как справедливо было сказано: «Каждый умирает в одиночку». Загадки бытия: «За чем я живу?», «Почему я должен умереть?», «Что со мной будет после смерти?» с разной степенью настоятельности мучают каждого, и решать их приходится все-таки наедине с самим собой.

Итак, из сказанного можно сделать два вывода. Во-первых, культура является формой эмоционально-личностного отношения человека к миру. Во-вторых, культура, будучи общественным фе­номеном, является в то же время делом сугубо личным, а поэтому личность и есть основной носитель (субъект) культуры

3. Предмет культурологии
Что же это за научная дисциплина — культурология? Прежде всего следует оговорить, что она подразделяется на историю культуры и ее теорию. В дальнейшем речь пойдет имен­но об этом втором аспекте, и под термином «культурология» мы будем понимать теорию культуры. В этом смысле культуроло­гию можно назвать наукой о наиболее общих закономерностях куль­туры. А это значит, что она изучает не отдельные культурные системы, которых в истории человечества существовало очень много, а универсальные свойства, присущие всем культурам, независимо от их исторического места, объема, национальной принадлежности и т.п. Как теоретическая наука, в изучении сво­его предмета культурология многое абстрагирует, обобщает, на­мечает лишь общие тенденции и закономерности. Поэтому сле­дует иметь в виду, что реальное развитие той или иной конкрет­ной культуры может не совсем совпадать с общетеоретическими закономерностями, что, впрочем, не ставит под сомнение саму теорию.

Культура, как легко понять, есть дело исключительно чело­веческое, поэтому культурология относится к семье гумани­тарных дисциплин. Вообще-то говоря, почти все гуманитарные науки так или иначе изучают культуру и ее проявления. Так, может быть, культурология как самостоятельная наука и не нужна? Оказывается, что все-таки нужна. Во-первых, именно она осмысливает культуру в целом — от бытового уклада до кон­цепций мира и человека, интегрируя знания о культуре, кото­рые мы получаем из других гуманитарных дисциплин. Во-вто­рых, это позволяет изучать культуру как качественно своеобразный феномен, как систему, которая, как известно, всегда богаче суммы ее составляющих и к ней несводима. И в-третьих, этой науке под силу выявить наиболее общие культурологические за­коны, действующие на всех «этажах» культуры и применимые к самым разным ее объектам — от отдельной личности до чело­вечества в целом.
3.1Место культурологии в системе гуманитарного знания
В то же время культурологические исследования не могут и не должны подменять собой специальные исследования в области смежных гуманитарных наук: так, культурология не изучает соци­альную структуру общества и ее институты — это дело социоло­гии; не берется решать вопрос о сущности искусства — это поле деятельности эстетики; не углубляется в проблемы психологии, философии, истории, хотя и соприкасается с этими дисциплина­ми, как мы далее и увидим.

Таким видится специфический предмет культурологии и ее место в системе гуманитарного знания.

По поводу культурологии, как и по поводу других гуманитар­ных наук, может возникнуть сомнение: а наука ли это вообще или, по крайней мере, вполне ли это наука?

Ведь результаты гуманитарных исследований нельзя выразить в цифрах и формулах. Представители же так называемых точных наук любят цитировать «отца кибернетики» Н.Винера: «Всякая наука настолько наука, насколько в ней математики». Но дело в том, что это утверждение, как и основанная на нем аргументация «ес­тественников», в высшей степени сомнительно. На самом деле критерием научности служит не наличие математического аппа­рата, а способность формулировать верные выводы относительно изучаемого предмета, точно определять присущие ему законы и закономерности. Как мы увидим в дальнейшем, культурологии, как, впрочем, и другим гуманитарным дисциплинам, это вполне под силу.

Как гуманитарная наука культурология, естественно, имеет более или менее тесные связи с другими гуманитарными дисцип­линами. Так, у культурологии много общего с философией, осо­бенно с той ее ветвью, которая основным вопросом философии считает не первичность духа или материи, а смысл человеческой жизни. Так или иначе, но философия и культурология ставят и пытаются решать сходные проблемы.
4. Основные методы культурологии
Структура культурологии, ее методы и отношение к тем или другим научным дисциплинам останется предметом дискуссии. Некоторые авторы рассматривают культурологию как совокупность относительно самостоятельных научных дисциплин. Сложность культурологии как научной дисциплины определяется неоднозначностью культуры как объекта анализа, она слишком многогранна, внутренне противоречива, и сложна.

В настоящее время культурология отчетливо разделяется на два направления, различающиеся по своим целям содержанию и методологии. С одной стороны существует гуманитарное культуроведение, основанное на постижении внутренних закономерностей и структур культуры в ее различных, представительных вариантах: литература, искусство, язык мифология, религия идеология, мораль наука. Социальная культурология предлагает другую модель отношения к культуре. Она основана на объективном и аналитическом не погруженном, а отстраненном отношении к культурной жизни общества, предметом исследования здесь является движущие мотивы реального поведения индивидов и групп, а так же принципов духовной регуляции различных сфер человеческого бытия. Это обеспечивает возможность выявления социального значения культурных явлений в их соотнесении с другими сферами социальной жизнедеятельности, например экономикой, социальными отношениями и политикой.

Метод культурологии есть единство объяснения и понимания. Каждая культура есть система смыслов, имеющая свою внутреннюю логику, которая постигается путем рационального объяснения. Рациональное объяснение есть мысленная реконструкция культурно-исторического процесса, исходящая из его всеобщей сущности, выделенной и зафиксированной в формах мышления. Это предполагает использование идей и методов философии, которая является общей методологической базой культурологии. В качестве гуманитарной дисциплины культурология подразумевает так же элемент человеческой субъективности, поэтому объяснение не достаточно для постижения сущности культуры. Высшим достижением культурологии является полнота понимания, позволяющая проникнуть в жизненный мир иных культур и глубже постичь свою собственную.

Культурология использует все методы социогуманитарного познания. Прежде всего используется диалектический метод, предполагающий рассмотрение культуры как развивающегося, внутренне – противоречивого многостороннего явления, требующего конкретного изучения.

Системный метод позволяет рассматривать культуру как систему, элементы которой находятся в единстве и формируют своим взаимодействием целостность, в свете которой имеет смысл каждый элемент.

Структурно – функциональный метод применяется, если необходимо выделить и рассмотреть элементы, составляющие культуру, выявить роль каждого такого элемента функционирования. В этих целях широко используется аналитический метод, позволяющий рассматривать явления культуры в ходе её «диалога» с другими культурами делает необходимым использование компаративного метода – сравнения культур по какому – либо основанию, признаку. Если такое сравнение имеет целью обобщение характеристик культурных «организмов», то речь идет о типологическом методе.

Кроме использования указанных общих методов, в зависимости от конкретной трактовки культуры могут дополнительно применяться и особенные методы, которые по своей сути совпадают с той или иной концепцией понимания сущности культуры. Так, если культура рассматривается как совокупность конкретных ценностей, форм, социальных связей, опредмеченных форм культурной деятельности, механизма передачи культурных навыков от человека к человеку, то для её изучения используется культурантропологический метод. Трактовка культуры как формы общения людей посредством прежде всего языка делает востребованным семиотический метод. Символически – знаковая концепция культуры предполагает для ее исследования гер-

меневтический метод.

Изучение культуры как характеристики человека, как меры человеческого в человеке предполагает опору на биографический метод. Большую роль в культурологии играют такие общенаучные методы, как исторический метод исследования (анализ предпосылок, процесса возникновения, этапов развития изучаемого целого) в единстве логическим (выявление законов движения этого целого с учетом огики самого исследователя).

В процессе культурологического анализа используются частные методы конкретных дисциплин, составляющих эмпирическую базу для культурологии, такие как методы полевой этнографии – описание, классификация, наблюдение, открытые интервью в психологии и социологии; методы исторических наук, такие как, например, сравнительно – исторический анализ текстов, и т.п.

Определенная трансформация дисциплинарных методов, применяемых в культурологических исследованиях, обусловлена возможностью разделения в них объекта и субъекта анализа. Первым обратил внимание на эту специфику М. Вебер. С его точки зрения, науки об обществе и о культуре должны использоваться одновременно и методом понимания, и методом объяснения.

Понимание – метод, исходящий из особенностей культурологии как «науки о духе», в которой познание направлено не на выявление причинных зависимостей. И общих законов происходящего, а на осмысление индивидом собственной жизни. Если природу мы объясняем, то душевную жизнь понимаем.

Поэтому интуицию также можно рассматривать в качестве метода культурологических исследований.

Заключение
Культурология или теория культуры - это комплексная гуманитарная дисциплина, целью которой является интеграция научного знания о культуре. Культурология возникла на стыке философии, социологии, психологии антропологии, этнографии, искусствоведения, лингвистики и ряда других дисциплин. Культурология система знаний о сущности закономерностях существования и развития человеческом значении и способах постижения культуры.

Говоря о предмете культурологии, нужно иметь в виду три основные познавательные ориентации – философскую, историческую и теоретическую. Соответственно в настоящее время в культурологии различают: философию культуры, историю культуры и науки о культуре. Отрицание оценочной функции понятия «культуры» привело к утрате единого для всей истории человечества критерия культурного развития, уравняло между собой в культурном отношении разные общественные состояния, сделало невозможным их сравнение и сопоставление.

Необходимо учитывать при обсуждении предмета культурологии – неоднородный характер науки о культуре. В культурологию до сих пор вносят вклад разные дисциплины: антропология, социология, психология, педагогика, языкознание, семиотика; все эти дисциплины с разных сторон и, что существенно, по-разному изучают культуру и культурные явления.

Антропология в одном из своих главных направлений занимается сравнительным изучением общества и человека. Понятие «культура» в антропологии выражает по меньшей мере три момента: культурное становление «просвещение) общества и человека (первичное значение слова «культура» - возделывание, культивирование); совокупность (целостность) общественных и человеческих обычаев, традиций, привычек, учреждений.

Никто не спорит по поводу неоднородного характера культурологии. В результате некоторые исследователи отказывают культурологии в статусе сложившейся науки, самостоятельной дисциплины. Культурология, скорее, - некоторое суммарное обозначение целого комплекса разных наук, изучающих культурное поведение человека и человеческих общностей на разных этапах их исторического существования.

Таким образом, понятие «культура» фиксирует точку зрения исследователя на совместную жизнь людей, а не на некоторый реально существующий «объект».


Список литературы


  1. Розин В.М. Введение в культурологию. М., 1994.

  2. Ильина Е.А., Буров М.Е. Культурология. М., 2005.

  3. Есин А.Б. Введение в культурологию. М., 1999.

  4. Макарова А.Н., Культурология: учеб. пособие для студентов вузов. М., 2008




Учебный текст
© perviydoc.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации